Гематома в матке при беременности форум: Гематома при беременности 6 недель — 11 ответов

Содержание

Преждевременная отслойка плаценты: что нужно знать будущей маме и как не пропустить ее признаки | Блог

Для начала давайте поговорим о том, что такое плацента?

Плацента – это эмбриональный орган, соединяющий организм матери и ребенка. Ее уникальность в том, что это единственный «одноразовый» орган. Плацента начинает развиваться со 2 недели беременности, формируется до 15-16 недели и достигает полной функциональной зрелости к 36 неделе. А после рождения плода (в третьем периоде родов), она отделяется и покидает тело матери, запуская на эндокринологическом уровне процесс лактации.

Плацента выполняет такие важные функции, как газообмен, обмен питательных веществ между материнским организмом и ребенком, обеспечивает иммунологическую защиту и работает как железа внутренней секреции, вырабатывая гормоны, необходимые для развития плода и нормального течения беременности. Каждую минуту в плаценту поступает около 500 мл крови, но при этом она является своеобразным барьером, который не позволяет смешиваться крови матери и ребенка, а также препятствует попаданию многих токсических веществ в кровяное русло малыша.

В этой статье мы поговорим о преждевременной отслойке плаценты.

Это состояние встречается достаточно редко (до 1,5% от числа всех беременностей), но является причиной таких угрожающих осложнений как массивное кровотечение и геморрагический шок, дистресс плода, который в некоторых случаях может стать причиной его смерти. В норме отсоединение плаценты от внутренней стенки матки происходит только после рождения плода. Если это происходит до начала родовой деятельности, а также в первом либо втором периоде родов – это и есть преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты. Такое состояние является очень опасной патологией, которая требует немедленной диагностики и решения дальнейшей медицинской тактики в ближайшие сроки.

Причины преждевременной отслойки плаценты

Единственной причины преждевременной отслойки плаценты на сегодняшний день, к сожалению, не установлено. Есть много теорий, но в целом возникновение этого состояния ассоциируют со многими провоцирующими факторами.

К основным факторам риска относятся:

  • артериальная гипертензия,
  • сахарный диабет
  • возраст беременной старше 40 лет
  • многоплодная беременность
  • многоводие
  • переношенная беременность и большой плод
  • хирургические вмешательства на матке в прошлом
  • нарушение свертывания крови,
  • аутоиммунные заболевания
  • заболевание почек
  • вредные привычки такие, как курение и употребление наркотических веществ
  • воспалительные заболевания матки и плаценты, аномалии развития матки.

Причины, которые могут спровоцировать отслойку плаценты: физическая травма беременной (ДТП, падение, удар в живот), нарушение сократительной деятельности матки, стресс, грубые акушерские манипуляции.

Виды отслойки плаценты

Различают следующие виды отслойки плаценты: частичную и полную.

Частичная отслойка в свою очередь может быть центральной и краевой.

Почему эта классификация так важна? А потому, что от места и объема отслойки зависит как клиническая картина, так и медицинская тактика. Частичная отслойка может быть прогрессирующей и не прогрессирующей.

Не прогрессирующая отслойка имеет значительно лучший прогноз для беременной, ведь в этом случае возможно консервативное лечение с сохранением беременности.

Симптомы преждевременной отслойки плаценты:

Вот триада основных симптомов, которые могут быть признаком преждевременной отслойки плаценты:

  1. боль в животе, чувство повышение тонуса матки;
  2. кровянистые выделения из половых путей;
  3. нарушение сердцебиения плода, что свидетельствует о дистрессе плода.

Также женщина может почувствовать реакцию малыша на уменьшение количества кислорода, поступающего к нему из-за отслойки плаценты – он начинает активнее двигаться, реагируя на гипоксию.

Не всегда эти симптомы появляются одновременно! Например, при краевой отслойке плаценты кровь изливается во влагалище, а значит женщина видит признаки кровотечения. При центральной отслойке формируется ретроплацентарная гематома. Кровотечение является внутренним, а значит беременная может не заметит его признаков. О внутреннем кровотечении может свидетельствовать появление ускоренного сердцебиения у женщины, снижение артериального давления, тошнота, головокружение, резкая слабость.

Однако, при центральной отслойке плаценты, кровь скапливается перед плацентой и начинает «давить» на близлежащие ткани. В результате возникает выраженный болевой синдром.

Необходимо подчеркнуть, что при появлении хотя бы одного из симптомов необходимо срочно сообщить об этом врачу! Это состояние может быть очень опасным для Вас и Вашего малыша, поэтому важно своевременно его диагностировать.

Диагностика преждевременной отслойки плаценты

Диагностика преждевременной отслойки плаценты основывается не только на клинических симптомах и гинекологическом осмотре. Ультразвуковая диагностика – основной метод, который позволяет точно оценить локализацию и площадь отслоившегося участка плаценты и увидеть наличие или отсутствие гематомы. Также УЗИ позволяет отличить преждевременную отслойку от предлежания плаценты (аномальное ее расположение, при котором она перекрывает внутреннее зево шейки матки). Это состояние может иметь схожие симптомы, так как оно нередко сопровождается кровотечением. Состояние плода и степени его гипоксии определят с помощью кардиотокографии, а допплерография, в свою очередь, оценивает нарушения маточно-плацентарного кровообращении. На основе данных результатов обследования врач акушер-гинеколог, а чаще консилиум врачей, принимает решение о роде дальнейшей медицинской тактики.

Лечение преждевременной отслойки плаценты

Лечение преждевременной отслойки плаценты всегда требует госпитализации беременной в роддом для постоянного наблюдения за ее состоянием. В случаях не прогрессирующей отслойки плаценты легкой степени со стабильным состоянием матери и плода возможна консервативная тактика с медикаментозной терапией и сохранением беременности. Прогрессирующая отслойка, а также отслойка тяжелой степени безусловно требует проведения экстренного кесарева сечения.

В случае полной отслойки плаценты, при быстром прогрессировании этого состояния, возникает массивное кровотечение, несущее угрозу жизни как беременной, так и ребенка. В такой ситуации хирурги всегда ставят в приоритете жизнь женщины и делают все необходимое, чтобы ее спасти. Некоторые случаи могут, к сожалению, нуждаться даже в такой радикальной хирургической тактике, как удаление матки. Однако на современном уровне развития медицины появляется все больше технологий, позволяющих при своевременном оказании помощи сохранить не только жизнь матери и ребенка, но и репродуктивные функции женщины. В частности, наши врачи акушер-гинекологи и анестезиологи пользуются актуальными международными медицинскими протоколами, позволяющими обеспечить максимально безопасные роды. Также разработаны соответствующие алгоритмы для оперативных вмешательств с высоким риском кровотечения. Благодаря новейшим технологиям сосудистой хирургии с рентгеновским и УЗ-контролем можно быстро и безопасно останавливать массивные кровотечения. Именно для этого мы заботимся, чтобы в нашем роддоме всегда было необходимое количество препаратов крови и всего необходимого современного оборудования, которое может понадобиться в критических ситуациях.

Довольно часто будущие мамы спрашивают о профилактике возникновения такого осложнения, как отслойка плаценты.

Мы советуем придерживаться следующих рекомендаций:

  • избегать стрессовых ситуаций, чрезмерной физической активности, факторов, которые могут привести к физической травме,
  • не курить и не употреблять наркотические вещества
  • контролировать уровень своего артериального давления во время беременности.

Ну и конечно, наши пациентки, которые имеют определенные хронические заболевания, требуют особого внимания. Им необходимо своевременно проходить все необходимые обследования и придерживаться назначенного лечения и рекомендаций.

Если у Вас еще остались вопросы по этой теме – обращайтесь к нашим специалистам! Берегите себя и будьте внимательны к своему самочувствию!

Желаю, чтобы ваша беременность была источником только положительных эмоций!

Когда «страшные диагнозы» при беременности

Гинекология

 

Тамара Барковская:

В эфире Mediametrics, программа «Консилиум», и я. Ее ведущая Тамара Барковская. Сегодня мы говорим о «страшных диагнозах» в кавычках при беременности и о той проблематике, когда женщинам ставят ненужные абсолютно диагнозы, трактуют те или иные «анализы» в кавычках или показатели УЗИ-исследования. Сегодня гостья студии — доктор медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета Российского медицинского университета имени Пирогова, главный гинеколог клиники «Рассвет» Бондаренко Карина Рустамовна.

Карина Бондаренко:

Доброе утро, зрители, слушатели! Моя радость от нашей встречи не знает предела, как всегда. Действительно, сегодня мы поговорим о наболевшем.

Тамара Барковская:

Начнём с первого триместра. Какие камни преткновения ожидают беременную женщину в этом периоде?

Карина Бондаренко:

Мы начнём с самых-самых ранних сроков беременности, когда зачастую счастливая женщина в ожидании чуда вдруг превращается в самого тяжело больного в мире Карлсона.

Тамара Барковская:

Превращают её.

Карина Бондаренко:

Да, где-то превращают, но где-то она и сама своими усилиями, своим желанием объяснить или понять заходит на не совсем качественные женские форумы, где не всегда информация, мягко говоря, соответствует действительности. Наша задача – максимально избавиться от этой мишуры, шелухи, и поговорить, что есть правда, а что есть действительно повод для беспокойства.

С чего начинается беременность? С определения срока. На сегодняшний день определение срока беременности основывается на трёх основных параметрах: это дата начала последний нормальной менструации, это ультразвуковой скрининг в ранние сроки, и третье — это уровень ХГЧ. Использовать отдельно каждый из этих параметров для определения срока, наверное, не совсем будет корректно, разве что ультразвуковое исследование действительно способно определить срок беременности.

Что у нас получается в действительности? Давайте, примем роль женщины и поймем, что происходит в реале. Приходит пациентка, допустим, с нерегулярным циклом, и первое ультразвуковое исследование говорит о том, что у неё анэмбриония, или неразвивающаяся беременность, что не соответствует действительности, потому что при выдаче такого рода заключения часть специалистов не учитывают, что, допустим, у пациентки цикл не 28 дней, среднестатистический, а короче или длиннее, чаще всего длиннее. Овуляция зачастую совершенно непредсказуема, она может произойти раньше или позже даже у женщин с совершенно, абсолютно регулярным циклом. Плюс, погрешность ультразвука в определении срока, в ранние сроки, до 8 недели, составляет около 5 дней. Сердцебиение, которое говорит о жизнеспособности плода, которое ультразвуковисты зачастую не видят в ранние сроки, появляется где-то на 37-ой день гестации.

Еще важно отметить, как мы вообще считаем срок, это тоже иногда вводит в ступор женщин, особенно их мужей. Приходит женщина с недельной задержкой, а мы ей устанавливаем срок 5 недель. Как же так? У меня не было поблизости вообще никаких шансов, чтобы получилась беременность. Акушерский срок, срок, который мы используем повсеместно, наше акушерско-гинекологическое сообщество приняло такую систему исчисления беременности — по неделям, начиная с первого дня последней менструации. Это всем известный факт, но, тем не менее, до сих пор бывает, что супруги даже приходят выяснить, как так могло получиться? «Я был в командировке. Почему вы говорите, что 5 недель, это вообще невозможно было практически осуществить». То есть первый день последней менструации — это условный срок начала беременности, и рожает женщина в сроки от 37 до 42 недель беременности.

Проблема с определением срока в начале I триместра зачастую в последующем – когда изначально срок определили неправильно, ориентируясь, например, только на начало менструации, не на ультразвук – приводит к тому, что женщину, грубо говоря, заставляют рожать или раньше, или позже. Подобные провокации в III триместре ― следствие неправильно, не совсем корректно определенного срока. Я в этом плане, например, всегда очень доверяю женщинам: они часто знают день зачатия, дату зачатия, а с точки зрения доказательной медицины есть смысл ориентироваться на ультразвуковой скрининг.

Самый точный срок мы можем определить где-то с 8 недели по 13 неделю и 6 дней, то есть с 8 по 14 неделю. Тогда мы можем поставить точку и все наши последующие сроки будут ориентироваться на неё, потому что далее пойдут уже конституциональные особенности: крупнее, мельче. Если женщина сама представляет из себя совершенно миниатюрную дюймовочку, почему у неё должен быть ребенок большим по среднему перцентилю? Он может идти по нижним границам, что тоже будет нормально. Упираться только в один показатель и потом, так сказать, трепать нервы себе и всем окружающим ― тоже не совсем правильно. Плюс, когда мы говорим о сроках, которые нам зачастую на УЗИ выставляют в следующий, второй скрининг с 18 по 21 неделю, или в 3-ий скрининг с 30 по 34 неделю, важно собрать информацию всех ближайших родственников, первую линию родства. Спросить у мамы, каким весом вы сами родились, каким весом родился муж, потому что ваш вес не говорит о том, что вы что-то делаете неправильно. Возможно, это ваши гены, которое вы не измените при всем желании, хоть вы откажетесь от еды или, наоборот, будете есть за двоих, за троих; то есть так предусмотрено, предопределено природой.

Какое решение проблемы, когда вы приходите, например, на прием и происходит недопонимание, неразбериха? Вам ставят серьезные диагнозы, серьезные заключения врача ультразвуковой диагностики. Во-первых, я всегда говорю, нужно успокоиться. Все наши клинические протоколы говорят о том, динамику что нужно пересмотреть через неделю. В динамике уже все будет понятно. Один поперечный срез, как правило, мало о чем говорит, если видно плодное яйцо, виден эмбрион. Очень часто на этом сроке мы слышим провокационные заявления, совершенно не связанные с реальностью: «У вас деформированное плодное яйцо». Форма плодного яйца не определяет течение беременности, вообще ни с чем не связано. Почему-то это трактуется как некая патология, и зачастую на эту почву нанизываются лечебные мероприятия, о них мы тоже подробнее поговорим.

Что еще на ранних сроках может быть очень тревожного? Брадикардия плода, то есть частота сердечных сокращений в ранние сроки меньше 100. Это не является достоверным признаком неразвивающейся беременности, такое бывает, около 100 не говорит о том, что беременность не будет развиваться. Очень часто мы сталкиваемся с трактовкой врачом-ультразвуковистом увиденного в полости матки как ретрохориальные гематомы, внутриматочные гематомы. Это особая тема для разговора, каждый раз все решается индивидуально. Если это реально ретрохориальная гематома, то есть некое кровоизлияние в зоне отслойки плодного яйца от стенки матки, и у женщины имеется кровотечение, то действительно есть угроза прерывания беременности. Но, если ситуация бессимптомная, когда мы не наблюдаем никаких кровянистых выделений, обильных, скудных, тогда тактика почти всегда выжидательно-контролируемая.

На сегодняшний день пока ни в одном международном клиническом протоколе нет данных о том, что ретрохориальная гематома требует лечения, назначения препаратов прогестерона или соблюдения определенных режимов. Хотя мы часто назначаем постельный режим, но на сегодняшний день это не доказанная мера, поскольку в ранние сроки всегда, мы с вами уже неоднократно говорили, почти всегда работает генетика. Можно лежать хоть вверх ногами и 9 месяцев, и 2 года, но, если беременности не суждено завершиться родами, то, скорее всего, это и не произойдет.

Поэтому, что касается гематом, это вопрос очень серьезный, каждый раз мы говорим. Но важно, чтобы увиденное трактовали врачи-ультразвуковисты, которые имеют сертификат для работы именно с беременными. Вы не должны делать УЗИ в ранние сроки где-то на углу, в ближайшей клинике, которая делает анализы, в торговом центре или еще где-то. УЗИ ― очень серьезное вмешательство, считается медицинской интервенцией. Во всем мире принято, что УЗИ в ранние сроки должно быть минимизировано, ограничено допплерометрическое исследование, поскольку получается очень высокая энергетическая нагрузка на эмбриончик. Это прописано в основных документах международного общества ультразвуковистов в акушерстве и гинекологии. У них есть все документы, они переведены все на русский язык, и любое заинтересованное лицо может ознакомиться с ними на соответствующем сайте. Там черным по белому написано: минимальное воздействие и исключение допплера на ранних сроках. Выполнять должны специалисты, которые сидят, грубо говоря, на акушерской, гинекологической патологии, не на углу где-то в какой-то конторе, которая купила аппарат и трактует, и смотрит.

Для выполнения УЗИ на раннем сроке должны быть показания. Основная цель —установить маточную локализацию плодного яйца: маточная, внематочная; вторая цель — определить жизнеспособность плодного яйца. Анатомия и все остальное — уже ближе к первому скринингу в 11-14 недель, но УЗИ в ранние сроки в основном преследуют эти две цели. По определенным ультразвуковым параметрам их возможно сделать.

