Мама зануда первый прикорм: 🔍 популярные вопросы про беременность и ответы на них

Содержание

Схема прикорма с сайта мама зануда: таблица введения

Прикорм – это знакомство ребенка со взрослой пищей, в отличии от докорма – добавления кормлений смесью в рацион детей, у матерей которых недостаточно грудного молока. Существуют четко прописанные сроки начала введения прикорма, ранее которых, начинать знакомство со взрослой пищей недопустимо: это 6 месяцев для детей, находящихся на грудном вскармливании, и 5 месяцев – для искусственников. Чтобы понять, готов ли ваш малыш к знакомству с новой пищей, нужно ответить на несколько простых вопросов: — есть ли у него интерес ко «взрослой» пище? — может ли он находиться в полусидячем положении некоторое время? — угас ли у него рефлекс выталкивания ложки изо рта? Если ваши ответы утвердительны, и возраст малыша позволяет, можно приступать к прикорму. Прикорм начинают с монокомпонентных овощных пюре (кабачок или цветная капуста), если ребенок хорошо набирает вес, или с безмолочных каш (греча, рис), если малыш маловесный. Блюда прикорма предлагают здоровому ребенку в первой половине дня, перед кормлением грудным молоком или смесью. Начинают с ½ чайной ложки и в течение недели при отсутствии негативных реакций доводят до полной порции. При появлении кожной сыпи или расстройства пищеварения введение данного блюда прекращают. После овощей в рационе ребенка появляются безмолочные каши. Их можно готовить на грудном молоке или на базовой смеси, заменяя ими одно базовое кормление. В 7 месяцев малышу начинают предлагать мясо низкоаллергичных сортов (кролика, индейку, конину). Мясо с овощами составляет полноценный обед и заменяет полностью второе базовое кормление. В перерывах между основными кормлениями ребенку можно предлагать фруктовые пюре, которые не заменяют основных кормлений. Начиная с 8 месяцев, ребенку последовательно предлагают желток яйца, кисломолочные продукты (детский, кефир, йогурт, творог), детское печенье и сухарики. Ближе к году, если ребенок не аллергик, начинают давать нежирную белую рыбу. Цельное молоко вводится в детский рацион после года. Нельзя знакомить ребенка с новыми продуктами, если он болен, за 5 дней до и 5 дней после прививки, если у ребенка обострение аллергии. Давать ребенку блюда собственного приготовления или промышленного производства (банки) – решает каждая мама для себя сама.
При этом необходимо понимать, что даже полный перевод ребенка на «взрослый» стол никаким образом не влияет на его отказ от груди и прекращение лактации у матери. Кормления грудью после года не несут в себе пищевой ценности. Они помогают укреплять иммунитет малыша и позволяют поддерживать и углублять психоэмоциональную связь между матерью и ребенком.

Размышления о прикорме. — cogito ergo sum, или записки блондинки — LiveJournal

Вопрос прикорма волновал меня задолго до приближения к каноническому рубежу в 6 месяцев: я с интересом читала обсуждения на эту тему в тематических сообществах, купила себе книгу Гонсалеса, проводила опросы среди знакомых мам (и тех, кто уже ввел прикорм, и тех, кто еще только планировал), ну и параллельно отбивалась от советов старшего поколения дать сок в три месяца или рекомендации педиатра начать прикорм овощами в 4.

Сразу скажу, что все написанное ниже, это не руководство к действию и даже не рекомендации: выводы об успешности своего выбора я буду делать гораздо позже, — это просто мой путь к принятому решению, мои размышления и та информация, на которую я опиралась в выборе стратегии прикорма. Опытные мамы, наверное, усмехнутся такой глобальности подхода, но я — классическая тревожная мама первого ребенка, да еще и с комплексом отличницы, и мне важно быть максимально уверенной в том, что я делаю, а уж особенно делаю с собственной дочерью.

Итак, основной вопрос был: педиатрический или педагогический?

Педагогический (когда еще достаточно долгое время ребенок остается по большей части на грудном вскармливании, и при этом постепенно знакомится с той едой, которую ест семья) вроде бы сейчас считается более правильным прогрессивным вариантом прикорма. Он не требует дополнительных затрат (как материальных, так и временных) на специальное детское питание, более естественен для ребенка, который в сущности сам выбирает, что ему есть и в каких количествах, перед родителями потом не встанет проблема переучивания малыша с жидких каше и пюрешек на обычную еду. А еще я заметила, читая малышковые сообщества, что мамы, у которых второй, третий и т.п. ребенок, чаще выбирают именно педагогический прикорм для младшего ребенка, пройдя путь педиатрического со старшим — а значит, в чем-то он кажется им проще и правильнее. Так, может быть, сразу и начать с него?

В результате я для себя ответила на этот вопрос отрицательно. Вот основные причины:
 1. Т.к. ребенок пробует еду с маминой тарелки, еда эта должна быть максимально полезной. Конечно, я слежу за своим питанием, но иногда ем и вредное, плюс добавляю в еду сахар-соль-специи, а этого в питании ребенка точно стоит избегать как можно дольше. При этом вариант: сварить гречу без соли, положить на тарелку отдельно себе и посолить, отдельно для ребенка без соли, — напрочь дезавуирует такое достоинство педприкорма как простота.
2. Если за своим питанием я еще могу следить, то семейные застолья — это пиршество майонезного, жареного и крепко приправленного, когда на всем столе может не найтись ни кусочка еды, подходящей для младенца. В этой ситуации мне проще будет скормить ребенку банку кабачкового пюре или другой какой-то подходящей еды, чем следить, чтобы ему не досталось ложки оливье.

3. Эгоистический аргумент: дочка у меня очень грудная, буквально недавно начала держать перерывы между кормлениями в 1,5-2 часа, до этого кормежка раз в 30-40 минут-предельный максимум час была нормой. И несмотря на то, что в последние месяцы я действительно оценила ГВ и начала получать от него удовольствие, очень хочется иметь немного больше свободы, хотя бы для того, чтобы спокойно сходить в нравящийся мне спортзал, а не в ближайший к дому, да еще и постоянно глядя на часы. А с педприкормом очень велик шанс, что в таком режиме я еще очень долго буду ждать, пока ребенок распробует взрослую еду, и смогу в случае необходимости заменить одно кормление кашей, творожком или овощным пюре. Подчеркну, что ни в коем случае не планирую ограничивать ГВ и экстренно вводить банки, но считаю, что педиатрический прикорм все же проще довести до объемов, достаточных для замены одного-двух кормлений в случае необходимости.

Ну и недавно я поняла, почему идея педприкорма в чистом виде мне не нравилась интуитивно: в нем нет системы, а я редкая зануда и контрол-фрик. Конечно, с педиатрическим система тоже достаточно условна, но с ним, по крайней мере, можно расчертить ежедневник и примерно определиться, что сегодня, завтра и послезавтра мы начинаем с каш, а через неделю попробуем овощи.

Однако для тех, кто еще в раздумьях, положу здесь вот эту ссылку: там я нашла  для себя ответы на многие вопросы относительно педприкорма. И еще в жж есть сообщество про педприкорм.

При этом следовать совету педиатра (когда я на приеме в 4 месяца пожаловалась, что ребенок плохо спит) вводить прикорм в 4-4.5 месяца — и почему-то с овощей — я категорически не хотела. Равно как и действовать по какой-нибудь стандартной схеме про 50 граммов кабачка сегодня и 75 граммов тыквы завтра.  В сознании звучал голос Гонсалеса про «ни при каких обстоятельствах не заставляйте ребенка есть». В общем, классический педиатрический прикорм тоже мимо. И тут мне попалась статья, которая внесла порядок во все моих размышлениях и метания на предмет прикорма — причем статья с сайта АКЕВ, которая в моем понимании — внушающая доверие организация. Итак, обозначу, что в итоге решила для себя я после прочтения всех этих статей, книг и постов в мамских сообществах:


1. Когда вводить?
Ну, про стандартные ВОЗовские 6 месяцев все знают. И, кстати, тот же ВОЗ не рекомендует затягивать с прикормом позже полугода: «Не введение прикорма по достижению ребенком возраста шести месяцев или ненадлежащее введение прикорма могут сказаться на росте ребенка».
Гонсалес допускает более ранний ввод прикорма (но не ранее 4,5 месяцев) при условии наличия активного пищевого интереса или в случае необходимости матери срочно выходить на работу (хотя у ВОЗ что-то тоже мелькает про 4-4,5 месяца в отдельных случаях, я просто сейчас не готова дать ссылки). В сообществе malyshi мне как-то писали, что в Швейцарии педиатры советуют начинать прикорм раньше 6 месяцев, примерно в 4,5-5, т.к. это снижает риск аллергий. В общем и целом, я считаю, что следует ориентироваться на признаки готовности к прикорму. Если свести воедино те, что я встречала в разных источниках, то получится примерно такой список:
 — ребенок удвоил вес от рождения
 — угас выталкивающий рефлекс
 — ребенок может осознанно отказаться от предлагаемой пищи (отвернуться от ложки)
 — появились зубы
 — ребенок может сидеть без поддержки
 — в одно кормление ребенок съедает молоко из обеих грудей и требует еще
 — ребенок проявляет пищевой интерес (следит за тем, как едят родители, пытается отобрать еду)

Лично мне кажутся неоднозначными и требующими индивидуальной корректировки пункты про зубы (у многих зубы вылезают ощутимо позже полугода, к 10 месяцам или даже году) и вес (некоторые младенцы удваивают вес уже в 3-4 месяца, а моя дочка, например, родилась крупненькой — 4200 и в 5 месяцев весила 6900, 8400, если смотреть по динамике прибавок, думаю, наберет месяцам к 8, но вот к 6 будет, скорее всего, весить около 7-7,5 кг, т.е. как раз примерно в два раза больше среднестатистического новорожденного).

Однозначно критичны пункты про выталкивающий рефлекс (у Веры был хорошо виден прогресс на примере нурофена, который давали при прорезывании зубов — сначала все выливалось наружу, а потом она поняла, что лекарство сладкое и начала прямо слизывать его и чмокать), умение отказываться от еды и пищевой интерес. Хорошо бы, конечно, чтобы ребенок мог сидеть без поддержки, но опять же, многие детки садятся достаточно поздно, месяцев в 7-8, поэтому считаю это желательным, но не обязательным пунктом. И самый непонятный — про то, что ребенок не наедается. Могу сказать по своей, что в последнюю неделю она сначала съедала молоко из одной груди, начинала пищать, я давала вторую, она и ее ела с таким же аппетитом — в общем, я ждала только отчетливого пищевого интереса. Вера уже достаточно давно внимательно следила за тем, как я ем, прямо провожала взглядом каждый кусочек, а на днях начала отбирать еду, если я ела что-то, держа ее на руках (стакан с минералкой, банан, яблоко), и пыталась запихнуть себе в рот.

2. С чего начинать и в каком порядке вводить?
Гонсалес пишет, что, в сущности, это не так важно. Швейцарские педиатры, упомянутые выше, по сути склоняются к такому же варианту:

Мне кажется логичным учитывать такой параметр, как, например, калорийность: не вижу смысла первыми вводить овощи, если ребенок не наедается грудным молоком или у него небольшие прибавки в весе — пресловутое кабачковое пюре в три раза менее калорийно, чем молоко. В такой ситуации я бы начала с каш. Ну и, если верить опытным мамам, фрукты лучше давать после овощей — чтобы ребенок, привыкший к сладкому вкусу фруктов, не отказался от пресных овощей.


3. Готовые банки или самостоятельное приготовление?
Относительно своего ребенка и его сверстников я считаю очень удачным время начала прикорма — конец лета и осень — когда в огородах и магазинах полно свежих овощей. Уж лучше взять обычный кабачок (которые на моей памяти растут как сорняки и дачники активно раздают их всем чуть ли не с доплатой, лишь бы забрали), сварить на пару и размять-протереть, чем давать пюре из банки, неизвестно когда приготовленное. В общем, уже оставила заказ знакомым огородникам на кабачки, тыкву и яблоки.
Зимой-весной-в начале лета, конечно, разницы особенно нет, даже, возможно, к банкам больше доверия — все-таки детское питание контролируется гораздо строже, чем те овощи, которые попадают на полки супермаркетов. Разводные детские каши мне не нравятся составом: слишком много лишнего намешано, считаю лучше сварить обычную взрослую гречневую кашу, которая состоит только из гречки (как следует промыв ее или даже замочив на полчаса-час), добавить чуть грудного молока или воды и легонько протереть блендером.

Ради удобства планирую купить что-то из этих двух девайсов, которые позволяют пароварить небольшие порции и сразу же измельчать их (не придется отдельно пачкать мультиварку и блендер):


Пароварка-блендер Philips Avent


Пароварка-блендер Beaba Babycook

Philips компактнее и в целом как-то доверия к бренду больше, в Beaba подкупает возможность дополнительно установить контейнер для круп.

