Не разговаривает 2 года: Задержка речевого развития у детей

Содержание

Речь детей. Когда бить тревогу?

Все дети разные. Скорее всего, вы не раз это слышали, но когда дело касается возрастных норм, как-то спокойнее, если ваш ребёнок развивается “как все”, а ещё лучше, с опережением. Но так бывает не всегда, особенно с речью. Задержка речевого развития — это то, чего боятся многие родители. Ребёнок не говорит в 1, 2, 3 года — как понять, нормально ли это и что делать?

Есть три простых вопроса, на которые нужно найти ответы: слух, коммуникация, предыдущие этапы речевого развития.

1. Проверяем слух
Реагирует ли малыш на громкие звуки? Слышит ли он, если тихонечко пошуршать или попищать игрушками недалеко от него?

2. Проверяем коммуникативные навыки
Обращает ли ребёнок внимание на других людей, игрушки, вовлекается ли в активности? Для детей от 12 месяцев — есть ли у ребёнка жесты (да, нет, дай, пока)? Для детей 12-18 месяцев — понимает ли простые просьбы (покажи глазки, дай игрушку)?

3.

Проверяем этапы речевого развития
Речь каждого малыша проходит определённые этапы:
• 0-6 месяцев: гуление
• 6-12 месяцев: лепет
• 12-18 месяцев: первые слова
• 18-24 месяца: первые словосочетания
• 24-26 месяцев: фразы и предложения

Если на предыдущих этапах проблем не было, то, скорее всего, волноваться не о чем. Нужно просто немного помочь малышу — стимулировать его общаться, развивать моторику и артикуляцию, работать над пониманием речи.

Когда обращаться к специалистам?
1. Если у вас есть любые сомнения, что малыш слышит/понимает обращённую к нему речь.

2. Если при беременности/родах были осложнения.
3. Если ребёнок начинал говорить, но почему-то перестал.
4. Если ребёнку 4 года, и он всё ещё не говорит.

Но это редкие ситуации. Чаще всего, проблема звучит так — может, но не хочет.

Может, но не говорит. Почему?

1. Важнейшее звено в речи — мотив. Даже не умея говорить, ребёнок желает быть понятым и старается выразить себя разными способами, в том числе, и звуками. Бывает, что у ребёнка мало мотивации говорить — его понимают и без слов. Он прекрасно обходится звуками и жестами.

2. Постоянный звуковой фон дома. Включенные телевизор и радио создают неразборчивый речевой фон, из которого малыш не может вычленить отдельные слова.
3. Мало общения со взрослыми. Эмоциональная связь с мамой — это очень важно для полноценного психического и речевого развития. Ребёнку важно иметь контакт “глаза в глаза”, видеть мимику взрослого, эмоционально откликаться на различные интонации.
4. Незрелость речевого аппарата. Это может быть индивидуальная особенность маленького человека, и ему потребуется больше времени и усилий, чтобы заговорить членораздельно.

С чего начать развитие речи?

1. Говорите короткими фразами. Задача — упростить речевой поток, чтобы он отчётливо слышал конкретные слова и мог понимать их значение.

“Кушать. Ваня хочет кушать. Будем кушать кашу”.
2. Используйте звукоподражания. “Ворона КАР-КАР, киса МЯУ-МЯУ” — такие короткие слова понятны ребёнку, ему несложно произносить их самому, и они отлично тренируют артикуляцию.
3. Не коверкайте слова и не добавляйте в них уменьшительно-ласкательные суффиксы. Так они звучат ещё сложнее для ребёнка.
4. Проводите занятия в игровой форме. Если приставать к малышу с просьбами “скажи!” или “повтори!”, ему всё это быстро надоест. Но если разыгрывать ролевые игры с персонажами, читать книжки, рассматривать и обсуждать картинки — тогда развитие речи будет происходить естественно и без принуждения.
5. Обращайтесь к ребёнку как можно чаще. Задавайте вопросы, которые подразумевают ответную реакцию — “Что тебе дать, грушу или банан?”, и каждое “бя” проговаривайте: “Ага, БАНАН”.
6. Одобряйте любые речевые проявления. “Ять” — “Да, это МЯЧ, давай с тобой поиграем в МЯЧ”.

Можно ли обойтись без логопеда?
Да, с набором “Умница. Говорим”

Не ждите, когда ребёнку понадобится логопед, действуйте прямо сейчас! Лучший способ справляться с проблемами — предупреждать их. Набор “Умница.Говорим” был разработан логопедами для занятий дома как раз с этой целью.

Интересные и грамотно подобранные ИГРЫ учитывают все особенности развития речи малышей от 0 до 3 лет. Забудьте про заучивание, бесконечное повторение и “методические материалы” — вы с ребёнком будете играть с плюшевым волчонком Веней, читать книжки, выполнять упражнения на моторику, рассматривать красивые карточки, ползать по огромному игровому полю и с удовольствием проводить время вместе.

В основе набора лежит методика развития речевой активности. Это значит, что игры с “Умница.Говорим” стимулируют малышей произносить сначала звуки, а потом слова и предложения, помогают ребёнку выйти в речевое взаимодействие со взрослым, а потом и заговорить красиво и правильно.

Речь и мышление тесно связаны. Развивая речь малыша, вы закладываете базу его будущих успехов. В садике, школе, работе и личных отношениях люди тянутся к тому, кто умеет донести свою точку зрения, рассказать историю интересно, передать мысли и эмоции словами. Всё это — приобретённые способности. Позаботьтесь о будущем своего малыша, и он обязательно скажет вам: “Спасибо, мама!”.

Почему дети плохо разговаривают, объяснили логопеды РТ

Почему детей с проблемами речи стало значительно больше?

Воспитателем-логопедом в детском саду Елена Владимировна (имя изменено – прим Т-и.) работает десять лет. На ее глазах количество детей, которые вынуждены посещать логопедическую группу, увеличилось с одного-двух до 30-35.

«Сейчас количество таких детей растет и растет с каждым днем», – утвержадет Елена Владимировна.

Причин, по ее словам, несколько: инфекционные заболевания, которые переносят дети до трех лет, неправильный прикус, короткая уздечка языка, проблемы с нёбом – на эти факторы не повлияешь, это природа. Но есть и другие причины, к примеру, дети часто подражают неправильной речи родителей – «сюсюканье» до добра не доводит.

«Дети все это слушают, копируют, это не способствует правильной речи», – объяснила воспитатель-логопед.

Сведенное к минимуму общение в семье тоже сказывается на речи ребенка.

«В наше время существует огромный недостаток общения детей с родителями. Детям, как только они начинают что-то осознавать, предлагают мультфильмы или телефоны. Родители сами сидят в телефонах и детей сажают перед экраном. Причина практически половины случаев проблем с речью детей – это нехватка общения с родителями», – уверена эксперт.

Логопед казанской поликлиники №2 Детской республиканской клинической больницы Светлана Зуйкова проводит двухнедельную речевую реабилитацию ребят в лечебном учреждении – консультации для ребенка и его родителей. Она работает логопедом уже семь лет.

Светлана Зуйкова полностью согласна с коллегой, детей с нарушениями речи стало гораздо больше.

«Во-первых, это внутриутробные патологии, которые развиваются в связи с тем, что мамочки неправильный образ жизни ведут или же принимают какие-то лекарственные препараты, или переболели какими-то инфекционными, вирусными заболеваниями», – назвала причины логопед.

Светлана Зуйкова продолжила, по ее мнению, вторая причина – это гаджеты в руках у детей, которые заменяют им родителей, недостаток общения сказывается на речи ребенка.

«У меня ощущение, что каждый второй ребенок имеет какое-то нарушение речи», – подчеркнула она.

«Мама меня не слышит, она постоянно в телефоне или телевизоре»

В группе у Елены Владимировны есть агрессивный ребенок, он очень плохо разговаривает. После очередного конфликта с одногруппниками она спросила у мальчика, почему он не поговорит с мамой об этом, а ребенок рассказал ей о своей жизни вне детского сада.

«Приходят младшие братья, они ломают мои игрушки». Я ему говорю: «Почему ты не поговоришь с мамой, не заведешь какую-нибудь коробочку, в которую ты будешь складывать свои игрушки, а когда приходят младшие будешь их убирать в нее, чтобы их не ломали?» А малыш в ответ: «Я маме говорю, она меня не слышит, она либо в телефоне, либо телевизор смотрит», – привела пример из практики воспитатель-логопед.

Эксперты советуют мамам и папам прислушиваться к детям и проводить с ними как можно больше времени¸ а не погружаться в гаджеты самим, и не предлагать их детям.

Какие буквы чаще всего не выговаривают дети?

Дети не выговаривают буквы «Р», «Л». Говорят вместо «ракета» – «акета». Бывает, что заменяют эти буквы друг другом.

Малыши картавят, возникают проблемы с шипящими буквами: говорят «сыска», вместо «шишка». С буквой «С» и «З» тоже есть трудности.

В поликлинику ДРКБ, по словам врача, чаще обращаются родители, чьи дети имеют сочетанные нарушения – это, когда вместе с проблемами речи у ребенка видят психоэмоциональные, слуховые, зрительные нарушения, обращаются дети с задержкой речи, вплоть до аутистического спектра.

Чаще всего у детей выявляют моторную алалию – это, когда ребенок не чувствует положение своего язычка и не может произнести определенные звуки, и с дизартрией – это нарушение произносительной стороны речи, у ребенка плохо работает артикуляция.

От этих двух нарушений можно излечить своего малыша, главное вовремя обратиться к специалисту.

Профилактика нарушений речи

Есть один довольно старый совет, но по мнению экспертов, проверенный на практике – как только малыш рождается, мама должна с ним постоянно разговаривать и поддерживать зрительный контакт.

Чем больше родители будут разговаривать с ребенком, тем меньше проблем с речью его ждет.

«В первую очередь родитель должен сам правильно говорить, не сюсюкаться, речь должна быть правильной. Побольше беседовать, рассказывать, читать», – объяснила Елена Владимировна.

Есть множество игр, распевок и артикуляционная гимнастика, все это можно найти в интернете, было бы желание у мамы с папой заниматься с малышом. Для улушения речи помогает развитие мелкой моторики: малышу можно предложить перебрать зернышки или крупу, рисовать пальцами, лепить.