Зачастую, наряду с УЗИ, для определения прогноза беременности мы используем уровень ХГЧ. Нужно это или не нужно? Поскольку мы почти не можем ни на что повлиять в ранние сроки, для успокоения женщины (хотя, чаще это вызывает, наоборот, тревожность) мы назначаем ХГЧ в 2-х порциях через 48 часов и, определяя динамику, мы можем сделать определенный прогноз. Иногда в качестве дополнительного фактора понимания, как беременность будет развиваться, не прервётся ли она в ранние сроки, мы используем определение уровня прогестерона, но в качестве единственного монопоказателя, на основе которого мы однозначно скажем, будет прогрессировать беременность или не будет, мы, конечно, его не используем. Ни в коем случае определение уровня прогестерона не будет означать, что вам нужен дополнительный прогестерон, если у вас беременность не получена в результате вспомогательных репродуктивных технологий. Хотя, многие используют.

Вообще, у нас очень много мракобесия, не побоюсь этого слова, в отношении назначения прогестерона. Мы неоднократно говорили, что это хорошая работа фарминдустрии. Показанием почему-то выступает та же деформация плодного яйца, те же ретрохориальные гематомы, не говоря уже о болевом синдроме. Как только женщина обращается с намеками или ощущениями на тянущие боли, или вообще перестройки, возрастные изменения, или наличие выкидыша, репродуктивной неудачи в анамнезе — это выступает причиной сплошь и рядом, у нас прогестерон едят буквально до последних сроков.

Тамара Барковская:

С какими еще заблуждениями на первом этапе беременности может столкнуться беременная женщина?

Карина Бондаренко:

Первое обращение сопровождается, так называемым, первичным обследованием по беременности, в которое включен инфекционный скрининг. Женщине предлагают исключить у себя огромное количество инфекционных заболеваний, чтобы минимизировать риски, связанные с инфекциями. Тут тоже начинается свистопляска, когда трактовка совершенно нормального иммунологического состояния женщины воспринимается врачами как болезнь, и женщиной, соответственно. О чём я говорю? Например, обнаруживают антитела к вирусу простого герпеса, к цитомегаловирусу, или к вирусу Эпштейна – Барр. В итоге всё превращается в консультацию инфекциониста, который берет анализы из всех возможных полостей, где, конечно, можно найти какой-нибудь вирус. Что происходит дальше? Женщина превращается в совершенно нездорового инфекционного пациента, который нуждается в особом наблюдении и обрастает кучей-кучей сопутствующих инфекционных диагнозов ― герпес-вирусной инфекции, цитомегаловирусной инфекции.

Чтобы было понимание: почти 90 %, даже больше, в нашей стране 95-98 % населения серопозитивны по наличию антител к цитомегаловирусу и герпес-вирусу, то есть мы все к нашему репродуктивному возрасту сталкивались с этими вирусами, и один факт их обнаружения не означает, что вы больны. Вообще, во всех развитых странах все клинические протоколы по обследованию исключают эту составляющую; то есть не нужно определять цитомегаловирус на антитела, не нужно определять герпес-вирус — это ничего не даст, не изменит тактику, не изменит ваш образ жизни во время беременности, ни на что не повлияет, кроме того, что посеет тревожность. Если у вас нет симптомов острой респираторной вирусной инфекции ― лимфаденопатии, увеличения лимфоузлов или лихорадки, то это бессмысленное совершенно занятие, которое влечет за собой череду неких квестов.

Тамара Барковская:

Это не оправдано, плюс, усугубляет психологическое состояние женщины.

Карина Бондаренко:

Мы говорим из эфира в эфир, когда начинают определять микроорганизмы в нижних отделах репродуктивного тракта, наши любимые «уреаплазмы» в кавычках, микоплазмы, гарднереллы, что служит показанием для совершенно ненужных лечений как местных, так и системных. На сегодняшний день благо, что вышел протокол, где черным по белому написано, что у женщин не стоит определять условно-патогенные микоплазмы. Раньше мы основывались на здравом смысле, на отсутствии данных, сейчас сформулировано официальное мнение, выложено на официальном сайте самой значимой в мире организации, где со всего мира собраны эксперты в области инфекции органов репродукции. Они написали, поставили жирную точку на сегодняшний день, что нет необходимости в выявлении условно-патогенных микоплазм у женщин. Данная процедура уходит в прошлое, она никому не интересна, никому не нужна.

Мы сталкиваемся, лично я сталкиваюсь с трактовкой, с интерпретацией результатов врачами, очень часто вижу такую ситуацию: у женщины лейкоциты в мазке несколько отличаются от нормы, выше 10, выше 15, 20 и так далее, но при отсутствии жалоб, при совершенно нормальном состоянии слизистых воспринимается и трактуется как некая инфекция. Назначаются свечи, таблетки, спринцевания и так далее, что совершенно неоправданно. На сегодняшний день уровень лейкоцитов в шейке матки при беременности неизвестен, да и без беременности неизвестен никому. У беременных вообще не нормирован уровень лейкоцитов, и один показатель, опять же, в отрыве от клинической составляющей не может восприниматься как болезнь. То есть мы тут лечим лейкоциты, пусть в шеечной, влагалищной. Я вообще не понимаю, зачем, и никто не понимает, зачем во время беременности лезть в шейку и что-то оттуда брать, когда шейка матки даже при соприкосновении с цитощёткой порой кровоточит? Это болезненно, идет небольшое нарушение иммунных составляющих, гомеостаза, постоянства, баланса; это совершенно неоправданная интервенция, наше медицинское вмешательство, которое не влечёт за собой ничего.

Кстати говоря, насчет того, что во время беременности очень часто делают цитологию, ВПЧ — это не влияет на течение беременности. Женщина, которая проходила регулярно все свои цитологические скрининги, не нуждается во время беременности в достаточно травматичном заборе материала для скрининга на рак шейки матки. В крайнем случае, даже если у неё была дисплазия, но, возможно, вы «на берегу» обговорили все нюансы. Если женщина регулярно проходила осмотры, то что-то там, извините, ковырять, производить соскоб шейки матки не нужно. Кстати, в нашем основном приказе 572-Н этого тоже нет. Естественно, там видят лейкоциты, потому что при беременности почти всегда в шейке больше лейкоцитов. Видя в цитологическом результате лейкоциты, выносят диагноз цервицит, и женщине назначают антибактериальные препараты.

Следующий момент — это определение, обнаружение не условно-патогенных микробов, а других условно-патогенных микроорганизмов, допустим, кишечной группы, респираторных бактерий. Зачастую тоже превращают женщину в самого тяжело больного в мире человека, и она опять получает антибиотики. Как женщин уберечь — я даже не представляю! Мы со своей стороны стараемся информировать, завели небольшой блог, где мы описываем все самые частые проблемы, с которыми сталкиваются беременные. Количество пациентов с искажениями в действительности не уменьшается.

Тамара Барковская:

Блог несёт очень ценную информацию, на мой взгляд. Там выдается все в сжатом, концентрированном виде, просто, понятно для женщин. Многие пишут комментарии и отзывы. При этом приходит понимание того, что им объясняется врачами простыми словами.

Карина Бондаренко:

Всё, о чём мы сказали, конечно, беременная женщина не может принять решение сама, самостоятельно, но, если над вами нависла угроза антибактериальной терапии или другой серьезного медицинского вмешательства — вы имеете право обратиться за вторым мнением, чтобы потом не кусать локти от того, что вы прошли 5 курсов антибиотиков в борьбе с лейкоцитами, в борьбе с кишечной палочкой. Когда действительно нужно оценить состояние бактериологического, культурального состояния организма во время беременности, так это после 14-ой недели, мы сдаем бакпосев мочи. Это очень важное исследование, которое позволяет на 30 % снизить. Если мы своевременно выявим наличие в моче той же кишечной палочки, других микроорганизмов, мы можем предотвратить целый воз акушерских проблем, последствий, начиная с гестационного пиелонефрита, заканчивая преждевременными родами, рождением маловесных детей. Это существенное снижение всех рисков, и такая интервенция, медицинская профилактическая мера совершенно оправдана. Здесь антибиотики не то что не страшно, здесь их нужно назначить в соответствии с антибиотикочувствительностью.

Другой очень важный момент ― тонус матки. Мне тоже хотелось бы на нём остановиться: как он воспринимается женщинами, как это воспринимается врачами. Мои попытки найти где-то в международной литературе вообще понятие «тонус матки» как некий симптом, или отдельный диагноз, или как составляющую диагноза угрозы прерывания беременности наткнулись на неудачу, я потерпела крах в поисках. Нет такого понятия вообще. Не потому что все не очень умные, а у нас все очень умные. Возможно, понятие «тонус матки» чисто обывательский, но я зачастую слышу его и от специалистов, от носителей медицинской информации, что он является одним из проявлений угрозы прерывания беременности, угрозой раннего выкидыша.

Тонус матки. Два варианта, когда «тонус матки» появляется в нашей медицинской документации. Первое — когда врач, проводя ультразвук, видит, как действительно одна стенка матки утолщена, и выносит заключение, а второй вариант — когда женщина предъявляет жалобы на тянущие ощущения, на боли внизу живота, что тоже в итоге выливается в формулировку «Гипертонус матки», «Тонус матки». Это приводит к тому, что начинают лечить тонус матки. На сегодняшний день нет ни одного исследования, которое бы оправдывало, во-первых, вообще формулировку «тонус матки».

Матка — это мышца, которая может сокращаться под воздействием психоэмоциональных триггеров или стимулов, также может сокращаться под воздействием механического раздражения. Например, вы, используя датчик интравагинально, или даже через живот, трансобдоминально, оцениваете состояние плода, проводите ультразвуковой скрининг. Естественно, матка, как любая мышца, может сократиться под воздействием механических стимулов. Второй момент — сама ситуация в принципе волнительна, и действительно в ответ на волнение у женщины может возникнуть сокращение. Это не означает, что у женщин, у которых на ультразвуке выявлен этот самый тонус матки в качестве единственного симптома, находятся в некой группе риска и нуждаются в наблюдении, тем более – лечении чем-либо.

Вторая ситуация — это боли в ранние сроки, которые тоже, вероятнее всего, связаны с сокращением матки. Возможно, они связаны с явлениями перестройки. Меняется всё, меняется гемодинамика, то есть кровообращение, меняется иннервация. Все ресурсы организма, по сути, в первом триместре устремляются в малый таз для того, чтобы обеспечить органогенез, дальнейшее формирование плаценты. Конечно, у некоторых женщин, у которых меньше подкожного жирового слоя, низкий болевой порог, и голова, которая узнаёт про беременность, «уходит» в малый таз, твои мысли там, что бы с тобой не происходило, есть доминанта — ты беременна, естественно, где-то в центральной нервной системе, наверное, формируется очаг застойного возбуждения, импульсации из малого таза. Тогда эти ощущения могут быть охарактеризованы как боль, как тяжесть. Но это не патология, а совершенно нормальное явление для человека, который переходит в новое качественное состояние. Наверное, не для всех переход происходит незаметно, поэтому здесь очень важно понимать, что даже если что-то тянет, но можно отдохнуть, полежать, но не стоит ограничивать себя во всех своих жизненных активностях.

В итоге, когда женщина предъявляет такие жалобы врачу, или при ультразвуковом исследовании констатируют тонус матки, во что выливается? В лучшем случае – в ограничения по сексуальной активности, по физической активности, это в лучшем случае. В худшем случае вообще постельный режим. В самом худшем случае, я считаю, это назначение медицинских препаратов, химиопрепаратов, препаратов прогестерона, препаратов спазмолитиков, и далее по списку, препаратов магния, хотя никакого отношения и никакого улучшения при этом не видим. Единственное, мы можем увидеть некий эффект плацебо, который никто не отменял, 10-15 % всех наших вмешательств основан на нём. «Да, мне стало легче, я лечусь». Зачем вы лечите то, что вообще не подлежит лечению, не является даже диагнозом и болезнью? Тонус матки — не болезнь, не симптом болезни, это нормальное состояние мышечного органа в процессе его перестройки, адаптации к новому периоду жизни. Конечно, глупо говорить об ограничениях женщин в рутинном. Очень часто ты видишь, что женщинам на ранних сроках, например, запрещают заниматься спортом, жить половой жизнью, перелетать, отдыхать. Откуда взялись эти рекомендации ― совершенно непонятно.

Тамара Барковская:

С вашим коллегой мы делали эфир по ограничениям передвижения, в том числе тоже говорили о том, что при отсутствии показаний летать, перемещаться, путешествовать не запрещено.

Карина Бондаренко:

Даже не то что не запрещено, этот вопрос не может вообще даже всплыть, но он постоянно всплывает. Когда мы женщине вот так, с легкой руки рекомендуем постельный режим, думая, что перестраховываемся, мы на самом деле повышаем у женщин риск тромбоэмболий, потому что замедленная гемодинамика, человек лежит; мы повышаем риск потери минеральной плотности костной ткани, потому что она лежит, хотя профилактика того же остеопороза — любое движение, активность, ходьба. Даже этими двумя рисками мы перечёркиваем пользу от постельного режима пациенток.

Еще очень важно — гестационный сахарный диабет, тоже сейчас очень актуальная проблема, возникшая в наших взаимоотношениях с пациентами. Довольно новая практика, что мы проводим всем глюкозотолерантный тест, двухфазный скрининг на диабет. Когда женщина двигается, её уже видишь. Например, приходит пациентка, у которой уже есть гестационный сахарный диабет, приносит дневник, и смотришь — там сахар, тощаковая глюкоза совершенно нормальные. «Что было накануне?», – спрашиваешь ты. – «Родственники приезжали, 20 тысяч шагов сделала». У всех сейчас шагомеры или телефоны фиксируют. Ты понимаешь даже не то, что ты читал, что ходьба и движение полезны, ты видишь уже по дневнику, по показателям уровня тощакового сахара или после приема пищи, что нагрузка адекватная, хорошая. Физическая нагрузка действительно оправдана в профилактике гестационного сахарного диабета, который на сегодняшний день является одной существенных проблем, одной из важных проблем, с которыми мы сталкиваемся в XXI веке при доступности всех вкусняшек и нашем образе жизни, где за нас всё выполняют машины, нам не нужно ходить на реку стирать.

Скрининг на гестационный сахарный диабет — тоже очень больная тема. Очень важно, на мой взгляд, подчеркнуть, что с тотальным скринингом есть гипердиагностика. Связана она, видимо, с тем, что не совсем соблюдается порядок сдачи глюкозы. Во всех рекомендациях прописано: если у женщин явления токсикоза, если есть инфекционное заболевание, или она, например, длительно голодала, то уровень глюкозы будет гораздо выше, все эти состояния сопровождаются, или был сильный стресс из ряда вон выходящий, тогда у нее будет гипергликемия натощак. Тогда показатель 5,1, на который мы ориентируемся, на первом этапе скрининга на гестационный сахарный диабет может быть превышен, но зачастую мы уже навешиваем ярлык — гестационный сахарный диабет, и женщина находится в состоянии тревожности. С одной стороны, может быть, это и хорошо, потому что практика «ешь за двоих» до сих существует. С другой стороны, непонятно, поскольку мы говорим о том, что женщина должна быть избавлена от страхов, должна жить в гармонии с собой, в гармонии с миром.

Тамара Барковская:

Здесь палка о двух концах.

Карина Бондаренко:

Да, потому что, если жить по принципу «ешь, что мне хочется», то можно переборщить, с учетом доступности. Раньше, лет 20 назад, не было такой доступности, чтобы получить тортик, нужно было его испечь на мероприятие, праздник. Сейчас жизнь кардинально изменилась, мы меньше двигаемся, больше питаемся, питаемся не всегда качественной пищей, что очень очевидно. Поэтому скрининг на гестационный сахарный диабет в первом триместре, определение тощаковой глюкозы, если не соблюдены этапы, то нужно очень скептически относиться к полученным данным. Когда сахар 5,2, а у тебя токсикоз средней степени тяжести, то этот показатель, конечно, не имеет значения. Нужно дождаться окончания этих состояний и сдать повторный анализ, венозную кровь натощак.

Тамара Барковская:

На какие еще моменты следует обратить особое внимание во II триместре?

Карина Бондаренко:

Во II триместре у нас самый тревожный, кульминационный момент — это второй скрининг. Женщина на 18-21 неделе проходит ультразвуковой скрининг, это самый существенный, важный этап, когда исключаются серьезные пороки развития плода. Вроде бы, всё должно быть хорошо, потому что первый скрининг показал всё отлично, замечательно, но с приходом второго скрининга тоже начинается очень много тревожных моментов, непонятно откуда всплывают.