Ну и опять же для удобства и на экстренный случай буду держать дома несколько банок готового питания и пару упаковок разводных каш. Вокруг марок детского питания немало споров — в частности, мне недавно прислали вот такой список:


Прошу прощения за качество снимка, перечислю марки детского питания, которые в нем упомянуты:
 — Gerber
 — Тема (йогурт, мясное пюре)
 — Агуша (йогурт, творог)
 — Растишка (йогурт, творог)
 — Бабушкино лукошко
 — Фрутоняня
Понимаю, что это список — не ссылка на научные исследование, скорее дополнительная информация к размышлению — но думаю, что в вопросах питания ребенка многие, в том числе я, предпочтут перестраховаться. И кстати, я не раз натыкалась на отрицательные отзывы про Gerber, например.
В общем, пока по отзывам у меня больше всего доверия марке «Спелёнок». А каши хочу заказать органические с iHerb — вот такого плана.

4. Что нельзя давать?
До трех лет категорически мед и грибы, до года — молочную продукцию (кисломолочная — это другое), с аккуратностью — продукты, содержащие глютен, ну и как можно позже добавленные в еду соль и сахар.

5. Наш (очень скромный) опыт.
Третий день тестируем кукурузную кашу (Вера ест по чуть-чуть, но с удовольствием), вчера купила кабачок у бабушек на рынке, сегодня-завтра попробую приготовить в пароварке и размять. В планах продолжать с кашами и овощами, чуть позже добавить фрукты. Ну и при наличии интереса к взрослой еде буду давать микродозы по правилам педприкорма. Но всегда держу в уме то, что с ребенком нельзя ни в чем быть однозначно уверенной — возможно, по ходу пьесы моя стратегия по тем или иным причинам поменяется.

Знаю, что у меня в друзьях много мам с детками примерно нашего возраста, чуть младше и старше, будет интересно услышать разные мнения. Как вы вводили или планируете вводить прикорм? Почему выбрали именно такой вариант? Что сработало, а что нет? Какие были сложности?

УПД. Относительно швейцарских педиатров рекомендую почитать комментарии lehmse — из первых рук информация!

Feya Brokkoli (@feya_brokkoli) — Пост #13

ПРО «СХЕМУ ПРИКОРМА ВОЗ» С САЙТА http://mamazanuda.ru/prikorm-shema-vvedenija-voz/

❌ это не ВОЗ, потому что у ВОЗ вообще нет никаких таблиц. Все их рекомендации есть только в текстовом виде
❌ это не ВОЗ, потому что ВОЗ не говорит о кабачках, гречке и тд, у них нет рекомендаций по каким-либо конкретным продуктам
❌ это не ВОЗ, потому что у ВОЗ нет рекомендаций о том, что продукт нужно вводить ровно 7 дней. Вообще нет рекомендаций о том, сколько вводить продукт, сказано лишь «постепенно»
❌ это не ВОЗ, потому что размер порций у ВОЗ значительно меньше(160-170 гр)
❌ это не ВОЗ, потому что ВОЗ поддерживает длительное грудное
вскармливание, в отличии от этой таблицы, которая наоборот настаивает на завершении ГВ и замену кормлений.

Ещё немного смущающих моментов:
🛑 На 7 (!) день ввода прикорма предлагается «скормить» 6-ти месячному ребёнку 166 гр кабачка с добавлением 1 ч.л (!) масла.
❗ Даже если опустить то, что масло вводится позже, а такое количество пюре через неделю осилит не каждый малыш, нужно учесть, что энергетическая плотность «блюда», даже с учётом масла, очень низкая (80ккал).
Для сравнения: в такой же порции ГМ/смеси ~150ккал.
Это почти в два раза больше!
То есть, у малыша возникает ежедневный дефицит питательных веществ, а пока вы не ввели масло, дефицит ещё больше!
🛑 Масло нужно вводить обязательно сначала растительное
❗Масло и растительное, и сливочное вводятся примерно в одно время, после 7 месяцев (исключением являются малыши с аллергией на БКМ)
🛑 На 57 день (в ~7.5 месяцев) вводиться пшённая каша
❗Пшённая каша (не путать с пшеничной) водится после 1.5 лет, так как она переваривается значительно сложнее, чем та же гречка
🛑 Мясо вводится на 64 день (в ~8 месяцев) и доводится до 50 гр.
❗Мясо НУЖНО вводить раньше. Это необходимо для профилактики железодефицитной анемии, так как гемоглобин у малышей зачастую падает с 4-6 месяцев.
А что касается максимальной порции мяса для этого возраста, так это 30 гр.
🛑 При запорах необходимо срочно ввести чернослив.
❗Если у малыша запоры, то причин может быть всего 3:
🔽он не готов к прикорму
🔽порции слишком большие
🔽пьёт слишком мало воды
И чернослив тут ну никак не поможет!
🛑 Если не успеваете ввести до «нормы» за 7 дней, вводите 10-14 дней.
❗В 6 месяцев ничего не нужно вводить до «нормы». Продукты вводятся в качестве знакомства 5-7 дней деткам аллергикам и 3-5 дней не аллергикам. Давать 2 недели один кабачок не стоит.
🛑 ГВ по требованию- это главная причина отсутствия аппетита.
❗Неразвитый пищевой интерес- вот главная причина отсутствия аппетита.
А свернув ГВ, можно оставить ребёнка вообще без какого-либо питания.
Эта таблица подойдёт разве что тем, кто хочет любой ценой и поскорее заменить кормления.
Но вот ряд «побочек»:
🔻 запоры (из-за больших порций)
🔻 раннее завершение гв (большие порции прикорма вытеснят ГМ)
🔻 угасание пищевого интереса (из-за введения большого объёма пищи)
🔻 дефицит питательных веществ (из-за вытеснения ГМ/смеси)

Вы быстро едите? Замедляйтесь, чтобы есть (и весить) меньше – Клиника Кливленда

Мама была права, когда говорила нам, чтобы мы ели помедленнее. Мама пообещала, что проглатывание пищи, скорее всего, вызовет боль в животе, но новое исследование показывает кое-что более серьезное: медленная еда может быть связана с меньшим риском ожирения.

Cleveland Clinic — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic.Политика

Исследователи из японского университета изучили данные 59 717 человек с диабетом 2 типа. Исследователи попросили людей описать себя как тех, кто ест быстро, ест умеренно или медленно.

«Люди, которые ели медленнее всех, имели самый низкий риск ожирения. Люди, которые называли себя средними едоками, имели немного более высокий риск, но самый высокий риск был в группе быстрого питания», — говорит психолог Лесли Хайнберг, доктор философии, Массачусетс.

Доктор Хайнберг, заведующий отделением психологии в Центре поведенческого здоровья Кливлендской клиники, отделение психиатрии и психологии и директор поведенческих служб Бариатрического и метаболического института, не принимал участия в исследовании.

Связь между быстрой едой и увеличением веса

Результаты исследования согласуются с тем, что эксперты наблюдали в прошлом: люди, которые едят быстро, с большей вероятностью будут весить больше, говорит доктор Хайнберг.

Когда мы едим, сигналы голода должны пройти от желудка и кишечника к мозгу, говорит она. Мозгу требуется около 20 минут, чтобы отключить желание поесть.

Если вы едите быстро, вы съедите больше еды за 20 минут, чем едите медленно. К тому времени, когда человек, который быстро ест, получает сигнал о сытости, уже слишком поздно — он переел и чувствует себя некомфортно сытым.

Разложите еду

Если вы едите в более медленном темпе, вы насытитесь еще до того, как съедите слишком много. Другое исследование школьниц подтвердило это: снижение скорости еды подавляло увеличение веса и предотвращало ожирение.

«Люди должны тратить больше 20 минут на прием пищи — в идеале около 30 минут — чтобы ваш мозг мог догнать желудок», — говорит доктор Хайнберг.

Если вы работаете над снижением веса и управлением весом, вот несколько стратегий, которые предлагает доктор.Heinberg предлагает снизить потребление пищи:

  • Используйте таймер или следите за часами, чтобы растянуть время приема пищи до 30 минут
  • Попробуйте прожевать каждый кусочек от 15 до 30 раз, в зависимости от продукта.
  • Делайте глотки воды каждые несколько глотков. Это также может помочь вам почувствовать себя сытым.
  • Кладите руку или вилку между каждым глотком.

«Небольшие изменения в поведении — будь то просто немного больше сна, снижение активности, меньше перекусов, отказ от еды перед телевизором — все эти мелочи — это маленькие шаги, которые люди могут предпринять, чтобы избавиться от этой проблемы, » она сказала.

Полные результаты исследования можно найти в British Medical Journal .

Эмоциональное питание (для подростков) — Nemours KidsHealth

Что такое эмоциональное питание?

Эмоциональное переедание — это когда люди используют пищу как способ справиться с чувствами, а не утолить голод. Мы все были там, съедая целую пачку чипсов от скуки или поглощая печенье за ​​печеньем, готовясь к большому тесту. Но если делать много — особенно неосознанно — эмоциональное переедание может повлиять на вес, здоровье и общее самочувствие.

Не многие из нас видят связь между едой и нашими чувствами. Но понимание того, что движет эмоциональным перееданием, может помочь людям предпринять шаги, чтобы изменить его.

Один из самых больших мифов об эмоциональном питании состоит в том, что оно вызвано негативными чувствами. Да, люди часто обращаются к еде, когда они напряжены, одиноки, грустны, обеспокоены или скучают. Но эмоциональная еда может быть связана и с положительными чувствами, например, романтика совместного десерта в День святого Валентина или празднование праздничного застолья.

Иногда эмоциональное переедание связано с крупными жизненными событиями, такими как смерть или развод. Однако чаще именно бесчисленные маленькие ежедневные стрессы заставляют кого-то искать утешения или отвлечения в еде.

Люди учатся эмоциональным моделям питания: ребенок, которому после большого достижения дают конфету, может вырасти, используя конфеты в качестве награды за хорошо выполненную работу. Ребенок, которому дают печенье, чтобы перестать плакать, может научиться связывать печенье с комфортом.

Нелегко «отучиться» от моделей эмоционального питания.Но это возможно. И это начинается с осознания того, что происходит.

Страница 1

Продукты «Комфорт»

У каждого из нас есть свои любимые продукты. Интересно, что они могут различаться в зависимости от настроения и пола. Одно исследование показало, что счастливые люди, кажется, хотят есть такие вещи, как пицца, в то время как грустные люди предпочитают мороженое и печенье. Скучающие люди жаждут соленого, хрустящего, например, чипсов. Исследователи также обнаружили, что мужчины предпочитают горячие домашние блюда, такие как стейки и запеканки.Девушки идут за шоколадом и мороженым.

Это может заставить вас задаться вопросом: почему никто не находит утешения в моркови и палочках сельдерея? Продукты с высоким содержанием жиров, такие как мороженое, могут активировать химические вещества в организме, которые создают чувство удовлетворения и удовлетворения. Это почти вызывающее привыкание качество может на самом деле заставить вас снова тянуться к этим продуктам, когда вы чувствуете себя расстроенным.

Физический голод против эмоционального голода

Все мы в какой-то степени эмоциональные едоки (у кого после сытного обеда вдруг не нашлось места для десерта?).Но для некоторых людей эмоциональное переедание может стать настоящей проблемой, вызывая серьезное увеличение веса или циклы переедания.

Проблема с эмоциональным питанием заключается в том, что когда удовольствие от еды уходит, чувства, которые его вызывают, остаются. И вы часто можете чувствовать себя хуже из-за количества или типа еды, которую вы съели. Вот почему полезно знать разницу между физическим голодом и эмоциональным голодом.

В следующий раз, когда вы потянетесь за едой, загляните и посмотрите, какой тип голода ее вызывает.

Физический голод:

  • наступает постепенно и может быть отложено
  • можно довольствоваться любым количеством продуктов
  • означает, что вы, скорее всего, перестанете есть, когда насытитесь
  • не вызывает чувства вины

Эмоциональный голод:

  • кажется внезапным и срочным
  • вызывает очень специфическую тягу (например, к пицце или мороженому)
  • вы склонны есть больше, чем обычно
  • может вызвать чувство вины впоследствии
стр. 2

вопросов, которые нужно задать себе

Вы также можете задать себе следующие вопросы о еде:

  • Стал ли я есть больше, чем обычно?
  • Я ем в необычное время?
  • Чувствую ли я потерю контроля над едой?
  • Я беспокоюсь о чем-то, например, о школе, социальной ситуации или событии, где могут быть проверены мои способности?
  • Было ли в моей жизни большое событие, с которым мне трудно справиться?
  • Есть ли у меня лишний вес или в последнее время мой вес резко увеличился?
  • Используют ли другие члены моей семьи еду, чтобы успокоить свои чувства?

Если вы ответили утвердительно на многие из этих вопросов, то, возможно, еда стала средством преодоления трудностей, а не способом подпитки вашего тела.

Разорвать круг

Управление эмоциональным перееданием означает поиск других способов справиться с ситуациями и чувствами, которые заставляют кого-то повернуться к еде.