Есть дети, которым воспитатели сами советуют пойти в логопедичнскую группу детского сада, чтобы с ними больше занимались профессионалы. В практике Елены Владимировны были родители, которым объясняли, что самостоятельно с проблемами речи ребенка им не справиться, предлагали занять место в спецгруппе. Но родители отнекивалась, утверждали, что группа, в которую ходит малыш сейчас, привычная и им не хочется менять коллектив. Таким образом родители, по словам экспертов, вредят своему ребенку, ведь лучше исправлять все недочеты речи, пока он маленький.

Первые проблемы можно выявить уже в 3-4 года, в это период их можно поправить самостоятельно, ежедневно занимаясь с ребенком, а если к 5 годам речь ребенка не наладилась, то это повод обратиться к специалисту.

По слова Светланы Зуйковой, раньше норма предписывала ребенку в год-полтора в своем словаре иметь запас порядка 300 слов, сейчас этот процесс замедлился и для ребенка считается нормой, если он к двум года начал использовать в речи связанные по смыслу фразы.

«Случается, родители уверены, что их ребенок развивается хорошо, он самый красивый и умный, но они не замечают проблем. Поэтому я бы рекомендовала всем деткам в 2-2,5 года обязательно пройти консультацию логопеда-дефектолога. Специалист определит, стоит ли ходить на занятия по исправлению речи или сделать это позже», – объяснила Светлана Зуйкова.

Чаще всего в поликлинику обращаются дети от 3 до 5 лет.

Ну не всё ребенок выговаривает и что?

К примеру, вы считаете, что, если ваш ребенок не научился выговаривать некоторые буквы, и ничего страшного не происходит, то логопед ДРКБ вас расстроит. Если до школы не устранить дефекты речи, это грозит плохой обучаемостью, дисграфией, дислексией.

«Это нарушение устной, письменной речи, чтение. Это будут плохие оценки в дальнейшем, плохое образование», – объяснила Светлана Зуйкова.

Логопеды настаивают – родители должны проводить много времени с ребенком, общаться с ним, а не показывать им ролики на телефоне, и не занимать их играми в планшетах. Вовремя обратиться к логопеду тоже важно, ведь чем старше ребенок, тем сложнее его научить правильно говорить.

Выбор за родителями: свое свободное время, пока малыш сидит в гаджетах, и серьезные проблемы с речью у него в будущем, или частые занятия и игры с ребенком, обстоятельные разговоры с ним и в результате его грамотная и красивая речь.

Шмагина Н.М. об ошибках в речи ребенка.

Доброе утро, дорогие друзья и дорогие родители!

С Вами программа «Витаминка» — программа о детском здоровье.

Сегодня у нас очень радийная тема — про речь. Будем говорить мы про ошибки в детской речи, в устной и письменной речи.  Такие серьезные ошибки, которые граничат с диагнозом.

Родители, которые с этим сталкиваются, говорят, что это очень серьезная проблема.

Дисграфия, дислексия, дизартрия  — вот о чем мы сегодня будем говорить, и главное пытаться выяснить, что же с этими проблемами делать.

Сегодня у нас в гостях Наталья Шмагина, нейролингвист специализированного логопедического центра «Детская академия речи» и Ирина Праведникова, руководитель нейропсихологического центра Family.

Давайте с терминами разбираться, что это такое: дисграфия, дислексия и дизартрия

Ирина Праведникова:  Дисграфия, дислексия – это действительно очень серьезные диагнозы.

Как правило, сейчас термины «дисграфия» и «дислексия» стали обывательскими. Оценивают в принципе, если мы рассматриваем детей. Норма подразумевает те или иные ошибки на письме и в чтении.

 То есть дисграфия – это трудности при  письме, дислексия – в чтении?

Ирина Праведникова: Всё верно, как правило, они всё-таки сопутствуют друг другу, потому что устная и письменная речь неразрывны друг с другом.

Что касается дисграфии, ошибки могут быть разного характера в зависимости от недоформирования той или иной зоны головного мозга.

Мозг у нас формируется какое-то время и созревает гетерохронно, каждая зона головного мозга развивается не сразу, а постепенно. Какая-то зона в одно время, какая-то зона в другое время. И соответственно, если какая-то зона недосформирована – это может сказываться на письме, в чтении  или в речи. Здесь просто свалены в кучу все диагнозы: и дисграфия, и дислексия, и диспраксия, и дизартрия.

 Диспраксия — это что?

Ирина Праведникова: Диспраксия – это тоже очень серьезный диагноз, это нарушение произвольных движений при отсутствии параличей и парезов.

 А это всё взаимосвязано, там, где диспраксия, может начаться и дизартрия?

Почему я спрашиваю, потому что я знаю, что у детей, например, дизартрия, это когда неправильно говорят или каша во рту, или путают буквы в словах.

Пример: ребенок говорит не «царевна», а «царемна».

Наталья Шмагина: прошу прощение, но вы сейчас сделали некий коктейль из двух абсолютно разных проблем.

Когда речь идет о том, что ребенок неправильно произносит фонемы, то нарушение может касаться расстройства фонематического слуха. То есть тот слух, который в отличие от обычного слуха, дает нам возможность правильно, именно правильно слышать фонемы родного языка. Либо с проблемами двигательного характера.

Вы понимаете сами, когда мы с Вами разговариваем, наш артикуляционный аппарат двигается. По сути — это получается тоже моторный акт, как говорят профессионалы. То же движение, что мы с вами делаем при каких-то других действиях.

 Поэтому я и спросила, не связана ли диспраксия и дисграфия.

Наталья Шмагина:  это может быть проявлением и той, и другой проблемы.  Ну, говорить, например, что у любого дизартрика будут проблемы фонематического слуха нельзя.

Конечно, нет, но бывает, что это объединяется.

Наталья Шмагина: редко, но бывает.

 Давайте сразу успокою родителей, чьи дети только начали говорить и произносят очень много слов неправильно. Это норма, которая потом должна пройти.

Ирина Праведникова: всё верно, если ребенок в три года вместо «шапка» говорит «сяпка», это пока нормально.

Потому что он просто не выговаривает “ш”, потому что у него в голове что-то перемешалось.

Ирина Праведникова: но опять же оговорюсь, многие родители пускают на самотек. К 5 годам, совершенно точно все звуки должны у ребёнка быть поставлены. Самым последним звуком по норме, что касается логопедии, ставится звук “р”. К двум годам у ребенка должна быть сформирована фразовая речь, что родители очень многие упускают. В 2 года не говорит, в 3 года не говорит, но ничего, завтра проснется и заговорит.  А на самом деле нет, не стоит пускать этот на самотек, к 5 годам ребенок должен говорить.

Вопрос от слушателя. Если ребенку 3 года и он вместо звука “к” произносит “т” (вместо «какой» — «татой»). Вместо «г» — «д» («гуси» — «дуси»). А вместо «х» — «с» («хочу» — «сочу»). В 3 года это пока нормально?

Наталья Шмагина: в 3 года – это физиологическая норма. Пугаться и бояться не стоит, нужно просто помогать ребенку, произносить правильно.

 Просто поправлять?

Наталья Шмагина: не только поправлять, но и по возможности показывать. Артикуляционная поза, это просто.

Просто, прежде чем поправить ребенка, убедитесь, что он на вас смотрит. Сказать: «Смотри на меня, пожалуйста, “машина”». Сделайте позу сконцентрированной, и ребёнок моментально поймет, как поставить губки и так далее. Это всё несложно. Другой разговор, если вы видите, что ситуация затягивается. Время идет, а ребёнок не меняет свое произношение, то в этом случае нужно обратиться к логопеду. Единственное, что поправлю немного коллегу, по физиологической норме всё-таки допустимо проглатывание, недоговаривание звука “л” до 6 — 6,5 лет звука “р”. Лучше этот процесс не затягивать и обратиться к специалисту.

 Дети проглатывают, не договаривают слова, тоже относится к тем же самым проблемам или вообще, почему это происходит? Они торопятся, особенно, когда читают стихотворение. У них слова все летят под откос. Почему?

Ирина Праведникова: причины могут быть очень разные. Есть дети, которые скачкообразно развиваются. Речь стоит, потом набирается огромный массив, когда массив приходит к ребенку.

Наталья Шмагина: особенно на становлении фразовой речи.

Ирина Праведникова: если не говорить в этот момент: «Говори помедленней»…

Наталья Шмагина: …рот не успевает за мозгом.

 Это лучше, чем наоборот, по-моему?

Ирина Праведникова: очень часто быстрая речь свойственна не факт, но, тем не менее, свойственна переученным левшам.

Наталья Шмагина: ух ты, почему?

Наверно, потому что там что-то в мозгу переклинивается?

Ирина Праведникова: в принципе, вы верно сказали.

Чуть-чуть про быструю речь, чересчур быструю речь поговорим. Если ребенку 12 лет, и он проглатывает слова – это уже диагноз или нет?

Наталья Шмагина: это не всегда диагноз. Это может быть симптом диагноза. Часто это может быть невротическая реакция, то есть признаки невроза. Речь идет вот об этом. Либо это симптом СДВГ (синдром гиперактивности), и он у всех по-разному может проявляться. Дети, с которыми работали, занимались, у них может быть сформирована очень неплохая регуляторная система. Выход этой гипервозбудимости где-то должен быть. Очень часто бывает  выход на быструю речь.

Ирина Праведникова: либо, кстати, при несформированности заднелобных отделов премоторной области. Нам, чтобы переключиться с буквы на букву, со слога на слог, слова на слово, с предложения на предложение, нужно быстрое переключение.

 Где эта область находится?

Ирина Праведникова: повыше лба. Если у ребёнка это область немного «гуляет», сбоит, недоформирована, то ребёнку очень сложно быстро переключаться, и вот это вот плохая, но компенсация – проглатывание слов.

 Давайте вот о чём. Поняли, что это очень серьезная проблема, но хочется узнать, это самостоятельное нарушение или они всегда сопровождают какую-то серьезную неврологическую болезнь?

Ирина Праведникова: дизартрия – это неврологический диагноз, и в принципе ставит его невролог. Если говорить о логопеде-дефектологе или даже нейропсихологе, мы имеем право только предположить и направить для уточнения диагноза к неврологу.

И с СДВГ (синдром гиперактивности) будет примерно такая же картина. И само по себе это самостоятельное явление, с которым, стоит бороться.

Наталья Шмагина: что касается дисграфии и дислексии, здесь, в общем, не обязательно идти к неврологу. Если вы видите ошибки на письме или в чтении у ребенка. Я в отношении детей такие термины вообще не употребляю. Либо оговариваюсь: «возрастная дисграфия» и «дислексия».

