При беременности железо повышено: Гемоглобин при беременности у женщин: низкий, повышенный и норма

Содержание

Железо в сыворотке

Железо – один из важнейших микроэлементов в организме. Оно входит в состав гемоглобина эритроцитов и таким образом участвует в переносе кислорода.

Синонимы русские

Железо сывороточное, ионы железа.

Синонимы английские

Serum Iron, Serum Fe, Iron, Fe.

Метод исследования

Колориметрический фотометрический метод.

Единицы измерения

Мкмоль/л (микромоль на литр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную, капиллярную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не принимать пищу в течение 12 часов до исследования.
  • Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение и не курить 30 минут перед сдачей крови.

Общая информация об исследовании

Железо – это микроэлемент, который всасывается из пищи и затем переносится по организму трансферрином – специальным белком, образующимся в печени. Железо необходимо для образования эритроцитов. Оно является важнейшей составной частью гемоглобина – белка, заполняющего эритроциты, который позволяет им переносить кислород от легких к органам и тканям. Железо также входит в состав мышечного белка миоглобина и некоторых ферментов.

В норме в организме содержится 4-5 г железа. Около 70  % от этого количества составляет железо, «встроенное» в гемоглобин эритроцитов, оставшееся в основном запасается в тканях в виде ферритина и гемосидерина. Когда железа начинает не хватать, например в случае уменьшения приема его с пищей или частых кровотечений, и его уровень в крови уменьшается, организм использует железо из резерва. При длительной нехватке запасы железа истощаются, что может привести к анемии. С другой стороны, если железа поступает слишком много, то это может вызывать его чрезмерное накопление и поражение печени, сердца и поджелудочной железы.

На ранних стадиях дефицит железа может протекать бессимптомно. Если человек в остальном здоров, то признаки заболевания проявляются только при снижении гемоглобина ниже 100 г/л. Для анемии характерны хроническая слабость, головокружение, головные боли.

При тяжелой железодефицитной анемии человек может жаловаться на одышку, боль в грудной клетке, сильные головные боли, слабость в ногах. У детей возможны трудности с обучением. Помимо основных, есть еще несколько признаков, характерных для дефицита железа: желание употреблять в пищу необычные продукты (мел, глину), жжение кончика языка, заеды (трещины в углах рта).

Симптомы избытка железа: боль в суставах, слабость, усталость, боль в животе, снижение сексуального влечения, нарушения сердечного ритма.

Около 3-4 мг железа (0,1 % от общего количества) циркулирует в крови «в связке» с белком трансферрином. Именно его уровень измеряется при данном анализе.

Количество сывороточного железа может значительно варьироваться в разные дни и даже в течение одних суток (максимально в утренние часы). Поэтому измерение уровня сывороточного железа почти всегда сочетается с другими анализами, такими как тест на общую железосвязывающую способность сыворотки (ОЖСС), ферритин, трансферрин. Используя показатели ОЖСС и трансферрина, можно рассчитать процент насыщения трансферрина железом, который показывает, какое количество железа транспортируется кровью.

Применение разных анализов, отражающих обмен железа в организме, обеспечивает более полную и достоверную информацию о железодефиците или перенасыщении организма железом, чем изолированное измерение сывороточного железа.

Для чего используется исследование?

  • Чтобы рассчитать процент насыщения трансферрина железом, то есть определить, сколько именно железа переносит кровь.
  • Чтобы оценить запасы железа в организме.
  • Чтобы определить, вызвана ли анемия дефицитом железа или иными причинами, например хроническим заболеванием или нехваткой витамина B12.
  • Для диагностики отравления железом или наследственного гемохроматоза – заболевания, связанного с повышенным всасыванием и накоплением железа.

Когда назначается исследование?

  • Если выявлены какие-то отклонения в результате общего анализа крови, теста на гемоглобин, гематокрит, эритроциты.
  • При подозрении на железодефицит или на перегрузку организма железом (гемохроматоз).
  • При подозрении на отравление таблетками, содержащими железо.
  • При контроле за эффективностью лечения анемий и состояний, сопровождающихся перегрузкой организма железом.

Что означают результаты?

Референсные значения

Возраст, пол

Референсные значения

женский

5,2 — 22,7 мкмоль/л

мужской

5,7 — 20 мкмоль/л

1 — 12 мес.

женский

4,5 — 22,6 мкмоль/л

мужской

4,8 — 19,5 мкмоль/л

1 — 4 года

женский

4,5 — 18,1 мкмоль/л

мужской

5,2 — 16,3 мкмоль/л

4 — 7 лет

женский

5 — 16,7 мкмоль/л

мужской

4,5 — 20,6 мкмоль/л

7 — 10 лет

женский

5,4 — 18,6 мкмоль/л

мужской

4,8 — 17,2 мкмоль/л

10 — 13 лет

женский

5,7 — 18,6 мкмоль/л

мужской

5 — 20 мкмоль/л

13 — 16 лет

женский

5,4 — 19,5 мкмоль/л

мужской

4,7 — 19,7 мкмоль/л

16 — 18 лет

женский

5,9 — 18,3 мкмоль/л

мужской

4,8 — 24,7 мкмоль/л

> 18 лет

женский

6,6 — 26 мкмоль/л

мужской

11 — 28 мкмоль/л

Интерпретация результатов обычно производится с учетом остальных показателей, оценивающих метаболизм железа.

Причины понижения уровня железа в сыворотке

  • Чаще всего железодефицитная анемия. Она обычно вызвана хронической кровопотерей или недостаточным употреблением мясных продуктов.
  • Хронические заболевания, такие как системная красная волчанка, ревматоидный артрит, туберкулез, бактериальный эндокардит, болезнь Крона и др.
  • Третий триместр беременности – снижение железа в этом случае является нормальным явлением из-за повышения потребности в нем.
  • Нарушение всасывания железа при различных заболеваниях кишечника, а также после удаления желудка.
  • Гемолитические анемии – связанные с разрушением эритроцитов.
  • Ранняя стадия лечения B12-дефицитной анемии.
  • Инфаркт миокарда.

Причины повышения уровня железа в сыворотке

  • Талассемия – наследственное заболевание, при котором изменена структура гемоглобина.
  • B12-дефицитная анемия.
  • Наследственный гемохроматоз. При этом заболевании из пищи всасывается повышенное количество железа, которое откладывается в различных органах, вызывая их повреждение.
  • Множественные переливания крови, введение железа внутримышечно, неадекватное назначение препаратов железа.
  • Острое отравление препаратами железа (у детей).
  • Острый гепатит.
  • Гломерулонефрит – воспаление ткани почек.

Что может влиять на результат?

  • Прием даже одной таблетки, содержащей железо, может на время значительно повысить концентрацию железа.
  • Алкоголь, эстрогены, оральные контрацептивы повышают уровень железа. Некоторые антибиотики, большие дозы аспирина, метформин (препарат для лечения сахарного диабета) и тестостерон снижают его.
  • Уровень железа повышается перед менструацией и снижается во время нее.
  • Некоторые биологически активные добавки (особенно содержащие железо или таниновую кислоту) могут влиять на уровень железа.
  • Прием витамина B12 за 48 часов до проведения анализа может приводить к повышению результата.
  • Хроническое недосыпание и сильный стресс снижают уровень железа.
  • Максимальный уровень железа отмечается в утренние часы, днем он ниже, вечером – минимален.

Обоснованный подход к лечению железодефицитной анемии

Если в анализе крови наблюдается понижение гемоглобина, но при этом эритроцитарные индексы повышены, речь идет о макроцитарной анемии. В таком случае дополнительно необходимо назначить анализ на уровень ферритина сыворотки крови, фолатов и витамина В12, чтобы исключить железодефицитную анемию и В12 и фолиеводефицитную анемию. Соответственно, если уровень В12 и фолатов снижен, пациенту ставится диагноз В12 и фолиеводефицитная анемия. В обратном случае (когда В12 и фолаты в норме, а гемоглобин у пациента снижен), это говорит о наличии сопутствующего хронического заболевания (ХОБЛ, гипотериоз, длительные интоксикации, алкоголизм и т.д.). В последнем случае сывороточный ферритин может быть повышен (100-800 нг/мл).

Если в анализе крови наблюдается понижение гемоглобина, но при этом эритроцитарные индексы в норме, это говорит о нормоцитарной анемии, картина которой характерна для гемолитических реакций (гемолитическая анемия), хронической болезни почек или дефицита пищевых факторов (алиментарная анемия).

Эпидемиология дефицита железа (ВОЗ, 2009)
Железодефицитные анемии составляют 70-80% среди всех анемий, при этом около 1,7 млрд. человек в мире страдает железодефицитной анемией (ЖДА), а людей со скрытым дефицитом железа, когда уровень гемоглобина остается еще нормальным, а запасы железа снижены — в 2 раза больше. До 35% населения Земли имеет латентный дефицит железа (50% из них — женщины). 41,8% беременных женщин имеют ЖДА, 12% женщин детородного возраста имеют ЖДА, 47,4% детей дошкольного возраста имеют ЖДА.

Причины ЖДА
1. Потеря крови. К обеднению организма железом могут привести как однократная потеря крови, так и повторные кровотечения. У девушек основным фактором являются обильные, длительные месячные. Считается, что критической в отношении развития дефицита железа является кровопотеря равная 40-60 мл крови за цикл. Желудочно-кишечные кровотечения, вследствие эрозий, язвенной болезни, полипов, онкопатологии. Глистные инвазии в связи с постоянными кровопотерями. Донорство.
2. Нарушение резорбции железа при частичном желудочно-кишечном иссечении, синдромах мальабсорбции (спру, болезнь Крона), при наличии факторов, тормозящих резорбцию.
3. Повышение потребностей — в периоде усиленного роста (первые 2 года жизни) и полового созревания, увеличение физической массы при систематических занятиях спортом, при частых инфекциях, беременности, лактации.
4. Роль питания.