Например, вы каждый день приходите домой из школы и автоматически направляетесь на кухню? Остановитесь и спросите себя: «Я действительно голоден?» Ваш желудок урчит? Вы испытываете трудности с концентрацией внимания или чувствуете раздражительность? Если эти признаки указывают на голод, выберите что-нибудь легкое и здоровое, чтобы снять напряжение до ужина.

Не очень голоден? Если поиск еды после школы только что стал частью вашей рутины, подумайте, почему. Затем попытайтесь изменить распорядок дня. Вместо того, чтобы есть, когда вы входите в дверь, уделите несколько минут переходу от одной части дня к другой. Вспомните, что произошло в тот день. Признайте, как они заставили вас чувствовать себя: счастливым? Благодарный? Возбужденный? Сердитый? Волновался? Ревнивый? Опущены?

стр. 3

советов, чтобы попробовать

Попробуйте эти три совета, чтобы контролировать эмоциональное переедание:

1.Узнайте, почему вы едите, и найдите замену.

Например:

  • Если вам скучно или одиноко, позвоните или напишите сообщение другу или члену семьи.
  • Если вы испытываете стресс, попробуйте заняться йогой. Или послушайте приятные мелодии и выпустите пар, побегав на месте, попрыгав или потанцевав по комнате, пока не пройдет желание поесть.
  • Если вы устали, пересмотрите свой режим сна. Усталость может быть очень похожа на голод, и еда не поможет, если бессонные ночи вызывают дневную усталость.
  • Если вы едите, чтобы отложить, откройте эти книги и покончите с домашним заданием. После этого вы почувствуете себя лучше (честно!).

2. Запишите эмоции, которые провоцируют прием пищи. Один из лучших способов следить за своим настроением и едой — вести дневник. Запишите, что вы съели, сколько и как вы себя чувствовали во время еды (например, скучно, счастливо, обеспокоено, грустно, рассержено), а также были ли вы действительно голодны или просто ели для успокоения.

Благодаря ведению дневника вы начнете замечать закономерности, возникающие между тем, что вы чувствуете, и тем, что вы едите.Вы сможете использовать эту информацию, чтобы сделать лучший выбор (например, прогуляться по кварталу вместо пакета чипсов).

3. Сделай паузу и «сделай 5», прежде чем потянешься за едой. Слишком часто мы торопимся прожить день, не проверяя себя. Мы так напряжены, перегружены графиком и загружены работой, что теряем время на размышления.

Получение помощи

Даже когда мы понимаем, что происходит, многим из нас все еще нужна помощь, чтобы разорвать порочный круг эмоционального переедания.Это непросто, особенно когда эмоциональное переедание уже привело к проблемам с весом и самооценкой. Так что не ходите в одиночку, когда в этом нет необходимости.

Воспользуйтесь помощью экспертов. Консультанты и терапевты могут помочь вам справиться со своими чувствами. Диетологи могут помочь вам определить ваши привычки в еде и помочь вам в правильном питании. Эксперты по фитнесу могут получить химические вещества, вызывающие хорошее самочувствие, с помощью упражнений, а не еды.

Если вас беспокоят ваши привычки в еде, поговорите со своим врачом.Он или она может помочь вам достичь ваших целей по снижению веса и познакомить вас с профессионалами, которые помогут вам встать на путь к новым, более здоровым отношениям с едой.

Альтернативные способы сказать Eat

Если вы чувствуете голод, у вас наверняка не будет недостатка в словах, которые помогут вам выразить это на английском языке! Есть много слов, которые вы можете использовать для описания еды — от еды в больших количествах до перекусов понемногу.

Вот несколько слов и фраз, которые вы можете использовать, чтобы расширить свой словарный запас еды, когда вы говорите по-английски.

То, как мы едим:

Быстро едим

Волчий пух — вот одна из многих фраз, относящихся к еде, которая сравнивает то, как мы едим, с животным, в данном случае с волком. Волки — животные, которые возбужденно питаются, когда перед ними выкладывают добычу. Они охотятся за своей добычей, которой может быть мало, поэтому, когда человек «съедает» их пищу, говорят, что они напоминают голодного волка.

Жрать – Английский – забавный язык, не так ли? Мы проглатываем против , но мы поглощаем за — и оба означают одно и то же: есть быстро.Жрать означает есть жадно и торопливо. На этот раз может быть, что нас сравнивают с птицей — гусем, цаплей или индейкой, поглощающей пищу своей длинной шеей. Gob — это старое слово для обозначения рта, и также может быть, что gobble используется как слово, имитирующее звук гуся или индейки, когда они едят.

Насмешка – это слово не просто означает есть быстро, оно подразумевает, что едок также ест жадно . Оно восходит к 1846 году и является изменением диалектного слова scaff , означающего жадно есть .Например: он издевался над своим обедом .

Вдыхание — теперь мы знаем, что на самом деле вы не можете вдыхать пищу — иначе вы бы точно подавились. Тем не менее, это неформальный оборот речи, который люди используют, когда говорят о том, что едят очень быстро. Например: Я был так голоден, что чуть не проглотил этот бургер ! Здесь как будто еда превращается в воздух и вдыхается, еда уходит так быстро.

Подавился – этот оборот также означает быстро поесть, но образ, создаваемый этим словосочетанием, предполагает некоторый дискомфорт.Удушье болезненно, так что едок как будто принуждают есть быстро. Например, когда у вас ограниченное время на обеденный перерыв: Мне пришлось проглотить свой обед, чтобы вернуться в офис к встрече .

Медленно есть

Пастись – снова у нас есть еще несколько анималистических слов. Выпас — это то, что делают крупный рогатый скот и овцы, когда они питаются травой на полях. Поэтому, если вы пасетесь, это означает, что вы не торопитесь, едите медленно и лениво весь день или весь вечер, обычно перекусывая небольшими порциями.Это то, как вы можете есть, когда остаетесь на всю ночь, перекусывая перед телевизором.

Кусочек – как мышь грызет сыр или белка грызет орехи, если мы грызем нашу еду, это означает, что мы не торопимся и съедаем только небольшое количество. Помимо использования в качестве глагола, означающего медленно есть , nibble также может быть существительным для еды, означающим закуску или небольшую порцию еды .

Клевать по – и здесь наши предпочтения в еде сравнивают с птичьими.Обычно птицы, которые клюют семена или крошки, съедают очень небольшое количество пищи своим маленьким клювом. Когда мы чувствуем себя проголодавшимися , это означает, что мы чувствуем немного голода , а когда мы клюем свою еду, это означает, что мы едим ее медленно, маленькими кусочками и, возможно, даже не съедаем ее полностью.

Сколько мы едим:

Много еды

Ущелье – ущелье широко известно как существительное, означающее глубокий проход между двумя крутыми скалистыми склонами42, похожий на 900 скалистый склон42.А теперь представьте, если бы ваше горло было таким большим! Туда можно было бы поместить много еды, верно? Вот почему наесться означает переесть , и оно происходит от старофранцузского слова наесться , означающего горло .

Свинья – это американский сленговый термин, означающий быстро и без хороших манер съесть большое количество пищи, как свиньи у корыта.

Вымойте свою тарелку — это то, что вы можете сделать, когда вы действительно голодны — и тот, кто должен мыть посуду этой ночью, будет очень доволен вами, потому что это означает съесть так много еды, что вы полностью очищаете свою тарелку, оставляя ее до скрипа чистой.Вы также можете сказать, что тоже лизнет вашу тарелку .

Как восклицание

Ешьте может быть частью восклицания, например, когда мама или папа кричат: « Дети, пора есть!» , когда их ужин будет готов. Некоторые альтернативы этому использованию слова есть:

Чай готов!

Жрать!

Еда готова!

Приходи и возьми!

Мы пропустили какое-нибудь из ваших любимых слов о еде из английского языка? И как ваш родной язык соотносится с английским, когда дело доходит до еды – столько же слов и фраз, связанных с животными, в вашем родном языке? Дайте нам знать в комментариях ниже!

Рассказ матери: От луны к солнцу

Меньше всего моей маме хотелось творога с майонезом сверху.

«Майонез?» плакала моя старшая сестра.

«Ты имеешь в виду сверху ?» Я спросил. «Действительно?»

Мы имели право на шок. Страсть моей матери к хорошей еде была самой яркой ее чертой, единственным блестящим оттенком в палитре, которая маскировала большинство своих цветов, смешивая их до самых темных форм. Она была по-настоящему одаренной поварихой-самоучкой, и когда ела, то делала это медленно, серьезно, как археолог, извлекающий кости из ископаемого пласта, отбирая только самые отборные экземпляры.Я вижу ее сейчас в ее залитой солнцем столовой, одна лодыжка закинута на противоположное колено, она работает над акростихом в Sunday New York Times во время обеда в своей неторопливой, кошачьей манере. Из одного бутерброда с грюйером на гриле она могла бы работать целый час.

Она любила острые вкусы, пикантные лакомства: оливки и сардины, корнишоны, сыры с плесенью и ароматные паштеты. В конце жизни, когда врачи заставили ее отказаться почти от всего, что она любила, — от кофеина, алкоголя, жиров, соли и сахара в любом виде, соль была, пожалуй, той потерей, которую она переживала больше всего.(Это пока отложим в сторону алкоголь; конечно, больше всего она, должно быть, возражала против отказа от спиртного, но к тому времени ее цирроз печени был настолько запущен, что любое употребление алкоголя имело немедленные ужасные последствия.) Все, что у нее осталось, в конце концов. , были ее сигареты, и к тому времени было почти приятно принести ей церемониальную пепельницу, Bic, пачку Carltons, которые она купила картонной коробкой, насколько я помню. Медсестры хосписа выглядели слегка шокированными. Видели ли они когда-нибудь, чтобы семья так жадно насаждала канцерогены на умирающего родителя? Их добрые лица сказали нет.

Но наша неспособность утешить — себя, друг друга — с помощью еды была мучительна. И услышать, как она просит творог с майонезом, было грубым эквивалентом узнать, что на смертном одре Владимир Горовиц хотел послушать Элтона Джона. Это была настоящая вещь, еще один неопровержимый признак того, что моя мать собиралась умереть.

Я постоянно вижу Беверли на кухне, она ходит от раковины к холодильнику и к плите в своих свободных, удобных темных хлопчатобумажных вещах. С годами она двигалась все медленнее и медленнее, но всегда с легкостью танцовщицы.Особенно в последние годы, когда она носила в основном кроссовки, моя мама ходила с беззвучной грацией.

В кулинарии она почти никогда не использует ярлыки. Она настояла на покупке газовой плиты Viking ресторанного качества еще в 1963 году, до того, как она стала стандартным знаком культивирования яппи. Она с радостью использовала бы три сковороды в рецепте, для которого я мог бы использовать одну, если бы три дали ей хотя бы унцию эффекта — например, тушение нескольких столовых ложек мелко нарезанного кубиками сельдерея, чтобы оживить горох.Она превратила в искусство такую ​​утомительную работу, как нарезка зеленого лука. Сначала, вымыв их и обрезав концы, она брала свой самый маленький нож для очистки овощей и делала надрезы с конца корня, затем переворачивала зеленый лук и делила первый надрез другим, снова работая ножом почти до обрезанных зеленых кончиков. Только после этого она клала зеленый лук на обветренную разделочную доску и резво нарезала его своим большим ножом Сабатье. Лук-шалот будет аккуратно падать на крошечные четверть ломтика толщиной с почтовую марку.

Она везде клала массу масла — настоящего масла, из закрытой белой тарелки, которая постоянно стояла на прилавке, чтобы масло внутри всегда было приятно мягким. Масло, вино и лук — святая троица французской кухни. Она научилась очень хорошо готовить примерно в то же время, когда «Овладение искусством французской кулинарии» впервые появилось, и французская кухня всегда была основным образцом для ее усилий, настоящей магией ее кухни: долгое, медленное кипение блюд с запахом мадеры и говяжьего бульона, огромные куски высококачественного мяса, любовное употребление закупоривающих артерии кремов и сыров.

Когда она впервые научилась готовить, она была матерью троих маленьких детей, родившихся за четыре года. Жили мы тогда далеко за городом, в каменном доме в округе Бакс, штат Пенсильвания, откуда отец ездил в Нью-Йорк и куда возвращался поздно вечером. Я представляю, как она проводила долгие, утомительные дни у плиты, отрабатывая приемы, которые авторы кулинарной книги Чайлд, Бертолль и Бек изложили для тех, кого они причудливо назвали «американским поваром без слуг».Став взрослой, я несколько раз спрашивал ее, что она чувствовала, живя в деревне с тремя маленькими девочками и несколькими соседями в то время, когда материнство включало в себя кропотливую варку смеси, стирку и сушку тканевых подгузников. «Помню, — сказала она, — когда мне впервые удалось вытащить вас всех из дома и сажать в машину». Она сказала это с отсутствующим взглядом в глазах, но взвешенным голосом, как будто только что рассказала сложную историю, полную страстей и происшествий. Только после того, как я сама стала матерью, я смогла представить себе ее изнеможение, суету пеленок и зимних костюмов, насморк и крошечные варежки, которые повлечет за собой любая подобная экспедиция.