 До какого момента она возрастная?

Наталья Шмагина: начальная школа точно.  Идет освоение правил письма и чтения, идет освоение правил русского языка. У ребёнка автоматизируются навыки письма и чтения. Говорить о диагнозе «дисграфии» и «дислексии» – это немножко неверно.

Но, тем не менее, часто в букете идут еще какие-то пространственные нарушения?

Наталья Шмагина:  а вот это вот как раз и есть типы ошибок. Допустим, та же дисграфия. Например: открываешь два диктанта, за оба диктанты дети получили «2». Смотришь и понимаешь, что ошибки то разного характера. Они бывают зрительно-пространственные, когда ребенок путает буквы по пространственному типу. Допустим, «б» и «д» прописные, и у него они похожи оптически. При этом ребёнок будет выдавать не только ошибки на письме по пространственному типу, он будет соскальзывать со строки, у него будут проблемы в рисовании. Будет путать право и лево в тетради. То есть это действительно целый букет.

Примеры, которые касаются не тетради и письменного стола, а в жизни, какие симптомы?

Ирина Праведникова: например ребенка приводят на диагностику. Я открываю тетрадь и вижу, как коллега сказала, что все съехало со строчки, перевернулись буквы и так далее. Первое, что я спрашиваю, как долго и как трудно ребёнок запоминал буквы, когда его обучали чтению. Потому что нарушение пространственного восприятия. Потому что ребёнок образы букв и рисунок букв (что мы называем графема) и запоминает достаточно долго. Это один момент.

Второй момент, в более раннем дошкольном возрасте такие дети, как правило, сложно усваивают пространственно-временные категории: дни, недели, части суток, времена года, месяцы.

 Если заметите это у ребенка, насторожитесь. Дисграфия, дислексия и вообще, в более широком смысле, неспособность к обучению – это бич 21 века.

По статистике, в США и Великобритании дисграфию выявляют у 17 процентов детей. Написала нам учительница из российской школы, что в классе у одного-двух учеников такие проблемы есть.

Действительно ли раньше было по-другому или нет?

Наталья Шмагина: вы знаете, я думаю, и да, и нет. Ситуация такова, что, наверное, каждый вне зависимости от того, сколько ему лет, может вспомнить одноклассника одного, а то и двух-трех, которые плохо  читали. У которого, как преподаватель русского говорил: «ошибка на ошибке сидит и ошибкой погоняет». То есть, такие дети были всегда.

Другой разговор, что те проблемы, которые сейчас у детей формируются, они могли бы не сформироваться, они могли быть скомпенсированы при условии другого качества детства. Чем мы старше, тем веселее у нас было детство: мы много играли, много прыгали на одной ножке. Залезали, перелезали. В общем, много было всяких подвижных игр. Слышали очень много живой речи. Если говорить о фонематической стороне речи, нам много читали, с нами достаточно много разговаривали. Если мы с вами пойдем в дошкольную сферу, то музыки под магнитофон никто не мог помыслить, везде стояло фортепиано. Опять-таки – живой звук, очень много танцевали.

 В чем разница?

Наталья Шмагина: в том, что, тогда мы с вами разговаривали. Многие родители говорят: «Знаете,  очень плохо читаю вслух, поэтому я куплю диск или еще что-то там. Мы будем аудиокнигу слушать». «Увы» и «ах»!.. При том, что ребенку интересна речь сама по себе, то, что мы называем речевыми шаблонами, умение правильно слово изменять, умение правильно акцентировать, умение правильно дышать и распределять свое речевое дыхание – обучение этому возможно только на живой речи. С живыми носителями языка. Аудионоситель для этой задачи ребенку совершенно не годится. Сейчас очень многое заменено аудионосителями, такая же ситуация в играх.

Ирина Праведникова: опять же, что касается школы, я часто вспоминаю собственное детство – мы же сами себя развивали. Элементарно морской бой, игра в «танчики». Игры на развитие пространственного восприятия.

Сейчас компьютерные игры многие есть на пространственное восприятие.

Ирина Праведникова: не правда. Опять же оговорюсь, чтобы пространство было на достойном уровне у ребенка. Если брать географию мозга, сначала развивается верхнее темя – пространство относительно своего тела. А мы его развивали в свое время очень хорошо. Действительно, как Наталья сказала, игры в мяч, казаки-разбойники, в классики и так далее – вот она, схема тела.

Игры в трехмерном пространстве делают всё, чтобы мы правильно говорили, правильно читали, правильно писали. Друзья, это удивительно!

Наталья Шмагина: участие всего тела в процессе.

Ирина Праведникова: часто получается, что этот момент родители пропускают. Дети у них подвержены дефициту игр двигательных, относительно даже собственного тела. Сразу сажаем ребенка за стол и начинаем его учить. Рисовать, писать по клеточкам. Верхнее темя. То есть мы пропускаем этап.

Наталья Шмагина: прошу прощения, мы пропускаем этап гораздо раньше! Пугают микробами, поэтому дети у нас сначала сидят прыгунках, а потом в ходунках.

Ирина Праведникова: это вообще бич.

 Почему, расскажите?

Ирина Праведникова: многие родители, опять же мамочки маленьких деток, действительно не позволяют им ползать, и это очень-очень плохо. Необходимо дать  ребенку ползать, насколько это возможно. Не заставляйте его ходить раньше времени. Чем дольше ребенок ползает, тем лучше – именно в стадии ползания идет первый скачок формирования межполушарных взаимодействий.

Они очень важны, связи правого и левого полушария. Потом, если он не доползает у вас в свое время – у него будут проблемы, когда он будет в школе обучаться писать и читать буквы.  На связь фонема/графема.

Мы слышим фонему левым полушарием, а пишем правым. Казалось бы, какая ерунда – только потому, что ребёнок в свое время не ползал. А дальше происходит очень смешная вещь, в 4-5 лет. Детский организм очень чувствительный, если вы зайдете в любую группу детского сада, они все играют в ползучие игры. Они все кошечки/собачки. А дальше происходит страшная штука: есть воспитатели, которые говорят: «не протираем колготки, взрослые люди так себя не ведут». Тут ему второй раз перекрывает возможность компенсироваться. В результате, мы с вами имеем такую тему.

Теперь, что касается раннего развития. Стремление не только поднять детей, чтобы они не ползали, но и стремление в 2 года научить их читать и писать. Специалисты  говорили, что это все ведет к нарушению того же пространственно-временного восприятия.

Почему это происходит? И потом в школе начинаются проблемы с чтением, письмом и так далее.

Наталья Шмагина: я бы даже не стала говорить о каких-то глобальных нарушениях пространственно-временного восприятия и всего прочего. Я всегда, когда родители говорят: «в 3 годика у друзей ребёнок уже читает»  или, «научите нас правильно буквы произносить, мы будем правильно читать, и все будет хорошо». Я задаю, может быть, немного неприятный вопрос, но он обычно приводит человека в чувства. Я спрашиваю: хорошо, читать и писать вы научитесь, но, чтобы что-то написать, вам должно быть, что сказать. А чтобы было, что сказать, нужен речевой опыт. Поэтому сначала нужно все-таки почитать, научиться связной речи. Научиться описывать, получить опыт какого-то взаимодействия с внешним миром. Тогда можно говорить о процессе письма и чтения. Мы все разговариваем, но очень по-разному. Наша речь очень по-разному наполнена.

Ирина Праведникова: кстати, вот, к слову Натальи. Многие родители совершают глобальную ошибку по незнанию, они учат ребенка читать и толком не учат писать. Это очень-очень плохо. Если вы учите своего ребенка читать, обязательно пишите.

Если вы учите букву “А”, тут же сели и написали ее. Я прошу прощения, даже не написали, а напечатали. Письменный образец рановато, графомоторные навыки не настолько зрелые. Просто многие родители воспринимают как: написать – это именно писать. Особенно это касается левшей. Лучше в трех модальностях: на слух, зрительно, тактильно.

 Вопрос от радиослушателя:  «У моей дочки (3 года) не дислексия, а гиперлексия. Когда учатся читать, а потом говорить. Когда дочке было 2 года, она давно знала буквы. Буквы знала, и, допустим, говорим «носорог», дочка выбирает правильную картинку, но произносить она их не могла».

Наталья Шмагина: это вот «подарок» из раннего развития, о котором мы говорили. Скорее всего, источником послужили пресловутые карточки Глена  Домана. Мы не то, что их не любим, они плодят псевдоаутистов, эти карточки.

Ирина Праведникова: согласна.

Что за инсинуации грязные на это прекрасное изобретение? Поясню для тех, кто не знает, родители показывают напечатанные большими красными буквами слова, и ребенок зрительно их воспринимает, практически умеет читать. Я удивляла гостей нашего дома, когда мой ребенок в 2,5 года читал эти карточки.

Наталья Шмагина: удивительное явление. А теперь небольшой экскурс в эти навыки. Что вы называете чтением?

Складывание из букв слова.

Наталья Шмагина: механическое, да, оно формируется, дети запоминают целыми словами. Есть определенные расстройства, в том числе, расстройства аутистического спектра, для которых, собственно говоря, разрабатывались карточки Домана.  Ребенок запоминает слова образами. Это не чтение, это механический процесс.

Ирина Праведникова: очень большая нагрузка на субдоминантные полушария. Если мы говорим про детей правшей, идет запоминание за счет правого полушария, за счет образа. Но правильное научение подразумевает еще и звукобуквенный анализ. А это левое полушарие. Кроме того, это механическое чтение. Это механическое запоминание – ребенок читает, но, в общем, это прямая дорога к дислексии. Если мы говорим о расстройствах.

Наталья Шмагина: невозможность чтения – это не только невозможность слить буквы в слоги, но и невозможность понимания прочитанного. Очень часто люди сталкиваются с таким явлением: ребенок  замечательно читает, а дальше ошибки на письме. Потом  спрашиваешь, как у вас дела с математикой?  И тогда получаешь очень простой ответ:  мы прекрасно решаем примеры, но совершенно не можем решать задачи. Не решаем, потому что не понимает, что мы прочли.

 То есть, до мозга не доходит, что мы читаем?

Ирина Праведникова: здесь работает только механическая память, то есть ребенка долбят этими карточками. Он, конечно, их запомнит с 10, с 20 раза, но понимания, осмысления в этом нет.