Симптомы дефицита железа с или без анемии у взрослых

1. Анемический синдром:
— Усталость
— Снижение толерантности к физической нагрузке и выносливости
— Понижение концентрации внимания, нервозность, забывчивость
— Депрессия, психическая лабильность
— Головная боль по утрам
— Повышение восприимчивости к инфекциям
— Бледный цвет кожи

2. Тканевой гипоксический синдром:
— Ломкость волос и ногтей, койлонихия
— Сухость кожи
— Долго незаживающие «заеды», глоссит, ангулярный стоматит
— Прихоти вкуса, извращенный аппетит (мел, уголь)
— Нарушение глотания, эзофагит

Симптомы дефицита железа у беременных
— Задержка внутриутробного развития плода вследствие дисфункции плаценты
— Риск внутриутробной гибели плода
— Риск преждевременных родов
— Риск пиелонефрита
— Снижение толерантности к родовой кровопотере
— Фактор повышающий риск материнской смертности

Этапы ведения больных с ЖДА представлены ниже.

Рекомендации ВОЗ помогают выявлять дефицит железа и защищать ‎детей от нарушений когнитивного развития

Выявление дефицита железа на ранних этапах беременности и у детей младшего возраста является крайне актуальной задачей. У детей в возрасте до двух лет недостаток железа в организме может иметь серьезные и необратимые последствия для развития мозга. На дальнейших этапах жизни он может негативно сказываться на способности ребенка к обучению и на его успеваемости в школе. Еще одним неблагоприятным фактором для когнитивного развития ребенка является дефицит железа у матери в течение последнего триместра беременности. Новые рекомендации Всемирной организации здравоохранения по использованию концентраций ферритина для мониторинга и оценки статуса железа у пациентов и населения помогут работникам здравоохранения своевременно выявлять дефицит железа и предупреждать его самые тяжелые последствия.

В рекомендациях ВОЗ предлагаются наиболее оптимальные подходы к определению ферритина — показателя запасов железа в организме, — помогающие выявлять дефицит, а также избыток железа. Ферритин — белок, который в небольшом количестве обнаруживается в крови человека. Низкое содержание ферритина указывает на дефицит железа, а высокое — на перегрузку железом. Точное измерение содержания данного белка в сочетании с клиническими и лабораторными обследованиями позволяет вырабатывать необходимые мероприятия по оказанию помощи отдельным пациентам, а также по охране здоровья населения в целом.

«Сокращение распространенности анемии — одно из направлений наших усилий по ликвидации всех форм неполноценного питания. В этой области, однако, достигнут ограниченный прогресс, и анемией до сих пор страдают 614 миллионов женщин и 280 миллионов детей во всем мире, — отметил директор Департамента ВОЗ по вопросам питания и безопасности пищевых продуктов д-р Франческо Бранка. — Дефицит железа является ведущим фактором анемии, и измерение уровня ферритина как ключевого биоиндикатора обмена железа в организме позволит нам более целенаправленно бороться с анемией и оценивать эффективность наших действий».

Железо является жизненно необходимым элементом, выполняющим ряд важных функций, таких как доставка кислорода к тканям, регулирование синтеза ДНК и обмена веществ в мышечной ткани. Дефицит железа является основной причиной наиболее распространенной в мире формы алиментарного дефицита — анемии, которой подвержено 33% небеременных, 40% беременных женщин и 42% детей.

У взрослых негативные последствия дефицита железа могут проявляться в виде утомляемости, снижения работоспособности и производительности труда, а также социальной активности. Дефицит железа возможен на различных этапах жизни, хотя, как правило, возникает на фоне повышенных потребностей в железе в периоды быстрого роста и развития организма, например в раннем детстве, подростковом возрасте и во время беременности. Дефицит железа у беременных может приводить к анемии, низкой массе тела ребенка при рождении и преждевременным родам.

Новые рекомендации охватывают также вопросы раннего выявления перегрузки железом. Перегрузка железом (накопление железа в организме) обычно возникает в результате таких патологий, как наследственный гемохроматоз и талассемия, может быть вызван неоднократным переливанием крови, а также другими нарушениями, влияющими на усвоение и регулирование железа, и при отсутствии лечения может также приводить к ухудшению состояния здоровья пациента.

Повышение качества данных о распространенности и распределении дефицита железа и риска перегрузки железом среди населения помогает странам определять необходимые меры по охране здоровья населения и отслеживать и оценивать эффективность и безопасность таких программ. Например, дефицит железа, обусловленный питанием, часто встречается среди групп населения, одновременно страдающих инфекционными заболеваниями. Достоверная оценка статуса железа среди населения стран с распространенными патологиями инфекционного характера может помочь им в выработке необходимых стратегий в области здравоохранения.

Рекомендации ВОЗ имеют целью помочь государствам-членам ВОЗ и их партнерам выработать научно обоснованные решения о дальнейших действиях в рамках усилий по снижению показателей дефицита железа, укреплению здоровья и повышению качества жизни каждого человека и населения в целом.

Полный текст рекомендаций размещен по адресу https://www.who.int/publications-detail/9789240000124

к какому врачу обратиться. Симптомы и лечение анемии

Анемия – это состояние, характеризующееся пониженным содержанием гемоглобина в крови. Обычно одновременно снижается также и количество красных кровяных телец (эритроцитов). Проявлением подобного состояния может быть развивающая нездоровая бледность (иногда говорят об «анемическом» внешнем виде, имея в виду под этим бледность и слабость, часто несвязанные собственно с заболеванием). Отсюда и другое, народное наименование данного заболевания – малокровие. На самом деле объем крови, как правило, не уменьшается, изменяется её состав.

Гемоглобин отвечает за транспортировку кровью кислорода – от легких к различным тканям и органам по всему организму. В норме концентрация гемоглобина в крови должна составлять в среднем у мужчин не менее 130 грамм на литр, у женщин – 120 грамм на литр.

Анемия во время беременности

Развитие анемии у беременных представляет повышенную угрозу. Если мать испытывает недостаток железа во время беременности, железодефицитная анемия может возникнуть и у ребенка.

Причины анемии

В подавляющем большинстве случаев (до 90%) анемия вызывается дефицитом железа. Железо входит в состав гемоглобина и участвует в процессе кроветворения. Железодефицитная анемия возникает при недостаточном употреблении в пищу железосодержащих продуктов (это, прежде всего, мясо и овощи). Анемия может возникнуть и при правильной диете, например, если железо не усваивается организмом из-за существующих проблем с желудочно-кишечным трактом. Развитию анемии также может способствовать потеря крови. При этом кровопотери не обязательно должны быть большими. Частые кровотечения из носа, кровоточивость десен, геморрой, обильные месячные могут вызвать возникновение анемии.

Среди возможных причин анемии – нехватка витамина B 12 или фолиевой кислоты, но такие разновидности заболевания встречаются значительно реже. Также выделяют гемолитическую анемию, характеризующуюся повышенным (более быстрым) разрушением эритроцитов.

Анемия может быть генетически обусловлена, то есть носить наследственный характер.

Симптомы анемии

Недостаток гемоглобина приводит к кислородному голоданию, проявляющегося такими типичными для анемии симптомами как:

Общая слабость

При анемии мышечная ткань не получает достаточного питания. Больной чувствует себя постоянно уставшим, у него не хватает сил на обычную жизнедеятельность.

Сонливость

Организму не достаёт сил, а значит ему требуется дополнительный отдых. Развивается сонливость. Человек, страдающий анемией практически никогда не бывает бодр; как правило, ему хочется спать.

Бледность

Бледность кожи при анемии вызвана снижением количества эритроцитов (красных кровяных телец) в крови.

Головокружения

При анемии головной мозг также получает недостаточное питание. Это может стать причиной головокружений.

Мелькание

Мелькание «мушек» перед глазами вызвано недостаточным питанием структур зрительного аппарата.

Обмороки

Если снижение гемоглобина значительно, возможны обмороки – эпизоды потери сознания.

Головная боль

Учащенное сердцебиение

Может наблюдаться сильное сердцебиение при незначительной физической нагрузке или в состоянии покоя.

Подробнее о симптоме

Одышка

Одышка при анемии вызвана тем, что организм пытается восполнить недостаток кислорода, увеличив его поступление. Дыхание становится более частым.

Подробнее о симптоме

Методы диагностики анемии

Диагностика анемии проводится на основании лабораторных исследований.

Общий анализ крови

Общий клинический анализ крови является базовым исследованием для определения анемии. Для более детальной диагностики отдельных видов анемий могут назначаться дополнительные исследования.

Подробнее о методе диагностики

Чтобы точно продиагностировать заболевание, запишитесь на прием к специалистам сети «Семейный доктор».

Методы лечения анемии

Лечение анемии направлено, прежде всего, на выявление и устранение причины, вызвавшей заболевание. В случае выявленного дефицита железа (витамина B12, фолиевой кислоты) проводится заместительная терапия препаратами, компенсирующими данный вид дефицита. Также назначается специальная диета с высоким содержанием нужных веществ.

Прием врача

Если Вас беспокоят слабость, головокружение, сонливость и другие симптомы, позволяющие подозревать анемию, рекомендуем обратиться к терапевту или семейному врачу в любую из поликлиник АО «Семейный доктор». Высокий профессионализм наших специалистов и современное оборудование позволяют проводить эффективное лечение анемии, в том числе при беременности, кормлении грудью и в иные периоды, требующие особого подхода.