Первое, на что хочу обратить внимание, – наличие взвеси в околоплодных водах. Начинает выливаться в диагнозы: амнионит, например, воспаление околоплодных вод, очень тревожная трактовка в заключении. Поэтому ещё раз призываю к тому, чтобы ультразвуковое исследование проводили исключительно специалисты, которые занимаются ультразвуком в акушерстве. Диагноз амнионит очень провокационный. После него что следует делать врачу? Обследовать вас на инфекции, на какие-нибудь антитела. Конечно, мы найдем какие-нибудь антитела или бактерию и, пожалуйста, получишь антибиотики просто за то, что у тебя взвесь в околоплодных водах. Она всегда там есть, и хороший современный аппарат действительно видит все кожные слущения, эпителий плода, иногда содержимое его кишечника, малыш там ходит в туалет. Это не должно восприниматься в качестве единственного симптома, как некая тревожная ситуация.

Очень часто при ультразвуковом исследовании мы видим, так называемые, кисты сосудистых сплетений, которые некоторые ультразвуковисты вносят в заключение. Но они тоже требуют дальнейшего наблюдения, не требуют трактовки как некой инфекции. Кисты сосудистого сплетения головного мозга —нормальный этап развития головного мозга плода и не являются показанием для углубленного обследования или дополнительного лечения. Далее, наличие кальцината в плаценте. Почему-то это также превращается в некие плацентарные проблемы, плацентарные нарушения, и женщине начинают усиленно лечить плаценту.

Тамара Барковская:

Даже юмористично звучат эти фразы, «лечить плаценту», или лейкоциты.

Карина Бондаренко:

Но, это так и есть! Это не просто какая-то фантастика, а наши реалии. От ультразвуковистов очень часто слышишь: идите к врачу, вам нужно подлечить вашу плаценту. Назначают препараты с недоказанными эффектами, как то актовегин, который вообще непонятно каким образом имеет отношение к беременности, и масса других сосудистых препаратов, которые, почему-то считается, что лечат плаценту. Плаценту вылечить невозможно. Она заложилась на 18 неделе, всё произошло, на 18-20 неделе заканчивается плацентация. Это такая структура, что, если она уже заложена аномально, недостаточно глубоко, то мы ничего сделать не можем. Наша задача наблюдать и своевременно родоразрешить, в основном так. Я не беру крайности, я не беру женщин с серьезной соматической патологией, мы говорим о среднестатистической, основной массе наших пациентов, потому что есть ситуации, когда они не укладываются в описанную нами картину.

Также важно отметить провокационный анализ D-диме́р. Я не знаю, откуда он взялся и почему все ходят с D-димером, как с флагом. У меня недавно была пациентка, совершенно здоровая девочка, она пришла, сбежала от своего врача, ко мне прибежала с тем, что уже колола низкомолекулярный гепарин 3 раза в день (удивительная схема), ориентируясь на уровень D-димера, который рос, несмотря на лечение. Ее сомнения были в том, что «я лечусь, может, мне на другое лечение поменять?» Ей взяли, просто в рутинном варианте назначили D-димер, который с точки зрения врача оказался повышен. Чтоб мы имели представление о D-димере: в мире нет норм для D-димера, он никогда никем не оценивается отдельно, в отрыве от всех остальных показателей гемостаза. Вырвали из контекста один параметр, и начали, и почему-то он возглавил, стал самым важным критерием состояния гемостаза, служит показанием для назначения низкомолекулярных гепаринов.

У нас сейчас замечательные клинические рекомендации по тромбоэмболическим осложнениям, где описаны все риски и их стратификации, есть специальные таблицы. Назначение гепаринов требуется абсолютно минимальному количеству наших пациентов. Это женщины, которые действительно имели тромбозы, имеют антифосфолипидный синдром, или женщины, у которых установлены гомозиготные мутации в двух генах, f2 и f5, гены свертывания крови, гомозиготы, в одном или в другом, либо сочетание двух гетерозиготных мутаций. В этих ситуациях – да, мы рассматриваем вопрос с назначением гепаринов, а в остальных ситуациях — это основная масса наших беременных — это просто женщины, которые, к сожалению, получают ненужную терапию и лечат ненужные болезни. D-димер «повышен».

Тамара Барковская:

Карина, я предлагаю заостриться сейчас на самых важных моментах, в том числе и второго, и третьего периода, и все облачить уже в итоговое резюме. Думаю, стоит сделать еще один эфир на эту тему, поскольку информация не вся сегодня изложена.

Карина Бондаренко:

Я всегда за, Тамара. Второй и третий триместры и с чем мы сталкиваемся из-за неправильной интерпретации данных.

В основном, проблемы связаны с отеками, которые воспринимаются как болезнь, хотя периферические отеки практически никогда не коррелируют с серьезными акушерскими осложнениями, это связано с нарушениями водного обмена, задержкой жидкости. Что касается третьего триместра, то здесь появляется короткая шейка матки, II-III триместр. Это действительно тема отдельного эфира. Опять же, приведу пример. У меня недавно была пациентка, она 4 раза родила в срок совершенно доношенных детей. На 5 беременность она попала к очень бдительным специалистам, которые определили, что в 18-21 неделю у неё сомкнутая часть шейки матки составляет где-то 20 мм. Это рассматривается, трактуется как короткая шейка матки, которая требует некоего вмешательства. Три варианта: пессарий, утрожестан, микронизированный прогестерон, либо серкляж — наложение швов на шейку матки. Женщина пришла ко мне: «Как? Я родила в срок 4-х детей, неужели у меня сейчас действительно угроза?» Ей назвали такой-то кохрейновский обзор, такой-то протокол. Но, действительно, всё очень индивидуально. Конечно, вы должны всё обсуждать с врачом, но мы не можем, например, огульно опыт женщин, у которых одни роды или первые роды в анамнезе применить к женщинам, у которых 4 успешных эпизода реализации её репродуктивных планов и сейчас сказать, что «да, тебе нужно лечение».

Тамара Барковская:

Каждый анамнез у каждой конкретной женщины нужно учитывать.

Карина Бондаренко:

Обязательно. Даже доказательная медицина в отношении крайних случаев, необычных ситуаций, не работает. Как мы можем опыт, нормативы для среднестатистических женщин применять к этой женщине и говорить, что у неё неправильная шейка, ей нужно её лечить? Я, к сожалению, не знаю, сейчас она наблюдается не у меня, но волевым решением я не дала лечить ей шейку. Надо, кстати говоря, узнать, как она поживает.

Тамара Барковская:

Карина, ваши пожелания.

Карина Бондаренко:

Дорогие женщины! Я, во-первых, искренне желаю вам наслаждаться этим особым, чудесным состоянием. К счастью, ваш собственный, эндогенный, внутренний прогестерон делает вас более устойчивыми ко всем провокационным моментам – внешним, внутренним. Насколько возможно, читайте правильные источники, наслаждайтесь каждым днем, семьей, собой, своими изменениями в теле, не пугайтесь ничего нового. Да, беременность —это иное состояние, но не так часто в жизни мы бываем беременными, чтобы провести его в тревожности, стрессе и волнении. Доказательная медицина вам в помощь, и будьте здоровы!

Тамара Барковская:

Уважаемые зрители и слушатели, смотрите «Медицинский консилиум»! С вами были Карина Бондаренко и Тамара Барковская.

 

 

Гинекология: Апоплексия яичника — диагностика и лечение в СПб, цена

Апоплексия — спонтанный разрыв яичника (стенки фолликула), чаще всего возникающий в середине или во второй фазе менструального цикла (т.е. в момент овуляции или в стадии васкуляризации желтого тела), с вовлечением в разрыв сосуда.

Это может сопровождаться кровотечением в брюшную полость (в яичнике образуется гематома, которая вызывает резкие боли,вследствие нарастания внутриовариального давления, затем наступает разрыв ткани), опасным для жизни женщины. 

Виды апоплексии

  • Болевая форма, для которой характерен болевой синдром, тошнота, повышение температуры тела.

  • Анемическая форма, при которой ведущий симптом -внутреннее кровотечение.

Причины апоплексии яичника

  • нейроэндокринные нарушения,
  • воспалительные заболевания придатков матки,
  • аномалии положения половых органов,
  • травмы живота,
  • физическое напряжение,
  • половой акт,
  • нервно-психические стрессы,
  • кистозные изменения яичников,
  • персистенция желтого тела (длительное существование).

Клинические симптомы

  • внезапная боль в нижней части живота и пояснице, преимущественно с одной стороны, которая отдает в область заднего прохода, 

  • напряжение мышц живота в нижних отделах,

  • слабость, тошнота, рвота, холодный пот,

  • признаки нарастающей анемии (малокровия): учащенное сердцебиение, бледность,

  • симптомы геморрагического (вследствие внутрибрюшного кровотечения) шока. 

Ведущий симптом — острые боли, усиливающиеся в нижней части живота, и нарастающая симптоматика внутрибрюшного кровотечения при ненарушенном менструальном цикле.

Диагностика апоплексии яичника

Диагноз устанавливают на основании жалоб, анамнеза и осмотра.

  • При осмотре определяются: бледность кожных покров, тахикардия

  • УЗИ малого таза метод выбора в диагностике апоплексии. Характерно наличие жидкостного включения , неоднородной структуры ( желтого тела ) . Определяется жидкость в малом тазу.

Постановка диагноза может представлять трудности, так как сходные явления наблюдаются пи нарушенной внематочной беременности.,острого аппендицита, перекрута ножки кисты яичника, острого панкреатита, почечной колики 

Лечение апоплексии яичника

Срочная госпитализация. При отсутствии выраженного кровотечения и подозрения на внематочную беременность возможна консервативная тактика (покой, холод на низ живота, медикаментозные препараты). При нарастающих явлениях внутреннего кровотечения, при невозможности исключить внематочную беременность показана операция. В настоящее время используется лапароскопия, позволяющая коагулировать сосуд и прошить яичник.

EOTTD и Центр онкологии им. Петрова сформируют стандарты лечения трофобластической болезни

Дата публикации: 29.07.2019

Совместное заседание EOTTD (EuropeanOrganisationforTreatmentofTrophoblasticDisease — Европейского общества по лечению трофобластической болезни) и Центра по лечению герминогенных опухолей, который работает на базе НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, состоялось в рамках онкологического форума «Белые ночи 2019». По итогам заседания было принято решение объединить усилия европейских и российских специалистов по лечению трофобластической болезни. О сложностях диагностики и лечения этого заболевания, а также о том, как совместная работа с иностранными специалистами поможет спасти жизнь молодых женщин, рассказывают Елена Александровна Ульрих, профессор, врач-онколог онкогинекологического отделения НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова и Гульфия Мидхатовна Телетаева, к.м.н., врач-онколог отделения химиотерапии и инновационных технологий НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова.


Трофобластическая болезнь (хориокарцинома, пузырный занос) – редкая злокачественная опухоль эмбриональных трофобластических тканей, относящаяся к группе герминогенных опухолей. Частота развития составляет всего 1% от всех злокачественных заболеваний женских половых органов, поражает молодых женщин преимущественно репродуктивного возраста, обладает очень высокой злокачественностью, отличается быстрым отдалённым метастазированием. Заболевание всегда связано с беременностью, так как причина трофобластической болезни — генетическая поломка, которая образуется при неправильной «закладке» плода. Еще одна особенность опухоли – высокая чувствительность к системной лекарственной терапии, что при грамотном лечении позволяет достичь полного регресса у 95% пациенток и сохранить их репродуктивную функцию.

Елена Александровна, Гульфия Мидхатовна, в чем трудности диагностирования хореокарциномы?

Елена Александровна Ульрих: Симптомы хориокарциномы дают о себе знать, когда заболевание прогрессирует в виде профузных маточных кровотечений после окончания беременностей (после родов, абортов) или уже есть метастазы в отдаленных органах – лёгких, головном мозге, печени. К сожалению, причиной поздней диагностики является отсутствие онкологической настороженности   у акушеров-гинекологов из-за редкой встречаемости данной злокачественной опухоли у молодых женщин. Необходим правильный сбор анамнеза, а также взятие специфического маркера β-ХГЧ – для этого заболевания характерен его высокий уровень. Вне беременности он не должен быть повышен, а то, что он повышен – косвенный признак трофобластической болезни.

Michael Seckl — один из лидеров Европейской школы лечения  заболеваний трофобласта, который участвовал в заседании, состоявшемся в рамках онкофорума «Белые ночи 2019», подчеркнул, что в случае обнаружения метастазов невыясненной природы у молодых женщин, необходимо «держать в уме» хориокарциному и провести тщательный сбор анамнеза и диагностические исследования для того чтобы подтвердить или исключить этот диагноз.


Гульфия Мидхадовна Телетаева: Злокачественные трофобластические опухоли — уникальные опухоли женского организма, возникновение которых всегда ассоциировано с беременностью. Они могут возникнуть как во время беременности, так и после её завершения не зависимо от срока окончания беременности и её исхода. Это может быть благополучно протекавшая беременность, завершившаяся родами, самопроизвольный выкидыш или прерывание на любом сроке беременности.  

Лечение больных этой опухолью, в соответствии с современными стандартами, должно проводиться в условиях высокопрофессионального медицинского учреждения, обладающего всеми диагностическими возможностями и, главное — успешным опытом лечения. Это является основным условием излечения абсолютного большинства больных и сохранения у них репродуктивной функции.

Какой комплекс лечения должна получать пациентка?

Гульфия Мидхадовна Телетаева: Основным методом лечения трофобластических опухолей является противоопухолевая лекарственная терапия. Стандартная химиотерапия позволяет достичь полного выздоровления у абсолютного большинства больных без применения дополнительных методов лечения. Речь идет не о дорогостоящих таргетных и онкоиммунологических препаратах, а о стандартных и абсолютно доступных режимах химиотерапии. Причем о препаратах, которые давным-давно вошли в наш арсенал, которые мы хорошо знаем. Нам известен профиль токсичности данных цитостатиков, все осложнения предсказуемы и ожидаемы.

Успех химиотерапии определяется соблюдением ряда важных условий:

— лечение следует проводить только в специализированной клинике, располагающей современными возможностями диагностики и опытом успешного лечения этой категории больных;

— лечение должно начинаться со стандартной химиотерапии I линии, режим которой определяется принадлежностью пациентки к одной из групп риска развития резистентности опухоли;

— группа риска определяется по шкале FIGO (2000 г.) с учётом результатов обследования: ≤6 баллов соответствуют низкому риску, ≥7 баллов соответствуют высокому риску;

— пациенткам, получавшим ранее нестандартные режимы химиотерапии, после определения группы риска следует начать стандартный режим;

— кровотечение из опухоли не является противопоказанием к началу лекарственного лечения, которое необходимо проводить одновременно с интенсивной гемостатической терапией.

И конечно же еженедельно необходимо контролировать опухолевый маркер β-ХГЧ. Об эффективности лечения свидетельствует прогрессивное снижение его уровня. Лекарственное лечение проводится до нормализации уровня маркёра, после чего проводятся дополнительные 2-4 цикла консолидирующей химиотерапии с использованием этого же режима.


Елена Александровна Ульрих: Иногда после проведенной химиотерапии мы видим неполный регресс, а частичный. В этом случае пациентки подвергаются циторедукции, то есть вся остаточная опухоль — очаги в матке, метастазы в легком удаляются хирургическим путём.

Хирурги включаются в процесс лечения и в ситуации, когда проведение химиотерапии невозможно. Недавний случай — молодая пациентка с трофобластической болезнью группы высокого риска, с выраженной аллергической реакцией на обязательные компоненты химиотерапии, которая должна была ее излечить. Схема химиотерапии у нее менялась дважды, привлекались реаниматологи для блокирования аллергических реакций, однако поведение химиотерапии в полном объеме было невозможным.

Мы провели консилиум с нашими европейскими коллегами по этой пациентке и приняли решение о хирургическом вмешательстве.

В итоге лечение этой молодой пациентки было все равно успешным — было выполнена органосохраняющая хирургия: удаление опухолевого очага в матке и метастаза в легком, при гистологическом исследовании которых был выявлен выраженный лечебный патоморфоз на проводившуюся химиотерапию. При этом, произошло снижение опухолевого маркера ХГЧ  в послеоперационном периоде до нормальных показателей, что указывало на полное излечение больной.