Наталья Шмагина: и возвращаюсь вот к этой маме, которая задала вопрос: случилась неприятная вещь, которая случается с частью пользователей этих карточек и аналогичных пособий. Нужно было вызывать, говоря профессиональным языком, ребенку речь. Вместо этого, ребенку заменили активную речь на пассивную. Пальчиками буквы и карточки ребенок может показывать, но это не чтение – это знаковое общение.

Ирина Праведникова: здесь элементарно, взяв такого ребенка и показав ему карточку, он ее узнает, он назовет слово. Если попросить его назвать какой первый звук в этом слове или последний, он не назовет.

Теперь вопрос такой: может ли задержка речевого развития повлечь за собой дислексию и дисграфию? Это, собственно, о чем мы и говорим сегодня.

Наталья Шмагина, Ирина Праведникова: однозначно.

Если ваш ребенок не говорит или заговорил поздно, года в 3-4?

Наталья Шмагина: Смотря, что мы будем под речью подразумевать в 3 года.

Ирина Праведникова: есть еще такой момент, почему речь важна. Хочу сказать для родителей, которые в принципе машут на это рукой, и думают, что заговорит в 4, 5 и так далее. Речь – очень важный аспект, на самом деле. И долгое отсутствие речи, может повлечь за собой задержку и интеллектуальных функций. Вот это нужно учитывать.

Наталья Шмагина: это один момент. И есть второй момент: родители говорят:  «ребенок отлично выполняет логические задачи, мыча, показывая пальцем» – да, такие чудеса тоже случаются. Есть даже безречевые дети с диагнозом «моторная алалия», которые прекрасно выполняют любые интеллектуальные задачи. Есть одно маленькое «но»: к пяти годам у нас с вами сформировано большинство речевых шаблонов. Поясню, что это такое: мы правильно употребляем падежи и правильно строим простые распространенные предложения. Если ребенок к четырем только начинает говорить, то практика словоизменения и словообразования, она откатывается дальше. И говорить о том, что 5-летний ребенок скажет, что «из моркови сок морковный», «одно дерево, а когда их много – это деревья», это будет значительно позже.

Но, тем не менее, если он начал это делать, то есть шанс, что он к 6 годам обретет все, о чем вы говорите?

Наталья Шмагина: да, при условии, что вы ему окажете посильную помощь.

Чуть-чуть назад вернемся. Мы понимаем, что источники этих проблем кроются не только в том, что мамы у нас стали уходить рано на работу и не разговаривать со своими детьми, и не только в том, что мы играем в компьютерные игры и не играем в казаков-разбойников, но и в том, что перинатальная медицина у нас ушла далеко вперед. Детей спасают даже очень недоношенных, естественно, это сопряжено с проблемами. С проблемами с головным мозгом, с поражением головного мозга.

Родители недоношенных детей, должны особое внимание уделять этим проблемам, так сказать, опережая саму эту проблему. Может, вы скажете, Ирина, какие исследования сделать, чтобы понять, что область головного мозга не пострадала или наоборот? И что делать после этого?

Ирина Праведникова: опять же, мы же сейчас говорим про речь. Как я уже оговорилась, ребенок к году должен говорить слова. К двум годам должен говорить фразы. Если ребенок не говорит даже к 2.5 годам фразовой речью, это уже повод обратится к специалисту.

 К какому специалисту?

Ирина Праведникова: к нейропсихологу, либо неврологу.

Наталья Шмагина: Я бы сказала, что нейропсихолог и невролог. Если говорить о недоношенных детях, или детях при появлении которых, при рождении возникали проблемы или какие-то трудности, например, гипоксия внутриутробная, если какие-то проблемы сопровождали появление ребенка на свет, либо вынашивание ребенка, он, во-первых, должен находиться под наблюдением невролога, во-вторых, ранее обращение к нейропсихологу и логопеду в равной степени может помочь. Как правило, квалифицированный хороший логопед, увидит признаки необходимости и порекомендует обращение к нейропсихологу. Так же,  как нейропсихолог вам скажет, что необходимо обратиться к логопеду, если есть в этом необходимость. Но невролог обязательно должен в этом участвовать.

Хорошо, они отправят на какое-нибудь обследование, сделать МРТ, например.

Ирина Праведникова: конечно. Например, при обращении мы подозреваем у ребенка диагноз СДВГ (гиперактивность). При всей своей работе, мы не сможем ему помочь на 100 процентов, без медицинского сопровождения. Конечно, мы отправляем его на медицинские обследования.

Наталья Шмагина: если речь идет о неговорящих или плохо говорящих детях, старайтесь выбирать не просто неврологов, а речевых неврологов. И еще хочу оговориться, очень часто мы на приеме сталкиваемся с ситуацией, например: ребенку 3 или 4 года, он не говорит. Мы задаем вопрос: вы обращались куда-то? И очень часто слышим в ответ: «Да, конечно, я обращалась, когда ребенку было 2 года (или около 2-х лет), я его показала всем врачам. Врач махнул рукой и сказал, что все хорошо, ребенок заговорит». А потом ребенка в 3-4 года приводят к неврологу. А он разводит руками и говорит: «Где же вы раньше были?!».

Понятно, это проблема, которая требует неусыпного контроля.

Вопрос от слушателя: «Ребенку 13 лет, соматически здоров, в родах была небольшая гипоксия, в 7 лет ставили дизартрию, понимал все хорошо, но со звуками не клеилось; сейчас отдельные слова никак не произносит правильно, как бы не бились».

Или вот еще одно: «Ребенку уже 15 лет, все нормально. Но есть одно слово, которое не дается – «наволочка» как-то неправильно произносится» – что с этим делать?

Ирина Праведникова: Знаете, если речь идет об одном слове, скорее всего, сложился просто речевой стереотип и держится.

 Но изменить это можно?

Наталья Шмагина: можно. Есть очень простое упражнение, нужно задействовать все анализаторы одновременно. Вы берете лист бумаги формата А4 и на нем пишите это слово по слогам. И соединяете его с числительным. Выглядит так: первая строчка – «од-на на-во-лоч-ка» пишите по слогам; дальше три, четыре, пять… до 8, до 10. И, в общем, ребенок, глядя на этот листочек, а потом без листочка, склоняет эти несчастные наволочки. Через какое-то время стереотип встанет на место.

Ирина Праведникова: можно помочь с помощью двигательного стереотипа, и в процессе ходьбы, хлопая по слогу на-во-лоч-ка… Вот, когда он пройдет раз 10, хлопая себе и деля на слоги…

Наталья Шмагина: тоже хороший вариант, но сопряжен с некоторыми трудностями.

Наталья Шмагина: если мы с вами говорим о ребенке, у которого нет никаких проблем в плане построение речевого ритма, то вариант с прохлопованием будет прекрасен. Если же есть проблемы с речевым ритмом, речевым дыханием, вариант с прохлопыванием может усугубить ситуацию, сделать ее затруднительной.

Очень интересна отдельная тема: как вести себя родителям? Если слышит родитель, что ребенок произносит что-то неправильно, особенно если ребенок уже школьник. Это чувство неловкости, стыда и родитель начинает сердиться, раздражено его поправлять.

Если ребенок неправильно произносит слово, надо ли неправильно его произносить и говорить, например, не «вного», а «много»? Или вообще неправильный вариант взрослый даже не должен произносить?

Наталья Шмагина: да, неправильный вариант взрослый не должен транслировать. Я бы хотела вернуться к тому, с чего Вы начали, про то, что родитель стесняется и это отражается на ребенке. Есть чудесная фраза специалистов «ребенок должен». Ребенок ничего никому не должен! Ребенок может. Может столько, сколько он может. И вы должны быть на стороне своего ребенка, иначе вы не поможете.

Он и так у вас идет в школу не с очень большой охотой, потому что там поджидает ситуация неуспеха, в которой ему нездорово. И если вы тоже будете вставать в позицию, что мне ты тоже должен правильно говорить, правильно писать, правильно читать, желание от этого у ребенка не вырастет, а уменьшится. Поэтому, в первую очередь, помимо обращения к специалистам нужно начать с обращения к себе. И немножко подумать, как вашему ребенку нездорово. И как сделать так, чтобы ему было хорошо, чтобы он почувствовал поддержку.

И как же это сделать, Наталья?

Наталья Шмагина: знаете, поменьше критики. Вместе, без криков и воплей.

Будем стараться. Теперь смотрите, ну, родители, я допускаю, возьмут себя в руки. Но в школе? Прежде, чем давать советы учителям, давайте представим, что чувствует этот ребенок. Мне написали несколько уже взрослых девушек и мам с проблемами дисграфии и дизартрии.

Например, пишет, слушательница: «Попала в аварию, ждали ГИБДД 6 часов, написанный мной протокол не мог прочитать никто, а я все вижу правильно». Значит ли это, что она сама своих ошибок не видит? Пишет, когда мозг устал, а ошибку видит только через несколько дней.

Ирина Праведникова: ну, здесь мы не говорим ни о какой дисграфии/дислексии, когда мозг устал. За работоспособность у нас отвечают подкорковые структуры, и мозг устать может ситуативно у всех. И наделать ошибок. Конечно, вы представьте, что отработали 10 часов пришли домой и вас заставили писать. И это нормально делать ошибки, ситуативно работоспособность может снижаться.

 Но берем все-таки тогда диагноз дизартрию/дисграфию. Человек не видит своих ошибок, и в состоянии стресса наделать он может их очень много. Сейчас мы все-таки говорим о человеке, у которого есть реальная проблема.

Наталья Шмагина: смотрите, сразу по поводу стресса. Вы сами подтвердили то, что я говорила минуту назад. Что нужно убрать стрессорную ситуацию, и тогда можно говорить о коррекции ребенка. Чтобы я посоветовала таким мамам? Во-первых, обратится к специалисту, а, во-вторых, попросить специалиста написать для учителя не заумную, без претензий, очень спокойную инструкцию.

Представляю, как отреагирует учитель.

Наталья Шмагина: вы очень зря так говорите. Многие учителя готовы на все, дабы ребенок тронулся с места, начал читать, писать и все такое прочее.

Вопрос от слушателя: «Как донести до учителя русского и литературы в школе, что у ребенка дислексия? Учитель не признает эту особенность в принципе. Шестой класс, ребенок-дислексик, в детстве совсем не ползал, говорить начал в 3.5 года, ошибки правописания просто отрабатываем, запоминаем насколько можно, потом применяем в жизни. Но чтение вот как бы не идет, и учитель такой попался».