Не занимайтесь самолечением. Обратитесь к нашим специалистам, которые правильно поставят диагноз и назначат лечение.

Оцените, насколько был полезен материал

Спасибо за оценку

 

Похожие заболевания

Все заболевания

Опасно ли пониженное содержание железа в крови?

Для начала объясню, что такое феррити́н —это сложный белковый комплекс выполняющий роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных.

Состоит из белка апоферритина и атома трехвалентного железа.

Содержится практически во всех органах и тканях и является «поставщиком» железа в клетках, которые в нём нуждаются. 

Именно в форме ферритина депонируется железо, которое при необходимости расходуется на нужды организма.


Особенно в достаточном содержании железа нуждается женский организм, т к потери железа у женщины идут постоянно, начиная с появления первых менструаций, затем при беременности и кормлении малыша. Женский пол- абсолютное показание на проверку ферритина!

Особенно этот показатель важно смотреть женщинам, планирующим беременность.

Железо-переносчик кислорода. Без кислорода нет жизни, клетки организма страдают от гипоксии и, в конечном итоге, умирают. 

Хочу привести пример из практики.

На приеме женщина 48 лет с жалобами на постоянную усталость, учащенное сердцебиение, головокружения, которые, как она считает, появились из-за повышенного артериального давления.
Действительно, эти симптомы могут быть обусловлены повышением артериального давления, но посмотрим еще и анализы, в частности, уровень ферритина (о нем идет речь).

И при норме от 100 нг/мл у этой женщины -1,5 нг/мл. Почти в 70 раз меньше нижней границы нормы!  Как не обращать на это внимание?

Будем корректировать артериальное давление, будем другие показатели смотреть обязательно, но не будем забывать, что надо лечить человека в целом.

А у этой пациентки клинические проявления дефицита железа уже очень давно, но она принимала только эналаприл для снижения артериального давления.

А голова все кружилась и кружилась.   
  

Анализ крови на содержание ферритина вы можете проверить в лаборатории МЦ «Шанс».

Специальной подготовки не требуется, но, как и все анализы, необходимо сдавать натощак, а результат обсудить с врачом, т к как не только низкие цифры ферритина, но и очень высокие могут свидетельствовать о патологии.

Нижние границы нормы должны быть не ниже 100 нг/мл у женщин, а у мужчин не ниже 200 нг/мл.

Будьте здоровы! 

Врач кардиолог, Козлова Елена Александровна.

Железо в рационе питания | Memorial Sloan Kettering Cancer Center

Эта информация разъясняет, как принимать железо в нужном для поддержания здоровья количестве.

Железо — это минерал, необходимый организму для выработки красных кровяных телец. Красные кровяные тельца хранят кислород и переносят его по всему организму. Железо также входит в состав многих белков и ферментов, которые помогают поддерживать здоровье.

Вернуться к началу

Суточная норма потребления железа

Специалисты Института медицины рекомендуют употреблять определенное количество железа в зависимости от возраста и пола. Эти рекомендации приведены ниже, в таблице «Рекомендованная суточная норма потребления железа». Железо измеряется в миллиграммах (мг).

Рекомендованная суточная норма потребления железа
Возраст Мужчины Женщины
7–12 месяцев 11 мг 11 мг
1–3 года 7 мг 7 мг
4–8 лет 10 мг 10 мг
9–13 лет 8 мг 8 мг
14–18 лет 11 мг 15 мг
19–50 лет 8 мг 18 мг
51 год и старше 8 мг 8 мг
Вернуться к началу

Железодефицитная анемия

Если ваш организм не получает достаточное количество железа, у вас может развиться болезнь, называемая железодефицитной анемией. Это может произойти, если:

  • в вашем рационе питания недостает железа;
  • вы недавно проходили курс химиотерапии или радиотерапии;
  • у вас есть хронические (длительные) заболевания;
  • вы потеряли некоторое количество крови (например, в результате обильного менструального кровотечения, при аварии или во время операции).

Добавки с содержанием железа

Если у вас низкий уровень железа, ваш медицинский сотрудник может назначить вам добавки с содержанием железа. Прием добавок с содержанием железа поможет быстро нормализовать его уровень. Количество железа, которое порекомендует принимать ваш медицинский сотрудник, может быть выше значения, указанного в таблице «Рекомендованная суточная норма потребления железа».

Прием большого количества железа может вызвать расстройство желудка и запор (когда опорожнение кишечника происходит реже, чем обычно). Сообщите медицинскому сотруднику, если во время приема железа у вас возникли эти или какие-либо другие проблемы. Не принимайте какие-либо добавки без предварительной консультации с медицинским сотрудником.

 

Вернуться к началу

Расшифровка этикеток с указанием пищевой ценности 

Рисунок 1. Содержание железа на этикетках с указанием пищевой ценности

Для поддержания нормального уровня железа употребляйте продукты с его повышенным содержанием. Информация о содержании железа в продуктах приводится на этикетке с указанием пищевой ценности (см. рисунок 1). На этикетках с указанием пищевой ценности количество железа указывается в процентах (%) от суточной нормы потребления. Суточная норма потребления железа составляет 18 мг.

  • Если доля потребления от суточной нормы составляет 5% или менее, считается, что такой продукт — плохой источник железа.
  • Если доля потребления от суточной нормы составляет 10–19%, считается, что такой продукт — хороший источник железа.
  • Если доля потребления от суточной нормы составляет 20% или выше, считается, что такой продукт имеет повышенное содержание железа.

Вы можете точно высчитать количество железа в продукте. Для этого умножьте норму суточного потребления железа (18 мг) на процент от суточной нормы в 1 порции продукта. Например, если на этикетке с указанием пищевой ценности указано, что в продукте содержится 50% от суточной нормы потребления железа, то умножьте 18 мг на 50% (на 0,5). Результат умножения 18 на 0,5 равен 9. Это означает, что одна порция этого продукта содержит 9 мг железа.

Суточная норма потребления железа в таблице «‎Рекомендованная суточная норма потребления железа»‎ приводится в качестве рекомендации. Вы можете нуждаться в нем в большем или меньшем количестве. Проконсультируйтесь с вашим медицинским сотрудником, чтобы узнать, какое количество железа вам необходимо употреблять каждый день.

Вернуться к началу

Как помочь организму усвоить железо

Железо животного происхождения, или гемовое железо, лучше всего усваивается организмом. Железо растительного происхождения, или негемовое железо, хуже усваивается организмом. Негемовое железо, в основном, содержится в продуктах растительного содержания, например в цельных злаках, орехах, семенах, бобовых, фасоли и листовой зелени.

Вы можете помочь организму усвоить больше железа, если сделаете перечисленное ниже.

  • Во время одного приема пищи употребляйте продукты или добавки как с железом, так и с повышенным содержанием витамина С. Примеры продуктов с повышенным содержанием витамина С — это апельсины, другие цитрусовые, томаты, брокколи и клубника.
  • Употребляйте продукты с железом как животного, так и растительного происхождения. Примеры источников железа животного и растительного происхождения приведены в разделе «‎:Как выбрать продукты с содержанием железа»‎.
  • Для приготовления продуктов с повышенным содержанием железа используйте чугунную сковороду. Это увеличит содержание железа в пище.
  • Если ваш медицинский сотрудник назначил вам добавки с содержанием железа, спросите у него, следует ли вам принимать их 2–3 маленькими дозами или 1 большой. Ваш организм усвоит больше железа, если вы будете принимать его меньшими дозами, распределенными в течение дня. Выпивайте один стакан (объемом 8 унций (240мл)) воды при приеме каждой дозы.

 

Некоторые действия затрудняют усвоение железа организмом. Следуйте этим рекомендациям.

  • Если вы пьете кофе или чай, выпивайте их между приемами пищи, а не во время них. Это касается всех видов кофе и чая, в том числе обычного кофе, кофе без кофеина, черного и зеленого чая.
  • Не употребляйте больше 30 граммов клетчатки в день.
  • Не употребляйте одновременно продукты с повышенным содержанием кальция и с повышенным содержанием железа. Примерами продуктов с повышенным содержанием кальция являются молочные продукты и обогащенные кальцием соки, например апельсиновый сок.
Вернуться к началу

Как выбрать продукты с содержанием железа

Используйте кухонные весы, чтобы отмерить продукты, указанные в унциях.