Чем чревата неправильно выбранная тактика лечения?

Гульфия Мидхатовна Телетаева: Опухоль редкая, за свою пятнадцатилетнюю практику я видела не более двадцати пациенток с трофобластической болезнью. В лечении хориокарциномы много нюансов, необходимо очень четко соблюдать режим химиотерапии – важен правильный подбор схемы, дозы, соблюдение интервалов между циклами терапии и многое другое.  Больные должны получать лечение только в тех учреждениях, которые имеют опыт лечения трофобластической болезни. Потому что цена неопытности и эксперимента в данной ситуации —  это жизнь каждой конкретной пациентки.

В качестве примера могу привести клинический случай, когда в марте 2012 году меня пригласили проконсультировать пациентку, находившуюся в отделении нейрореанимации одной из петербургских клиник, больная была в состоянии комы. Девушка госпитализирована в отделение в тяжелом состоянии: с клиникой левостороннего гемипареза, с интенсивными головными болями и нарушением сознания (сопор). По данным МРТ головного мозга выявлены зоны массивного кровоизлияния в мозг, в связи с чем выполнены две декомпрессионных краниотомии и удаление гематом головного мозга: из правой теменной доли, затем, спустя неделю из левой лобной доли. Состояние пациентки оценивалось как критическое, диагноз оставался неясным. Только после подробной беседы с родственниками пациентки и детального выяснения анамнеза была заподозрена трофобластическая болезнь – в сентябре 2010 года на раннем сроке беременности (5-6 недель) у пациентки произошёл самопроизвольный выкидыш, выполнено выскабливание полости матки. В октябре 2010 года началось повторное маточное кровотечение, медикаментозная коррекция оказалась безуспешной в связи с чем ей была выполнена ампутация матки, на основании гистологического заключения поставлен диагноз – трофобластическая болезнь. К сожалению, дальнейшее лечение заболевания ей не было предложено, не было разъяснено, что заболевание онкологическое.

Анализ крови на специфический маркер подтвердил диагноз, уровень β-ХГЧ составил 115 000 ед. Несмотря на критическое состояние, пациентке, которая была в коме, начали проводить химиотерапию. Благодаря лекарственному лечению, уже после первого цикла терапии, удалось вывести больную из комы и стабилизировать её состояние. Дальнейшее лечение было продолжено в нашем центре. Дополнительные диагностические обследования выявили метастазы в лёгких, селезёнке, а также наличие флотирующего тромба в левом предсердии. Но несмотря на тяжелую клиническую ситуацию и массивную диссеминацию процесса, грамотно подобранная и проведенная в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова химиотерапия позволила к июлю 2012 г. достичь полного регресса всех проявлений заболевания и нормализации маркера. На сегодняшний день сохраняется полный регресс опухолевого процесса (длительность 7 лет+), активности процесса нет.

Елена Александровна Ульрих: Думаю, что в России ставится не более 40 таких диагнозов в год, и это только предположение, ведь в российском раковом регистре это заболевание не выделено в отдельное. По МКБ оно шифруется либо как онкологическое заболевание матки, либо как герминогенная опухоль.

Мы можем опираться на данные каких-то отдельных клинических работ, диссертационных исследований, то есть какие-то цифры мы можем найти и апеллировать ими, но у нас нет регистра.

За рубежом созданы  раковые регистры по диагностике и лечению трофобластической болезни. Например, в Великобритании их два — в Лондоне и Шефилде, в стране с низкой заболеваемостью хориокарциномой. Они смогли со всеми онкологическими центрами договориться и собирают статистику по трофобластической болезни. Они аккумулируют и суммируют все эти данные и соответственно результаты лечения.

Европейское общество по лечению трофобластической болезни готово сотрудничать с российскими онкологическими центрами, имеющими опыт в лечении хориокарциномы. Ведь заболевание редкое, а для того, чтобы сделать выводы об эффективности тех или иных методов  лечения необходимо объединение данных популяционных и госпитальных регистров европейских стран, включая и Россию.

Какие совместные мероприятия с EOTTD запланированы?

Елена Александровна Ульрих: Сотрудничество дает возможность проведения совместных с европейскими специалистами консилиумов. Потому что есть серьезные, трудные ситуации, когда сложен выбор тактики лечения. Например, когда молодая пациентка заинтересована в том, чтобы сохранить матку для будущей беременности, а опухоль на грани превращения в резистентную форму, когда может потребоваться радикальное лечение.

Запланировано и совместное клиническое исследование, на основании которого будут сформированы стандарты лечения трофобластической болезни. 

почему обильные кровотечения при беременности могут быть «нормальными»

«Я истекаю кровью и очень напуган». Если вы когда-либо были на форуме о беременности, особенно в первом триместре, такие сообщения шокирующе распространены.

Я сам запостил парочку в страшные времена. У меня было кровотечение во время 2 из 3 моих беременностей, и я просто предположила, что кровотечение автоматически означает, что у меня будет выкидыш.

Поскольку до 25% признанных беременностей и 75% всех зачатий заканчиваются выкидышем, это легко представить.Ведь кровотечение во время беременности кажется чем-то очень неестественным.

Но на самом деле это не так. Каждая пятая женщина испытывает кровотечение во время беременности, и у большинства из них беременность протекает без осложнений и рождаются здоровые дети. Обычно это классифицируется как легкое кровотечение или кровянистые выделения, но часто кровотечение может быть довольно сильным. И это не всегда страшно.

Что еще более удивительно, так это то, что существует так много причин, по которым у женщин могут быть кровотечения во время беременности, и многие другие, которые до сих пор неизвестны.

Здесь мы обсудим некоторые из многих причин кровотечения во время беременности и их опасность. Я также расскажу об удивительно частой причине сильного кровотечения во время беременности — субхориальном кровотечении — и о том, что это значит для вас и вашего ребенка.

Некоторые распространенные причины кровотечений во время беременности

Существует множество распространенных причин кровянистых выделений или даже более сильных кровотечений во время беременности, которые не опасны для матери или ребенка.

Упражнения или секс.Повышенные гормоны и кровоток во время беременности делают влагалище и шейку матки еще более чувствительными, чем обычно. Это обычно вызывает легкое, а не сильное кровотечение, и медицинские работники обычно советуют вам воздержаться от активности на некоторое время, отдохнуть и выпить.

Имплантационное кровотечение. Обычно это происходит на ранних сроках беременности, примерно через 6-10 дней после зачатия. По сути, это старая «остаточная» кровь после имплантации яйцеклетки в слизистую оболочку матки после оплодотворения. Обычно это легкие кровянистые выделения, но в некоторых случаях они могут быть такими же обильными, как в первый день менструации.Неясно, сколько времени может пройти, чтобы это появилось, хотя обычно это распознается примерно во время задержки менструации.

Инфекция. Инфекции, передающиеся половым путем, такие как хламидиоз, гонорея или герпес, могут вызвать кровотечение во время беременности. Но в этом могут быть виноваты и другие инфекции, такие как молочница или бактериальный вагиноз.

Другой период. Многие женщины утверждают, что во время беременности, а иногда и на протяжении всей беременности у них почти нормальный период.В то время как медицинский вердикт таков, что у вас не может быть настоящей менструации во время беременности: у вас может быть кровотечение, но оно будет связано с чем-то другим. Тем не менее, это такой распространенный отчет, что его стоит упомянуть!

Разрыв матки или предлежание плаценты. Оба из них являются осложнениями беременности, которые могут вызвать кровотечение и, как правило, немного более серьезны, хотя оба встречаются довольно редко. Разрыв матки — это именно то, на что это похоже — разрыв слизистой оболочки матки, который, что неудивительно, может вызвать кровотечение.Предлежание плаценты – это когда плацента частично или полностью закрывает шейку матки. Основной признак — ярко-красное кровотечение без боли во второй половине беременности. Хотя это может быть опасно на более поздних сроках беременности и потенциально даже требует вмешательства, такого как кесарево сечение, если это происходит на ранних сроках беременности, оно обычно проходит само.

Низкий или изменяющийся уровень прогестерона. Многие женщины принимают добавки прогестерона, чтобы забеременеть или сохранить беременность. Этот гормон отвечает за утолщение слизистой оболочки матки, поэтому менструальные кровотечения могут возникать либо при естественном падении уровня прогестерона, либо при прекращении женщинами приема пищевых добавок.Последнее известно как отмена прогестерона.

Субхориальное кровотечение. См. ниже…

Внематочная беременность и невынашивание беременности. К сожалению, одной из наиболее распространенных причин кровотечения во время беременности является то, чего мы больше всего боимся: нежизнеспособная беременность. Это может начаться, когда плод находится в бедственном положении, больше не живет или когда жизнеспособный эмбрион имплантируется в область тела, которая не может поддерживать развитие, например, в фаллопиевы трубы (это называется внематочной беременностью и, к сожалению, не лечится). кроме прерывания беременности).

Кто знает? Часто причину кровотечения при беременности так и не выявляют. Удивительно, как много нам еще предстоит узнать о женском теле.

При обильном кровотечении: речь 50/50

Мой опыт с кровотечением во время беременности дал неоднозначные результаты. Во время нашей первой беременности у меня появились коричневые выделения примерно на 7 неделе беременности. Нас уверяла акушерка (и в кои-то веки интернет), что это совершенно нормально, но акушерка на всякий случай предложила сделать УЗИ.Все было в полном порядке, хотя я продолжал замечать еще пару дней.

Позже во время той беременности, примерно на 10 неделе беременности, у меня было много странных симптомов, таких как головная боль, лихорадка и ужасная боль в спине. Когда у меня началось сильное кровотечение, я знала, что это не просто «нормальное кровотечение», и в итоге у нас случился выкидыш, вызванный инфекцией листериоза. Как я уже говорил в других постах, это случается крайне редко и обычно женщинам не о чем беспокоиться.

Когда много месяцев спустя мы снова забеременели, мы были вне себя от радости, но, что неудивительно, были осторожны.Но я все еще не была морально готова, когда у меня снова началось сильное кровотечение на 6 неделе беременности. Я помню, как была в оцепенении, когда муж отвез меня в отделение неотложной помощи — то самое, где мы узнали, что потеряли нашего последнего ребенка. Думая, что этого не может быть… снова.

Когда мы регистрировались и медсестра измеряла мои жизненные показатели, она сказала что-то странное, что запало мне в душу. Она сказала: «Ну, в таких случаях вероятность выкидыша примерно 50/50. Так что все еще может быть в порядке».

Значит, ты говоришь, что есть шанс!?

Вроде такой конкретный номер.Хотя я никогда не просматривала медицинскую литературу, чтобы узнать, было ли это точным (и на чем оно было основано), я обнаружила, что, по-видимому, многие женщины слышат это, когда они находятся в моей ситуации. Я не уверен, хорошо это или плохо слышать, но для меня в то время, до того, как я узнал о многих женщинах, которые испытали сильное кровотечение во время беременности, это было обнадеживающе.

Так и было. Когда они сделали нам УЗИ, которое, конечно же, было в той же самой комнате и той же станции УЗИ, где мы узнали, что потеряли нашего первого ребенка, мы получили другой результат.Было мерцающее сердцебиение, и крошечный плод выглядел нормальным для этой стадии. Я истекала кровью примерно до 16 недель беременности, но в остальном у меня была нормальная здоровая беременность, которая привела к рождению нашего замечательного сына Уайли.

Мне поставили диагноз субхорионическое кровоизлияние, что звучало очень страшно. Но позже я узнала, что это состояние — если вам нужно выбрать одно — на самом деле одна из лучших причин кровотечения во время беременности.

Субхориальное кровотечение

Хорион — это наружная оболочка, окружающая эмбрион человека, а также эмбрионы других млекопитающих, рептилий и птиц.Стенка матки находится сразу за ее пределами.

Поскольку во время беременности в этой области происходит так много действий, включая имплантацию эмбриона и плаценты, кровотечения в этой области довольно распространены. Эти хорионические кровоизлияния (кровоизлияние = кровотечение), также называемые хорионическими гематомами (гематома = скопление крови), встречаются примерно в 3% всех беременностей.

Субхорионическое кровоизлияние/гематома (SCH) является наиболее распространенным типом, встречающимся примерно в 1% беременностей, когда кровотечение возникает между хорионом и маткой.Женщины, которые забеременели с помощью ЭКО, чаще имеют SCH.

Это опасно? Может быть, но, вероятно, нет. Есть некоторые доказательства того, что наличие SCH увеличивает риск преждевременных родов или отслойки плаценты. Хотя некоторые исследования показали связь между SCH и более высоким риском выкидыша, эти исследования имеют заметные недостатки и противоречат другим исследованиям.

Таким образом, наличие SCH не означает, что у вас больше шансов на выкидыш. Что ставит вас на хорошую сторону страшного выкидыша 50/50 подбрасывания монеты.

Что ты должен с этим делать? В моем случае врачи ничего не сказали, даже постельный режим. Как обычно, их это совершенно не волновало. Иногда назначают постельный режим или даже прогестерон, который, как считается, в некоторых случаях помогает предотвратить выкидыш. Но с медицинской точки зрения мало что известно о том, что вызывает это или как это исправить, если это единственная проблема.

Что возвращает нас к главному пункту этой статьи…

Не паникуйте

Гораздо проще сказать, чем сделать… Лично я напугал F.К счастью, на самом деле нет четкой и подтвержденной связи между стрессом и выкидышем, поэтому, если вы начнете паниковать, это, вероятно, ничего не изменит.

Но если вам или кому-то из ваших знакомых предстоит пройти через этот ужасный, а иногда и травмирующий опыт, просто помните, что все еще есть хороший шанс, что все будет в порядке. Особенно, если причиной является субхориальная гематома.

При обильных кровотечениях во время беременности историй успеха больше, чем вы думаете.


Автор изображения kalhh из Pixabay 

субхориальная гематома – Январь 2017 – Обсуждения на американских горках

Привет всем,

просто решил поделиться своим последним опытом, может быть, если у кого-то есть такой опыт, они могли бы поделиться.

Итак, вчера вечером я сидел и смотрел телевизор, когда почувствовал струйку жидкости, которая, как я подозревал, может быть кровотечением. Я пошел в туалет, и да, это было кровотечение. Это было небольшое количество и не было комочков, но этого было достаточно, чтобы беспокоиться, мне пришлось сменить штаны, и они просочились на диван. Я был очень расстроен. То же самое произошло часа через 2. У меня был пропущенный MC 9 месяцев назад, но у меня не было опыта возникновения рассеянного склероза, поэтому я подумал, что это все.

крови не было всю ночь, так что проснулась сегодня утром и позвонила в Холлс-стрит.Они сказали, что самое раннее, что они смогут увидеть меня, будет 14/6, и если я не испытываю сильных болей или не страдаю большой кровопотерей, чтобы не прийти. Я никоим образом не мог ждать до этого времени. У меня уже было забронировано раннее сканирование в Blackrock на следующую пятницу, поэтому я позвонил им, и, хотя они были полностью забронированы, они сказали, что поменяют даты и подберут меня сегодня утром.

Прошел обычное сканирование и внутреннее сканирование, и, слава богу, все в порядке. Обнаружено сердцебиение, и измерения были идеальными. Я был в шоке, я действительно ожидал худшего.

, так что мне сказали, что у меня субхориальная гематома, которая кровоточит вне плодного яйца и подвергает меня повышенному риску рассеянного склероза, но что все выглядит хорошо и что у меня вполне может быть нормальная беременность.

, так что теперь просто нужно принимать это изо дня в день …. мне больше не нужно заниматься в тренажерном зале или бегать, я должен попытаться отдохнуть и немного успокоиться. Тревожные времена, но на сегодня это были хорошие новости.

Ответить Цитата

Автор темы Размещено : 06.04.2016 18:38

Моя история, результат и информация, которая может быть полезна другим… Гематома / гематома и PPROM…

Впервые я посмотрела эту группу на 8 неделе беременности, искала информацию и другие результаты. Я нахожусь в детском центре уже около 2 лет (у меня есть 12-месячный сын), но во время следующей беременности мне поставили диагноз SCH (ребенок № 2 должен был родиться в октябре этого года, когда моему сыну будет 15 месяцев), и так началось поиск информации SCH.
Я собирался вернуться и написать свой пост в октябре, так как здесь трудно найти пост, в котором первоначальный постер возвращается, чтобы рассказать о своем результате.К сожалению, я пишу этот пост намного раньше.

На 8-й неделе беременности у меня началось кровотечение, на следующий день я пошла на экстренное сканирование, и с ребенком все было в порядке, и они не увидели никаких участков кровотечения.
С тех пор я продолжал истекать кровью каждый день.