Ирина Праведникова: что бы я посоветовала:  любой учитель – это человек, давайте об этом вспомним. И давайте подойдем к учителю и обозначимся, что, да, мы вас услышали, мы начали искать все возможные входы-выходы, не пытаемся вас учить и никоим образом ваш авторитет не принижаем.

Кроме того, если учитель не знает, что это, но ему интересно, есть всяческие курсы, семинары. Я, например, тоже читаю семинары, в том числе, и специализированные для педагогов. Где рассказываю, как с такими детишками работать, ибо их стало очень много. Ваша основная задача, когда вы подходите к учителю, попросить некой форы. Не особенного отношения, а именно форы. Подождите, пожалуйста, мы работаем, но все сразу быть не может. Если хотите мы предоставим вам подробную информацию от специалиста. Дайте нам время сдвинуться с места.

Наталья Шмагина: я бы еще задала вопрос родителю: «В какой форме вы общались с педагогом? Если орали с пеной у рта «у моего ребенка дислексия, вы обязаны сделать нам поблажку», то вполне возможно, что он вас не услышал. А вот если вы пришли со справкой от нейропсихолога и сказали: «Уважаемая, Мария Ивановна, посмотрите заключение специалиста»…

Ирина Праведникова: если Мария Ивановна не может сейчас, есть ПМПК (Психолого-медико-педагогическая комиссия), на которую вы идете со всеми этими заключениями, и она расписывает подробно все необходимые для реабилитации ребенка условия. Все-таки у нас инклюзия уже есть, она, хоть в каком-то странном виде, но шагает из школы в школу. И тогда школа будет обязана соблюсти те рекомендации, которые дала ПМПК. Особенно оговорюсь, к нам часто обращаются родители 9-тиклассников. И просят провести нейропсихологическую диагностику и дать заключение. Или чтобы им дали поблажку. И ее действительно им дают. Школа идет на уступки при сдаче ОГЭ.

Мы же читали, что в США  на тетрадке ставят пометку, что у ребенка дисграфия и относитесь к этому с пониманием. Тут беспокоятся женщины, у которых тоже такие проблемы: не передается ли это по наследству?

Ирина Праведникова: может такой момент существовать, и у нас был такой ребенок. Мама была дислексик и дисграфик. Нужно понимать, что дисграфия и дислексия, о чем мы говорим, это все-таки возрастная, а не истинная. За свой 14-летний опыт в нейропсихологии я видела всего лишь два раза истинную дислексию и дисграфию.

Истинная – это которая по наследству?

Ирина Праведникова: и по наследству, и та, которая действительно трудно исправима. Нужно понимать, что истинные дисграфики и дислексики отстают в развитие на 2 года.

Наталья Шмагина: чтобы не пугать родителей, поясню немножечко: это не ген какой-то дислексии и дисграфии, это просто предпосылка, которая при определенных обстоятельствах доформировывает или недоформировывает это самое нарушение. На 100 процентов это быть не может.

А это дает нам надежду на то, что все можно исправить. Чем раньше, конечно, тем лучше. Можно какой-нибудь пример?

Наталья Шмагина: наш последний дисграфик и дислексик пришел, когда учился в 7 классе. Вот в этом возрасте уже можно говорить о дисграфии и дислексии. Повторяю, не в начальной школе, а именно 7 -8 класс.

 

Поделиться ссылкой:

Нормально ли, что двухлетний ребенок еще не разговаривает?

Отвечать

Дорогая Мари,
Во-первых, сколько ему точно лет? Есть большая разница между 24 месяцами и 35 месяцами. Все дети разные, и мальчики часто разговаривают медленнее, чем девочки.

Во-вторых, у него вообще есть слова? Если бы он действительно сказал только «я» (никаких «папа», «мама», «до свидания» и т. д.), то я бы забеспокоился. Двухлетний ребенок должен использовать в своем лепете полный набор согласных и гласных.

В-третьих, понимает ли он, что ему говорят? Понимание предшествует выражению.Делает ли он то, что вы просите (например, «Дай мне свой носок»). Если он не понимает, я определенно рекомендую дальнейшее обследование.

В-четвертых, общается ли он другими способами, например, указывая на предметы, мыча, мимикой? Это значит, что он на пути к разговору.

Наконец, что говорит его педиатр? Если его врач не обеспокоен, ваш SIL, вероятно, не должен быть обеспокоен. Я не имею в виду, что врачи всегда правы, просто они наблюдают самых разных детей и знают, когда что-то действительно необычное.(Но, с другой стороны, я всегда больше доверяю настойчивому внутреннему знанию мамы, чем врачу, который едва знает ребенка.)

Даже если врача это не беспокоит, ваш SIL может успокоиться, пройдя проверку слуха у лицензированного аудиолога. Небольшая потеря слуха, которую трудно определить дома, определенно может помешать овладению языком. Тест совсем не травматичен, обычно покрывается страховкой или программами раннего вмешательства, и, поскольку раннее вмешательство имеет большое значение, его обычно рекомендуют в качестве первого шага в оценке ребенка на предмет возможной задержки речи.(Получение направления, а затем запись на прием часто занимает месяц или около того.)

Если его слух в норме, а он не говорит, я бы порекомендовал ему пройти обследование речи.

Если оценка речи нормальная, ваш SIL должен специально спросить своего педиатра о том, чтобы ее сын прошел обследование на аутизм. Как правило, дети с хорошим зрительным контактом, которые с любовью общаются с родителями, не являются аутистами, но могут быть и другие причины задержки речи, которые требуют вмешательства.
Доктор Лаура

2-летний мальчик не разговаривает

Привет, Мишель, твоя патронажная сестра ошиблась. В любом случае, вы можете сами направить своего ребенка на логопедическую терапию, позвонив ему напрямую. один из способов узнать их номер — позвонить в коммутационную комиссию местной больницы и попросить о педиатрической логопедии. Если педиатрический ST не базируется там, попросите логопеда для взрослых, и они дадут вам правильный номер.

Вы можете настоять на том, чтобы HV направил вас (или пойти к терапевту и настоять на том, чтобы он это сделал). В то же время вашего ребенка следует направить к аудиологу для проверки слуха.

Очень важно, чтобы вы следовали этому через себя. HV часто дают неверные советы (как и врачи общей практики).

Ваш ребенок общается с помощью языка тела? указывая, подводя вас к вещам, качая головой «нет»? Часто ли у него случаются истерики из-за того, что его не понимают?

Я бы посоветовал вам также приобрести DVD-диски «Sing & sign» (см. веб-сайт), чтобы научить вас и вашу семью жестам использовать с вашим мальчиком, чтобы он мог научиться общаться с вами.Рядом с вами могут быть занятия. Много веселья.

Language & Play — отличная группа для мам и малышей, которая помогает детям научиться говорить с помощью игр. Занятия бесплатные, часто их проводят специалисты с большим опытом HV. Они часто проводятся в помещениях «Flying Start», которые находятся в районах социальной депривации. Если вы не живете в этом районе, вам не составит труда доехать до ближайшего. Там же часто проходят логопедические занятия (неформальная беседа с логопедом, специализирующимся на дошкольниках)

Есть идеи, в чем может быть проблема? Как ВЫ думаете, что это может быть? Проветрите свои страхи здесь и заберите их оттуда.Что бы вы ни делали, пожалуйста, не принимайте этот совет HV. Вы беспокоитесь, поэтому вам нужна надлежащая оценка квалифицированным логопедом. Я бы также сообщил заведующей отделением логопедии, что сказал ваш HV, чтобы кто-нибудь мог связаться с ней и дать ей некоторую подготовку, чтобы она не давала этот совет кому-либо еще. Я уверен, что это не может быть правильно. Если в вашем районе соблюдается такая практика, я оплачу обследование (узнайте номера телефонов частных логопедов у заведующего логопедом)

Извините, я думаю, что это начало долгого пути для вас.Лучше иди! Hx

Что делать, если ваш уже вербальный малыш перестает говорить – борьба с селективным мутизмом

Мей Лау

Реальные и предполагаемые задержки речи не редкость у младенцев и детей ясельного возраста. На самом деле около 10% всех детей страдают от нарушений голоса, речи или глотания, которые они могут позже преодолеть. Удовлетворение потребностей ребенка с задержкой речи на раннем этапе, хотя и сложно, все же менее травматично, чем встреча с ребенком, который уже на пути к полноценной речи и внезапно перестает говорить.

Удивительно, но этот сценарий встречается гораздо чаще, чем вы можете себе представить. Мы часто получаем вопросы от родителей, которые вздрагивают, когда их малыши внезапно перестают говорить как дома, так и в обществе.

После того, как педиатр и аудиолог исключит проблемы со слухом, а также другие потенциальные сценарии, такие как спектр аутизма, может быть целесообразно изучить возможность селективного мутизма. Избирательный мутизм — это сложное и трудно диагностируемое состояние, при котором малыш или ребенок говорит только в определенных условиях.Состояние часто связано с тревогой и социальной фобией и, по-видимому, имеет генетический элемент. Избирательный мутизм может иметь место только в школе или в социальной среде, а в некоторых случаях он связан со страхом, вызванным человеком в домашнем хозяйстве. Чтобы было ясно, селективный мутизм — это не то же самое, что травматический мутизм.

Если у вашего малыша диагностировали избирательный мутизм, вы можете изучить множество вариантов, чтобы помочь ему снова научиться говорить. Раннее вмешательство является ключевым.

В дополнение к соответствующей диагностике вашему малышу может быть полезно следующее:

  • Снижение нагрузки на окружающую среду
  • Повышение активности в зонах комфорта
  • Игровая терапия
  • Альтернативное общение, такое как указывающие доски или детский язык жестов
  • Частая социализация
  • Когнитивная терапия
  • Лекарство

Если вам только что поставили диагноз «селективный мутизм», мы рекомендуем вам ознакомиться с нашими материалами по языку жестов, специально разработанными для малышей.Благодаря музыке, четким изображениям из реальной жизни и простым указаниям наши ресурсы могут быстро предоставить малышу, столкнувшемуся с СМ, эмоционально доступный инструмент для сообщения того, что для него важнее всего.

 

в Без категорий  

Расслабьтесь и сделайте это вместо этого.

Как родитель, вы можете быть обеспокоены тем, что ваш ребенок не может говорить в возрасте 2 лет. Это может быть более мучительно, когда другие дети такого возраста могут составлять слова, которые имеют значение.Важно, чтобы родитель осознавал, что у ребенка может наблюдаться задержка развития речи, моторики и зрительных навыков.