Переехав в деревню и став женой и матерью, она бросила любимую работу в лаборатории Института Слоуна-Кеттеринга в Нью-Йорке. Мне всегда казалось, что скрытая интрига кулинарии говорила о ее специализации по химии: для студентки, для хорошей девочки, наука и кулинария разделяют обнадеживающее качество исследования неизвестного в рамках предопределенной схемы. Была научная строгость в том, как она вырезала все остатки жира из куска мяса, в том, как она нарезала овощи: у ее брокколи была миниатюрная однородность Лего.

Мать и дочери на свадьбе автора в 1990 году. Слева направо: Энни Уильямс, Беверли Уильямс, Марджори Уильямс и Вистар Ролз.

Было время, через два и три года после моего рождения — я самый младший — когда она взялась писать о еде. Мой отец был книжным редактором, так что в бизнесе были контакты; Писать профессионально было правдоподобной мечтой. Среди ее файлов, после ее смерти, я нашел тонкие записи этого неудавшегося честолюбия: гладкий, ярко окрашенный клип из Ladies Home Journal под названием «Ветчина: самый разносторонний актер на кухне», за который ей заплатили тогда-красивая сумма в 500 долларов.Еще одна работа, так и не проданная, называлась «Суп — это ответ». («Для любого, кто готовит, будь то невеста недели или самая опытная хозяйка в стране, суп — это решение всех проблем».) Примечания к третьему: «Моя десятка любимых: дорогой, калорийный, трудоемкий, Сложные, вкусные зрелищные, сказочные десерты для беззаботных и праздничных мероприятий».

Эксцентричность этих писаний не была ей свойственна; это был всего лишь хитрый маркетинг. «Эта копия, — писала моя мать в записке литературному агенту, который помогал ей размещать ее статьи, — сделана настолько точно, насколько я смогла, по образцу -го типа вкусняшек журнала .

В другой записке агенту она писала: «Я пытаюсь договориться, чтобы у меня был один свободный день в неделю (!!!) за пишущей машинкой, но прежде чем я начну нанимать всех Я действительно хотел бы получить от вас профессиональный совет. Какого адвоката она ожидала, в деле не сказано, и я не знаю, заявляла ли она когда-либо о своих правах на целый свободный день в неделю.

В досье есть несколько слегка ободряющих писем от других — одно представляет собой точную копию записки, которую один из коллег моего отца по Little, Brown написал Джеймсу Берду, прося его совета относительно возможности того, что моя мать может написать кулинарная книга о «кормлении детей»; другая — записка Альфреда Кнопфа-младшего.издательства Atheneum Publishers, призывая ее дать ему первую возможность написать любую кулинарную книгу, которую она могла бы написать. («Мысль о том, что вам, возможно, придется конкурировать за это с другими издателями, заставляет меня задыхаться от беспомощного веселья», — ответила она с изящной скромностью, которая руководила всеми этими усилиями.)

В какой-то момент (я не могу найти дату на рукопись или любое предположение о том, что она пыталась ее продать), она обратилась к отчету о своем собственном самообразовании в области еды. «Только когда я бросила свою работу и начала рожать детей, я действительно начала сознательно получать удовольствие от готовки — всего, что угодно, лишь бы избавиться от сладкого и протертых овощей», — писала она с резкостью, которая была решительно исключена из ее словесных заявлений на материнство.

Бумаги моей матери раскрывали сухое остроумие и ритмы прирожденного писателя. Но в нашем семейном повествовании весь словесный гений отводился моему отцу, а мать с годами все меньше могла демонстрировать это оперение. В конце 1962 года вся переписка просто прекращается. Вскоре после этого она начала работать учителем естественных наук в частной дневной школе в Принстоне. А к 1963 году, когда мы переехали в Принстон, она была штатным администратором в школе. В конце концов, она составляла там все расписания занятий и оставалась там до выхода на пенсию в 1993 году, став одним из тех тихих влиятельных персонажей, которые тайно управляют всеми социальными микрокосмами мира.Я полагаю, что ей очень понравилась эта работа, и я не могу знать, сожалела ли она о том, что оставила свою краткую попытку написать о своей страсти. Но я дорожу этими несколькими письмами и статьями, как свидетельством того времени, когда ее любовь к еде, казалось, была единой — или я имею в виду союзной? — со своими лучшими, самыми жизнерадостными энергиями.

Не могу понять когда она менялась. В одном уголке моего разума я вижу мать грациозной формы и сверкающих глаз, чьи длинные волосы были собраны в гладкий пучок, скрепленный большими черепаховыми шпильками.Будучи девушками, мы с сестрами присматривали ее платье для вечернего выхода: я вижу жесткий красный шелк, обильно расшитый золотыми нитями; маленькое черное платье с глубоким декольте; струящийся кобальтовый кафтан, усыпанный яркими цветами.

Но в следующем, гораздо большем отделении находится мать, которую я знал большую часть своей жизни, которая одевалась, чтобы скрыться. Это была мать, которую мы дразнили, потому что она никогда не хотела плавать, пока, наконец, однажды она не сказала мне, что просто не выносит, когда ее видят в купальном костюме.Я связываю перемену в ней с одной из тех ночей, когда она поехала в Нью-Йорк, чтобы встретиться с моим отцом, а затем появилась на завтрак на следующий день с коротко остриженными до подбородка волосами. Но это всего лишь игра памяти: это был гораздо более медленный процесс, достигший пика, когда мои сестры и я были подростками.

Оглядываясь назад, создается впечатление, что ее камуфляж углублялся вместе с расцветом ее кулинарных способностей. Ее стол прославился среди друзей своим любящим совершенством. Мои родители часто устраивали званые обеды, на которых на десерт подавали горьковато-сладкий шоколадный мусс в старых фарфоровых чашечках, а в щербатых чашках готовили запасные, чтобы я и мои сестры ели наверху крошечными серебряными ложечками.Однажды к обеду пришел Джеймс Берд, массивный и приятный; моя мать приготовила жаркое из ягненка и всегда замечала по дороге, что никто из гостей не осмеливался сказать ни слова удовлетворенного о еде, настолько они были напуганы присутствием хозяина. К тому времени, когда я стал достаточно взрослым, чтобы понимать кое-что о взрослой жизни, я знал, что мои родители были отличной командой тегов: издательская карьера моего отца была на подъеме, и гости, которые приходили отведать мамину еду, иногда были знамениты. У меня есть несколько прекрасных первых изданий с надписями от их авторов, восхваляющих маминую еду или благодарящих родителей за приятный вечер.Дом моих родителей привлекал городских писателей, а писатели, приехавшие в Принстон в качестве временных преподавателей, узнали, что это был рай, где они могли есть лучшую еду в городе.

Однажды мои родители устроили грандиозный ужин для Карлоса Фуэнтеса — как они его зацепили, я не знаю; они почти не знали его — и пригласили за стол людей, которые были скорее украшением, чем друзьями. После этого одна гостья — жена знаменитого воина холодной войны — написала моей матери восторженно-покровительственную записку о том, какая она замечательная кухарка и какой это должен быть потрясающий выход для ее творческой энергии.

Моя мать хорошо переносила такую ​​снисходительность; она привыкла, что к ней обращаются как к актерскому составу второго плана моего отца. Казалось, она почти не садилась на эти вечеринки или за большими семейными обедами и всегда занимала ближайший к кухне стул, чтобы иметь возможность метаться туда-сюда. Ее областью была кухня, а областью моего отца была гостиная; вспоминая свое детство, я почти рефлекторно помещаю себя в короткий проход между этими двумя комнатами, у черной лестницы, — единственное место, откуда можно было заглянуть в обе комнаты и в обе жизни.Разговор в гостиной был для подростка и молодого человека буквально захватывающим — веселье этих взрослых, их радость от собственной сообразительности, легкое превосходство некоторых из гостей, удовлетворение всех, кто участвовал в разговоре. в кругу уважения моего отца. Я жадно прислушивалась к доказательствам того, какой может быть взрослая жизнь, и как ею можно управлять, руководствуясь принципами, менее самоотверженными, чем пример, который подавала моя мать в соседней комнате.

Я думаю, что моей матери нравилось сияние, окружавшее моего отца, но она любила его тихо и на расстоянии, потому что в другой комнате всегда было что-то, что нужно было пошевелить, перевернуть, подрумянить или полить.Когда ситуация на кухне ненадолго становилась под контроль, она тихонько прокрадывалась в гостиную с пепельницей и сигаретами в руке и с плавностью своего танцора свернулась в кресле; оттуда она вникала в происходящее, редко вмешиваясь сама в себя, пока не докурила одну сигарету, и таймер в ее голове не сказал ей, что картошка готова или следует потушить пламя, и она снова тихонько ускользала.

Моя мама готовила для семьи почти так же тяжело, как и для компании.Каким-то образом она каждый вечер с трудом возвращалась домой с работы, справлялась со всеми покупками и готовила настоящую еду каждую ночь в нашей жизни. В заботе, которую она проявляла, было сакраментальное качество. Через несколько дней после рождения моего сына в результате мучительного экстренного кесарева сечения она села на поезд в Вашингтон. Она была не из тех, кто любит внуков, и у нее не было много материнских советов, но она простояла у меня на кухне три дня и излучала густые миазмы запахов, которые доносились до моей кровати и окружали меня. в пуховом одеяле дома — своего дома, первобытного дома детства.Я помню каждое блюдо, которое она приготовила для меня за эти три дня, вплоть до салата от шеф-повара, который мы ели в кабинете прямо перед тем, как мой муж отвез ее на поезд. Перед тем, как уйти, она очистила мне апельсин, раздев его по одной аккуратной спирали, выщипывая все маленькие белые прожилки, а затем красиво разложив дольки веером на тарелке.

Повзрослев, я обнаружил, что еда остается одним из немногих каналов связи между мной и моей матерью. Она присылала мне рецепты и дарила на Рождество поваренные книги, фарфор, прекрасные кастрюли Le Creuset и сковороды Calphalon; Я позвонил ей посреди обеда, чтобы спросить, почему мой йоркширский пудинг выглядит так необычно. Что ты ешь? Я бы спросил ее, если бы мы за обедом разговаривали. Или На днях я приготовил курицу от Джулиани Буджиалли, помните? Да, сказала бы она, но я надеюсь, ты снял кожу; он не говорит тебе, но так намного лучше.

Этот разговор никогда не был сплошным удовольствием. Общеизвестно, что матери выражают свою любовь через еду, которую они ставят на стол. И все же моя мать, казалось, не столько выражала свою любовь или сублимировала ее через еду, сколько почти преодолевала ее.Ибо она не была экспансивной женщиной или даже, в наши последние годы вместе, теплой. Кулинария, которую другие восхваляли как ее славу, казалась мне ее бункером. Когда-то, когда я был подростком, мать, которую я любил, растворилась в безупречной форме даяния, которая управляла ее упорядоченной кухней. Вы могли есть за ее столом каждый вечер и ни разу не попробовать то, чего вы действительно хотели.

Я знаю, я помню исходившее от нее тепло в самом раннем детстве: как я любил прислоняться к ней, обнимая ножку ее бедер.У меня есть крошечные клочки памяти о моментах, когда мы были вдвоем наедине, — это бесценное состояние, которое для самого маленького ребенка кажется более редким, чем что-либо еще на земле. Однажды холодным утром моя мать показала мне, как она может заставить сверкающих красных пауков танцевать над поленьями в камине, бренча кочергой по раскаленным сторонам дров; в другой раз она подняла маленькую каплю ртути из разбитого термометра, приглашая меня задуматься. Когда я пишу эти воспоминания, меня поражает, что они рисуют ее как повелительницу элементаля.

Но по мере того, как мы росли, и элементы, которыми она командовала, казались столь решительно укоренившимися в ее кухне, я научился думать о ее мастерстве как об обычном, почти извращенно самоограничивающемся. Хотя она любила хорошую еду, казалось, она гораздо меньше заинтересована в том, чтобы съесть ее, чем в том, чтобы отправить ее другим; ее собственное удовольствие от еды было личным, почти незаконным делом. Никогда не было ничего жадного в потреблении чужой кулинарии.

И вот, наконец, то, почему я очарован картиной моей матери у плиты.Кажется, она хранит в себе тайну. Конечно, это было похоже на любовь, большую часть времени, когда получаешь все эти усилия; каждый раз, когда я сомневаюсь в этом, я вспоминаю таинство послеродового апельсина и чувствую себя охваченным убеждением, что она любит меня. Я лишен того, что никогда больше не сяду за тарелку, наполненную ее нежными, тающими дарами. Тем не менее, в глубине души, где живут важные истины, я не очень верю, что расточительная, требовательная, искренняя стряпня моей матери имеет какое-то отношение к щедрости.Мог ли кто-нибудь столь самоотверженный чувствовать себя по-настоящему щедрым десятилетиями? Я сжимался и все еще сжимаюсь от мысли так.