Моя следующая поездка в больницу была моей 12-недельной томографией. Они сказали, что с ребенком все в порядке, он хорошо растет и т. д., но они сказали, что видят область «кровотечения/травмы» рядом с плацентой, которая в моих записях была записана как субхориальная гематома и размером около 4.5 см х 4,7 см. 1,1 см.
Они сказали, что все должно быть в порядке и должно просто рассосаться и исчезнуть к моему 20-недельному сканированию, и не предоставили мне никаких дополнительных подробностей.

Через несколько дней мое кровотечение стало очень сильным, поэтому я позвонила в родильное отделение, и меня попросили прийти. Ко мне подошла врач (первая врач, которая рассказала мне о SCH), и она была очень честна ( Я попросил ее дать мне это прямо и ничего не приукрашивать) и сказал, что у SCH есть шансы 50/50 закончиться успешным исходом, живым ребенком в конце.
Что хороший результат будет, если мое кровотечение остановится (рассосется сгусток/гематома или выйдет) примерно к 20 неделям, плохой результат будет, если оно продолжится, оно может увеличиться и вызвать отслоение плаценты или раздражение от постоянного кровотечения может отправить меня на роды слишком рано.
Я ушел с этими фактами, посмотрел их и был немного шокирован тем, что они были на самом деле правдой.

Я обыскал каждую веб-страницу и каждый форум, какие только мог, пытаясь вооружиться знаниями об этом и ища какую-то надежду, а также реалистичные результаты.
Я обнаружил, что страница детского центра Великобритании здесь немного пуста (вероятно, это хорошо), но страница детского центра США на самом деле полна результатов, многие из которых также очень хорошие успешные результаты.
Я обнаружил, что врачи в основном догадываются, почему происходит ВКГ, в большинстве случаев они объясняют это тем, что плацента немного отходит и вызывает кровотечение, но на самом деле они не знают, почему. Что раздражает, потому что если вы похожи на меня, вам нужны точные ответы.
По-видимому, кровотечение на ранних сроках беременности является распространенным явлением (что-то связанное с прикреплением плаценты к стенке матки, которое вступает во владение примерно через 5-8 недель, что может вызвать кровотечение / крошечную гематому), но это в основном останавливает кровотечение, заживает и исчезает.
На большинстве веб-сайтов говорится, что отдых очень помогает, что нелегко, когда у вас есть обязанности, такие как работа или другие дети, но я отдыхала, когда могла, и избегала определенных вещей, таких как пылесосить или слишком долго держать на руках моего коренастого сына. Мне также сказали не наклоняться и вместо этого сгибать колени, что действительно значительно уменьшило кровотечение.

Что меня больше всего раздражает, так это то, что это в основном игра ожидания до вашего 20-недельного сканирования. Я надеялся, что, может быть, мне предложат больше сканирований, чтобы следить за ним, но так и не дождался.Это ужасно, когда вы понимаете, что никто не может вам помочь и что наблюдение за этим ничего не улучшит, они в основном заставляют вас ждать до 20 недель, чтобы увидеть, не произойдет ли выкидыш / не начнутся ли спонтанные роды. Или если вы просто остановите кровотечение (я надеюсь, что это касается всех и что ваша гематома просто исчезнет)

Примерно в 16 недель случилась моя следующая экстренная поездка в больницу. У меня было несколько болей в животе, я встал, и произошло несколько выделений крови, затем, когда я добрался до туалета, мое нижнее белье было заполнено (извините, я подошёл….) что-то похожее на темно-фиолетовые куски мяса. Я прошел через 3 большие прокладки за несколько минут, а затем остановился.
Мне сказали принести прокладки с собой в родильное отделение, и, глядя на них, они сказали, что это в основном куски гематомы. Они проверили, и моя шейка матки вообще не была вскрыта (видимо, куски каким-то образом ухитрились выскользнуть), что было хорошо, это означало, что у меня не было родов, и как только мое кровотечение замедлилось, меня отправили домой, думая, что это было хорошие новости и что гематома так или иначе уходит.

Примерно через неделю, в 17 недель, мое кровотечение практически остановилось. У меня были очень легкие кровянистые выделения пару раз в день, но ничего похожего на то, что было в течение почти 10 недель подряд.
У меня была большая надежда, что отступившая неделю назад гематома все исправила, и я вдруг обнаружила, что очень оптимистична и полна надежд.

Так тяжело иметь беременность, когда шансы 50/50. У меня было 2 МС в прошлом, прежде чем у меня родился сын, но я всегда думал, что 12-недельное сканирование было безопасной линией.После этого вы видите сердцебиение (в прошлом мое сердце было разбито, когда я проходил сканирование на 12-й неделе и не видел сердцебиения), и все в порядке, и вы можете быть счастливы. Жить в постоянном беспокойстве до тех пор, пока не остановится кровотечение/пока ваше 20-недельное сканирование – это ужасно. Это так повлияло на мою жизнь. Мне было тяжело из-за того, что я не могла гулять со своим сыном и была в основном прикована к дому (не хотела усугублять кровотечение, перенося коляску вниз по лестнице или используя для него мою переносную стропу). Я беспокоилась каждый раз, когда делала это. выйти, что у меня может начаться гематома на улице и мне придется бежать домой.Я также очень беспокоилась о постоянных болях в спине, которые у меня были, и о том, что это были ранние роды из-за раздражения.
Итак, когда кровотечение достаточно близко остановилось и стали просто кровянистые выделения, можете себе представить мое облегчение и надежду.

В 18 недель он немного вернулся, но был больше похож на розоватый и ничего по сравнению с тем, что у меня было раньше, так что я не беспокоился.

В 19 недель он был розоватым, иногда желтоватым. Я на самом деле подумал, что, возможно, мой мочевой пузырь немного подтекает, поэтому снова не беспокоился.К концу 19-й недели и до моего 20-недельного сканирования он был в основном просто желтым, без красного или розового. Я начал беспокоиться, что, возможно, мои воды немного подтекают, но думал, что пока кровотечение остановлено, это главное, и у меня было всего несколько дней до моего сканирования, поэтому они, вероятно, смогут увидеть, есть ли там крошечная вода. утечка тогда.

За день до моего 20-недельного сканирования я наконец-то обрадовался. Я был так счастлив. В конце концов я признал, что у нас будет ребенок и что все будет хорошо, и начал искать имена.

Во время моего 20-недельного сканирования я понял, что что-то не так, как только увидел экран. Все выглядело действительно сплющенным. Мое 20-недельное сканирование с моим сыном в прошлом году было таким четким, но на этот раз это было не так. Я попросил их поискать мэматому и сначала проверить плаценту, они сказали, что гематомы вообще не видно, а с плацентой все в порядке.
Затем женщина спросила меня, была ли у меня утечка жидкости, поэтому я сказал ей, что думаю да, но у меня была прокладка в течение 3 месяцев из-за постоянного кровотечения, поэтому мне это не показалось большим.
Она сказала, что не может сказать нам пол, потому что у меня не было вод, а ребенок вообще не мог двигаться или вытягиваться. Она провела медицинские осмотры, какие могла (около половины), а затем нас отвели наверх в родильное отделение и сказали, что с нами придет врач.
В 21:00, 5 часов спустя, после того, как я и мой ох сидели там на больничной койке в ожидании, я потребовал свои записи обратно и сказал, что иду домой, потому что человек, присматривающий за моим сыном, не сможет долго оставаться.
Внезапно (после того, как меня обманывали последние 5 часов) в нашей палате появился врач и усадил меня.
Он сказал, что у меня давно отошли воды, что даже при отстоявшихся водах в мешке должно быть не менее 4 измеримых луж воды, а у меня их не было. Все, что там было, это вода, которую производили почки ребенка, затем на экране специалист по сканированию мог видеть, как ребенок мочится этой крошечной каплей воды, а через несколько минут я выпускал эту крошечную капельку воды, и этот ребенок был снова ушел ни с чем.
Он сказал, что у меня гарантированно скоро начнутся роды, что я могу продержаться несколько недель, но из-за того, что воды ушли так далеко, что легкие ребенка никогда не разовьются должным образом (отсутствие вод до 23 недель — это действительно очень плохо, легкие ребенка им нужна вода до этого, иначе их легкие будут в значительной степени деформированы, и даже стероиды в более поздние сроки не помогут, им, скорее всего, понадобится кислородный баллон, чтобы дышать на всю жизнь, ЕСЛИ они выживут), что это будет иметь много других осложнений, например, деформированные конечности из-за невозможности двигаться и расти должным образом.Меня отправили с антибиотиками на 7 дней, запись к консультанту на 3 дня позже.

Я изучил все это, как и все эти вещи. Мне сказали придерживаться только медицинских сайтов и веб-сайтов NHS, что я и сделал. Я узнал, насколько болезненными были мои шансы (5-10% шансов на выживание для ребенка, 90%-95% шансов для ребенка заключались в том, что их страдания будут длиться дольше и что они в конечном итоге умрут, может быть, через несколько часов). Что мне придется прекратить прием антиобиотов через 7 дней, потому что слишком долгое их применение может вызвать мутировавшую инфекцию, которая убьет ребенка, а на работе убьет и меня, так что я гарантированно получу какую-нибудь инфекцию. инфекцию, в конце концов, даже если бы я сделал это так далеко, как мог.5-10% шансов на выживание — это то, что ребенок вечно страдает от тяжелых условий и проблем на протяжении всей жизни.

На встрече с консультантом я расспросил его обо всех фактах, которые я узнал (проверив их правильность), спросил его о любых дополнительных фактах / информации, которые он мог бы мне дать (на самом деле он был более болезненным, чем онлайн-сайты), и в конце концов я сделал самое трудное решение, которое я когда-либо принимал в своей жизни; быть вызванным через неделю, чтобы не продлевать страдания моего ребенка. Я надеялся на чудо или на то, что факты и реальность моей ситуации неприменимы ко мне.Я даже умолял своего консультанта, что, может быть, если бы мы подождали столько, сколько могли, мои воды снова наполнились бы, и я мог бы стать медицинским чудом. Я действительно цеплялся за надежду и искал все варианты, так что окончательное решение, которое я принял, далось мне вовсе не легко и не легко.
(В то время семья пыталась дать мне надежду на то, о чем они почти ничего не знали, и это было больно, как будто они не понимали, что я не приму это решение, если есть шанс на хороший конец без пожизненной боли для мой ребенок.Так что я чувствую, что должен упомянуть об этом здесь, чтобы я не получил плохих отзывов/комментариев по этому поводу.)
Я спросил, не из-за ли это моей гематомы, и он сказал, что на моем снимке она полностью исчезла, так что нет. И что нет доказанной связи между SCH и PPROM (воды отходят рано)

Неделю спустя я пошел на стимуляцию. Была 4-часовая задержка, пока врачи и консультанты спорили друг с другом о том, как это будет сделано (мой консультант сказал, чтобы не было таблеток накануне, чтобы начать это, что-то, что смутило другой медицинский персонал) и за эти 4 часа просто сидела и ждала, моя гематома решила снова появиться.
Внезапно у меня началось кровотечение сильнее, чем когда-либо прежде, выделяя массивные сгустки / куски. Я подумала, что действительно родила, бросив беглый взгляд на то, что осталось в миске, на которой я сидел. Меня перевели из тихой отдельной комнаты «святых», в которой я ждал, в родильное отделение. Они вернулись и сказали, что у меня вытекло чуть более 500 мл крови, а также много очень больших сгустков гематомы (я до сих пор не знаю, как мое сканирование, по-видимому, не выявило этого!!!) В конце концов мое кровотечение замедлилось, но они решили, что более чем вероятно, что плацента начала отделяться естественным путем, в результате чего гематома отходила огромными кусками.
Следующие 24 часа были ужасными, в конце концов мне пришлось принимать таблетки, чтобы вызвать диализ шейки матки, так как мои схватки прекращались каждый раз, когда я слышала плач новорожденного.
Но, в конце концов, все закончилось, и мне сказали, что она девочка, и я должен держать на руках свою дочь-ангел, которая родилась спящей.

Я не буду вдаваться в подробности об этом, так как это вам не поможет. Мне просто нужно было положить туда свою концовку, я всегда обещала себе, что вернусь сюда и напишу свой итог, хотя так надеялась, что он будет лучше.
И мне искренне жаль, что он не лучше.
Я могу пообещать вам, что есть потрясающие блестящие концовки. Наполненные позитивными счастливыми концами и надеждой. Женщины, которые били гематомы снова и снова, снова и снова. Женщины, у которых были гематомы, однажды полностью исчезли и больше никогда не возвращались, и это никак не влияло на их беременность в будущем.
Я даже разговаривал с женщинами здесь, в Британской Британской Колумбии, у которых пару раз был SCH, и они были в порядке, и их дети здесь сегодня чувствуют себя прекрасно.

У меня еще не было визита к консультанту или чего-то еще (сегодня я встретил свою спящую дочь 2 недели назад) Я думаю, что обо мне немного забыли, я думал, что мой MW должен быть на этих выходных, но она этого не сделала. т появился.
Но я собираюсь начать исследовать, есть ли какая-либо связь между гематомами и ранним отхождением вод, побеспокоить моего врача, чтобы он направил меня на дополнительные проверки и на прием, чтобы получить ответы от консультанта, и тогда я, вероятно, вернусь сюда (может занять некоторое время) и опубликовать мои выводы.
Я не могу найти ничего официального в Интернете, что предполагает наличие связи между двумя, только несколько сообщений на форуме, которые продолжают появляться, где у людей было и то, и другое, но совсем немного.

Я совершенно убит горем из-за того, что на этот раз это мой конец. И что я пишу это с таким исходом. Мне все еще больно и очень грустно, но я надеюсь, что какая-либо информация в моем посте может как-то помочь кому-то еще или, по крайней мере, указать им направление удивительных историй успеха в детском центре США (найдите это через google)
странное для этого так так тонкий.Из того, что я помню (это может быть неточно или неправильно, я исхожу из того, что помню навскидку), это что-то вроде 7-10%? людей получают гематомы во время беременности. Процент беременностей, у которых воды отходят так рано, как у меня, составляет 0,7%. Я думаю, что мне просто очень хреново повезло.

Моя последняя беременность (роды щипцами) протекала абсолютно нормально. Я не знаю, могут ли прошлогодние щипцы сыграть роль в том, что случилось на этот раз, но я собираюсь выяснить.
Но раз время помогло мне немного подлечиться, я хотел бы попробовать еще раз, и я хочу быть вооружен информацией и ответами задолго до этого.

Если у вас гематома, я очень надеюсь, что у вас все будет хорошо. Это отстой, как это просто сидеть и ждать, но я надеюсь, что к тому времени ваша беременность уйдет навсегда, а остальная часть вашей беременности будет счастливой и здоровой.
Хотел бы я больше отдыхать и быть более здоровым. Я знаю, что это, вероятно, не имело бы никакого значения для гематомы, но это то, что беспокоит меня сейчас (я большой поклонник чашек чая, а не воды)

Я надеюсь, что этот пост чем-то полезен, и я действительно искренне жаль, что у меня нет лучшего результата, чтобы написать.

Я также извиняюсь за то, что этот пост получился длинным (мне кажется, что я писал целую вечность!!!). Я просто хотел убедиться, что включил все фрагменты, которые могут иметь отношение к делу.

xxx

Послеродовое кровотечение | Беременность Роды и младенец

Послеродовое кровотечение — это кровотечение, превышающее обычное после родов. Это может быть очень серьезно, и если у вас очень сильное кровотечение после родов, важно немедленно обратиться за медицинской помощью.

Что такое послеродовое кровотечение?

Послеродовое кровотечение — это выделение более полулитра крови в первые 24 часа после родов.Также возможно кровотечение в течение первых 6 недель.

Хотя кровотечение после родов является нормальным явлением, это может быть послеродовое кровотечение, если:

  • вы пропитываете более одной прокладки каждый час
  • у вас выделяются кровяные сгустки размером с яйцо или больше

Послеродовое кровотечение очень серьезное и может быть опасным для жизни. Медицинская помощь необходима очень быстро, чтобы остановить кровотечение.

Что вызывает послеродовое кровотечение?

Послеродовое кровотечение часто вызывается тем, что матка (матка) не сокращается должным образом после родов, что приводит к кровотечению из крупных кровеносных сосудов, питающих плаценту.

Это также может быть вызвано повреждением матки, шейки матки, влагалища или промежности или проблемами с плацентой, такими как предлежание плаценты, отслойка плаценты, акрета плаценты или задержка плаценты.