Источники железа животного происхождения
Источник Количество железа
Говядина, мясо и субпродукты, селезенка, 3 унции (90 г) 33,5 мг
Куриная печень, 3 унции (90 г) 11,6 мг
Каракатица, 3 унции (90 г) 9,2 мг
Устрицы, 3 унции (90 г) 7,8 мг
Мидии, 3 унции (90 г) 5,7 мг
Паштет из ливерной колбасы, ¼ чашки (70 мл) 4,9 мг
Королевский краб, 3 унции (90 г) 2,5 мг
Моллюски, 3 унции (90 г) 2,4 мг
Говяжий фарш, 3 унции (90 г) 2,3 мг
Баранина, 3 унции (90 г) 1,5 мг
Консервированные анчоусы, 1 унция (30 г) 1,3 мг
Курица, 3 унции (90 г) 0,9 мг
Голень индейки, 3 унции (90 г) 0,9 мг
Свинина, 3 унции (90 г) 0,8 мг
Яйцо, 1 большое 0,8 мг
Лосось, 3 унции (90 г) 0,6 мг
Гребешки, 3 унции (90 г) 0,5 мг
Грудка индейки, 3 унции (90 г) 0,5 мг
Креветки, 3 унции (90 г) 0,3 мг

 

Источники железа растительного происхождения
Источник Количество железа
Хлопья Total, ¾ чашки 18 мг
Хлопья Grape-Nuts®, ½ чашки 16,2 мг
Хлопья Multi Grain Cheerios®, ¾ чашки 6,1 мг
Каша Cream of Wheat®, ½ чашки 6 мг
Семена кунжута, ¼ чашки (70 мл) 5,2 мг
Хлопья Fiber One, ½ чашки 4,5 мг
Овсяная каша Raising Spice, ¾ чашки (210 мл) 4 мг
Сушеные абрикосы, ½ чашки (140 мл) 3,8 мг
Пророщенные зерна пшеницы, ½ чашки (140 мл) 3,6 мг
Лимская фасоль, ½ чашки (140 мл) 2,9 мг
Смесь орехов, ½ чашки (140 мл) 2,5 мг
Красная фасоль, ½ чашки (140 мл) 2,5 мг
Семена подсолнечника, ½ чашки (140 мл) 2,4 мг
Грецкие орехи, ½ чашки (140 мл) 2 мг
Приготовленный шпинат, ½ чашки (140 мл) 1,9 мг
Темный шоколад (60–69%), 1 унция (30 г) 1,8 мг
Черная фасоль, ½ чашки (140 мл) 1,8 мг
Изюм, ½ чашки (140 мл) 1,5 мг
Сушеный инжир, ½ чашки (140 мл) 1,5 мг
Нут, ½ чашки 1,4 мг
Пшеничный хлеб, 1 ломтик 1 мг
Патока, 1 столовая ложка 1 мг
Вернуться к началу

Консультация с диетологом

Если у вас есть вопросы или опасения по поводу рациона питания во время пребывания в больнице, попросите направить вас к диетологу. Если у вас возникли вопросы о рационе питания после выписки из больницы, вы можете проконсультироваться с врачом-диетологом. Для записи на прием к клиническому врачу-диетологу позвоните по номеру телефона 212-639-7312. Вы можете связаться с сотрудником с понедельника по пятницу с 9:00 до 17:00.

Вернуться к началу

Анализы в KDL. Общая железосвязывающая способность сыворотки

Общая железосвязывающая способность сыворотки (ОЖСС) – расчетный параметр, отображающий количество железа, которое может переноситься кровью по организму.

Поступающее в организм железо всасывается главным образом в кишечном тракте и временно накапливается в клетках в виде ферритина. Ферритин обеспечивает растворимую белковую оболочку для хранения комплекса нерастворимого гидроксида железа (III) и фосфата железа (III). При необходимости железо выделяется в кровь и распределяется по организму с помощью трансферрина.

Обычно только  25-30% трансферрина насыщено железом. Дополнительное количество железа, которое может быть связано, представляет собой латентную железосвязывающую способность (ЛЖСС). Общая железосвязывающая способность (ОЖСС) может быть косвенно определена с использованием суммы сывороточного железа и ЛЖСС.

Сывороточное железо, общая железосвязывающая способность и процентное насыщение трансферрина широко используются для диагностики дефицита железа, однако эти показатели могут меняться и при других состояниях организма.

В каких случаях обычно назначают исследование?

  • при симптомах дефицита железа;
  • при наблюдении за пациентами, проходящими лечение в связи с дефицитом железа;
  • при отклонениях от нормы в общем анализе крови;
  • при подозрении на гемохроматоз или перегрузку железом.

Что именно определяется в процессе анализа?

ОЖСС – расчетный показатель, для получения которого измеряется уровень железа и трансферрина в крови и рассчитывается латентная железосвязывающая способность.

Что означают результаты теста?

Результаты анализа обычно оценивают вместе с другими показателями обмена железа. Повышение значений ОЖСС может указывать на железодефицитную анемию, поздний срок беременности (за счет повышения трансферрина и снижения уровня железа), острый гепатит.

Снижение ОЖСС возможно при следующих состояниях:

  • недостаток белок- синтезирующей функции печени ( например, при циррозе)
  • аутоиммунные и ревматические заболевания;
  • наследственный гемохроматоз;
  • талассемия – генетическое заболевание, при котором изменяется структура гемоглобина;

Сроки выполнения теста.

Обычно результат анализа можно получить на следующий день после взятия крови.

Как подготовиться к анализу?

Следует придерживаться общих правил подготовки к взятию крови из вены. С подробной информацией можно ознакомиться в соответствующем разделе статьи.

Статус железа во время беременности: подготовка к матери и ребенку | Американский журнал клинического питания

РЕЗЮМЕ

Во время беременности обычно рекомендуется прием добавок железа для удовлетворения потребностей в железе как матери, так и плода. При выявлении железодефицитной анемии (ЖДА) на ранних сроках беременности риск преждевременных родов увеличивается более чем в 2 раза. Анемия у матери, диагностированная до середины беременности, также связана с повышенным риском преждевременных родов.Результаты недавних рандомизированных клинических испытаний в Соединенных Штатах и ​​в Непале, которые включали раннее введение добавок железа, показали некоторое снижение риска низкой массы тела при рождении или недоношенности с низкой массой тела при рождении, но не преждевременных родов. В 3-м триместре анемия у матери обычно не связана с повышенным риском неблагоприятных исходов беременности и может быть индикатором увеличенного объема материнской плазмы. Высокие уровни гемоглобина, гематокрита и ферритина связаны с повышенным риском задержки роста плода, преждевременных родов и преэклампсии.В то время как добавки железа увеличивают статус и запасы железа у матери, считается, что причиной этой связи являются факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности, а не добавки железа. С другой стороны, добавки железа и увеличение запасов железа в последнее время связывают с осложнениями у матери (например, гестационным диабетом) и усилением окислительного стресса во время беременности. Следовательно, в то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, если у матери дефицит железа, также возможно, что профилактический прием добавок может увеличить риск, когда у матери нет дефицита железа или ЖДА.Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

ВВЕДЕНИЕ

Анемия, определяемая по низкому гемоглобину или гематокриту, часто встречается у женщин репродуктивного возраста, особенно если женщины бедны, беременны и принадлежат к этническим меньшинствам. До недавнего времени считалось, что анемия во время беременности имеет мало неблагоприятных последствий. В течение последних нескольких лет была предложена связь между анемией на ранних сроках беременности и повышенным риском преждевременных родов.Аналогичным образом была задокументирована связь неблагоприятных исходов беременности с высоким уровнем гемоглобина и увеличенными запасами железа. Тем не менее, риски и преимущества профилактического приема добавок железа у беременных женщин, не страдающих дефицитом железа, остаются источником разногласий.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ЭТИОЛОГИЯ АНЕМИИ И ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТА У ЖЕНЩИН

Дефицит железа является наиболее общепризнанным недостатком питания как в развитых, так и в развивающихся странах. В репродуктивном возрасте женщины подвержены риску дефицита железа из-за кровопотери во время менструации, в частности, 10% из них страдают тяжелыми потерями (>80 мл/мес).Практика контрацепции также играет роль: внутриматочные средства увеличивают менструальную кровопотерю на 30-50%, в то время как оральные контрацептивы имеют противоположный эффект. Беременность – еще один фактор. Во время беременности происходит значительное увеличение количества железа, необходимого для увеличения массы эритроцитов, увеличения объема плазмы и обеспечения роста плодно-плацентарной единицы. Наконец, есть диета. Женщины репродуктивного возраста часто потребляют слишком мало железа с пищей, чтобы компенсировать потери от менструации и повышенную потребность в железе для репродукции (1).Следовательно, общая распространенность дефицита железа у небеременных женщин репродуктивного возраста в США, составляющая 9-11%, выше, чем в других возрастных группах, кроме младенческого. Распространенность ЖДА в той же возрастной группе составляет 2-5%. Распространенность железодефицитной анемии и ЖДА увеличивается в 2 раза и более среди женщин, принадлежащих к меньшинствам, живущих за чертой бедности или имеющих образование менее 12 лет. Риск также увеличивается с паритетом — почти в 3 раза выше для женщин с 2–3 детьми и почти в 4 раза выше для женщин с 4 и более детьми, что предполагает беременность (2).

Подсчитано, что < 50% женщин не имеют достаточных запасов железа для беременности (1, 3). Поскольку потребность в железе во время беременности (3-4 мг/день) значительна, риск дефицита железа и ЖДА должен увеличиваться с течением беременности. Однако распространенность анемии и ЖДА среди беременных женщин в Соединенных Штатах точно не определена, но должна быть значительной, особенно среди бедных. Во время беременности анемия увеличивается более чем в 4 раза с 1 st до 3 rd триместра у женщин с низким доходом, наблюдаемых CDC в рамках наблюдения за питанием беременных (3).В Камденском исследовании, в котором когорта в основном составляет меньшинство, текущие данные (2000–2004 гг.) показывают, что распространенность анемии увеличивается > в 6 раз с 6,7% (1-й триместр) до 27,3% (2-й триместр) до 45,6% в 3 rd триместре. Только часть женщин с анемией в Камдене страдает железодефицитной анемией. Основываясь на низком уровне гемоглобина во время беременности по критериям CDC и низком уровне ферритина (<12), железодефицитная анемия у Camden gravidas ниже — 1,8% в 1 триместре до 8.2 % во 2 и триместре и 27,4 % в 3 rd триместре ( Рисунок 1 ). Таким образом, анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

РИСУНОК 1.

Камденское исследование анемии и железодефицитной анемии (ЖДА), 2000–2004 гг.

РИСУНОК 1.

Анемия и железодефицитная анемия (ЖДА), Камденское исследование, 2000–2004 гг.