Потому что вот остальная часть истории: В конце концов моему отцу надоело жить в браке, разделенном этим проходом за черной лестницей. Он ушел от моей матери к женщине того же возраста, что и моя старшая сестра; очень хорошая женщина, как назло, которая могла шлепнуть жаркое или индейку в духовку не хуже любого другого среднего повара. У него, конечно, были свои собственные голодания, и, возможно, никто не смог бы полностью удовлетворить их.Я думаю, что моя мать годами не замечала его огромную потребность искать любовь женщин в другом месте; иногда оно было сексуальным, а иногда нет, но всегда было всеядным. Мать моего отца покончила с собой, когда ему — самому младшему и нежному из трех ее сыновей — было 11 лет. Возможно, было бы слишком упрощенно проводить прямую линию между этим событием и его неукротимой жаждой любви и одобрения, но когда вы слышите стук копыт, почему думаете о зебрах?

Я думаю, что все эти годы я наблюдал за решением моей матери отвести взгляд: игнорировать и подавлять свои самые насущные страсти, горькую похлебку ревности, которую она должна была пробовать все время; должен иметь, я настаиваю на себе даже теперь, так как я могу знать это только работой моего интеллекта, а не тем, что я засвидетельствовал в ее внешнем поведении.Она научила нас всех смеяться над тем, как он провел целую вечеринку под пианино своего хозяина, заигрывая с женщиной, которой восхищался. Она приветствовала как друга семьи женщину, с которой у него был многолетний роман. Она отругала любопытство и заставила молчать. Я думаю, что она поднималась все выше и выше, пока не достигла места, где она была совершенно отрезана — от него, а также почти от всех остальных, включая ее дочерей.

Только втайне она была королевой своего собственного домена.Это был край поздней ночи, когда я слышал, как она внизу тихо ходит по кухне, поправляет кое-что в гостиной, а затем возвращается на кухню. Звонок , она поставила пепельницу на прилавок, в то время как она стояла у раковины, чтобы запустить посудомоечную машину. Chrhissshh , — сказала ее Бик, закуривая еще один «Карлтон». Она глотнула из своего стакана клюквенный сок и содовую, в которой могла быть, а могла и не быть незаконная порция водки. Это был мир кухни, где она творила такое изобилие, что никогда не приходило в голову удивляться тому факту, что это требовало ее постоянного перемещения в ту часть дома, где она была одна.

Моя мать много лет работала над ее смертью. В ее спальне были все доступные книги Общества Болиголова; она пошутила о том, что, если ее когда-нибудь отправят в дом престарелых, ее лучшая подруга придет и накроет ее лицо подушкой. Однажды я попытался проникнуть сквозь ее шутки и бойкие комментарии, и она бросила на меня взгляд, который я видел с ней всего раз полдюжины в жизни: без прикрас хороших манер. — Разве ты не знаешь? спросила она. «Всякий раз, когда рядом нет никого твоего возраста, это все, о чем говорят люди моего возраста.

И это было до того, как она сильно заболела. Как только ее цирроз печени прогрессировал, она часто поднимала тему своего имущества и продолжала намекать на свою грядущую смерть: она взяла напрокат машину вместо того, чтобы купить ее, как она сказала нам более чем за три года до своей смерти, потому что это может быть дешевле с точки зрения планировки недвижимости. Однажды, когда мы приехали домой на праздник, моя сестра открыла шкафчик, чтобы взять стакан, и увидела у задней стены крошечный стикер: кладовка для варенья в подвале.Таким образом, их будет легко упаковать и перевезти.

Однажды в январе ее врач сказал ей, что она вряд ли проживет еще год или два. И как только ей вынесли этот приговор, она более или менее легла и умерла. Теперь я думаю, что она поддерживала свою жизнь величайшим молчаливым усилием и что для нее было облегчением отказаться от нее. Мои сестры и я получали ее лечение в хосписе дома, и было относительно минимум физического унижения. Как только ей понадобился круглосуточный уход, она практически потеряла связь с реальностью, и у нее были лишь короткие промежутки ясности сознания; с того момента, как патронажная медсестра развернула свой первый подгузник для взрослых, до конца прошло менее трех недель.

Одна из моих сестер жила неподалеку, а мы с другой сестрой большую часть этих последних недель провели в Принстоне. И снова мы трое были дочерьми дома, приветствуя посетителей, отвечая на телефонные звонки и беря на себя ответственность. Среди печали и смятения, связанных со смертью моей матери, это было странно приятное переживание — проводить так много времени с моими сестрами, в хорошо упорядоченной вселенной моей матери, вдали от требований наших собственных домов и детей. Заваленные добрыми друзьями жареными цыплятами и подносами от официантов, у нас даже появилась иллюзия того, что мы заново переживаем чудесное изобилие маминой кладовой.

Но тайна маминой жизни висела над нами постоянно. Кое-что о ситуации — наше недоумение по поводу того, что мы можем сделать для нее; странная нормальность рутины, окружавшая ее отчаянное состояние, отражала всю нашу жизнь, когда мы пытались и не могли удовлетворить ее потребность, которая всегда была неясной.

Вот она, на больничной койке, поставленной в углу ее спальни, некоторое время в коме, а остальное время маленькая и хрупкая, с птичьим видом замешательства.В то время, когда она была в сознании, у нее были странные, настойчивые аппетиты: например, на творог, намазанный майонезом. Когда она заканчивала говорить, но еще была в сознании, она просто открывала рот в молчаливом требовании питья; и один из нас стоял над ней с пипеткой, капая молоком, имбирным элем или водой в эту липкую, вонючую пасть. Мы капали, она глотала, капала, глотала, капала, глотала, и все равно ее рот снова открывался, почти царственно требуя.

То, что она слегка требовательна в своей смерти, мы приняли или попытались принять; Разве мы все не должны быть? Так мы спросили себя и друг друга.Мы читаем Говардс Энд , ее любимую книгу, ей и Йейтсу, ее любимому поэту; мы давали ей морфин, когда ей было больно, держали ее за руку и гладили по лбу. Я рад узнать, что у моей мамы все хорошо. Но за своими действиями я обнаружил в себе скрытое возмущение. Ибо моя мать оставалась такой же замкнутой, такой же невыразительной, как всегда. Мне кажется невозможным, чтобы, когда я умру, моими последними мыслями не были мои сын и дочь, моей последней настойчивой волей выразить ту радость, которую они мне доставили, и какую радость я желаю им.У нее не было ни одного из этих слов для нас. Когда моя мать ненадолго вышла из состояния, которое, как уверенно предсказывала медсестра из хосписа, было ее последней комой, у нее была странно девчачья сияющая улыбка. Но это она адресовала главным образом парню моей средней сестры, человеку, появившемуся совсем недавно. В тот же день лучшая подруга моей матери спустилась после визита в спальню, чтобы сказать нам троим: «Твоя мать только что сказала мне: «Я люблю тебя». И мы трое заплакали: «Она? Она сделала ? Действительно?» Моя старшая сестра спросила: «Она только что сказала это, или ты сначала сказал ей «я люблю тебя», или спросил ее, любит ли она тебя или что-то в этом роде?» Позже мы смеялись над нашей соперничающей реакцией, но наша первая реакция была верной.

Это не так, я должен уточнить, что у моей матери не было друзей. У нее была труппа подруг, которые прекрасно ухаживали за ней во время ее смерти, прокрадываясь в любое время на цыпочках, чтобы принести ей трио нарциссов в маленькой баночке или сноп вербы. Они стояли у ее кровати, гладили ее по волосам и кудахтали над цветочными композициями, которые мы с сестрами не смогли убрать, пока они увядали. Они были прекрасны. Но я не мог отделаться от ощущения, что все, кто переступал порог, все, кроме меня и моих сестер, романтизировали женщину, которая металась в механической кровати.Такой добрый. Такой щедрый. Всегда так готова подарить красоту и щедрость каждому, кто придет к ней в дверь.

Эта женщина была реальной, но та женщина также спилась в возрасте 70 лет. И всю свою жизнь я задавался вопросом: если это определение того, чтобы быть любящим человеком, как мне жить? Я никогда не знал, что будет хуже: быть правым или неправым в моем предчувствии, что ее жизнь была несчастливой. Наверное, я всегда буду задаваться вопросом, не самооправдание ли заставляет меня видеть трагедию в совершенстве ее кухни.Я знаю только то, что, застыв в переходе между луной моей матери и солнцем моего отца, я сделал свой выбор много лет назад. Но сейчас меня восхищает жизнь моей матери. И именно моя любовь к ней и утешает, и огорчает меня больше. В жизни я избегал того, что считал (и до сих пор считаю правильным) ее суждениями обо мне, ее гневом из-за моего отказа от заключенных ею сделок. Теперь она мне снится часто, и обычно я просыпаюсь от этих снов с восторгом — от ощущения, что они как-то поддерживают меня, и от того, что они обыкновенно переплетаются с едой.В одном из них я откусила пирожное, которое она испекла, и обнаружила, что это копия Howards En d. В другом моя мать готовила роскошные пиццы для меня и моих сестер, и я провел сон, борясь с вековым искушением оставить одну из пицц моих сестер для себя, чтобы спрятать ее в морозилку на черный день.

По большому счету мне кажется правильным, что я никогда не добьюсь хладнокровия моей матери в отношении того, что другие пожирают мои усилия. В наши дни я не часто готовлю трудоемкий соус к цыплятам, которых я жарю для своей семьи.Куриную тушку я обычно выбрасываю, покупая готовую в супермаркете. Иногда я прошу мужа взять еду на вынос по пути домой с работы.

И все же бывают моменты, когда меня останавливает осознание того, что я никогда не буду чистить апельсин так, как когда-то это делала для меня моя мама. И иногда эти моменты невыносимы.

Связанные : Марджори Уильямс: Хэллоуин моей мечты

Тимоти Ноа: Матери, Марджори и я

Наскучил ваш новорожденный? Это нормально — и вот почему

Когда я представила группе молодых и опытных мам идею детской скуки, реакция была быстрой и уникальной: все точно знали, о чем я говорю.Одна мама, Джеки С. из Торонто, Канада, вмешалась через 13 дней после родов. «Я все жду, когда она сделает что-нибудь захватывающее», — сказала она. «Хотел бы я начать учить ее говорить прямо сейчас!»

В то время как я в восторге от мысли о говорящем новорожденном ( что бы они нам сказали?!) , тоска Джеки чего-то, чего-то , кроме кормления и пеленания, до боли знакома.

Тем не менее, как родители, мы придерживаемся коллективного убеждения в том, что наша благодарность и радость за наших детей должны искоренить любые закрадывающиеся негативные эмоции.С таким настроем скучать, раздражаться или жаждать побыть в одиночестве означает признать, даже самим себе, что нашей любви к детям недостаточно.

Ну, так просто не бывает.

Новорожденные могут быть великолепными маленькими чудесами, которые меняют нашу жизнь самым лучшим образом, но они также утомляют нас до слез. Это блестящие крошечные существа, развитие которых невооруженным глазом происходит со скоростью улитки. Мы их кормим. Мы их меняем. Мы усыпляем их.Взамен мы получаем очень мало вовлеченности и много монотонности.

 

Источник: Исаак Кесада | Unsplash

 

Давайте нормализуем

Одна мама, всего через два месяца ставшая матерью, с облегчением услышала, как целая куча родителей призналась, что не любит стадию новорожденного. «Я чувствовала себя такой виноватой, потому что меня просто не вдохновляет то, что происходит в моем доме», — сказала она. «Я могу так много «поиграть», прежде чем мне захочется общения со взрослыми!»

Если нормализация недомогания, вызванного новорожденными, помогает избавиться от материнской вины, тогда, во что бы то ни стало, давайте признаемся в своих разочарованиях.После девяти с лишним месяцев нетерпеливого ожидания рождения ребенка внезапно обнаружить, что нам нечем заняться, кроме как укачивать, переодеваться и кормить в бесконечной последовательности, может стать чем-то вроде рекордной царапины. И без воркования, улыбки или миниатюрной волны в качестве награды легко почувствовать, что это чувство может длиться вечно.

 

После девяти с лишним месяцев нетерпеливого ожидания появления ребенка, внезапно обнаружив, что нам нечем заняться, кроме как укачивать, переодеваться и кормить в бесконечной последовательности, может быть что-то вроде рекордной царапины.

 

Это не значит, что мы не любим ребенка на руках. Это не значит, что мы не испытываем к ним благодарности. Это просто означает, что визг остановки после вихря активности во время беременности заставляет нас изо всех сил пытаться найти новую опору.

 

Как мы выживаем

Хорошей новостью является то, что вам не нужно перестраивать всю свою жизнь, чтобы заниматься исключительно благоприятными для ребенка делами. Ты все еще ты. Как объяснила Эмили Патилло, специалист по развитию, новорожденным не нужно ничего замысловатого или запутанного — им просто нужно вас .