Развитие речи требует времени, и для большинства детей этот процесс не происходит за одну ночь. Характер коммуникативных навыков, которыми ребенок овладевает в определенный период, важен, и если определенные навыки не осваиваются в определенное время, это может привести к проблемам в общении. Кроме того, окружающая среда может определить, насколько ребенок способен выучить язык.Если ребенок живет в среде, где есть много других говорящих детей, он может научиться говорить быстрее, чем дети, которые не общаются с другими детьми.

Отставание в развитии часто встречается у детей. Они несерьезны и со временем исправляются. Если вы видите, что изменений нет, вы можете посетить детскую терапию, чтобы оценить серьезность ситуации. Тем не менее, многие дети наверстают упущенное раньше, чем вы ожидаете, когда у него будет огромный всплеск роста терминологии.Таким образом, очень важно каждый день учить вашего ребенка новой лексике, чтобы он мог назвать несколько вещей.

Вместо того, чтобы тратить время на поиск онлайн-решений проблемы вашего ребенка, вы можете улучшить речь и язык своего ребенка, выполнив следующие действия:

— Проводите много времени, разговаривая с ребенком. Важно инициировать обсуждение с помощью пения, разговоров и воодушевляющего подражания жестам и звукам.

Прочтите своему ребенку.Еще один прием, который вы можете попробовать, — это покупать книги с понятными картинками. Поощряйте вашего ребенка проверять, как вы называете изображение, и повторяйте процесс, и вскоре вы поймете, что ваш ребенок может говорить и называть изображения.

Используйте повседневные обстоятельства: когда вы готовите или выполняете какие-либо действия, просто объясните своему ребенку, что вы делаете. Если вы находитесь в доме, указывайте на разные вещи, упоминая их имена. Просто проведите свой обычный день, и вы увидите большие изменения.

Поэтому перестаньте наполнять свою душу страхом и работайте над тем, чтобы ваш ребенок смог расширить свой словарный запас, и через несколько дней вы обнаружите большие изменения.

Опыт: 17 лет не разговаривал | Жизнь и стиль

В 1973 году, когда мне исполнилось 27 лет, я перестал говорить, потому что постоянно спорил. После того, как в 1971 году я стал свидетелем разлива нефти в заливе Сан-Франциско, я отказался от использования моторизованных транспортных средств и начал везде ходить пешком, чтобы заявить о загрязнении.Я жил в маленькой деревушке на западном побережье Америки, где постоянно ввязывался в споры о том, может ли один человек что-то изменить. Я бы разглагольствовал и бредил тем, что все должны делать то, что делаю я.

Я использовал слова, чтобы спрятаться от других людей и от себя. Я выдумывал: если кто-нибудь говорил мне, что собирается в путешествие по Европе, я делал вид, что тоже еду; Наверное, у меня была низкая самооценка. Я решил не выступать один день, как своего рода подарок моему сообществу. Моя девушка думала, что я делаю хорошее дело.Когда я проснулся на следующий день, я не видел причин говорить, поэтому я не стал. Когда другие говорили со мной, я делал вид, что молчу. Они были в восторге.

В первую неделю все думали, что это весело, и я понял, что на самом деле слушал для разнообразия. Я всегда так привык думать о том, что я собираюсь сказать дальше.

Через несколько недель люди начали волноваться. Моя девушка хотела, чтобы я остановился. Я отправил письмо своим родителям в Филадельфию, в котором сообщил им, что не разговаривал три недели и подумываю не разговаривать в течение года.Мой папа сел на следующий самолет. Они думали, что я был захвачен калифорнийским культом.

Когда он приехал, он сказал мне сесть в машину и поехать к нему в отель, но я покачала головой и провела пальцами по воздуху. Когда мы вошли в его гостиничный номер, он сказал: «Хорошо, теперь вы можете говорить». Но когда я все еще не хотел, он был вне себя. Это продолжалось годами.

Мне нравилось молчать. Это дало мне покой. Люди спрашивают, говорил ли я сам с собой, но зачем? Я бы просто жаловался, когда мне некого было винить, кроме себя.Я пару раз споткнулся. Примерно через шесть месяцев я столкнулся с кем-то в продуктовом магазине и сказал: «Извините». Мой смех был совершенно тих; друзья сказали, что это было самое странное. Моя девушка пришла к пониманию, почему я это делаю, но когда я решил пройти пешком из Калифорнии в Орегон, чтобы исследовать пустыню, наши пути разошлись.

В 10-ю годовщину молчания я говорил целый день. Я не хотел, чтобы мне казалось, что это не выбор. Я был в Калифорнии и позвонил родителям.Мама взяла трубку и подумала, что это мой брат балуется. Мне пришлось доказать, что это был я, сказав ей то, что знали только мы: я напомнил ей, как я шел на встречу с ней и моим отцом в Сан-Франциско, и мы были в лифте, и она сказала: «Если бы ты действительно серьезно относился к этой ходьбе , вы бы не поехали в лифте.

За это время я получил степень бакалавра, магистра и кандидата экологических наук. Я выучил некоторый язык жестов, чтобы помочь мне общаться, и я прошел через Соединенные Штаты, играя на своем банджо, и стал известен как Planetwalker.

После 17 лет молчания я почувствовал, что мне есть что сказать. Люди пришли послушать меня в отеле в Вашингтоне. Моими первыми словами были: «Спасибо, что вы здесь». Но я не узнала свой голос и просто начала смеяться. Я увидел своего отца, сидящего в зале и смотрящего на меня так: «Да, он действительно сумасшедший». Послушав тысячи людей, я понял, что у нас узкое представление о том, что такое окружающая среда. Это больше, чем спасение деревьев; речь идет о том, как мы относимся друг к другу, включая гендерное и экономическое равенство и гражданские права.

Я встретил свою жену сразу после того, как снова начал говорить, и, поскольку моя докторская диссертация была посвящена разливам нефти, Береговая охрана США наняла меня после катастрофы Exxon Valdez. Сейчас я преподаю в школах и выступаю с докладами по всему миру. Я снова начал пользоваться транспортными средствами в 1995 году, спустя 22 года, когда, идя пешком через Венесуэлу в Бразилию, я понял, что ходьба стала для меня тюрьмой. Я до сих пор практикую молчание каждое утро, а иногда не говорю по несколько дней. Это напоминает мне слушать должным образом; не судить о том, что, как мне кажется, я слышу, а пытаться понять, что люди говорят на самом деле.

Как сказала Кэндис Пирес

У вас есть опыт, чтобы поделиться? Электронная почта [email protected]

Селективный мутизм — NHS

Селективный мутизм — это тяжелое тревожное расстройство, при котором человек не может говорить в определенных социальных ситуациях, например, с одноклассниками в школе или с родственниками, которых он не видит очень часто.

Заболевание обычно начинается в детстве и, если его не лечить, может сохраняться во взрослом возрасте.

Ребенок или взрослый с избирательным мутизмом не отказывается и не предпочитает не говорить в определенное время, они буквально не могут говорить.

Ожидание разговора с определенными людьми вызывает реакцию замирания с чувством паники, как в тяжелом случае страха перед сценой, и говорить невозможно.

Со временем человек научится предвидеть ситуации, вызывающие эту болезненную реакцию, и делать все возможное, чтобы их избежать.

Однако люди с избирательным мутизмом могут свободно разговаривать с определенными людьми, например с близкими родственниками и друзьями, когда рядом никого нет, чтобы вызвать реакцию замирания.

Селективный мутизм поражает примерно 1 из 140 детей младшего возраста. Это чаще встречается у девочек и детей, которые изучают второй язык, например, у тех, кто недавно мигрировал из страны своего рождения.

Признаки селективного мутизма

Избирательный мутизм обычно начинается в раннем детстве, в возрасте от 2 до 4 лет. Часто его впервые замечают, когда ребенок начинает взаимодействовать с людьми за пределами своей семьи, например, когда он идет в детский сад или школу.

Главный предупредительный знак — это заметный контраст в способности ребенка взаимодействовать с разными людьми, характеризующийся внезапной неподвижностью и застывшим выражением лица, когда от него ожидают разговора с кем-то, кто находится за пределами его зоны комфорта.

Они могут избегать зрительного контакта и казаться:

  • нервными, беспокойными или социально неуклюжими
  • грубыми, незаинтересованными или угрюмыми
  • навязчивыми
  • застенчивыми и замкнутыми
  • жесткими, напряженными или плохо скоординированными
  • у них бывают истерики, когда они возвращаются домой из школы, или они злятся, когда их спрашивают родители

Более уверенные в себе дети с избирательным мутизмом могут использовать жесты для общения — например, они могут кивать в знак «да» или качать головой в знак «нет» .

Но дети с более тяжелым заболеванием склонны избегать любой формы общения – устной, письменной или жестикулированной.

Некоторым детям удается ответить несколькими словами или они могут говорить измененным голосом, например шепотом.

Что вызывает селективный мутизм 

Эксперты рассматривают селективный мутизм как боязнь (фобию) общения с определенными людьми. Причина не всегда ясна, но известно, что она связана с тревогой.

Ребенок обычно склонен к беспокойству и с трудом воспринимает повседневные события.

Узнайте больше о тревоге у детей.

Многие дети, разлученные с родителями, становятся слишком огорченными, чтобы говорить, и переносят эту тревогу на взрослых, которые пытаются их успокоить.

Если у него есть расстройство речи и языка или проблемы со слухом, разговор может стать еще более стрессовым.

У некоторых детей есть проблемы с обработкой сенсорной информации, такой как громкий шум и толкотня в толпе, — состояние, известное как дисфункция сенсорной интеграции.

Это может сделать их «отключенными» и неспособными говорить, когда они перегружены в загруженной среде.Опять же, их беспокойство может передаваться другим людям в этой среде.

Нет данных, позволяющих предположить, что дети с селективным мутизмом чаще, чем любой другой ребенок, сталкивались с жестоким обращением, пренебрежением или травмой.

Когда мутизм возникает как симптом посттравматического стресса, он протекает совсем по другой схеме, и ребенок внезапно перестает говорить в обстановке, в которой раньше у него не было проблем.

Однако этот тип изъятия речи может привести к селективному мутизму, если не устранить триггеры и у ребенка разовьется более общая тревога по поводу общения.