Анемию называют «индексом болезни» организма (4).Помимо дефицита железа, наиболее частая причина, а также физиологическая анемия беременных (обе обсуждаются ниже) включают гемоглобинопатии, такие как талассемия, дефицит фолиевой кислоты/В12 и анемию хронических заболеваний, которая занимает второе место по распространенности после дефицита железа. Эта анемия развивается как часть реакции хозяина на широкий спектр нарушений, которые также затрагивают эритроциты. Хотя анемия хронического заболевания часто связана с основным заболеванием, таким как рак или сердечно-сосудистое заболевание, или когда инфекционный или воспалительный процесс является хроническим, она также может развиваться при остром течении инфекции или воспаления.Его диагноз является диагнозом исключения (4).

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ В РАННЕМ ВЫЯВЛЕНИИ АНЕМИИ МАТЕРИ

Некоторое увеличение анемии и железодефицитной анемии во время беременности является следствием нормальных физиологических изменений во время беременности (5). Хотя масса эритроцитов матери и объем плазмы увеличиваются во время беременности, это происходит не одновременно. Гемоглобин и гематокрит снижаются на протяжении 1-го -го и 2-го -го триместров, достигают самой низкой точки в конце второго-начале 3-го -го триместра, а затем снова повышаются ближе к сроку (6).На поздних сроках беременности трудно отличить физиологическую анемию от железодефицитной анемии (5, 7). Таким образом, становится ясно, что лучшее время для выявления любого риска, связанного с материнской анемией, может быть на ранних сроках беременности.

Первоначально мы изучали этот вопрос в Камдене, разделив анемию при поступлении в отделение дородового наблюдения и на 28-й неделе на железодефицитную анемию и анемию от причин, отличных от дефицита железа (5, 8). На ранних сроках беременности наблюдались четкие различия в среднем корпускулярном объеме (MCV) и диете у женщин с ЖДА и без нее, которые либо отсутствовали, либо были значительно уменьшены в течение 3 триместров.В начале исследования у женщин с железодефицитной анемией показатель MCV был значительно ниже (6,5 фемтолитров), чем у других женщин. В течение 39015-го триместра MCV у женщин с ЖДА был близок к среднему показателю у других женщин. В начале исследования женщины с ЖДА потребляли значительно меньше энергии (на 500 ккал/день меньше), чем другие, и потребление железа с пищей также было значительно меньше (на 5 мг меньше) из-за разницы в энергии. В течение 3 -го триместра женщины с ЖДА показали небольшую разницу в потреблении энергии или железа.При поступлении как железодефицитная анемия, так и анемия, вызванная другими причинами, были связаны с повышенным риском неадекватной прибавки веса во время беременности. Для женщин с ЖДА риск увеличился в 2 раза, а для женщин с другими анемиями риск увеличился примерно на 50%. В 3 и триместрах ЖДА оставалась ассоциированной с 2-кратным риском неадекватной прибавки веса во время беременности, в то время как у женщин с другими анемиями риск не повышался. ЖДА при поступлении была связана с более чем двукратным увеличением риска низкой массы тела при рождении и преждевременных родов, в то время как анемия, вызванная другими причинами, была связана лишь с небольшим увеличением риска, которое не было значимым.В 3 rd триместре риск преждевременных родов был снижен у женщин с ЖДА и не повышался у женщин с другими анемиями (5, 8).

Скэнлон и его коллеги недавно подтвердили связь между ранней анемией (на основе только гемоглобина) и преждевременными родами с помощью ретроспективных данных почти 250 000 беременных с низким доходом, которые посещали клиники WIC в одиннадцати штатах (9). Частота преждевременных родов была выше у женщин с анемией в 1-м или 2-м триместре, и риск зависел от тяжести дефицита гемоглобина.Для женщин с анемией от умеренной до тяжелой степени (эквивалентно 95 г/л на 12-й неделе) риск был примерно удвоен, для женщин с более легкой анемией риск преждевременных родов возрастал на 10–40%. В течение 3 rd триместров связь была обратной — у женщин с анемией риск преждевременных родов снизился на 12–25%. Материнская анемия не была связана с каким-либо увеличением риска малоплодных родов.

Данные из Шанхая также свидетельствуют о влиянии материнской анемии на преждевременные роды, которое было наиболее заметно в 1-м триместре, до увеличения объема материнской плазмы (10).Все беременные были китайцами и показали небольшие различия в паритете, курении или использовании дородового ухода. Частота преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, но не маленькая для гестационных родов, была выше у женщин с анемией на ранних сроках беременности. Риск преждевременных родов и низкой массы тела при рождении повышался > в 2 раза у женщин с умеренной анемией (90–99 г/л) и > в 3 раза у женщин с тяжелой анемией (<90 г/л) во время исследования 1 st триместр. В середине беременности и в конце 39015-го триместра влияние материнской анемии на исход беременности было заметно ослаблено, но не обратимо.Таким образом, увеличивает ли материнская анемия риск неблагоприятных исходов беременности, может зависеть от того, когда во время беременности была измерена анемия. В нескольких исследованиях сообщалось о снижении риска преждевременных родов или низкой массы тела при рождении или об отсутствии связи между анемией и преждевременными родами, когда связь изучалась в течение 3 триместров (11–12).

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПОБОЧНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ

Если бы только женщины, у которых развилась железодефицитная анемия до или на ранних сроках беременности, подвергались повышенному риску преждевременных родов, это могло бы означать, что механизм, который включает железо, мог бы быть неотъемлемой частью исхода беременности.Allen (13) предложил 3 потенциальных механизма, посредством которых материнская ЖДА может привести к преждевременным родам: гипоксия, окислительный стресс и инфекция. Хроническая гипоксия вследствие анемии может инициировать реакцию на стресс с последующим высвобождением КРГ плацентой, увеличением продукции кортизола плодом и преждевременными родами. Повышенный окислительный стресс у женщин с дефицитом железа, который не был компенсирован эндогенными или диетическими антиоксидантами, может повредить союз матери и плода и привести к преждевременным родам.При сниженной иммунной функции и повышенном риске инфекции у женщин с дефицитом железа будет повышенная продукция цитокинов, секреция КРГ и продукция простагландина, что увеличивает риск преждевременных родов.

МАТЕРИНСКАЯ АНЕМИЯ: РАНДОМИЗИРОВАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОБАВОК ЖЕЛЕЗА

Поскольку данные об анемии у матерей получены из обсервационных исследований, нет уверенности в том, что влияние анемии на исход беременности является причинно-следственным и может быть предотвращено добавлением железа.Данные наблюдений за анемией предполагают, что добавки железа следует начинать на ранних сроках беременности, если не раньше, для предотвращения преждевременных родов. Если это правда, то прием добавок железа, начатый после середины беременности, в обычное время для большинства женщин, вряд ли снизит риск. Новое клиническое исследование было проведено с участием 275 беременных женщин, все участники WIC, без анемии, которые были включены в программу лечения в двойном слепом и рандомизированном исследовании с добавками железа (30 мг/день в виде сульфата железа) или плацебо до 28-й недели беременности ( 14).Все женщины, участвовавшие в исследовании, были включены в исследование до 20-й недели, а средний срок беременности на момент включения в исследование составлял 10,75 ± 3,8 недели беременности. Пороговыми точками, которые лишали женщин права участвовать в исследовании, были гемоглобин < 110 г/л и сывороточный ферритин < 20 мкг/л. На 28-й и 38-й неделе женщины, у которых не было анемии или дефицита железа, продолжали принимать либо железо, либо плацебо. В этих точках женщины с сывороточным ферритином <12 мкг/л получали 60 мг железа/сут, а женщины с ферритином от 12 до <20 мкг/л получали 30 мг железа/сут, независимо от первоначального назначения.

Профилактическое введение препаратов железа от начала исследования до 28-й недели не повышало уровень ферритина или гемоглобина в сыворотке крови матери, снижало риск материнской анемии или снижало какие-либо другие показатели уровня железа в материнском организме у женщин, получавших препараты железа, по сравнению с контрольной группой. Однако после поправки на 2 фактора, которые изначально различались между группами (вес до беременности и концентрация ферритина в сыворотке крови), доли с отсутствующими запасами железа (ферритин < 12 мкг/л) и с ЖДА (Hgb < 110 г/л, ферритин < 12 мкг/л) на 28-й неделе были значительно ниже среди тех, кто принимал добавки железа.Женщины, получавшие добавки, имели значительно большую продолжительность беременности (+ 0,6 недели) и большую массу тела при рождении (+ 206 г), чем те, кто не получал добавки. Они также продемонстрировали 4-кратное снижение риска низкой массы тела при рождении и недоношенных детей с низкой массой тела при рождении. Риск преждевременных родов не снижался за счет добавок, а рассчитывался исключительно по последнему менструальному периоду матери (ПМЦ) на основании ее воспоминаний. Неспособность подтвердить или изменить LMP матери с помощью ультразвука внесет неизвестную ошибку в оценку преждевременных родов.

Другое кластерное рандомизированное исследование с ранним добавлением дало похожий, но не идентичный результат. Christian и коллеги (15) рандомизировали женщин, проживающих в географических районах сельского Непала, в одну из 5 лечебных групп. На ранних сроках беременности женщины получали только витамин А (1000 мкг эквивалента ретинола) (контроль), витамин А плюс фолиевая кислота (400 мкг), витамин А плюс фолиевая кислота плюс железо (30 мг). В другие 2 группы в дополнение к витамину А был добавлен цинк (30 мг) или несколько питательных микроэлементов.По сравнению с контрольной группой беременные, получавшие фолиевую кислоту, не показали снижения риска низкой массы тела при рождении, в то время как те, кто получал железо в сочетании с фолиевой кислотой, увеличили массу тела при рождении на 37 г и показали снижение риска низкой массы тела при рождении на 14%.