«Вы устанавливаете связь со своим ребенком через прикосновения и голос», — сказала она. «Итак, сделайте их частью своей обычной рутины. Вы можете держать или носить ребенка в переноске и просто заниматься своими делами, разговаривая или напевая своему малышу на ходу».

 

Источник: Анджела Даксбери | Unsplash

 

Вы устанавливаете связь с ребенком через прикосновения и голос. Итак, сделайте их частью своего обычного распорядка дня… и просто продолжайте свой день, разговаривая или напевая своему малышу на ходу.

 

Многие мамы, с которыми я разговаривала, рассказывали, что долгие часы кормления крошечных новорожденных превратились в запои Netflix или читательские марафоны. Для многих застрять на диване с голодным ребенком означало время, чтобы быстро просмотреть шоу или наверстать упущенное в книгах, которые в противном случае они могли бы полностью пропустить. Скука может быть благословением, даже если она вызывает у нас желание рвать на себе волосы.

Также полезно помнить, что, как и все, что связано с детством, эти мучительные моменты мимолетны.То, что причиняет нам боль сегодня, завтра становится далеким воспоминанием. Как напомнила мне Мег М. из Питтсбурга, Пенсильвания, с каждым пройденным этапом детство становится все лучше и лучше.

«Я всегда говорю, когда мы вот-вот сойдем с ума, они учатся улыбаться. Слава Богу.»

 

 

Как улучшить свой ужин в честь Дня Благодарения

Поскольку моя мать, иммигрантка из Ирана, провела все детство, сопротивляясь ассимиляции, я не садился за полноценный ужин в честь Дня Благодарения, пока мне не исполнилось 20 лет.Мне нравится думать, что я не обременен всеми ностальгическими ассоциациями, которые омрачают чужое мнение о еде. И поэтому я скажу то, что никто другой не скажет: на вкус это довольно скучно.

Конечно, я люблю бутерброд с остатками так же сильно, как и любой другой человек, и как только я попробовал приличную начинку, я мог с этим согласиться. Но через 20 лет после обеда на День Благодарения с разными друзьями и семьями я не мог не заметить, какой мрачной картиной однообразия всегда является еда: коричневая, сладкая, мягкая, слишком жирная или слишком сухая, слишком соленая или слишком пресная.Кроме клюквенного соуса, на который все в итоге полагаются из-за яркости, в нем нет ничего кислого — не говоря уже о чем-то хрустящем, свежем, ярком или даже (вздох) остром!

Как поборник кулинарии в любой форме, я люблю наблюдать за тем, как много людей взволнованно входят на кухню в День Благодарения. Мне только интересно, несмотря на все потраченное время и энергию, не хотите ли вы еще немного порадовать свои вкусовые рецепторы? Имея это в виду, вот пять способов сделать каждый кусочек вашей трапезы на День Благодарения захватывающей и неотразимой.

Добавить немного кисло-сладкого

Я часто заправляю жареные овощи простым кисло-сладким маринадом. Эта версия вдохновлена ​​​​сард ин саор, классическим венецианским блюдом, список ингредиентов которого намекает на роль города как центрального порта в средневековой торговле специями. Жареные сардины покрываются смесью обжаренного лука, кедровых орешков, шафрана и пропитанного вином изюма и делаются приятно кисло-сладкими с небольшим количеством сахара и уксуса. Я подумал, что смесь саора станет идеальным дополнением к жареной брюссельской капусте, подаваемой горячей или комнатной температуры, хотя вы можете использовать ее с любым овощным гарниром.Просто добавьте немного лимона и щепотку свежей петрушки, и приготовьтесь к аппетитному удовольствию.

Свежесть и хрусткость необходимы

Поскольку на праздничном столе так мало свежего и хрустящего, салат кажется мне незаменимым. Мне нравится нежная горечь, которую придают осенние цикории, такие как радиккьо Кастельфранко и Тревизо, но фризе и радиккьо Кьоджа, которые еще более доступны, также являются желанным дополнением к блюду. Все они хорошо переносят случайное добавление соуса или любых других горячих блюд на тарелку.

Обычно я заправляю цикорий насыщенным бальзамическим или шерри-винегретом, но после того, как соседка подала мне незабываемый салат, который она приготовила с рисовым уксусом и лимоном, когда у нее закончились все остальное, я стала облегчать свою заправку ими. Я все еще люблю добавить немного анчоусов для слуха об умами — достаточно, чтобы насторожить вкус и дополнить рокфор, хруст орехов пекан и шелковистую сладость груши — но яркий, кислый винегрет — такой освежающий сюрприз. , вы не захотите перестать есть этот салат.

Вам нужно что-нибудь травяное…

Шалфей был одним из первых продуктов, которые меня научили жарить во фритюре, и я никогда не забуду, как прохождение через горячее масло превращает травы в хрустящие листья. Они больше не кожистые, они по-прежнему совершенно ароматные, готовые рассыпаться в простую комбинацию петрушки, масла, лука-шалота и уксуса. Полейте жареной сальсой из шалфея индейку, жареные овощи, начинку, запеканки или все, что нужно немного оживить.

… И немного жары

Я едва ли могу проглотить еду, не полив каждый кусочек маслом чили, поэтому, конечно, я хочу, чтобы на праздничном столе было что-то острое.Вдохновленный двумя любимыми рецептами чатни из знаменитой кулинарной книги шеф-повара и антрополога Нилоуфера Ичапория Кинга «Моя бомбейская кухня», я разработал чатни с кинзой и финиками, пропитанный свежим имбирем, перцем халапеньо и лаймом. Имбирь и финики органично сочетаются со сладкими специями и другими сухофруктами, которые уже появляются в меню на День Благодарения, придавая соусу якорь. Кинза и лайм придают свежесть, а перец дает столь ценную пикантность. Этот соус также отлично подходит к остаткам бутербродов с индейкой.

Не спите на этой начинке

В прошлом году шеф-повар Найт Юн из Нюм Бай в Окленде, Калифорния, научил меня камбоджийскому методу жарки колец лука-шалота. Это настолько невероятно просто, что я никогда не сделаю их по-другому. Вам не понадобится термометр или какое-либо другое специальное оборудование — достаточно терпения и внимательного взгляда. Взамен вы получаете карамельно-сладкий лук-шалот, который хрустит, а затем тает у вас на зубах. Масло для жарки, которое оставляет лук-шалот, настолько ароматное, что стыдно не использовать его повторно, поэтому я использовал его, чтобы приготовить начинку из панировочных сухарей с травами — дополнение ко Дню Благодарения, которое меня больше всего волнует.Черствые хлебные крошки, розмарин и шалфей по очереди кладут в масло, хрустя при охлаждении. Затем их перемешивают с нарезанной петрушкой, тимьяном и небольшим количеством хлопьев соли. С того момента, как он будет готов, вы не сможете перестать его есть. Но если вы подождете, он станет идеальной начинкой для запеканки из зеленой фасоли, картофельного гратена или макарон с сыром. Или посыпать им картофельное пюре, залитое соусом. Или просто поставьте миску с ним на стол и дайте людям делать с ним все, что им заблагорассудится — в конечном итоге они, вероятно, будут класть его на каждый укус.

Следуйте этим принципам, и вы увидите: приготовите ли вы один рецепт или все пять, ваше блюдо будет более разнообразным по текстуре, более ароматным и более вдохновляющим, чем когда-либо прежде. Тебе не кажется, что это меньшее, что ты заслуживаешь за все время, которое ты проводишь на кухне?