Еще одно заблуждение состоит в том, что ребенок с избирательным мутизмом контролирующий или манипулирующий, или у него аутизм. Нет никакой связи между селективным мутизмом и аутизмом, хотя у ребенка может быть и то, и другое.

Диагностика селективного мутизма

При отсутствии лечения селективный мутизм может привести к изоляции, низкой самооценке и социальному тревожному расстройству. Он может продолжаться в подростковом и взрослом возрасте, если его не контролировать.

Диагностика у детей

Ребенок может успешно преодолеть селективный мутизм, если его диагностировать в раннем возрасте и правильно лечить.

Важно, чтобы семьи и школы рано распознавали селективный мутизм, чтобы они могли работать вместе над снижением тревожности ребенка. Персонал детских дошкольных учреждений и школ может пройти обучение, чтобы иметь возможность оказывать соответствующую поддержку.

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка избирательный мутизм, а помощь недоступна, или есть дополнительные проблемы — например, ребенок с трудом понимает инструкции или выполняет распорядок дня — обратитесь за формальным диагнозом к квалифицированному логопеду.

Вы можете связаться с логопедической клиникой напрямую или поговорить с патронажной сестрой или врачом общей практики, которые могут направить вас. Не принимайте мнение, что ваш ребенок из этого вырастет или он «просто стесняется».

Ваш врач общей практики или местная клиническая группа по вводу в эксплуатацию (CCG) должны предоставить вам номер телефона ближайшей службы речевой и языковой терапии NHS.

Детям старшего возраста также может потребоваться консультация специалиста по психическому здоровью или школьного педагогического психолога.

Сначала врач может захотеть поговорить с вами в отсутствие вашего ребенка, чтобы вы могли свободно говорить о своих опасениях, связанных с развитием или поведением вашего ребенка.

Они захотят выяснить, есть ли в семье случаи тревожных расстройств и не вызывает ли что-либо стресс, например, нарушение распорядка дня или трудности с изучением второго языка. Они также рассмотрят поведенческие характеристики и соберут полную историю болезни.

Человек с селективным мутизмом может быть не в состоянии говорить во время обследования, но врач должен быть готов к этому и быть готовым найти другой способ общения.

Например, они могут поощрять ребенка с избирательным мутизмом общаться через своих родителей или предлагать детям старшего возраста или взрослым записывать свои ответы или использовать компьютер.

Диагностика у взрослых

Взрослые могут преодолеть селективный мутизм, хотя они могут продолжать испытывать психологические и практические последствия проведения многих лет без социального взаимодействия или неспособности реализовать свой академический или профессиональный потенциал.

Взрослых в идеале должен осмотреть специалист по психическому здоровью, имеющий доступ к поддержке логопеда или другого знающего специалиста.

Рекомендации по диагностике

Избирательный мутизм диагностируется в соответствии со специальными рекомендациями.К ним относятся замечания о заинтересованном лице, как указано:

  • они не говорят в определенных ситуациях, например, во время школьных уроков или когда их могут услышать на публике
  • они могут нормально говорить в ситуациях, когда они чувствуют себя комфортно, например, когда они одни с родителями дома или в своем пустом классе или спальне
  • их неспособность говорить с определенными людьми длится не менее 1 месяца (2 месяца в новой обстановке)
  • их неспособность говорить мешает их способности функционировать в такой обстановке
  • их неспособность говорить лучше не объясняется другим поведенческим, психическим или коммуникативным расстройством

Сопутствующие трудности

речевые и языковые трудности.

Они часто опасаются делать что-либо, что привлекает к ним внимание, потому что они думают, чтобы люди ожидали от них разговоров.

Например, ребенок может не делать все возможное в классе, увидев, как других детей просят зачитать хорошую работу, или он может бояться изменить свой распорядок дня, если это вызовет комментарии или вопросы. Многие вообще боятся ошибиться.

Несчастные случаи и инфекции мочевыводящих путей могут быть результатом невозможности попроситься в туалет и удержания в течение нескольких часов подряд.Дети школьного возраста могут не есть и не пить в течение дня, поэтому им не нужно извиняться.

У детей могут возникнуть трудности с домашними заданиями или некоторыми темами, потому что они не могут задавать вопросы в классе.

Подростки могут не развить самостоятельность, потому что боятся выходить из дома без сопровождения. А взрослым может не хватать квалификации, потому что они не могут участвовать в жизни колледжа или последующих собеседованиях.

Лечение селективного мутизма

При надлежащем обращении и лечении большинство детей могут преодолеть селективный мутизм.Но чем старше они будут, когда будет диагностировано это состояние, тем больше времени это займет.

Эффективность лечения будет зависеть от:

  • продолжительности избирательного мутизма у человека
  • наличия у него дополнительных трудностей в общении или обучения или беспокойства
  • сотрудничества всех, кто связан с его образованием и семейной жизнью

Лечение сосредоточено не на самой речи, а на уменьшении беспокойства, связанного с речью.

Это начинается с устранения давления на человека, чтобы он говорил. Затем они должны постепенно перейти от расслабления в своей школе, детском саду или социальной среде к произнесению отдельных слов и предложений одному человеку, прежде чем в конечном итоге они смогут свободно говорить со всеми людьми в любых условиях.

Потребности в индивидуальном лечении можно избежать, если семья и персонал детских дошкольных учреждений будут работать вместе, чтобы уменьшить тревогу ребенка, создав для него благоприятную среду.

Это означает:

  • не показывать ребенку, что вы беспокоитесь
  • заверять его, что он сможет говорить, когда будет готов
  • концентрироваться на веселье
  • хвалить все усилия ребенка присоединиться и взаимодействовать с другими, например, передавать и брать игрушки, кивать и указывать
  • , не показывая удивления, когда ребенок говорит, но тепло отвечая, как любой другой ребенок

Помимо этих изменений в окружающей среде, детям старшего возраста может понадобиться индивидуальная поддержка для преодоления беспокойства.

Наиболее эффективными видами лечения являются когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и поведенческая терапия.

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает человеку сосредоточиться на том, как он думает о себе, мире и других людях, и как его восприятие этих вещей влияет на его мысли и чувства. КПТ также бросает вызов страхам и предубеждениям посредством поэтапного воздействия.

КПТ проводится специалистами в области психического здоровья и больше подходит для детей старшего возраста, подростков, особенно страдающих социальным тревожным расстройством, и взрослых, выросших с избирательным мутизмом.

Детям младшего возраста также могут быть полезны подходы на основе когнитивно-поведенческой терапии, предназначенные для поддержания их общего благополучия.

Например, это может включать разговор о тревоге и понимание того, как она влияет на их тело и поведение, а также изучение ряда методов управления тревогой или стратегий преодоления.

Поведенческая терапия

Поведенческая терапия предназначена для работы над желаемым поведением и его закрепления, заменяя плохие привычки хорошими.

Вместо того, чтобы исследовать прошлое человека или его мысли, он концентрируется на помощи в борьбе с текущими трудностями, используя постепенный пошаговый подход, чтобы помочь победить страхи.

Методы

Существует несколько методов, основанных на когнитивно-поведенческой терапии и поведенческой терапии, которые полезны при лечении селективного мутизма. Их могут использовать одновременно отдельные лица, члены семьи и сотрудники школы или колледжа, возможно, под руководством логопеда или психолога.

Постепенное воздействие

При постепенном воздействии в первую очередь рассматриваются ситуации, вызывающие наименьшее беспокойство. С реалистичными целями и повторным воздействием тревога, связанная с этими ситуациями, снижается до управляемого уровня.

Детям старшего возраста и взрослым рекомендуется выяснить, насколько сильное беспокойство вызывают различные ситуации, такие как ответ на звонок или вопрос незнакомому человеку о времени.

Затухание стимула

При исчезновении стимула человек с избирательным мутизмом непринужденно общается с кем-то, например со своим родителем, когда никого нет рядом.

Другой человек вводится в ситуацию, и как только он вовлекается в разговор, родитель уходит. Таким же образом новый человек может представить других людей.

Формирование

Формирование предполагает использование любой техники, позволяющей человеку постепенно вызывать реакцию, наиболее близкую к желаемому поведению.

Например, сначала чтение вслух, затем чтение по очереди, затем интерактивные игры в чтение, структурированные разговоры и, наконец, двусторонняя беседа.

Положительное и отрицательное подкрепление

Положительное и отрицательное подкрепление включает в себя положительный ответ на все формы общения, а не непреднамеренное поощрение избегания и молчания.

Если ребенка вынуждают говорить, он почувствует большое облегчение, когда момент пройдет, что укрепит его веру в то, что разговор — это негативный опыт.

Десенсибилизация

Десенсибилизация — это метод, при котором снижается чувствительность человека к тому, что другие люди слышат его голос, путем обмена голосовыми или видеозаписями.

Например, электронная почта или обмен мгновенными сообщениями могут перейти к обмену голосовыми записями или сообщениями голосовой почты, а затем к более прямому общению, такому как телефонные разговоры или разговоры по Skype.

Медицина

Медицина действительно подходит только для детей старшего возраста, подростков и взрослых, чье беспокойство привело к депрессии и другим проблемам.

Лекарство никогда не следует назначать в качестве альтернативы изменениям окружающей среды и поведенческим подходам. Хотя некоторые специалисты в области здравоохранения рекомендуют использовать комбинацию лекарств и поведенческой терапии у взрослых с селективным мутизмом.

Тем не менее, антидепрессанты могут использоваться вместе с программой лечения для снижения уровня тревожности, особенно если предыдущие попытки привлечь пациента к лечению не увенчались успехом.

Советы для родителей

  • Не оказывайте давления и не подкупайте своего ребенка, чтобы побудить его говорить.
  • Дайте понять ребенку, что вы понимаете, что он боится говорить и иногда ему трудно говорить. Скажите им, что они могут делать небольшие шаги, когда почувствуют себя готовыми, и заверите их, что говорить станет легче.
  • Не хвалите ребенка публично за то, что он говорит, потому что это может вызвать смущение. Подождите, пока вы не останетесь с ними наедине, и подумайте о специальном угощении за их достижение.
  • Убедите ребенка, что невербальное общение, такое как улыбка и махание руками, допустимо, пока ему не станет лучше говорить.
  • Не избегайте вечеринок или семейных посещений, но подумайте, какие изменения в окружающей среде необходимы, чтобы сделать ситуацию более комфортной для вашего ребенка.
  • Попросите друзей и родственников дать вашему ребенку время, чтобы он разогрелся в своем собственном темпе и сосредоточился на веселых занятиях, а не на разговорах.
  • Помимо словесного заверения, подарите им любовь, поддержку и терпение.