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ С ПОВЫШЕНИЕМ СТАТУСА И МАГАЗИНОВ ЖЕЛЕЗА

Рандомизированные исследования профилактики железа во время беременности продемонстрировали положительное влияние на снижение низкого уровня гемоглобина и гематокрита, а также на повышение сывороточного ферритина, сывороточного железа и других показателей, включая уровень железа в костном мозге (16–17).Недавнее исследование использования железосодержащих добавок, проведенное NHANES, 1988-94 гг., показало, что 72% беременных и 69% кормящих женщин принимали добавки железа в течение месяца, предшествовавшего обследованию. Однако среднее потребление дополнительного железа превышало верхний допустимый предел в 45 мг/сут у беременных (58 мг/сут) и кормящих женщин (57 мг/сут) (18). В целом менее 15% женщин репродуктивного возраста, как беременных, так и небеременных, принимавших препараты железа, имели или получали лечение от анемии в течение последних 3 мес.Таким образом, существует потенциальная опасность того, что некоторые женщины, не страдающие анемией, могут принимать большие дозы добавок железа во время беременности. Было высказано предположение, что такое употребление может увеличить запасы железа у матери и повысить вязкость крови, что приведет к нарушению маточно-плацентарного кровотока или что избыточное потребление железа может вызвать другие токсические реакции (19).

В дополнение к своей работе по анемии Scanlon и его коллеги рассмотрели высокие уровни гемоглобина в течение 1-го -го и 2-го -го -го триместров (9).Они обнаружили, что высокий уровень гемоглобина был связан с повышенным риском (5–79%) родов с малым для гестационного возраста (SGA), но не с преждевременными родами. Уровни, которые были на 1 единицу стандартного отклонения или более выше среднего, обозначали порог повышенного риска и были эквивалентны 131 г/л на 12-й неделе и 126 г/л на 18-й неделе. анемия. В течение 1-го -го триместра у женщин с уровнем гемоглобина, превышающим 130 г/л, не было повышенного риска родов с SGA, но было > 2-кратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении.Таких женщин было немного, и повышенный риск обычно не был статистически значимым. Неспособность гемоглобина упасть ниже 105 г/л была связана с повышенным риском неблагоприятного исхода в полиэтнической выборке беременных из Англии (20). В страте женщин, у которых самый низкий уровень гемоглобина находился в пределах 126–135 г/л, отмечалось более чем двукратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, а на самом высоком уровне, когда гемоглобин оставался выше 145 г/л, a > 7-кратное увеличение риска низкой массы тела при рождении и 5-кратное увеличение риска преждевременных родов.

Hemminiki и Rimpela провели клиническое исследование селективного и рутинного приема препаратов железа у 2912 финских женщин (21–23), чтобы определить, повышает ли рутинный прием препаратов железа (100 мг элементарного железа с 16-й недели беременности до родов) у женщин без анемии. риск высокого материнского гемоглобина и плохого роста плода. Женщины, рандомизированные в селективную группу, получали добавки железа только тогда, когда гематокрит падал ниже 30% или гемоглобин ниже 100 г/л при 2 последовательных визитах после 33-й недели.По сравнению с селективным добавлением, рутинное добавление железа остановило снижение гематокрита к 20-й неделе и не изменило массу тела младенца при рождении, тогда как продолжительность беременности значительно увеличилась (+0,2 недели). Интересно, что как в группах, получавших рутинную, так и в нерутинной терапии, высокий гематокрит отрицательно коррелировал с массой тела при рождении и массой плаценты; эта корреляция была впервые обнаружена в период с 1 по триместр (23). Недавнее исследование в Нидерландах, в котором группа из 240 женщин наблюдалась с момента зачатия до родов, подчеркивает этот момент.У беременных с потерей плода на ранних сроках наблюдалось менее выраженное снижение гематокрита по сравнению с периодом до зачатия до 10 недель после НМП (24). Таким образом, факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности (плохое увеличение объема плазмы, повышенная вязкость крови), могут привести к повышению уровня гемоглобина у матери, а не к использованию препаратов железа.

Запасы железа, повышенные при беременности, связаны с преждевременными родами, преэклампсией и гестационным сахарным диабетом. Женщины с повышенным уровнем ферритина в 3 rd триместре беременности (>41 нг/мл) имеют значительно повышенный риск преждевременных и очень преждевременных родов, что связывают с внутриутробной инфекцией (25, 26).Другим вероятным механизмом высокого уровня ферритина является неспособность материнского объема плазмы увеличиваться. В Кэмдене повышенный уровень ЖДА и более низкие уровни фолиевой кислоты были обнаружены у женщин, которые продолжали иметь высокий уровень ферритина в 3 и триместре. В 3 триместре ситуация изменилась на противоположную, что привело к увеличению объема плазмы (26). Производство ферритина также увеличивается при инфекции и воспалении как часть реакции острой фазы. При наличии инфекции макрофаги продуцируют воспалительные цитокины, которые генерируют активные формы кислорода, высвобождая свободное железо из ферритина (27).

ЖЕЛЕЗО, МАТЕРИНСКИЙ ДИАБЕТ И ОКИСЛИТЕЛЬНЫЙ СТРЕСС

Прием добавок железа во время беременности увеличивает уровень железа у матери во время беременности, включая гемоглобин, сывороточное железо, MCV, насыщение трансферрина и сывороточный ферритин. Активные формы кислорода являются продуктами кислорода. При контакте с переходным металлом, способным изменять валентность, таким как железо (Fe 2+ → Fe 3+ ), очень реакционноспособным свободным радикалом, гидроксильный радикал образуется из кислорода посредством реакции Фентона.Эти свободные радикалы могут повреждать клетки, органы и ткани организма (28). В настоящее время считается, что окислительный стресс с течением времени является компонентом процессов старения, рака и развития сердечно-сосудистых заболеваний. Перегрузка железом и связанный с ней окислительный стресс способствуют патогенезу и повышают риск развития диабета 2 типа и других заболеваний. При перегрузке железом накопление препятствует экстракции, синтезу и секреции инсулина (29). Женщинам репродуктивного возраста трудно перегрузиться железом из-за кровопотери во время менструации.Однако умеренно повышенные запасы железа также повышают риск развития диабета 2 типа (30). У женщин из исследования медсестер с высоким уровнем ферритина (>107 нг/мл) вероятность развития диабета 2 типа в течение 10-летнего интервала была почти в 3 раза выше, независимо от других факторов риска, таких как индекс массы тела (ИМТ), возраст , и этническая принадлежность. Высокий уровень ферритина был фактором риска развития гестационного сахарного диабета (ГСД) у беременных. Беременных без анемии из Гонконга, у которых развился ГСД во время беременности, сравнивали с контрольной группой без анемии или диабета, выбранной случайным образом из группы риска.Нескорректированные концентрации сывороточного ферритина, железа, насыщения трансферрина и постнатального гемоглобина были значительно выше на 28–31 неделе беременности в случаях с ГСД по сравнению с контрольной группой (31).

В Камдене прием препаратов железа повысил концентрацию ферритина в сыворотке крови. При поступлении на лечение и в 3 rd триместре беременные, принимавшие железо, значительно чаще находились в самом высоком квинтиле сывороточного ферритина. При поступлении вероятность попадания в высший квинтиль увеличилась на 44% (ОШ = 1.44, 95% ДИ 1,04-1,99), а в 3 триместре оно увеличилось в 2 раза (ОШ = 2,01, 95% ДИ 1,48-2,74). Мы смогли обнаружить связь между материнским сывороточным ферритином и гестационным диабетом, используя данные > 1023 беременных из Камдена. При контроле потенциальных вмешивающихся переменных (возраст, ИМТ, паритет, этническая принадлежность, курение, использование добавок железа) мы обнаружили двукратное увеличение риска ГСД для женщин в самом высоком квартиле сывороточного ферритина при включении (AOR 2,32; 95% ДИ). 1,06–5,08) и почти 3-кратное увеличение в 3 rd триместре (AOR 2.9; 95% ДИ 1,27–6,95) (32). Эта положительная связь предполагает, что запасы железа могут играть роль в развитии ГСД, предшественника сахарного диабета 2 типа.

Добавки железа явно увеличивают статус железа и запасы железа. Вопрос о том, увеличивает ли прием добавок железа во время беременности окислительный стресс, увеличивая запасы железа и создавая временный избыток железа, мало изучен. Поскольку увеличение окислительного стресса является частью нормальной беременности, рутинный прием добавок железа у женщин, у которых не было истощения или дефицита железа, также может способствовать или усугублять окислительный стресс.Lachili и соавторы исследовали влияние добавок железа и витамина С, антиоксиданта, который увеличивает усвоение железа, на окислительный стресс во время беременности (33). Они обнаружили, что прием добавок железа (100 мг/день в виде фумарата) с витамином С (500 мг/день в виде аскорбата) в течение 3 900 15–90 016 триместров беременности повышал уровень железа у матери. Показатель окислительного стресса от перекисного окисления липидов, TBARS в плазме, был значительно повышен у n = 27 женщин, получавших добавки, по сравнению с контрольной группой (33).

Нам удалось подтвердить наличие повышенного окислительного стресса в связи с увеличением запасов железа во время беременности (Scholl, Chen, and Stein, 2004, неопубликованные наблюдения). В Камдене продолжаются исследования окислительного стресса. Примерно у 350 беременных из когорты Камдена экскреция 8-гидроксидезоксигуанозина (8-OH-dG) с мочой измерялась с помощью набора Genox (Genox Corporation, Балтимор). В этом образце высокий уровень ферритина в сыворотке при поступлении (>59 нг/мл) был связан с 2.7-кратный (95% ДИ 1,40–5,41) повышенный риск наличия 8-OH-dG в самом высоком терциле; в 3 триместре аналогичная связь была обнаружена между высокой насыщенностью трансферрина (> 21,7%) и 8 OH-dG в верхнем терциле (AOR = 3,3; 95% ДИ 1,28–8,11). Таким образом, предварительные результаты предполагают связь между увеличением запасов железа и экскрецией 8-OH-dG, маркера окислительного повреждения ДНК в материнско-плодовой единице.