Пищевая воспитание и ребенок закусил: систематический обзор

анкету для кормления берщи (CFQ)
сапоги, 2015, [31] поперечное сечение N = 611 высокообразованные матери детей в возрасте 2–7 лет в Австралии. Подшкала ограничения CFQ. Шкала скрытого контроля, разработанная Ogden et al. Индекс авторитетного воспитания (стиль воспитания). Родительский отчет с использованием FFQ из 11 пунктов, адаптированного из существующего инструмента для оценки здоровых (например, фруктов, овощей, сыра) и нездоровых (например, чипсов) закусок. (Giles & Ireland, 1996) контроль (например, управление окружающей средой, а не ребенком) был положительно связан с потреблением нездоровых закусок.Меньшее ограничение и более высокий скрытый контроль были положительно связаны с потреблением здоровых закусок.
 Campbell, 2006, [34] Поперечное исследование n = 560 воспитателей детей в возрасте 5–6 лет в демографически смешанных школах в Мельбурне, Австралия. Определенные вопросы, взятые из CFQ для изучения ограничений, мониторинга и давления в еде. Родительский отчет с использованием FFQ из 56 пунктов, разработанного на основе данных национального опроса. Хорошо Принуждение родителей к еде было положительно связано с потреблением острых и сладких закусок. Ограничение и мониторинг не были связаны с приемом закусок.
 Campbell, 2007, [35] Поперечное исследование n = 347 подростков в возрасте 12–13 лет и их родителей в Западном Сиднее, Австралия. Вопросы, адаптированные из CFQ для подростков, чтобы оценить восприятие наблюдения, вознаграждения и давления.Некоторые элементы, разработанные для исследования (например, доступность продуктов питания). Стиль воспитания с использованием существующего инструмента от Baumrind et al. Детский отчет с использованием опросного листа из 56 пунктов, разработанного на основе данных национального обследования. Хорошо Стиль воспитания не связан с потреблением детьми легких закусок. Наличие нездоровой пищи в доме было положительно связано с потреблением острых закусок.
 Couch, 2014, [37] Поперечное исследование n = 699 пар родитель-ребенок с детьми в возрасте 6–11 лет из Вашингтона и Калифорнии. Несколько пунктов/шкал, адаптированных из пяти существующих инструментов (включая CFQ) для измерения характеристик кормления, таких как ограничение, необходимость есть, вседозволенность и доступность пищи Дети в возрасте 8 лет и старше сообщают о потреблении пищи с дней 24-часовых отзывов, усредненных для оценки порций пищевых групп. Дети 6–8 лет попросили родителей помочь им с самоотчетом. Сладости и соленые закуски были идентифицированы как все высокоэнергетические твердые продукты с низким содержанием питательных веществ. Хорошо Практика воспитания детей в еде, не связанная с потреблением ребенком сладких и соленых закусок. Наличие дома здоровой пищи положительно связано с потреблением закусок.
 Dickens, 2014, [38] Продольное исследование n = 93 пар родитель-ребенок с детьми в возрасте 17–18 лет из Юго-Восточной Англии. Оценка потребности в еде с помощью CFQ. Элементы, взятые из шкалы Огдена по открытому/скрытому контролю над едой. Детский отчет с использованием элементов FFQ, адаптированных из нескольких инструментов для оценки нездоровых закусок. Хорошо Никакие аспекты родительского контроля (явного, скрытого или принуждения к еде) не были связаны с сообщаемым подростком потреблением нездоровых закусок.
 Fisher, 2002, [43] Продольное исследование n = 192 белых девочек неиспаноязычного происхождения и их родителей в Пенсильвании, когда девочкам было 5 и 7 лет. Подшкала ограничений CFQ. Закуски под наблюдением EAH; протокол, используемый в лабораторных условиях. [48] пары в Австралии с детьми в возрасте 3–4 лет. Ограничение, принуждение к еде и мониторинг субшкал CFQ. Взвешенное потребление продуктов питания, потребляемых в лаборатории, использовалось для оценки детского перекуса EAH. Слабая Ограничение и мониторинг со стороны родителей не были связаны с перекусом EAH у мальчиков и девочек. Только у мальчиков потребность в еде была положительно связана с наблюдаемым перекусом EAH.
 Jansen, 2007, [50] Экспериментальное исследование n  = 74 пар родитель-ребенок среди детей в возрасте 5–7 лет в Нидерландах. Подшкала ограничений CFQ. Взвешенное потребление сладких и соленых закусок, потребляемых в лаборатории, использовалось для оценки потребления закусок детьми. Хорошо Ограничение кормления родителями дома положительно ассоциировалось с наблюдаемым потреблением энергии закусками.
 Liang, 2016, [52] Поперечное исследование n  = 117 родителей и их детей с избыточным весом в возрасте 7–12 лет в Миннесоте. Ограничение, принуждение к еде и мониторинг субшкал CFQ.Воспитание оценивалось по трем параметрам из «Отчета ребенка о поведении родителей»: принятие или неприятие, психологический контроль и автономия, твердый и слабый контроль. Взвешенное потребление закусок, съеденных в лаборатории, использовалось для оценки детского перекуса EAH. Хорошо Родительский контроль за потреблением пищи был положительно связан с наблюдаемой сладкой закуской EAH. Ограничение, принуждение к еде и родительские аспекты не были существенно связаны с потреблением закусок.
 Loth, 2016, [53] Поперечное исследование n = 2383 пар родителей и подростков (детей в возрасте 12–16 лет) в Миннесоте. Выбранные элементы из подшкалы ограничений CFQ. Элементы, разработанные для исследования, связанные с родительским моделированием. Доступность закусок, оцененная с использованием показателя Boutelle et al. Отчет о детях с использованием FFQ для молодежи и подростков из 149 пунктов, с акцентом на продукты с низким содержанием питательных веществ и высоким содержанием энергии, определяемые как закуски. Хорошо Ограничение в еде родителями положительно ассоциировалось с потреблением легких закусок ребенком. Доступность здоровой домашней еды и родительское моделирование здорового питания отрицательно ассоциировались с потреблением закусок.
 McGowan, 2012, [56] Поперечное исследование n = 434 основных воспитателей детей в возрасте 2–5 лет из дошкольных учреждений в Лондоне, Великобритания. Родительский контроль с использованием подшкалы CFQ.Похвала/поощрение пищевых продуктов оценивается с использованием субшкалы опросника по стилю кормления родителей. Доступность закусок в домашних условиях оценивалась с использованием бинарных элементов, разработанных для исследования. Родительский отчет с использованием пунктов с частотой приема пищи, в которых оценивались «неосновные закуски», определяемые как сладкие или соленые закуски, потребляемые между приемами пищи, и были адаптированы из существующих австралийских показателей. Хорошо Родительский контроль отрицательно ассоциировался с потреблением детьми легких закусок. Доступность дома была положительно связана с потреблением закусок.Не было никакой связи между поощрением и потреблением закусок.
 Moens, 2007, [57] Экспериментальное исследование n  = 52 родителей и их детей (наполовину избыточный/нормальный вес) в возрасте 7–13 лет в Бельгии. Ограничение, принуждение к еде и мониторинг субшкал CFQ. Родительское моделирование пищевого поведения оценивается с использованием шкалы моделирования родительского питания. Наблюдаемый перекус EAH в домашних условиях оценивался с использованием веса в граммах и в виде бинарного результата («да» или «нет» в отношении употребления перекуса). Умеренная Сообщения родителей об ограничении, давлении, мониторинге и моделировании пищевого поведения не имели связи с наблюдаемым детским перекусом EAH.
 Reina, 2013, [62] Поперечное исследование n = 90 подростков в возрасте 13–17 лет в Вашингтоне, округ Колумбия. Использовалась версия опросника CFQ для подростков, в ходе которой оценивались три субшкалы кормления родителей: ограничение, беспокойство и мониторинг. Взвешенное потребление закусок, съеденных в лаборатории в течение 2 дней, использовалось для оценки закусок EAH. Хорошо Ограничение родителей и озабоченность по поводу еды ребенком были положительно связаны с наблюдаемым перекусом подростками EAH. Родительский контроль не был связан с приемом перекусов.
 Rhee, 2015, [63] Поперечные данные, собранные во время интервенционного исследования контроля веса n  = 79 пар родитель-ребенок, с детьми с нормальным и избыточным весом в возрасте 8–12 лет в Калифорнии и Род-Айленде . Ограничение, принуждение к еде и мониторинг субшкал CFQ.В Отчете ребенка о поведении родителей Оценивались родительские аспекты В отчете родителей с использованием Опросника семейных привычек в еде и активности (Голан, 1998) оценивалась частота «чрезмерного перекусывания». Удовлетворительно Ограниченное кормление было положительно связано с чрезмерным перекусыванием среди детей с нормальным весом. Жесткий контроль стиля воспитания был связан со снижением вероятности чрезмерных перекусов в группе с избыточным весом. Не было никакой связи между родительским контролем или принуждением к еде и приемом перекусов ни в одной из групп.
Sleddens, 2014, [65] продольное исследование N = 1654 родитель-детские пары, с детьми в возрасте 6 и 8 лет в Нидерландах Стили для воспитания детей элементы, адаптированные из различных инструментов, включая CFQ; Всего было оценено 8 конструктов (например, эмоциональное кормление, скрытый контроль, принуждение к еде). Всеобъемлющий общий опросник для родителей оценивал 5 моделей воспитания (например,грамм. воспитание, контроль поведения). Родительский отчет с использованием проверенных продуктов FFQ для голландских детей оценил подслащенные сахаром и высококалорийные пищевые продукты, потребляемые между приемами пищи. Приведено несколько мер. Хорошо Эмоциональное кормление и потребность в еде были положительно связаны с увеличением потребления калорийных закусок с течением времени. Скрытый контроль отрицательно ассоциировался с потреблением закусок; эти отношения были самыми сильными среди детей, воспитанных в позитивном родительском контексте.Мониторинг, поощрение и ограничение не были существенно связаны.
 Van Strien, 2009, [69] Поперечное исследование n = 943 детей в возрасте 7–12 лет в Нидерландах. Детская версия опросника CFQ с использованием двух субшкал: ограничение и принуждение к приему пищи. В отчете о детях с использованием продуктов, часто используемых для оценки потребления сладких и/или соленых закусок. Источник измерения не определен. Хорошо Воспринимаемое матерью ограничение в еде отрицательно ассоциировалось с приемом перекусов; потребность в еде не была связана с потреблением детьми легких закусок.
 Wijtzes, 2013, [72] Поперечное исследование n = 2814 матерей четырехлетних детей в Нидерландах. Ограничение, принуждение к еде и мониторинг субшкал CFQ. Родительский отчет с использованием элементов частоты приема пищи для оценки потребления ребенком «высококалорийных закусок». Источник измерения не определен. Хорошо Ограничение и мониторинг опосредовали взаимосвязь между образованием матерей и потреблением детьми закусок; ограничение было положительно связано с потреблением закусок независимо от уровня образования матери.
Комплексный вопросник по практике кормления (CFPQ)
 Entin, 2014, [39] Продольное исследование n  = 63 года в парах мать-ребенок на юге страны 5 – 6 детей, 5–6 лет, Израиль. CFPQ оценил 12 практик, классифицированных как здоровые (например, доступность здоровой пищи, участие) и нездоровые (например, еда в качестве вознаграждения, ограничение для укрепления здоровья). Родительский отчет с использованием FFQ из 110 пунктов, разработанного для детей младшего возраста; адаптировано из существующего инструмента, используемого со взрослыми (Shahar, 2003). Хорошо Использование еды в качестве поощрения, ограничение в еде для укрепления здоровья и доступность здоровой пищи дома были положительно связаны с потреблением ребенком нездоровой пищи, сладостей или закусок.
 Farrow, 2015, [40] Экспериментальное исследование n  = 41 пары родитель-ребенок с детьми в возрасте 2–5 лет в Ист-Мидлендсе, Соединенное Королевство. CFPQ оценил еду как награду за регулирование эмоций, ограничение по весу, ограничение по здоровью и необходимость есть. Протокол наблюдения за детскими закусками ЭАГ в условиях негативных эмоций. Умеренная Использование родителями еды в качестве поощрения и ограничение еды по состоянию здоровья, когда детям было 3–5 лет, положительно ассоциировалось с тем, что дети в возрасте 5–7 лет потребляли больше закусок в условиях негативных эмоций.
 Kiefner-Burmeister, 2014, [13] Поперечное исследование n = 171 матерей детей в возрасте 3–6 лет из репрезентативной на национальном уровне выборки в Соединенных Штатах. Подшкалы CFPQ: кормление для регуляции эмоций, еда как награда и предоставление ребенку возможности контролировать выбор/прием пищи; классифицируется как «Негативная практика кормления». Родительский отчет с использованием FFQ, разработанного для исследования, чтобы оценить 5 различных предметов: высококалорийные напитки, конфеты/сладости, соленые закуски, овощи и фрукты. Хорошо Использование негативных методов кормления положительно 2 связано с сообщениями матерей о том, что дети употребляют нездоровые напитки и закуски, несмотря на заявленные родителями цели здорового питания.
Другие ранее использовавшиеся показатели
 Ayala, 2007, [29] Поперечное исследование n = 167 мексиканских американских детей в возрасте 8–18 лет в Диего, Калифорния, и их матерей. Мера поддержки семьи, разработанная Sorensen et al. Отчет о детях с использованием анализаторов жира и клетчатки Block (Block, 2000) с пунктами, добавленными авторами в отношении перекусов детьми. Хорошо Большая поддержка семьи в здоровом питании (напр.грамм. похвала, доступная еда) отрицательно ассоциировалась с ежедневным употреблением детьми нездоровых закусок.
 Ball, 2009, [30] Поперечное исследование n = 2529 учащихся в возрасте 12–15 лет в Виктории, Австралия. Доступность еды на дому, оцененная подростками с использованием существующих инструментов и потребления овощей: результаты проекта EAT. Вопросы, разработанные для этого исследования, включали социальную поддержку матерей в отношении здорового питания. Детский отчет с использованием существующего FFQ (Marks, 2001) оценил потребление высококалорийных закусок. Хорошо Наличие высококалорийных закусок дома было положительно связано с потреблением высококалорийных закусок; социальная поддержка матерями здорового питания отрицательно ассоциировалась с потреблением перекусов.
 Brown, 2008, [32] Поперечное исследование n = 518 родителей детей в возрасте 4–7 лет из начальных школ на юге Англии. Отдельные предметы, выбранные из множества существующих мер родительского контроля, явного/скрытого контроля и принуждения к еде. Приведено несколько мер. Родительский отчет с использованием FFQ для измерения потребления здоровых и нездоровых закусок на основе нескольких существующих анкет и данных маркетинговых исследований. Хорошо Низкий уровень скрытого контроля за перекусами и более высокий уровень принуждения к еде были положительно связаны с нездоровым потреблением перекусов.
 Corsini, 2010, [36] Поперечное исследование с использованием двух выборок из Южной Австралии: n = 175 матерей детей ясельного возраста в возрасте 18–24 месяцев и n – 5 44 матерей детей в возрасте 216 лет. годы. Опросник по кормлению детей младшего возраста (разработан для этого исследования), измеряющий методы кормления родителей, используемые для управления доступом детей ясельного возраста к легким закускам и их потреблением (например, правила, гибкость, разрешение доступа, самоэффективность и привлекательность ребенка) Родительский отчет с использованием адаптированного для детей ясельного возраста опросника о частоте приема пищи Советом по борьбе с раком Giles & Ireland, 1996). Хорошо Среди родителей малышей гибкость родителей в кормлении, предоставление доступа и влечение ребенка к закускам были положительно связаны с увеличением частоты потребления детьми закусок. Правила управления перекусами имели слабую отрицательную связь с частотой приема перекусов детьми.