У большинства женщин нет известных факторов риска послеродового кровотечения. Это может случиться с каждым, и это непредсказуемо. Однако это более вероятно, если у вас есть:

  • ослабили мышцы матки (например, если у вас раньше было много детей)
  • долгий труд
  • большой ребенок
  • очень растянутая матка (например, если вы вынашиваете нескольких детей или у вас много амниотической жидкости)
  • нарушение свертываемости крови
  • У
  • было послеродовое кровотечение до
  • кесарево сечение

Послеродовое кровотечение случается примерно после 1 из каждых 25 родов.

Можно ли предотвратить послеродовое кровотечение?

Поскольку послеродовое кровотечение настолько непредсказуемо, важно, чтобы все женщины имели доступ к неотложной медицинской помощи после родов. Большинство женщин получают дозу лекарств, чтобы помочь матке сократиться и родить плаценту.

Если ваш врач или акушерка считает, что вы подвержены повышенному риску послеродового кровотечения, вам будет рекомендовано рожать в крупной больнице с готовыми продуктами крови на случай, если вам потребуется переливание крови.Вам дадут дополнительное лекарство, чтобы помочь матке сократиться.

Как лечить послеродовое кровотечение?

Послеродовое кровотечение требует неотложной медицинской помощи. Чтобы вылечить его, ваша медицинская бригада введет иглу для внутривенных вливаний в вену и, возможно, катетер в мочевой пузырь. Они осмотрят вас, чтобы найти причину кровотечения, и будут внимательно следить за вашим кровяным давлением и пульсом, чтобы проверить наличие признаков шока.

Лечение послеродового кровотечения включает массаж матки, чтобы способствовать выходу плаценты, назначение лекарств или переливание крови.

Если кровотечение по-прежнему не удается остановить, вам может потребоваться операция по удалению плаценты или любой оставшейся ткани; восстановить травму, вызвавшую кровотечение; или провести другую процедуру, чтобы остановить кровотечение. Иногда единственным способом остановить кровотечение и спасти свою жизнь было бы удаление матки.

После этого вам нужно будет находиться под пристальным наблюдением в больнице, иногда в отделении интенсивной терапии (ОИТ).

Влияет ли послеродовое кровотечение на будущие беременности?

У вас повышен риск повторного послеродового кровотечения в следующий раз.Очень важно сообщить об этом вашей медицинской бригаде во время следующей беременности, чтобы они могли попытаться предотвратить ее повторение.

Если вы беспокоитесь о будущих беременностях, поговорите со своим врачом или акушеркой, чтобы они объяснили, что произошло.

Женщины, чьи роды шли не по плану, часто весьма негативно относятся к своим родам. Если вы чувствуете грусть, разочарование или травму из-за того, что произошло, важно поговорить с кем-нибудь. Варианты того, с кем вы можете связаться или поговорить, включают:

Травма во время беременности: уникальная задача

окт.06, 2017

Травма является ведущей причиной неакушерской смерти будущих матерей, затрагивая 7 процентов всех беременностей; чаще всего травма возникает в третьем триместре. Серьезная травма связана с 7 процентами материнской и 80 процентами внутриутробной смертности.

Автокатастрофы являются наиболее распространенной причиной тупых травм во время беременности, что составляет 50 процентов случаев. Падения из-за нестабильности, особенно на поздних сроках беременности, составляют еще 22 процента травм.

«Беременные женщины, как правило, ходят по-разному и имеют разный баланс, поэтому у них может быть некоторый риск травмы лодыжки или колена при падении», — говорит Эрика А. Лумис, доктор медицинских наук, хирург-травматолог в кампусе клиники Майо в Рочестере, штат Миннесота. «Когда беременные женщины все же падают, они пытаются защитить свой живот, чтобы он мог перевернуться и получить другую травму».

Большинство травм случайны или непреднамеренны. Хотя уровень насилия или нападений со стороны интимного партнера возрастает во время беременности, на их долю приходится лишь 2–3 процента от общего числа травм во время беременности.

При травме анатомия беременной матери обеспечивает превосходную защиту плода, а толстые стенки матки и амниотическая жидкость помогают предотвратить шок. Тем не менее, плод становится более уязвимым для потенциальных травм по мере его роста, и матка покидает костную защиту таза.

Риск гибели плода и матери в результате травмы

Отслойка плаценты является наиболее частой причиной гибели плода в результате травмы во время беременности. Сила травмы может оторвать плаценту от стенки матки и привести к гибели плода.Разрыв матки, хотя и редко, обычно происходит в третьем триместре и связан с высоким риском смертности плода и матери.

«Даже незначительная травма может привести к потере плода», — говорит доктор Лумис. «Любая беременная женщина, получившая травму, должна быть осмотрена акушером-гинекологом только для того, чтобы убедиться в отсутствии вагинального кровотечения, преждевременного разрыва плодных оболочек, сокращений матки — всего, что может привести к осложнениям».

Отсутствие ранних признаков шока у беременной также может привести к высокому риску материнской и внутриутробной смертности.

Лечение травм во время беременности

Лечение травм во время беременности может быть эмоционально заряженной ситуацией.

«Каждый раз, когда вы имеете дело с двумя пациентами, поступающими как один, вы имеете дело с более сильной стрессовой ситуацией», — говорит доктор Лумис, добавляя, что иногда беременные женщины, столкнувшиеся с травмой, могут впадать в истерику, а члены семьи с накалом страстей могут отвлекать.

Если возможно, попросите социального работника, священника или доступную медсестру, чтобы помочь с членами семьи и их потребностями.

С беременными женщинами с травмами следует обращаться так же, как и с их небеременными коллегами. Первая цель состоит в том, чтобы оценить состояние дыхательных путей, дыхания и кровообращения матери и установить стабильность сердечно-легочной системы матери; реанимация матери оптимизирует исходы для плода.

Консультации с коллегами по акушерству и гинекологии могут оказаться бесценными. Кроме того, медицинские работники должны помнить об анатомических изменениях, связанных с беременностью, которые влияют на то, как будущие пациенты выглядят в травматологическом отделении.Объем крови увеличивается, кровяное давление снижается, углекислый газ уменьшается, частота сердечных сокращений увеличивается, увеличивается дыхательный объем и увеличивается частота дыхания.

Медицинские работники также должны помнить о том, что при оказании помощи беременным женщинам с травматическими повреждениями следует избегать отвлечения внимания на плод.

«Лучший способ вытащить обоих этих людей — плод и маму — через это травматическое событие — это спасти маму», — говорит доктор Лумис. «Итак, все, что нужно сделать, чтобы спасти маму, — это действительно то, что нужно сделать, вместо того, чтобы сосредотачиваться на том, что насчет плода?» Плод вряд ли выживет, если мама не выживет.

«Часто случается, что медицинские работники сосредотачиваются на плоде и упускают из виду другие ключевые вещи — жизненно важные вещи, — которые следует решать», — говорит она, отмечая, что обследование плода следует начинать только после стабилизации состояния матери.

Другие ловушки

Помимо отвлечения внимания на плод, существует несколько других потенциальных ловушек, которых следует избегать при лечении беременных женщин, таких как:

Неправильная транспортировка

Беременные женщины могут не переносить обычное положение лежа на спине на щите.Нижняя полая вена может быть сдавлена ​​беременной маткой, что может привести к развитию синдрома лежачей гипотензии. Чтобы избежать этого риска, поместите пациента на доску под наклоном так, чтобы левая сторона была немного внизу, а правая сторона была немного вверху.

Завышение оценки тяжести травмы

Та же шкала тяжести травмы, что и у небеременных женщин, применима и к будущим матерям. Оценки не должны быть повышены только потому, что пациентка беременна.

Не распознавание дыхательной недостаточности

У будущей матери дыхательный объем увеличивается, а частота дыхания изменяется, чтобы приспособиться к растущей матке.Таким образом, для беременной женщины даже то, что выглядит как нормальный газ крови или лабораторные показатели, на самом деле может быть признаком надвигающейся дыхательной недостаточности. Ранняя интубация и обеспечение проходимости дыхательных путей могут спасти жизнь.

Введение недостаточного объема реанимации

Если в больнице есть запасы крови, медицинские работники должны вводить ее по клиническим показаниям, при этом признавая, что беременным женщинам требуется больший объем крови, чем небеременным женщинам.

Проведение вагинального исследования

Вагинальное исследование имеет решающее значение для определения наличия проблем, особенно вагинального кровотечения, наличия пуповины или потери амниотической жидкости, для надлежащего ведения пациента.

Отсутствие ранних признаков шока

Беременные женщины могут физиологически очень хорошо компенсироваться и могут не казаться шоковыми до тех пор, пока не перенесут значительную кровопотерю; таким образом, поставщики могут непреднамеренно обойти критическое окно для проведения реанимации с достаточным объемом внутривенной жидкости или крови.

«Даже если мама хорошо выглядит и имеет нормальные жизненные показатели, могут быть признаки дистресса плода», — говорит доктор Лумис. «Тело матери не считает матку жизненно важным органом, поэтому кровь будет отводиться от матки, если это необходимо, что может привести к значительным и внезапным нарушениям плода.»

Кроме того, при оказании помощи беременным женщинам с травматическими повреждениями необходимо проводить анализ крови для определения резус-фактора (D). Rh(D)-отрицательные женщины с тяжелой травмой, которые еще не аллоиммунизированы, должны получать анти-D-иммуноглобулин. Тест Клейхауэра-Бетке может быть выполнен, чтобы определить, произошел ли какой-либо обмен кровью между матерью и плодом.

Из-за сложности определения того, имело ли место прямое повреждение плода, опрос матери о движениях плода и использование мониторов могут предоставить дополнительные необходимые данные помимо клинического обследования.

Как правило, медработники в травматологическом отделении могут давать лекарства беременным женщинам, как и любому другому пациенту с травмой. Д-р Лумис объясняет, что существует ограниченное количество данных, связанных с рисками современной рентгенографии для будущего плода.

«Вне первого триместра — и, конечно, к третьему триместру — риск довольно ограничен», — говорит она, отмечая очень небольшой риск детской лейкемии на ранних сроках беременности и небольшой риск задержки внутриутробного развития на более поздних сроках беременности.

«В целом следует взвесить риски и выгоды, и поставщики должны действовать соответственно», — говорит д-р Лумис. «Риск облучения плода существует, но если мать умирает от нераспознанной травмы, плод тоже не выживет».

После осмотра и лечения в травмпункте медработники должны приступить к госпитализации и уходу за выявленными травмами. Если травм не выявлено, беременные пациентки должны находиться под наблюдением в течение шести часов или даже дольше в случаях травм более высокого уровня или дистресса плода.

Вопрос о переводе

Вопрос о переводе беременной с травмой на более высокий уровень помощи зависит от срока ее беременности и ресурсов лечащего стационара. Вот несколько ключевых вопросов для определения необходимости перевода:

  • Имеется ли необходимый запас крови?
  • Есть ли вагинальное кровотечение или разрыв плодного пузыря, которые могут потребовать неонатальных родов?
  • Удобно ли местному акушеру наблюдать за этой пациенткой?
  • Нужны ли ей медицинские работники, которые могут справиться как с травмой, так и с беременностью?
  • Если бы эта пациентка не была беременна, мы бы все равно оставили ее в качестве травматолога?

«Просто вычеркните на минуту беременность из поля зрения, и решение о переводе станет более очевидным», — говорит доктор.Лумис.

Влияние субхориальной гематомы на исход беременности

Введение: Субхориальная гематома (SCH) является наиболее частой ультразвуковой аномалией, обнаруживаемой у женщин с симптомами угрозы прерывания беременности. Это относится к скоплению крови между хорионической оболочкой и стенкой матки. В зависимости от времени образования гематомы на УЗИ она может выглядеть как гипоэхогенная или гиперэхогенная. Причина SCH может быть связана с плохой плацентацией.Хотя SCH распространен, влияние SCH на исходы беременности неясно. Целью обзора является обзор влияния СКГ на исходы беременности и определение прогностических факторов, которые могут предсказать неблагоприятные исходы беременности у женщин с СКГ.

 

Методы: Для выявления соответствующей литературы был проведен поиск в электронных базах данных (PubMed и EMBASE) с использованием поисковых терминов: «субхориальная гематома» и «субхориальное кровоизлияние». Критерии исключения включают многоплодную беременность, внематочную беременность, пузырный занос Бреуса, обзорные статьи, клинические случаи и исследования, не посвященные влиянию SCH на исходы беременности.

 

Результаты и заключение: Женщины с SCH имеют повышенный риск отслойки плаценты. Исследования противоречивы в отношении риска, который SCH представляет для потери беременности. Имеются лишь ограниченные исследования других неблагоприятных исходов беременности, таких как преждевременные роды, малый вес для гестационного возраста, преэклампсия и хориоамнионит. Факторы, которые могут предсказывать повышенную вероятность неблагоприятных исходов беременности при SCH, включают: большой размер гематомы, фундальное или ретроплацентарное расположение, ранний гестационный возраст постановки диагноза (до 9 недель) и тяжесть симптомов.Персистирующий SCH встречается редко, но сопряжен с высоким риском осложнений, включая хориоамнионит.

 

До 25% беременных женщин испытывают симптомы угрозы прерывания беременности, а именно первичные вагинальные (PV) кровотечения в первом триместре с маточными сокращениями или без них [1]. Наиболее частой ультразвуковой патологией у этих женщин является субхориальная гематома (СХГ) [2]. SCH представляет собой скопление крови между хорионической оболочкой и стенкой матки [2]. Как правило, он проявляется в виде кресцентрического гипоэхогенного поражения вокруг плодного яйца [2].По данным ретроспективного когортного исследования 2014 г., проведенного в Турции, зарегистрированная частота ВГС у женщин с симптомами угрозы прерывания беременности составляет 18,2% [3]. В общей акушерской популяции частота SCH колеблется от 1,7% до 3,1% [4,5].

 

Точная патофизиология SCH до сих пор неизвестна. Тем не менее, считается, что основной причиной SCH является плохая плацентация [3,6]. Плохая плацентация может нарушать ангиогенез и приводить к образованию слабых сосудов, которые легко рвутся [3,6].Предполагается, что при SCH маргинальные маточно-плацентарные вены разрываются и вызывают кровотечение низкого давления [7]. Затем кровь движется вокруг плодного яйца, образуя крезентериальную гематому между хорионической оболочкой и стенкой матки [7]. Напротив, кровотечение при отслойке плаценты обычно представляет собой кровотечение под высоким давлением из разорванных спиральных артериол [8]. Результаты недавнего японского исследования, по-видимому, подтверждают теорию о том, что SCH вызван плохой плацентацией [9]. Исследование показало, что SCH чаще встречается у женщин с факторами риска плохой плацентации, такими как многоплодие и беременность, зачатая в результате экстракорпорального оплодотворения, особенно у тех, кто использует перенос замороженных-размороженных эмбрионов [9].

 

В то время как некоторые SCH протекают бессимптомно, большинство из них может проявляться кровотечением PV в первом триместре с маточными сокращениями или без них [5,10]. В большинстве случаев (до 70%) кровотечения из ЛВ различной степени, от мажущих до обильных кровотечений, могут продолжаться с перерывами в течение 1–3 мес после установления диагноза ВКГ [11]. Симптомы обычно исчезают спонтанно во втором триместре [11]. Однако у незначительного меньшинства женщин (0,46% всех акушерских пациенток) может быть персистирующий ВКС, который остается симптоматическим до родов [11].

 

SCH диагностируется с помощью УЗИ (рис. 1). Характерной сонографической находкой является гипоэхогенное крезентериальное поражение между хорионической оболочкой и стенкой матки [2]. Гематома вначале может казаться гиперэхогенной, но со временем она становится гипоэхогенной [2]. Возможные дифференциальные диагнозы для этой сонографической находки включают хориоамниотическое разделение и двойное плодное яйцо [2].

Рисунок 1. Субхориальная гематома в первом триместре беременности.

Хотя SCH очень часто встречается у женщин с симптомами угрозы выкидыша, влияние SCH на исходы беременности неясно. Целью этого обзора является обзор влияния SCH на исходы беременности. Он также направлен на определение прогностических факторов, которые могут предсказать неблагоприятные исходы беременности у женщин с SCH.