Следует дополнительно изучить риски и преимущества повышения статуса и запасов железа у матери в результате профилактического приема добавок железа.Например, было бы важно знать, связаны ли более высокие уровни ферритина у беременных с диабетом и преждевременно родивших женщин с увеличением запасов железа, а не с воспалением, инфекцией или недостаточностью увеличения объема плазмы. Если речь идет о повышенных запасах железа, то может быть уместно определить верхний предел для беременных женщин с избыточным содержанием железа, выше которого профилактические добавки не показаны. В то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, когда у матери истощение железа, дефицит железа или ЖДА, возможно, что профилактические добавки могут увеличить риск, когда мать этого не делает.Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

У автора нет личного или финансового конфликта интересов, связанного с этим проектом.

ССЫЛКИ

1.

Ип

Р

.

Железо

. В:

Bowman

B

,

Russell

RM

, ред.

Присутствуют знания в области питания.

8-е изд.

Вашингтон, округ Колумбия

:

ILSI Press

,

2001

;

311

18

.2.

AC

AC

,

Dallman

PR

,

Carroll Carroll

MD

,

Gunter

EW

,

Johnson

CL

.

Распространенность дефицита железа в США

.

ДЖАМА

1997

;

277

:

973

6

.3.

Перри

ГС

,

Йип

Р

,

Жирковски

С

.

Факторы риска, связанные с питанием, среди беременных женщин США с низким доходом: Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Система наблюдения за питанием беременных, 1979–1993

.

Сем Перинатол

1995

;

19

:

211

21

.4.

Hoffman

R

,

Benz

E

,

Shattil

SJ

и др.

Гематология: основные принципы и практика.

3-е изд.

Churchill Livingstone, Inc

:

Нью-Йорк

,

2000

.5.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

.

Анемия и железодефицитная анемия: сбор данных об исходе беременности

.

Am J Clin Nutr

1994

;

59

(доп):

492S

501S

.6.

Медицинский институт, Подкомитет по нутритивному статусу и увеличению веса во время беременности

.

Питание во время беременности.

Вашингтон, округ Колумбия

:

National Academy Press

,

1990

.7.

Анонимный

.

Дефицит железа — США, 1999–2000 гг.

.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

2002

;

51

:

897

9

.8.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

,

Fischer

RL

,

Ширер

5 JW 9.

Анемия и дефицит железа: повышенный риск преждевременных родов в проспективном исследовании

.

Am J Clin Nutr

1992

;

55

:

985

8

.9. .

Высокий и низкий уровень гемоглобина при беременности: дифференциальный риск преждевременных родов и малый для гестационного возраста

.

Акушерство Гинекол

2000

;

96

:

741

8

.10.

Zhou

LM

,

Yang

WW

,

WW

,

HUA

JZ

,

DENG

CQ

,

TAO

x

,

stolzfus

RJ

.

Связь уровня гемоглобина, измеренного в разные сроки беременности, с преждевременными родами и низкой массой тела при рождении в Шанхае, Китай

.

Am J Epidemiol

1998

;

148

:

998

1006

.11.

Klebanoff

MA

,

Shiono

PH

,

SELBY

JV

,

Trachtenberg

AI

,

Graubard

BI

.

Анемия и спонтанные преждевременные роды

.

Am J Obstet Gynecol

1991

;

164

:

59

63

.12.

Клебанофф

MA

,

Shiono

PH

,

Berendes

HW

,

Rhoads

4 GG 90.

Факты и артефакты об анемии и преждевременных родах

.

ДЖАМА

1989

;

262

:

511

5

.13.

Шестигранник

Левый

.

Биологические механизмы, которые могут лежать в основе влияния железа на рост плода и преждевременные роды

.

Дж Нутр

2001

;

131

:

581S

9S

.14.

Когсвелл

ME

,

Парванта

I

,

Икес

L

,

Yip

R

,Добавки железа во время беременности, анемии и веса при рождении: рандомизированное контролируемое исследование

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

773

81

.15.

Кристиан

П

,

Вест

КП

Младший,

Хатри

СК

, и др.

Влияние добавок материнских питательных микроэлементов на потерю плода и младенческую смертность: кластерное рандомизированное исследование в Непале

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

1194

1202

.16.

Магомед

К

,

Хиттен

Ф

.

Добавки железа и фолиевой кислоты при беременности

. In:

Chalmers

I

,

Enkin

M

,

Keirse

MNJC

, ред.

Эффективная помощь при беременности и родах.

Нью-Йорк

:

Oxford University Press

,

1989

;

301

18

.17.

Слоан

NL

,

Джордан

E

,

Виникофф

B

.

Влияние добавок железа на гематологический статус матери во время беременности

.

Am J Public Health

2002

;

92

:

288

93

.18.

Cogswell

ME

,

Кеттл-Хан

L

,

Рамакришнан

U

.

Применение препаратов железа женщинами в США: наука, политика и практика

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп.):

1974S

7S

.19.

Раш

,

Д

.

Питание и материнская смертность в развивающихся странах

.

Ам Дж Клин Нутр

2000

;

72

(доп.):

212S

40S

.20.

Steer

P

,

Alam

MA

,

Wadsworth

J

,

Welch

A

.

Связь между концентрацией гемоглобина у матери и массой тела при рождении в различных этнических группах

.

БМЖ

1995

;

310

:

489

93

.21.

Хемминки

E

,

Мерилайнен

J

.

Долгосрочное наблюдение за матерями и их детьми в рандомизированном исследовании по профилактике железа во время беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1995

;

173

:

205

9

.22.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Рандомизированное сравнение обычного и селективного приема препаратов железа во время беременности

.

J Am Coll Nutr

1991

;

10

:

3

10

.23.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Добавки железа, объем материнской гематокрита и рост плода

.

Arch Dis Child

1991

;

66

:

422

5

.24.

Weerd

S

,

STEGERS-TEUNISSEN

RPM

,

BOO

TM

,

THOMAS

CMG

,

STEGERS

EAP

.

Периконцепционные биохимические и гематологические параметры матери, профиль витаминов и исход беременности

.

Евро Дж Клин Нутр

2003

;

57

:

1128

34

.25.

Goldenberg

RL Goldenberg

RL

,

Tamura

T

,

Dubard

M

,

Johnston

KE

,

CODE

RL

,

Neggers

Y

.

Ферритин плазмы и исход беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1996

;

175

:

1356

9

.26.

Scholl

TO

.

Высокая концентрация ферритина в третьем триместре беременности: связь с очень преждевременными родами, инфекцией и состоянием питания матери

.

Акушерство Гинекол

1998

;

92

:

161

5

.27.

Казануэва

E

,

Витери

FE

.

Железо и окислительный стресс при беременности

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп):

1700S

8S

.28.

Холливелл

Б

,

Гаттеридж

ДМ

.

Свободные радикалы в медицине и биологии

. 2 и изд.

Оксфорд

:

Clarendon Press

,

1999

.29.

Fernandez-Real

JM

,

Lopez-Bermejo

A

,

Ricart

W

.

Взаимосвязь между метаболизмом железа и диабетом

.

Диабет

2002

;

51

:

2348

54

.30.

Jiang

R

,

MANSON

JE

,

JE

,

MEIGS

JB

,

мА

J

,

Rifai

N

,

HU

FB

.

Запасы железа в организме в связи с риском диабета 2 типа у практически здоровых женщин

.

ДЖАМА

2004

;

291

:

711

7

.31.

Лаос

TT

,

Чан

PL

,

Там

KF

.

Гестационный сахарный диабет в последнем триместре — признак избытка железа у матери?

Diabet Med

2001

;

18

:

218

23

.32.

Чен

X

,

Scholl

TO

.

Повышенные концентрации ферритина в сыворотке крови связаны с повышенным риском гестационного диабета: Камденское исследование

.

Диабет

2003

;

52

доп.

1

:

A407

.33.

Lachili

B

,

Hininger

I

,

Faure

H

, и др.

Повышение перекисного окисления липидов у беременных после приема препаратов железа и витамина С

.

Биол Трейс Элемент Рез

2001

;

83

:

103

10

.

© Американское общество клинического питания, 2005 г.