 Gebremariam, 2016, [44] Поперечное исследование n = 742 подростков (средний возраст 13,6 лет) в Норвегии. Вопросы, адаптированные на основе различных показателей, оценивающих воспринимаемые родителями правила, доступность закусок и родительское подражание здоровому питанию.Приведено несколько мер. Детский отчет о закусках, жирных закусках и сладостях, оцененный с использованием элементов частоты приема пищи, разработанных для исследования. Хорошо Доступность закусок и родительское подражание были положительно связаны с потреблением закусок (раз в неделю). Воспринимаемые родителями правила о перекусах отрицательно ассоциировались с потреблением перекусов.
 Gevers, 2015, [45] Поперечное исследование n = 888 родителей детей в возрасте 4–12 лет в Нидерландах. Всеобъемлющий опросник для родителей относительно перекусов (CSPQ), оценивающий кластеры родительского отношения к еде, связанные с приемом перекусов. Ссылка на инструмент не опубликована. Отчет родителей с использованием FFQ о потреблении детьми высококалорийных продуктов, адаптированный из утвержденного голландского опросника по пищевым продуктам (Brants, 2006). Хорошо В кластере «Высокое участие и поддержка» дети потребляют самые низкокалорийные закуски. Дети родителей из групп «низкий скрытый контроль и отсутствие вознаграждения» и «низкая вовлеченность и снисходительность» потребляли значительно больше легких закусок.«Высокая вовлеченность и поддержка» оказались наиболее благоприятными с точки зрения потребления детьми.
 Hendy, 2008, [49] Поперечное исследование n = 2008 матерей детей в 1-4 классах (средний возраст: 8,3 года) в Пенсильвании; аналитическая часть более крупного исследования по разработке инструмента для оценки поведения родителей во время еды. Шкала действий родителей во время приема пищи, разработанная в этом исследовании, выявила несколько аспектов кормления родителей (например,грамм. ограничения на перекусы, нездоровое моделирование, позитивное убеждение, слишком большой выбор продуктов питания, сокращение/ограничение жиров и т. д.) Родительский отчет с использованием FFQ о ежедневном потреблении ребенком 12 обычно употребляемых продуктов с высоким содержанием жира/сахара/соленых закусок (Cusatis & Shannon, 1996). ). Хорошо Моделирование потребления нездоровых закусок, предоставление чрезмерного выбора продуктов питания и позитивное убеждение положительно связаны с потреблением закусок. Ограничение приема/потребления ребенком жирной пищи отрицательно ассоциировалось с потреблением ребенком легких закусок.
 Luszczynska, 2013, [54] Поперечное исследование n = 2764 подростков в возрасте 10–17 лет из школ в Нидерландах, Польше, Португалии и Соединенном Королевстве. Отобранные элементы, основанные на существующих мерах, оценивали воспринимаемое родительское давление с целью ограничения потребления закусок и доступности закусок. Приведено несколько мер. Детский отчет с использованием комбинированных показателей FFQ потребления сахаросодержащих напитков (SSB) с показателями потребления закусок для изучения перекусов в качестве одной комбинированной переменной «Потребление закусок/SSB».Приведено несколько мер. Хорошо Домашняя доступность закусок/SSB была положительно связана с потреблением. Давление со стороны родителей с целью ограничения перекусов/сладкого сладкого отрицательно ассоциировалось с потреблением. Все эти факторы были опосредованы самооценкой способности ребенка самостоятельно регулировать потребление перекусов.
 Martens, 2010, [55] Перекрестный анализ данных, собранных в рамках интервенционного исследования n  = 502 пары родители-подростки (средний возраст 12 лет.7 лет) в Нидерландах Стиль воспитания оценивался с использованием параметров участия и строгости на основе существующего инструмента. Правила питания и доступность домашних закусок оценивались с использованием предметов из существующего инструмента. Приведено несколько мер. Родители и дети сообщают об использовании одного вопроса из утвержденных инструментов для оценки «сладкого/соленого перекуса» (Van Assema, 2001). Хорошо Не было выявлено значимой связи между стилем воспитания, правилами питания в отношении закусок или наличием/доступностью закусок и потреблением закусок подростками, о которых они сами сообщили.
 Palfreyman, 2012, [59] Поперечное исследование n = 484 матерей с ребенком в возрасте от 18 месяцев до 8 лет в Соединенном Королевстве. Моделирование пищевого поведения родителями оценивалось с использованием Шкалы моделирования пищевого поведения родителями, разработанной для данного исследования. Родительский отчет с использованием адаптированного существующего FFQ (Cooke et al., 2003), чтобы включить дополнительные категории, такие как «острые закуски». Хорошо Вербальный мониторинг здорового пищевого поведения (напр.грамм. поощрение, разговоры о еде) не ассоциировалось с приемом ребенком закусок. Восприятие родителями ребенка, имитирующего их нежелательные привычки в еде (обозначенное как «непреднамеренное моделирование»), было положительно связано с потреблением острых закусок.
 Pearson, 2010, [60] Поперечное исследование n = 328 подростков в возрасте 12–16 лет в Ист-Мидлендсе, Соединенное Королевство. Вопросы, оценивающие стили воспитания с использованием четырех аспектов воспитания (например,грамм. авторитетный, снисходительный). Были адаптированы и процитированы многочисленные меры. Отчет о детях с использованием утвержденного Опросника частоты приема пищи для молодежи и подростков из 30 пунктов (Rockett et al., 1997) для оценки «нездоровых закусок». Хорошо Стиль воспитания в значительной степени связан с частотой перекусов их детьми. Подростки, которые описали своих родителей как авторитетных или авторитарных, потребляли меньше нездоровых закусок, чем сверстники, которые описали родителей как нерадивых.
 Rodenburg, 2014, [64] Продольное исследование n = 1275 пар родитель-ребенок с детьми в возрасте 7–10 лет в Нидерландах. Стиль воспитания оценивается с использованием адаптированного инструмента для оценки поддержки, поведенческого контроля и психологического контроля. Опросник стиля родительского кормления оценивал инструментальное кормление, эмоциональное кормление, поощрение к еде и контроль над едой. Приведено несколько мер. В отчете для родителей с использованием проверенных элементов FFQ оценивались порции потребления высококалорийных закусок в неделю, собранные на исходном уровне и через год. Приведено несколько мер. Хорошо Инструментальное кормление и эмоциональное кормление были положительно связаны с увеличением потребления высококалорийных закусок в течение одного года. Поощрение, явный/скрытый контроль отрицательно ассоциировались с потреблением высококалорийных закусок с течением времени.
Sleddens, 2010, [66] Исследование поперечного сечения N = 135 родителей детей в возрасте 6-7 лет в Нидерландах Анкета в стиле родительского питания, переведенная на голландский четыре стиля: инструментальное кормление, эмоциональное кормление, поощрение к еде и контроль над едой. В отчете для родителей с использованием утвержденных позиций FFQ оценивались подслащенные сахаром и высококалорийные пищевые продукты, потребляемые между приемами пищи. Приведено несколько мер. Хорошо Инструментальное кормление (например, еда в качестве поощрения) и эмоциональное кормление (например, кормление в ответ на чувства ребенка) были положительно связаны с потреблением детьми закусок. Побуждение к еде отрицательно ассоциировалось с поведением детей в отношении перекусов.
 Vaughn, 2016, [70] Поперечное исследование n = 129 родителей детей в возрасте 3–12 лет в Северной Каролине; информационная часть разработки и психометрического тестирования вопросника. Опрос семейного питания Home-STEAD оценивал принудительный контроль, поддержку автономии и структуру. Родительский отчет с использованием элементов с частотой приема пищи оценивает еженедельное потребление закусок и сладостей. Источник измерения не определен. Хорошо Более строгие родительские правила и ограничения в отношении нездоровой пищи, планирование и приготовление здоровой пищи, а также моделирование были связаны с уменьшением потребления сладостей и закусок. Частое использование телевизора во время еды было в значительной степени связано с повышенным потреблением сладостей и закусок.
Новые показатели/неопределенный источник В предметах, разработанных для исследования, оценивалась частота, с которой закуски (не определено) предлагались детям по питательным (например, для роста/кормления) и непищевым (например, управление поведением, вознаграждению) причинам. Родительский отчет с использованием элементов, взятых из проверенных показателей FFQ диет дошкольников, оценивающих частоту различных групп продуктов, проанализированных на соответствие рекомендациям по питанию.Приведено несколько мер. Хорошо Предложение закусок по непищевым причинам (например, управление поведением, поощрение) отрицательно ассоциировалось с соблюдением рекомендаций по питанию (например, употребление подслащенных сахаром напитков). Родители давали больше закусок по непищевым причинам, чем по питательным; дети младшего возраста получали больше некалорийных закусок, чем дети старшего возраста.
 Brown, 2004, [33] Поперечное исследование n = 112 пар «родитель-ребенок» с детьми в возрасте 9–13 лет, набранными из школ на юге Англии. Источник измерения не определен. Родители заполнили пункты, оценивающие попытки контролировать прием пищи ребенком и использование пищи в качестве инструмента контроля поведения. Самооценка ребенка о потреблении как здоровых (например, винограда, тостов, яблок), так и нездоровых закусок (например, шоколада, чипсов). Источник измерения не определен. Хорошо Попытки родителей контролировать диету ребенка положительно ассоциировались с более высоким потреблением ребенком как здоровых, так и нездоровых закусок.
 Fisher, 1999, [41] Экспериментальное исследование n = 71 пары родитель-ребенок в Пенсильвании с детьми в возрасте 3–5 лет. Предметы, разработанные для исследования, оценивали ограничение употребления закусок; Интервью с детьми оценивали предполагаемый ограниченный доступ к еде. Взвешенное потребление закусок без ограничений, предлагаемых в наблюдаемых лабораторных условиях с использованием протокола. Умеренная Ограничение материнским доступом девочек к закускам было положительно связано с потреблением этих продуктов детьми, когда доступ был свободный.Нулевые результаты наблюдаются среди отцов или детей мужского пола.
 Fisher, 1999, [42] Экспериментальное исследование n = 31 пары родитель-ребенок в Пенсильвании с детьми в возрасте 3–5 лет. Продукты, разработанные для исследования, оценивали ограничение употребления закусок. Источник измерения не определен. Поведенческая реакция ребенка и выбор запрещенных закусок, наблюдаемые с использованием протокола. Умеренная Ограничение доступа детей к закускам, о которых сообщали родители, было связано с повышенной поведенческой реакцией ребенка (например,грамм. просьбы о еде, попытки получить ее или комментарии о том, что она нравится) к еде по сравнению с аналогичными периодами, когда закуски были в свободном доступе.
 Gubbels, 2009, [47] Поперечное исследование n = 2578 родителей двухлетних детей в Нидерландах. Родителей спросили, запрещают ли они детям есть какие-либо из следующих закусок: «Сладости», «Печенье», «Торт», «Безалкогольные напитки», «Чипсы» и «Сахар».Источник измерения не определен. Родительский отчет с использованием FFQ из 65 пунктов, оценивающих ежедневное потребление определенных продуктов. Источник измерения не определен. Хорошо Ограничение родителями закусок было отрицательно связано с потреблением нездоровых закусок и положительно связано с потреблением фруктов и овощей
739 девочек-подростков в возрасте 12–15 лет в Иране. Вопросы, разработанные для исследования, оценивали воспринимаемый родительский контроль над потреблением нездоровой пищи (например, «Мои родители говорят мне, сколько нездоровой пищи я могу потреблять»). Отчет ребенка с использованием модифицированного иранского FFQ (Mirmiran et al., 2007), оценивающего поведение в отношении перекусов в течение 1 недели и классифицирующего перекусы на здоровые и нездоровые, или «нездоровую пищу». Хорошо Подростки, ощущавшие более строгий родительский контроль, сообщали о менее частом потреблении «нездоровой пищи» или нездоровых закусок.Отношения были частично опосредованы воспринимаемым ребенком собственным поведенческим контролем над потреблением закусок.
 Ogden, 2006, [58] Поперечное исследование n = 297 родителей детей в возрасте 4–11 лет в Южной Англии. Новый показатель родительского открытого контроля (обнаруживаемый ребенком) и скрытого контроля (необнаруживаемый ребенком) детского питания, адаптированный из предыдущего инструмента (Brown & Ogden, 2004). Отчет родителей о потреблении ребенком здоровых (например,грамм. виноград, йогурт, тосты) и нездоровые (например, сладости, чипсы) закуски с использованием существующего инструментария (Brown & Ogden, 2004) Хорошо Более скрытый контроль был связан с меньшим потреблением детьми нездоровых закусок. Более явный контроль связан с большим потреблением детьми здоровых закусок.
 Pearson, 2010, [61] Продольное исследование за двухлетний период n = 1850 подростков в возрасте 12–15 лет в Виктории, Австралия. На исходном этапе оценивалось воспринимаемое моделирование здорового питания матерью ребенка с использованием элементов, разработанных для исследования.Воспринимаемая домашняя доступность закусок и поддержка семьи в отношении здорового питания оценивались с использованием существующего инструмента (Neumark-Sztainer et al., 2003). Отчет ребенка об изменении потребления высококалорийных закусок, оцененных с использованием утвержденного FFQ (Marks et al., 2001) на исходном уровне и через 2 года наблюдения. Хорошо Наличие домашних закусок на исходном уровне было связано с увеличением потребления калорийных закусок через 2 года; семейная поддержка здорового питания была обратно пропорциональна.Материнское моделирование здорового питания не было связано с изменением количества закусок.
 van Ansem, 2015, [67] Поперечное исследование n = 1203 пар родитель-ребенок с детьми в возрасте 8–12 лет в Нидерландах. Один бинарный элемент оценивал наличие правил потребления закусок (например, ограничения на количество закусок), адаптированных из существующих показателей. Элементы, адаптированные из исследования домашней среды, оценивали доступность домашних закусок.Приведено несколько мер. В отчете о детях с использованием утвержденного FFQ оценивались высококалорийные продукты, потребляемые между приемами пищи. Дети также сообщали о покупке закусок вне дома с использованием предметов, разработанных для исследования. Приведено несколько мер. Хорошо Наличие домашних закусок положительно связано с потреблением закусок детьми. Правила родителей в отношении потребления закусок не были связаны с потреблением закусок ребенком.
 van Assema, 2007, [68] Поперечное исследование n = 502 пар родитель-ребенок с детьми в возрасте 12–14 лет в Нидерландах. Три бинарных вопроса, разработанных для исследования, оценивали наличие навязанных родителями правил относительно количества перекусов, времени перекусов и того, какие перекусы может есть ребенок. Детский отчет с использованием элементов, адаптированных из утвержденных опросников FFQ, оценивающих потребление сладких и соленых закусок. Приведено несколько мер. Хорошо Наличие правил, касающихся количества и времени потребления детьми закусок, положительно ассоциировалось с потреблением закусок ребенком, основываясь на самооценке ребенка.
 Verstraeten, 2016, [71] Поперечное исследование n = 784 подростков в возрасте 10–16 лет на юге Эквадора. Два предмета, разработанные для исследования на основе качественных данных, оценивающих отчет ребенка о родительской вседозволенности (например, фаст-фуд/закуски, разрешенные в любое время). Отчет о детях с использованием 2 дней 24-часовых отзывов с «нездоровыми закусками», определенными как продукты с высоким содержанием натрия, жира или сахара. Хорошо Родительская вседозволенность (напр.грамм. без ограничений) не было связано с нездоровым перекусом среди подростков.
 Xu, 2013, [73] Поперечное исследование n  = 242 первородящих матерей и их 2-летних детей в Сиднее, Австралия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.