Получение помощи и поддержки

Подростки и взрослые с избирательным мутизмом могут найти информацию и поддержку на сайтах iSpeak, Finding Our Voices и группе Facebook SM SpaceCafe.

Информационно-исследовательская ассоциация селективного мутизма (SMiRA) — еще один полезный ресурс для людей, страдающих селективным мутизмом. Также есть страница SMiRA в Facebook.

Королевский колледж логопедов и языковых терапевтов и Ассоциация независимых логопедов-терапевтов могут помочь вам найти специалистов в вашей области с опытом лечения селективного мутизма.

Она начала говорить — потом загадочно замолчала. Несколько месяцев спустя ее родители узнали, почему.

Чтобы отвлечь ее, Жанетт открыла дверцу семейного грузовика. «Давай, садись и пристегивайся», — вспоминает она. Тиана с особым удовольствием забралась в свое автомобильное кресло и пристегнула ремень безопасности.

Маленькая девочка казалась приросшей к земле, невосприимчивой к поощрению матери. «Дело не в том, что она не [подчинялась]», — вспоминала Жаннет об инциденте 2015 года.«Я мог сказать, что она просто не могла ».

История продолжается ниже объявления

Позже в тот же день она упомянула о трудностях Тианы физиотерапевту, который работал с маленькой девочкой более года, пытаясь преодолеть ее значительные, необъяснимые задержки в развитии.

«Это ненормально — регрессировать после стольких месяцев терапии», — вспоминает 37-летняя Жаннет, как говорил ей терапевт. Она упомянула расстройство, о котором Жаннет никогда не слышала, и предположила, что оно может быть причиной.

Жаннет быстро поискала, отбросила эту возможность и сказала, что «забыла об этом».

Но первые мучительные слова, которые она выпалила почти полгода спустя, в тот сокрушительный день в кабинете специалиста, когда она узнала, что не так, были о том, что терапевт был прав.

Через несколько недель после нормального рождения Тианы в мае 2013 года стало ясно, что за ней будет не так легко ухаживать, как за ее сестрой Алией, которая на два года старше.

Продолжение истории под рекламой

Самым сложным был ее непрекращающийся плач.Жаннет и ее муж Виктор, инженер по коммуникационным технологиям, перепробовали все: аппараты белого шума, совместный сон, средства от колик, пеленание, виброустройство. Ничего не сработало. Тиана редко спала больше двух часов подряд.

Жаннетт помнит, как плакала, когда держала телефон так, чтобы Виктор, который часто ездил по работе, мог слышать крики их дочери.

Она полагалась на еженедельные электронные письма с популярного веб-сайта, в котором отмечались вехи развития, и заметила, что Тиана медленно достигает их.

«Тиана редко укладывалась в график, — вспоминала она. «Или она ударит их, а затем потеряет». Малыш заговорил поздно и произнес всего несколько простых слов, таких как «мама» и «пока». Затем она необъяснимо перестала говорить.

История продолжается под рекламой

Жаннет сказала, что ее не беспокоят регрессии. «Я предполагала, что если она сделала это один раз, она сделает это снова», — сказала она.

Виктор посоветовал потерпеть. «Я подумал: «Ну, некоторые дети немного медленнее. Она догонит.’’” Жители Вегаса говорят, что их педиатр в соседнем Хантсвилле не выглядел встревоженным.

Но после того, как Тиана на несколько месяцев опоздала с обучением сидеть без посторонней помощи, Жанетт последовала совету подруги и записала 13-месячную девочку в программу раннего вмешательства в Алабаме. Программа на дому обеспечивает речевую, профессиональную и физиотерапию для детей с задержкой развития и детей-инвалидов.

Тиана поправилась, но очень медленно. Через некоторое время после того, как ей исполнилось 2 года, она начала ходить, и ее родители отмечали это достижение.

История продолжается под рекламой

«Это заставило нас почувствовать, что все будет хорошо, и что она наверстывает упущенное», — сказала ее мать.

Но несколько тревожных происшествий опровергли то, что казалось прогрессом.

Примерно в то время, когда Тиана не могла залезть в свое автокресло, в Вегасе заметили, что маленькая девочка скрипит зубами. У нее также были короткие приступы пристального взгляда, которые могли сигнализировать об эпилепсии. Ее педиатр направил ее к Мартине Бебин, детскому неврологу из Хантсвилля и профессору Алабамского университета в Бирмингеме.

«Она пришла с невзрачной презентацией, — вспоминал Бебин. У Тианы не было диагноза, и Бебин подозревал, что причиной может быть целых 15 разрозненных состояний, включая эпилепсию или аутизм. Сканирование мозга, генетический скрининг и хромосомный анализ не смогли точно определить, что не так.

История продолжается под рекламой

Но время Вегаса оказалось удачным.

Бебин был неотъемлемой частью недавно начатого сотрудничества между Университетом Алабамы и Институтом биотехнологии HudsonAlpha в Хантсвилле, некоммерческой организацией, которая проводит генетические исследования.Цель проекта, известного как CSER (сокращение от Clinical Sequencing Evidence-Generating Research), состояла в том, чтобы определить, может ли секвенирование всего генома выявить расстройства у детей с неврологическими проблемами, у которых не было диагноза. Сайт в Алабаме, в котором приняли участие около 500 детей и их родителей, выявил диагноз более чем у 150 детей. CSER финансируется Национальными институтами здравоохранения; HudsonAlpha — один из нескольких сайтов по всей стране.

«Мы можем очень быстро отсеять возможную причину, особенно у детей с [спонтанными] генетическими вариантами de novo», — сказал Грег Купер, генетик, прошедший обучение в Стэнфорде, и ученый HudsonAlpha, который возглавлял работу по CSER.Образцы крови обоих родителей и больного ребенка могут дать информацию о генетических вариациях, которые не передаются по наследству.

История продолжается под рекламой

Вегас зарегистрировался, затем ждал результатов.

Во время почти полугодового перерыва супруги решили отвести дочь на обследование к психологу. Возможно, думали они, она сможет поставить диагноз.

Виктор сказал, что уже подозревал, что его дочь может быть аутисткой. У него были родственники с аутизмом, и у Тианы недавно появились повторяющиеся и бесцельные движения рук, подобные тем, которые он наблюдал у некоторых людей с этим расстройством.Он и Жаннет начали разговаривать с родителями аутичных детей, пытаясь подготовиться.

Они также решили вернуться в Орландо, где живут их семьи.

В начале декабря 2015 года, за день до переезда во Флориду, пара встретилась с Купером и другими членами команды HudsonAlpha, чтобы узнать результаты Тианы. Всего за день до этого психолог сказала Вегасу, что, по ее мнению, у Тианы аутизм.

История продолжается под рекламой

Но новости команды были глубоко шокирующими — и намного хуже, чем они ожидали.

Купер объяснил, что генетическое секвенирование выявило мутацию в гене MECP2, которая необходима для работы мозга. Мутация связана с синдромом Ретта, дегенеративным и неизлечимым нарушением развития нервной системы, которое почти исключительно поражает девочек.

Это была болезнь, которую ее физиотерапевт несколько месяцев назад предположил, что она может быть причиной трудностей маленькой девочки.

Впервые описанный в 1966 году австрийским врачом Андреасом Реттом, связанный с Реттом ген, нарушающий развитие мозга, был идентифицирован в 1999 году.Сцепленная с Х-хромосомой мутация, которая возникает случайным образом, по оценкам, затрагивает примерно 1 из 10 000 девочек в Соединенных Штатах. (Болезненные мальчики встречаются редко и редко выживают в младенчестве.) Синдром характеризуется регрессией речи и координации движений, часто в течение первых 18 месяцев жизни. Когнитивное функционирование может быть трудно оценить из-за неспособности говорить или жестикулировать. У многих девочек с синдромом Ретта развиваются стереотипные движения «мытья рук».

Продолжение истории ниже объявления

Хотя Ретта можно диагностировать на основании симптомов, Купер сказал, что генетический тест дает «завершение и уверенность.«Поскольку это вызвано спонтанной мутацией, ученые считают, что вероятность того, что будущие дети будут иметь Ретта, крайне мала.

Продолжительность жизни девочек с Реттом сокращается, хотя они могут дожить до 40 лет и старше. Лечение в основном поддерживающее и направлено на решение таких проблем, как трудности с приемом пищи, потеря мышечного контроля и неспособность говорить.

Для Жанетта эта новость, казалось, предсказывала будущее, которое звучало невыразимо мрачно. «Первые 24–48 часов меня тошнило и я плакала, — вспоминает она.

Диагноз был в равной степени уравновешенным для Виктора, который сказал, что особенно ценит доброту команды HudsonAlpha, поскольку они терпеливо отвечали на вопросы ошеломленной пары и давали советы и ценные рекомендации.

Сначала, по его словам, его частые командировки были «хорошим развлечением. Но потом я начал терять его в гостиничных номерах». Он помнит ночи, проведенные лежа на полу, безутешно плача и чувствуя себя совершенно неспособным защитить свою семью.

«Я очень благодарен семье.Они были очень активны и чрезвычайно устойчивы. И они подключились к тому, что происходит с точки зрения исследований», — сказал Бебин.

«Консультант по генетике связал нас с другими семьями, у которых есть синдром Ретта, — это изменило нашу жизнь», — сказала Жаннетт.

После 18 месяцев в Орландо Вегас вернулся в Мэдисон, отчасти из-за близости к Тиане и поддержки других семей.

Виктор сказал, что особенно старается достучаться до пострадавших отцов.«Мне может быть одиноко, когда ты чувствуешь, что проходишь через все это сам».

За последние несколько лет жизнь, кажется, стабилизировалась, сказала Жанетт.

Тиана ходит в местную начальную школу с постоянным помощником. Из-за значительных трудностей с едой у нее теперь есть зонд для кормления, который позволил ей набрать вес и повысить силу и энергию. Она спит всю ночь и использует устройство связи взглядом, которое позволяет людям общаться, отслеживая движения глаз.Она кажется счастливой, говорит ее мать, любит американские горки и катается на своем адаптивном трехколесном велосипеде.

Хотя Жанетт благодарна за диагноз, она говорит, что не хотела бы, чтобы Тиане поставили диагноз раньше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.