 

Для поиска соответствующей литературы был проведен поиск в электронных базах данных (PubMed и EMBASE) с использованием поисковых терминов: субхориальная гематома и субхориальное кровоизлияние.Поиск был ограничен англоязычными исследованиями на людях, опубликованными в период с января 1981 г. по июнь 2016 г. В результате поиска в базе данных было выявлено в общей сложности 192 исследования, а еще 14 исследований были выявлены в результате ручного просмотра библиографий. После удаления дубликатов исследования были исключены по таким причинам, как многоплодная беременность (n = 2), внематочная беременность (n = 2), родинка Бреуса (n = 11), обзорные статьи (n = 2), отчеты о клинических случаях (n = 4). ) и различной направленности исследования (n = 82) (рис. 2). В этот обзор были включены 28 исследований, в которых обсуждалось влияние SCH на исходы беременности.

Рисунок 2. Блок-схема исследования PRISMA.

Неблагоприятные исходы беременности, которые могут быть связаны с SCH, включают раннюю и позднюю потерю беременности, отслойку плаценты, преждевременные роды (PTD), преждевременный преждевременный разрыв плодных оболочек (pPROM), малый для гестационного возраста (SGA) и хориоамнионит. Патофизиологические механизмы того, как SCH может способствовать этим неблагоприятным исходам беременности, остаются неясными. Считается, что SCH может вызывать прерывание беременности либо за счет прямого механического воздействия, либо за счет непрямой воспалительной реакции [12].Что касается отслойки плаценты, исследования показывают, что основная причина SCH — плохая плацентация — также предрасполагает пациентов к отслойке плаценты [5,13].

 

Потеря беременности на ранних и поздних сроках

В нескольких исследованиях SCH был связан с повышенным риском выкидыша (потеря беременности до 20 недель) и мертворождения (потеря беременности после 20 недель). В недавнем исследовании Sukur et al. [3] сообщили, что частота выкидышей была значительно выше у женщин с SCH по сравнению с женщинами без (29.5% против 12,6%). Аналогичные данные были получены Kurjak et al. [14]. Согласно Ozkaya et al. [15], риск невынашивания был в шесть раз выше у женщин с ВГС (ОШ = 6,29, 95% ДИ 1,43–37,7). В отдельном исследовании риск невынашивания беременности оставался значительно выше при ВГС даже после остановки кровотечения из ЛВ [16]. Мертворождения также чаще встречаются у женщин с ВГ по сравнению с женщинами без ВГ [13]. Шар и др. [13] обнаружили, что риск мертворождения был значительным по сравнению с женщинами как с кровотечением из легочных вен, так и без него.Согласно метаанализу, проведенному в 2011 г., SCH удвоил риск выкидыша и мертворождения (ОШ = 2,18, 95% ДИ 1,29–3,68 и ОШ = 2,09, 95% ДИ 1,20–3,67 соответственно) [6]. По данным метаанализа, на каждые 11 женщин с ВГ приходилось один дополнительный выкидыш [6].

Однако некоторые исследования дали противоречивые результаты. Два небольших исследования (n = 22, n = 62) SCH не обнаружили, что SCH увеличивает частоту выкидышей [17,18]. В одном из этих исследований выкидышей не было во всех 22 изученных случаях ВГ [17].Tower и Regan [19] изучали влияние SCH на популяцию с привычными выкидышами. Они обнаружили, что SCH не увеличивает частоту выкидышей у этих пациенток [19]. Согласно проспективному исследованию 2003 г., женщины с ВГ также не имели значительно более высокого риска мертворождения [5]. В крупном ретроспективном исследовании риск мертворождения у женщин с ВГС был незначительным после поправки на этническую принадлежность, легочные кровотечения, хроническую гипертензию, прегестационный диабет и курение [4].

Смешанные результаты различных исследований позволяют предположить, что влияние SCH на невынашивание беременности сложное.Не все случаи SCH имеют одинаковый риск выкидыша и мертворождения. Вероятность потери беременности при SCH может зависеть от нескольких прогностических факторов, таких как размер и расположение гематомы.

 

Отслойка плаценты

В отличие от риска потери беременности, риск отслойки плаценты у женщин с ВГ хорошо известен. При наличии SCH риск отслойки плаценты увеличивается с 0,6% до 3,6% (aOR = 2,6, 95% ДИ 1,8–3,7) [4]. Этот вывод подтверждается несколькими другими исследованиями [5,13,20].Согласно метаанализу, в котором были объединены результаты четырех различных исследований, SCH увеличивал риск отслойки плаценты более чем в пять раз (ОШ = 5,70, 95% ДИ 3,91–8,33) [6]. Число, необходимое для нанесения вреда, составляло всего 34 [6]. Учитывая, что в исследованиях постоянно сообщалось о более высоком риске отслойки плаценты у женщин с SCH, SCH, скорее всего, действительно влияет на риск отслойки плаценты.

 

Преждевременные роды (ПР)

Исследования также показали, что женщины с SCH имеют значительно более высокий риск PTD [4,5,20,21].В 2003 г. Надь и др. [5] сообщили, что SCH удвоил риск PTD (ОР = 2,3, 95% ДИ 1,6-3,2). В их исследовании 43% этих случаев PTD произошли до 34 недель, а 10% — до 28 недель [5]. Этот результат был подтвержден большим ретроспективным когортным исследованием 2010 г., в которое было включено более 1000 случаев СКГ [4]. Совсем недавно Palatnik и Grobman [20] провели многовариантный регрессионный анализ и показали, что SCH увеличивает риск PTD независимо от длины шейки матки в середине триместра.Было несколько исследований, в которых не было обнаружено корреляции между SCH и преждевременными родами [3,13,14,18,19]. Однако эти исследования были меньше по размеру, и только в одном из исследований было зарегистрировано более 100 случаев SCH [13]. Тем не менее, необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить риск PTD у женщин с SCH.

 

Хориоамнионит

Хориоамнионит — редкое, но тяжелое осложнение беременности, которое может вызвать опасный для жизни неонатальный сепсис. В настоящее время риск хориоамнионита у женщин с SCH до сих пор неизвестен.Было только одно исследование, в котором подробно изучался риск хориоамнионита при SCH [11]. В этом исследовании Seki et al. [11] сообщили, что хориоамнионит особенно часто встречается у женщин с персистирующим SCH. У шести из 22 женщин (27,3%) с персистирующим ВГГ был хориоамнионит [11]. У половины этих женщин был выкидыш, а у другой половины роды были преждевременными [11]. В исследовании персистирующий SCH был определен как гематома с клиническими симптомами, которые продолжались до родов [11].Недавнее исследование показало, что у женщин с SCH были значительно разные результаты посева вагинального мазка [22]. Женщины с SCH имели значительно более высокую распространенность коагулазонегативных Staphylococcus и Gardnerella vaginalis и более низкую распространенность Lactobacillus в вагинальных мазках [22]. Результат посева предполагает, хотя и не является диагностическим признаком бактериального вагиноза, состояния, которое было связано с хориоамнионитом, pPROM и PTD [22]. Однако в этом исследовании мазки брали только во втором триместре, что было отдалено во времени от времени постановки диагноза SCH [22].Следовательно, прямая причинно-следственная связь не может быть подтверждена в ходе исследования [22]. Риск хориоамнионита у женщин с SCH требует дальнейшего изучения.

 

Маленькие для гестационного возраста (SGA) и преэклампсии

Учитывая, что SCH может быть связан с плохой плацентацией, важно также учитывать другие неблагоприятные исходы беременности, обычно связанные с плохой плацентацией, такие как SGA и преэклампсия. SCH был связан со значительно более высоким риском SGA в двух исследованиях [5,15] и с преэклампсией в одном исследовании [5].Однако большинство исследований не подтвердили значимой связи между SCH и SGA [3,4,12,13,19,20]. SCH также не был связан с преэклампсией в многочисленных исследованиях [4,12,19,20]. Что еще более важно, в двух крупнейших контролируемых исследованиях SCH (n = 512 и n = 1081) SCH не увеличивал риск SGA или преэклампсии [4,20].

 

Преждевременный преждевременный разрыв плодных оболочек (pPROM)

Ограниченные исследования зафиксировали частоту pPROM у женщин с SCH.В исследовании Palatnik и Grobman [20] pPROM значительно чаще встречался у женщин с SCH по сравнению с женщинами без SCH (6,4% против 4,0%). Однако этот вывод не был подтвержден в двух других исследованиях [4,12].

 

Другие неблагоприятные исходы беременности

Интересно, что Nagy et al. [5] отметили, что у женщин с SCH была значительно более высокая частота аномально прикрепленной плаценты, которая требовала ручного удаления (13,9% против 4,9%). Ранее в двух неконтролируемых исследованиях также отмечалось, что ручное удаление плаценты требовалось в 7% и 11 случаях.1% женщин с ВГ [10, 23]. Необходимы более контролируемые исследования, чтобы предоставить информацию о риске.

 

Вероятность неблагоприятных исходов беременности при SCH может зависеть от нескольких прогностических факторов. Различия в размере, локализации и персистентности SCH, а также гестационном возрасте диагностики и тяжести симптомов могут изменить то, как SCH влияет на беременность [24]. Более подробное изучение этих факторов может помочь клиницистам уточнить риск SCH.

 

Размер гематомы

Риск неблагоприятных исходов может увеличиваться при большем размере гематомы.В первоначальной серии случаев SCH Mantoni и Pederson [25] отметили, что SCH> 50 мл, возникающий после 16 недель беременности, увеличивает риск самопроизвольного аборта и PTD, но SCH < 35 мл имел хороший прогноз. В одном исследовании все женщины имели SCH < 16 мл, и ни у одной из них не было выкидыша [17]. Напротив, другое исследование показало, что 81% беременностей с SCH > 60 мл не доношены [21]. Частота выкидышей сильно различалась в зависимости от размера SCH. Озкая и др. [15] использовали анализ кривой рабочих характеристик приемника (ROC) и определили, что гематома > 32 мл имеет 81% чувствительность и 80% специфичность для прогнозирования риска выкидыша. В ряде других исследований также было показано, что размер гематомы является важным фактором невынашивания беременности [23,26-29]. Однако во многих исследованиях не наблюдалось связи между размером плода и невынашиванием беременности [1, 13, 14, 16, 18, 30, 31]. Прогнозирование риска выкидыша по размеру гематомы является спорным из-за смешанных данных.Было высказано предположение, что размер не является лучшим показателем степени субхориального кровотечения [24]. Это связано с тем, что более крупная гематома может быть вызвана либо усилением субхориального кровотечения, либо уменьшением цервикального дренажа в виде легочного кровотечения [24]. Это может объяснить, почему в нескольких исследованиях не было обнаружено, что размер является предиктором плохого прогноза. В то время как размер может не коррелировать линейно с повышенным риском выкидыша, гематома выше определенного объема может по-прежнему давать более высокий риск. Это связано с тем, что независимо от причины большая гематома может иметь более прямое влияние давления-объема на беременность.Значительно большая гематома может также иметь большее вовлечение плаценты. В настоящее время размер гематомы остается спорным предиктором неблагоприятного исхода.

 

Местоположение гематомы

  Гематомы в определенных местах могут иметь худший прогноз. Большинство SCH расположены на передней поверхности матки и на периферии плаценты [5,17]. Гематомы, которые были ретроплацентарными или фундальными, имели значительно более высокие показатели потери беременности согласно нескольким исследованиям [14,29,30].Фундальная гематома в четыре раза чаще вызывала выкидыш по сравнению с надшейной гематомой (27,5% против 6,6%) [14]. Хотя ретроплацентарное расположение было значительным фактором риска, Nyberg et al. [29] обнаружили, что, в конечном счете, именно степень вовлечения плаценты лучше всего предсказывала внутриутробную смертность. Используя множественный логистический регрессионный анализ, Nyberg et al. [29] показали, что после внесения поправок на участие плаценты локализация больше не ассоциировалась со смертностью плода.Без вовлечения плаценты смертность плода составила всего 8% [29]. При поражении 20-50% плаценты смертность плода возрастала до 20%. Поражение плаценты более чем на 50% приводило к 75% смертности плода [29]. Основываясь на имеющихся данных, большее вовлечение плаценты и ретроплацентарное или фундальное расположение гематомы могут быть важными факторами риска для более неблагоприятного прогноза среди женщин с SCH.

 

Персистенция гематомы

В большинстве случаев SCH проходит самостоятельно во втором триместре, но у некоторых симптомы могут сохраняться до родов.Этот персистирующий SCH встречается редко и присутствовал только у 0,46% акушерской популяции в целом [11]. Персистирующий SCH может иметь худший прогноз. Секи и др. [11] изучили 22 случая персистирующего ВКГ и обнаружили, что, хотя частота выкидышей не была особенно высокой (13,6%), у большинства женщин с персистирующим ВКГ были преждевременные роды (77,3%), половина из которых произошла до 32 недель. Также была высокая распространенность хориоамнионита среди женщин с персистирующим ВГС (27,3%) [11]. Аоки и др. также обнаружили более высокую частоту осложнений, включая PTD, SGA и неонатальное заболевание легких в десяти случаях персистирующего SCH [32]. Хотя других исследований гематом, которые сохранялись до родов, не проводилось, в нескольких исследованиях было отмечено, что гематомы, которые медленно рассасывались или были связаны с длительным кровотечением из легочных вен, имели более высокие показатели невынашивания беременности [1,10,23,27]. Доказательства ограничены, но стойкий SCH, по-видимому, связан с более высокой частотой осложнений.

 

Гестационный возраст диагноза  

В нескольких исследованиях было обнаружено, что более ранний гестационный возраст с диагнозом SCH является фактором риска неблагоприятных исходов.Согласно обсервационному исследованию 2005 года, SCH, диагностированный до 9 недель, имеет значительно более высокий риск потери беременности и неблагоприятного исхода по сравнению с SCH, диагностированным после 9 недель (aOR = 18,29, 95% ДИ 2,36–41,46 и aOR = 2,22, 95% ДИ 1,13). – 4,40 соответственно), даже после поправки на другие факторы, такие как размер гематомы и возраст матери [33]. Исследование также показало, что риск потери беременности увеличивается с менее чем 2% до 20%, если диагноз установлен до 9 недель [33]. Аналогичные результаты были получены Bennett et al. [26]. Тем не менее, в исследованиях не было четкого ответа на вопрос о том, когда возникают симптомы кровотечения из легочных вен в связи с диагнозом SCH. Кроме того, многие другие исследования не согласились с тем, что более ранний гестационный возраст постановки диагноза был важным прогностическим фактором [16,27,29,34]. В одном исследовании более ранний гестационный возраст диагностики был тесно связан с преждевременными родами, но не с невынашиванием беременности [29]. Тем не менее, согласно исследованию 2003 г., не было выявлено значимой корреляции между гестационным возрастом постановки диагноза и риском ПТД [34].На основании имеющихся данных гестационный возраст постановки диагноза не является явным фактором риска ухудшения исходов. В существующих исследованиях также отсутствует вероятный механизм того, как более ранний гестационный диагноз приводит к неблагоприятным исходам.

 

Тяжесть симптомов

Бессимптомный SCH распространен и доброкачествен [13,23,35]. У женщин с SCH те, у кого было кровотечение из PV, были более склонны к PTD, чем у тех, у кого не было симптомов (OR = 4.8, 95% ДИ 1,2–15,9) [34]. На основании исследования Абу-Юсефа и др. [27], у большинства женщин (83%) с кровотечением из ПВ средней и тяжелой степени исход был неблагоприятным. Напротив, у большинства женщин (75%) с легким легочным кровотечением исход был благоприятным [27]. Риск неблагоприятного исхода беременности выше при более тяжелых симптомах СКГ.

 

Несмотря на влияние СКГ на течение беременности, конкретных рекомендаций по ведению СКГ не существует. Отчасти это связано с тем, что существует лишь ограниченное количество исследований того, как управлять SCH.В настоящее время большинство женщин с СКГ регулярно контролируются с помощью УЗИ до рассасывания гематомы. В остальном женщин с SCH лечат так же, как и других женщин с угрозой выкидыша, с рекомендациями по постельному режиму и дополнительному приему прогестагенов. Однако постельный режим не считается полезным для женщин с угрозой выкидыша на основании результатов Кокрановского обзора [36]. Было одно нерандомизированное контролируемое исследование, которое показало более низкую частоту выкидышей у женщин с SCH, которые соблюдали постельный режим (6.5% против 23,3%) [37]. Однако, учитывая, что в исследовании отсутствовала рандомизация и оно проводилось ретроспективно, доказательства слабые и неубедительные. Что касается прогестагена, Кокрановский обзор четырех рандомизированных контролируемых исследований показал, что он значительно снижает частоту самопроизвольных абортов у женщин с угрозой выкидыша (ОР = 0,53, 95% ДИ 0,35–0,79) [38]. Положительные эффекты прогестагена могут быть связаны с его иммуномодулирующими свойствами. Прогестаген увеличивает выработку индуцированного прогестероном блокирующего фактора, что способствует ответу Т-хелперов типа 2 [39-41].Кроме того, прогестаген также может помочь, способствуя имплантации и ингибируя сокращение матки и расширение шейки матки [39,41]. В нескольких исследованиях прогестаген был полезен для женщин с SCH [40,41]. Pandian сообщил, что дидрогестерон, назначаемый в дозе 40 мг/сут. с последующим приемом по 10 мг два раза в день до 16 недель беременности снижал частоту выкидышей на 15,9% (ОШ = 0,36, 95% ДИ 0,172–0,756) [41]. В другом исследовании прием 40 мг перорального дидрогестерона ежедневно до 16 недель беременности привел к сохранению беременности у 93% женщин с СКГ [40].Хотя результаты обнадеживают, необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить преимущества прогестагена. Пациенты и врачи должны тщательно взвесить затраты и выгоды, прежде чем начинать лечение прогестагенами.

Новое лекарство, называемое вагинальной альфа-липоевой кислотой (ALA), в настоящее время изучается на предмет его потенциального использования для лечения SCH [42]. Рандомизированное контролируемое исследование показало, что женщины, принимавшие 10 мг вагинальной АЛК, имели более быструю резорбцию SCH по сравнению с женщинами, принимавшими 400 мг прогестерона, и женщинами, не принимавшими никаких лекарств [42].ALA считается полезной из-за ее иммуномодулирующих свойств [42]. Однако исследование было небольшим пилотным исследованием, в котором участвовало всего 76 пациентов [42]. Он не способен обнаружить изменение клинического исхода частоты выкидышей (3/27 в группе АЛК и 6/27 в группе прогестерона) [42]. До сих пор неясно, улучшит ли более быстрое рассасывание SCH клинические результаты.

 

Учебные баллы для студентов-медиков

У женщин с симптомами угрозы выкидыша SCH является наиболее часто выявляемой ультразвуковой аномалией.Было высказано предположение, что причиной SCH может быть плохая плацентация, которая приводит к образованию слабых краевых маточно-плацентарных вен, которые рвутся и кровоточат. SCH значительно увеличивает риск отслойки плаценты, но исследования все еще противоречивы в отношении того, увеличивает ли он риск потери беременности и других неблагоприятных исходов, включая PTD, SGA, преэклампсию и хориоамнионит. Предикторами неблагоприятных исходов являются размер гематомы, локализация с большим вовлечением плаценты, персистенция гематомы, более ранний гестационный возраст постановки диагноза и тяжесть симптомов.Лечение SCH включает регулярный ультразвуковой контроль. В некоторых исследованиях есть потенциальные преимущества постельного режима и дополнительного прогестагена, но доказательства все еще ограничены. Вагинальная АЛК — это новый вариант лечения, который все еще находится на стадии изучения. В будущем более крупные контролируемые исследования, в которых будут измеряться все различные прогностические факторы, помогут получить более точную информацию о риске, связанном с SCH.

 

Благодарности

Я хотел бы поблагодарить Dr.Шави Фернандо за консультации и отделение диагностической визуализации Монаша за предоставление ультразвукового изображения субхориальной гематомы.

Конфликт интересов

Не объявлено

 

[1] Гольдштейн С.Р., Субраманьям Б.Р., Рагхавендра Б.Н., Хории С.К., Хилтон С. Субхориальное кровотечение при угрозе аборта: сонографические данные и значение. AJR Am J Рентгенол. 1983;141(5):975-8.

[2] Trop I, Levine D. Кровотечение во время беременности: УЗИ и МРТ.AJR Am J Рентгенол. 2001;176(3):607-15.

[3] Sukur YE, Goc G, Kose O, Acmaz G, Ozmen B, Atabekoglu CS, et al. Влияние субхориальной гематомы на исход беременности у пациенток с угрозой прерывания беременности. Журнал Турецко-немецкой гинекологической ассоциации. 2014;15(4):239-42.

[4] Норман С.М., Одибо А.О., Маконес Г.А., Дике Дж.М., Крейн Д.П., Кэхилл А.Г. Выявленные на УЗИ субхорионические кровоизлияния и акушерские последствия. Акушерство Гинекол. 2010;116(2 часть 1):311-5.

[5] Надь С., Буш М., Стоун Дж., Лапински Р.Х., Гардо С.Клиническое значение субхориальных и ретроплацентарных гематом, выявленных в I триместре беременности. Акушерство Гинекол. 2003;102(1):94-100.

[6] Туули М.Г., Норман С.М., Одибо А.О., Маконес Г.А., Кэхилл А.Г. Перинатальные исходы у женщин с субхориальной гематомой: систематический обзор и метаанализ. Акушерство Гинекол. 2011;117(5):1205-12.

[7] Герцберг Б.С., Миддлтон В.Д. Плацента, пуповина и шейка матки. УЗИ: требования. Третье издание: Elsevier Health Sciences; 2015.п. 469-95.

[8] Гольдштейн С., Хаген-Ансерт С.Л. Осложнения первого триместра. Учебник диагностической сонографии. Седьмое изд.: Мосби; 2011. с. 1081-102.

[9] Асато К., Мекару К., Хешики С., Сугияма Х., Киндзё Т., Масамото Х. и др. Субхориальная гематома чаще возникает при беременности в результате экстракорпорального оплодотворения. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2014;181:41-4.

[10] Jouppila P. Клинические последствия ультразвуковой диагностики внутриматочной гематомы при угрозе прерывания беременности.Дж. Клин Ультразвук. 1985;13(2):107-11.

[11] Seki H, Kuromaki K, Takeda S, Kinoshita K. Стойкая субхориальная гематома с клиническими симптомами до родов. Int J Gynaecol Obstet. 1998;63(2):123-8.

[12] Johns J, Hyett J, Jauniaux E. Акушерские исходы после угрозы выкидыша с гематомой и без нее на УЗИ. Акушерство Гинекол. 2003;102(3):483-7.

[13] Ball RH, Ade CM, Schoenborn JA, Crane JP. Клиническое значение субхориальных кровоизлияний, выявленных при УЗИ.Am J Obstet Gynecol. 1996;174(3):996-1002.

[14] Kurjak A, Schulman H, Zudenigo D, Kupesic S, Kos M, Goldenberg M. Субхориальные гематомы на ранних сроках беременности: клинический исход и характер кровотока. J Matern Fetal Med. 1996;5(1):41-4.

[15] Озкая Э., Алтай М., Гелисен О. Значение субхориального кровотечения и исхода беременности при угрозе выкидыша для прогнозирования выкидыша, преждевременных родов и задержки внутриутробного развития. J Obstet Gynaecol. 2011;31(3):210-2.

[16] Борлум К.Г., Томсен А., Клаузен И., Эриксен Г. Отдаленный прогноз беременности у женщин с внутриматочной гематомой. Акушерство Гинекол. 1989;74(2):231-3.

[17] Stabile I, Campbell S, Grudzinskas JG. Угроза прерывания беременности и внутриматочные гематомы. Сонографические и биохимические исследования. J УЗИ Мед. 1989;8(6):289-92.

[18] Pedersen JF, Mantoni M. Распространенность и значение субхориального кровоизлияния при угрозе аборта: сонографическое исследование. AJR Am J Рентгенол.1990;154(3):535-7.

[19] Tower CL, Regan L. Внутриматочные гематомы у пациентов с привычным невынашиванием беременности. Хум Репрод. 2001;16(9):2005-7.

[20] Палатник А., Гробман В.А. Взаимосвязь между субхориальной гематомой первого триместра, длиной шейки матки и преждевременными родами. Am J Obstet Gynecol. 2015;213(3):403.e1-4.

[21] Sauerbrei EE, Pham DH. Отслойка плаценты и субхориальное кровоизлияние в первой половине беременности: УЗИ и клинический исход. Радиология.1986;160(1):109-12.

[22] Yamada T, Atsuki Y, Wakasaya A, Kobayashi M, Hirano Y, Ohwada M. Характеристики пациенток с субхориальными гематомами во втором триместре. J Obstet Gynaecol Res. 2012;38(1):180-4.

[23] Мандруззато Г.П., Д’Оттавио Г., Рустико М.А., Фонтана А., Богатти П. Внутриматочная гематома: диагностические и клинические аспекты. Дж. Клин Ультразвук. 1989;17(7):503-10.

[24] Xiang L, Wei Z, Cao Y. Симптомы внутриматочной гематомы, связанные с осложнениями беременности: систематический обзор.ПЛОС Один. 2014;9(11):e111676.

[25] Мантони М., Педерсен Дж. Ф. Внутриматочная гематома. Ультразвуковое исследование угрозы прерывания беременности. Br J Obstet Gynaecol. 1981;88(1):47-51.

[26] Беннет Г.Л., Бромли Б., Либерман Э., Бенасерраф Б.Р. Субхориальные кровоизлияния при беременности в первом триместре: прогноз исхода беременности с помощью УЗИ. Радиология. 1996; 200(3):803-6.

[27] Абу-Юсеф М.М., Блейхер Дж.Дж., Уильямсон Р.А., Вайнер С.П. Субхориальное кровоизлияние: сонографическая диагностика и клиническое значение.AJR Am J Рентгенол. 1987;149(4):737-40.

[28] Донгол А., Мул С., Тивари П. Исход беременности, осложненной угрозой аборта. Медицинский университет Катманду J (KUMJ). 2011;9(33):41-4.

[29] Нюберг Д.А., Мак Л.А., Бенедетти Т.Дж., Сир Д.Р., Шуман В.П. Отслойка плаценты и плацентарное кровотечение: корреляция сонографических данных с исходом плода. Радиология. 1987;164(2):357-61.

[30] Главинд К., Нор С., Нильсен П.Х., Ипсен Л. Внутриматочная гематома при беременности. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol.1991;40(1):7-10.

[31] Bloch C, Altchek A, Levy-Ravetch M. УЗИ на ранних сроках беременности: значение субхориального кровоизлияния. Гора Синай J Med. 1989;56(4):290-2.

[32] Аоки С., Инагаки М., Курасава К., Окуда М., Такахаши Т., Хирахара Ф. Ретроспективное исследование беременных женщин, находящихся на выжидательной тактике по поводу непрекращающегося кровотечения. Arch Gynecol Obstet. 2014;289(2):307-11.

[33] Мазо Г., Д’Оттавио Г., Де Сета Ф., Сарторе А., Пикколи М., Мандруззато Г. Внутриматочная гематома в первом триместре и исход беременности.Акушерство Гинекол. 2005;105(2):339-44.

[34] Шарма Г., Калиш Р.Б., Чейзен С.Т. Прогностические факторы, связанные с антенатальной субхориальной эхогенностью. Am J Obstet Gynecol. 2003;189(4):994-6.

[35] Дики Р.П., Олар Т.Т., Куроле Д.Н., Тейлор С.Н., Матулич Э.М. Взаимосвязь субхориального кровотечения в первом триместре, обнаруженного с помощью цветной допплерографии, с субхориальной жидкостью, клиническим кровотечением и исходом беременности. Акушерство Гинекол. 1992; 80 (3 ч. 1): 415–20.

[36] Алеман А., Альтабе Ф., Белизан Дж., Бергель Э.Постельный режим во время беременности для предотвращения выкидыша. Кокрановская база данных систематических обзоров. 2005 (2): Cd003576.

[37] Бен-Харуш А., Йогев Ю., Машиах Р., Мейзнер И. Исход беременности при угрозе аборта с субхориальной гематомой: возможная польза от постельного режима? Isr Med Assoc J. 2003;5(6):422-4.

[38] Вахаби Х.А., Файед А.А., Эсмаил С.А., Аль Зейдан Р.А. Прогестоген для лечения угрожающего выкидыша. Кокрановская база данных систематических обзоров. 2011(12):Cd005943.

[39] Карп Х.Систематический обзор дидрогестерона для лечения угрожающего выкидыша. Гинекол Эндокринол. 2012;28(12):983-90.

[40] Pelinescu-Onciul D. Лечение субхориального кровоизлияния дидрогестероном. Гинекологическая эндокринология: официальный журнал Международного общества гинекологической эндокринологии. 2007; 23 Приложение 1:77-81.

[41] Пандиан RU. Дидрогестерон при угрозе выкидыша: опыт Малайзии. Зрелые. 2009;65 Приложение 1:S47-50.

[42] Костантино М., Гуаральди К., Костантино Д.Разрешение субхориальной гематомы и симптомов угрозы выкидыша с помощью вагинальной альфа-липоевой кислоты или прогестерона: клинические данные. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2016;20(8):1656-63.

Началось кровотечение в 6 недель

Рассказ Джессики,

Итак, около месяца назад я начала чувствовать себя по-другому, у меня появились очень светлые темные кровянистые выделения, и я знала, что у меня задержка менструации. Сделала 3 теста на беременность и все оказались положительными. Мы с моим парнем вместе 6 лет и около года пытаемся.

Когда мы с ним впервые встретились, я сделала аборт, потому что он боролся с зависимостью, и ни один из нас не был в состоянии растить ребенка.

На этот раз это было похоже на судьбу… он был трезв, и дела у нас пошли на лад.

Я очень хотела быть беременной

Возбуждение, которое я испытал, было неописуемо, тем более, что моя лучшая подруга тоже была беременна. Я немедленно записался на прием к врачу и получил еще один положительный тест. И они проверили мой уровень ХГЧ.

В этот момент меня ничто не могло сбить с толку, даже слежка, которую я получал. Они сказали мне, что мне примерно 6 недель, и просто следить за кровотечением.

Но через пару дней стало тяжелее, поэтому мой врач посоветовал мне обратиться в Скорую помощь.

Я обратился в службу экстренной помощи

Делали УЗИ органов малого таза и внутренних и наружных. Потом Тай отправил меня домой, сказав, чтобы я не беспокоился. Моя шейка матки была закрыта, и кровотечение, вероятно, прекратилось. Я должен просто относиться к этому спокойно.Мой ХГЧ поднялся до 1690, и они сказали, что я должен вернуться, если что-то станет хуже. я

Через 2 дня я посетил своего врача, чтобы снова проверить уровень, а затем, ожидая результатов на следующий день, я лег вздремнуть.

Когда я встал, меня свело судорогой, и моя подушечка была почти пропитана кровью. Я начала плакать и позвонила своему врачу, который сказал мне снова обратиться в «Скорую помощь».

Мне сказали, что у меня неизбежен выкидыш

Я упала на колени и молилась, чтобы мой ребенок был в порядке.Они проверили мой ХГЧ, и он показал, что мой уровень не повышается. Поскольку сильное кровотечение, спазмы и уровень ХГЧ не повышались, мне сказали, что выкидыш почти неизбежен.

Я растерялся, но хотел дождаться визита к врачу в следующий понедельник. Это было в пятницу.

Я делала все, чтобы успокоить себя, но когда той ночью я легла в постель, у меня начался выкидыш. Судороги были невероятными, и я так сильно истекала кровью. Я чувствовал это, когда проходил мимо мешка.Это было ужасно. Я сидел на унитазе следующий час разбитый и просто выплакал каждую слезу, которая у меня была. Хуже всего было ощущение пустоты и стыда.

Я все еще разбираюсь с эмоциональной частью — и частично с физической, учитывая, что все это произошло около 2 недель назад.

Я все еще пытаюсь собраться по кусочкам

Я пытаюсь собраться и двигаться дальше, но каждый ребенок, которого я вижу, каждая беременная женщина, которую я вижу, просто все, что связано с ребенком или беременностью, причиняет боль, как ничто другое.

Мы решили никому не рассказывать, кроме пары близких друзей, поэтому я сразу же вернулся к работе и должен был делать вид, что ничего не произошло.

Всем советую НЕ ДЕЛАТЬ ЭТОГО. Возвращение к работе после выкидыша — это такой болезненный опыт. Я оказывалась запертой в ванной несколько раз в день, пытаясь бороться с эпизодами плача, пытаясь скрыть спазмы. Было так трудно просто не развалиться.

Поддержка — это все в такое время. Мой парень отлично справился с этим, но я должна была сказать хотя бы маме.

Был ли мой выкидыш наказанием?

Я просто чувствовал, что Бог наказывает меня за мое решение все эти годы назад, но я узнал, что это происходит.Мне не за что никого винить, особенно Бога или себя за любого, кто проходит через это, мое сердце полностью с вами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.