Статус железа во время беременности: подготовка к матери и ребенку | Американский журнал клинического питания

РЕЗЮМЕ

Во время беременности обычно рекомендуется прием добавок железа для удовлетворения потребностей в железе как матери, так и плода.При выявлении железодефицитной анемии (ЖДА) на ранних сроках беременности риск преждевременных родов увеличивается более чем в 2 раза. Анемия у матери, диагностированная до середины беременности, также связана с повышенным риском преждевременных родов. Результаты недавних рандомизированных клинических испытаний в Соединенных Штатах и ​​в Непале, которые включали раннее введение добавок железа, показали некоторое снижение риска низкой массы тела при рождении или недоношенности с низкой массой тела при рождении, но не преждевременных родов. В 3-м триместре анемия у матери обычно не связана с повышенным риском неблагоприятных исходов беременности и может быть индикатором увеличенного объема материнской плазмы.Высокие уровни гемоглобина, гематокрита и ферритина связаны с повышенным риском задержки роста плода, преждевременных родов и преэклампсии. В то время как добавки железа увеличивают статус и запасы железа у матери, считается, что причиной этой связи являются факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности, а не добавки железа. С другой стороны, добавки железа и увеличение запасов железа в последнее время связывают с осложнениями у матери (например, гестационным диабетом) и усилением окислительного стресса во время беременности.Следовательно, в то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, если у матери дефицит железа, также возможно, что профилактический прием добавок может увеличить риск, когда у матери нет дефицита железа или ЖДА. Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

ВВЕДЕНИЕ

Анемия, определяемая по низкому гемоглобину или гематокриту, часто встречается у женщин репродуктивного возраста, особенно если женщины бедны, беременны и принадлежат к этническим меньшинствам.До недавнего времени считалось, что анемия во время беременности имеет мало неблагоприятных последствий. В течение последних нескольких лет была предложена связь между анемией на ранних сроках беременности и повышенным риском преждевременных родов. Аналогичным образом была задокументирована связь неблагоприятных исходов беременности с высоким уровнем гемоглобина и увеличенными запасами железа. Тем не менее, риски и преимущества профилактического приема добавок железа у беременных женщин, не страдающих дефицитом железа, остаются источником разногласий.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ЭТИОЛОГИЯ АНЕМИИ И ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТА У ЖЕНЩИН

Дефицит железа является наиболее общепризнанным недостатком питания как в развитых, так и в развивающихся странах.В репродуктивном возрасте женщины подвержены риску дефицита железа из-за кровопотери во время менструации, в частности, 10% из них страдают тяжелыми потерями (>80 мл/мес). Практика контрацепции также играет роль: внутриматочные средства увеличивают менструальную кровопотерю на 30-50%, в то время как оральные контрацептивы имеют противоположный эффект. Беременность – еще один фактор. Во время беременности происходит значительное увеличение количества железа, необходимого для увеличения массы эритроцитов, увеличения объема плазмы и обеспечения роста плодно-плацентарной единицы.Наконец, есть диета. Женщины репродуктивного возраста часто потребляют слишком мало железа с пищей, чтобы компенсировать потери от менструации и повышенную потребность в железе для репродукции (1). Следовательно, общая распространенность дефицита железа у небеременных женщин репродуктивного возраста в США, составляющая 9-11%, выше, чем в других возрастных группах, кроме младенческого. Распространенность ЖДА в той же возрастной группе составляет 2-5%. Распространенность железодефицитной анемии и ЖДА увеличивается в 2 раза и более среди женщин, принадлежащих к меньшинствам, живущих за чертой бедности или имеющих образование менее 12 лет.Риск также увеличивается с паритетом — почти в 3 раза выше для женщин с 2–3 детьми и почти в 4 раза выше для женщин с 4 и более детьми, что предполагает беременность (2).

Подсчитано, что < 50% женщин не имеют достаточных запасов железа для беременности (1, 3). Поскольку потребность в железе во время беременности (3-4 мг/день) значительна, риск дефицита железа и ЖДА должен увеличиваться с течением беременности. Однако распространенность анемии и ЖДА среди беременных женщин в Соединенных Штатах точно не определена, но должна быть значительной, особенно среди бедных.Во время беременности анемия увеличивается более чем в 4 раза с 1 st до 3 rd триместра у женщин с низким доходом, наблюдаемых CDC в рамках наблюдения за питанием беременных (3). В Камденском исследовании, в котором когорта в основном составляет меньшинство, текущие данные (2000–2004 гг.) показывают, что распространенность анемии увеличивается > в 6 раз с 6,7% (1-й триместр) до 27,3% (2-й триместр) до 45,6% в 3 rd триместре. Только часть женщин с анемией в Камдене страдает железодефицитной анемией.Основываясь на низком уровне гемоглобина во время беременности по критериям CDC плюс низкий уровень ферритина (<12), железодефицитная анемия у Camden gravidas ниже — 1,8% в 1-м триместре, до 8,2% во 2-м триместре и 27,4% в 3-м триместре. rd триместр ( Figure1 ). Таким образом, анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

РИСУНОК 1.

Камденское исследование анемии и железодефицитной анемии (ЖДА), 2000–2004 гг.

РИСУНОК 1.

Анемия и железодефицитная анемия (ЖДА), Камденское исследование, 2000–2004 гг.

Анемию называют «индексом болезни» организма (4). Помимо дефицита железа, наиболее частая причина, а также физиологическая анемия беременных (обе обсуждаются ниже) включают гемоглобинопатии, такие как талассемия, дефицит фолиевой кислоты/В12 и анемию хронических заболеваний, которая занимает второе место по распространенности после дефицита железа. Эта анемия развивается как часть реакции хозяина на широкий спектр нарушений, которые также затрагивают эритроциты.Хотя анемия хронического заболевания часто связана с основным заболеванием, таким как рак или сердечно-сосудистое заболевание, или когда инфекционный или воспалительный процесс является хроническим, она также может развиваться при остром течении инфекции или воспаления. Его диагноз является диагнозом исключения (4).

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ В РАННЕМ ВЫЯВЛЕНИИ АНЕМИИ МАТЕРИ

Некоторое увеличение анемии и железодефицитной анемии во время беременности является следствием нормальных физиологических изменений во время беременности (5).Хотя масса эритроцитов матери и объем плазмы увеличиваются во время беременности, это происходит не одновременно. Гемоглобин и гематокрит снижаются на протяжении 1-го -го и 2-го -го триместров, достигают самой низкой точки в конце второго-начале 3-го -го триместра, а затем снова повышаются ближе к сроку (6). На поздних сроках беременности трудно отличить физиологическую анемию от железодефицитной анемии (5, 7). Таким образом, становится ясно, что лучшее время для выявления любого риска, связанного с материнской анемией, может быть на ранних сроках беременности.

Первоначально мы изучали этот вопрос в Камдене, разделив анемию при поступлении в отделение дородового наблюдения и на 28-й неделе на железодефицитную анемию и анемию от причин, отличных от дефицита железа (5, 8). На ранних сроках беременности наблюдались четкие различия в среднем корпускулярном объеме (MCV) и диете у женщин с ЖДА и без нее, которые либо отсутствовали, либо были значительно уменьшены в течение 3 триместров. В начале исследования у женщин с железодефицитной анемией MCV был значительно ниже (6.5 фемтолитров), чем другие женщины. В течение 39015-го триместра MCV у женщин с ЖДА был близок к среднему показателю у других женщин. В начале исследования женщины с ЖДА потребляли значительно меньше энергии (на 500 ккал/день меньше), чем другие, и потребление железа с пищей также было значительно меньше (на 5 мг меньше) из-за разницы в энергии. В течение 3 -го триместра женщины с ЖДА показали небольшую разницу в потреблении энергии или железа. При поступлении как железодефицитная анемия, так и анемия, вызванная другими причинами, были связаны с повышенным риском неадекватной прибавки веса во время беременности.Для женщин с ЖДА риск увеличился в 2 раза, а для женщин с другими анемиями риск увеличился примерно на 50%. В 3 и триместрах ЖДА оставалась ассоциированной с 2-кратным риском неадекватной прибавки веса во время беременности, в то время как у женщин с другими анемиями риск не повышался. ЖДА при поступлении была связана с более чем двукратным увеличением риска низкой массы тела при рождении и преждевременных родов, в то время как анемия, вызванная другими причинами, была связана лишь с небольшим увеличением риска, которое не было значимым.В 3 rd триместре риск преждевременных родов был снижен у женщин с ЖДА и не повышался у женщин с другими анемиями (5, 8).

Скэнлон и его коллеги недавно подтвердили связь между ранней анемией (на основе только гемоглобина) и преждевременными родами с помощью ретроспективных данных почти 250 000 беременных с низким доходом, которые посещали клиники WIC в одиннадцати штатах (9). Частота преждевременных родов была выше у женщин с анемией в 1-м или 2-м триместре, и риск зависел от тяжести дефицита гемоглобина.Для женщин с анемией от умеренной до тяжелой степени (эквивалентно 95 г/л на 12-й неделе) риск был примерно удвоен, для женщин с более легкой анемией риск преждевременных родов возрастал на 10–40%. В течение 3 rd триместров связь была обратной — у женщин с анемией риск преждевременных родов снизился на 12–25%. Материнская анемия не была связана с каким-либо увеличением риска малоплодных родов.

Данные из Шанхая также свидетельствуют о влиянии материнской анемии на преждевременные роды, которое было наиболее заметно в 1-м триместре, до увеличения объема материнской плазмы (10).Все беременные были китайцами и показали небольшие различия в паритете, курении или использовании дородового ухода. Частота преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, но не маленькая для гестационных родов, была выше у женщин с анемией на ранних сроках беременности. Риск преждевременных родов и низкой массы тела при рождении повышался > в 2 раза у женщин с умеренной анемией (90–99 г/л) и > в 3 раза у женщин с тяжелой анемией (<90 г/л) во время исследования 1 st триместр. В середине беременности и в конце 39015-го триместра влияние материнской анемии на исход беременности было заметно ослаблено, но не обратимо.Таким образом, увеличивает ли материнская анемия риск неблагоприятных исходов беременности, может зависеть от того, когда во время беременности была измерена анемия. В нескольких исследованиях сообщалось о снижении риска преждевременных родов или низкой массы тела при рождении или об отсутствии связи между анемией и преждевременными родами, когда связь изучалась в течение 3 триместров (11–12).

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПОБОЧНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ

Если бы только женщины, у которых развилась железодефицитная анемия до или на ранних сроках беременности, подвергались повышенному риску преждевременных родов, это могло бы означать, что механизм, который включает железо, мог бы быть неотъемлемой частью исхода беременности.Allen (13) предложил 3 потенциальных механизма, посредством которых материнская ЖДА может привести к преждевременным родам: гипоксия, окислительный стресс и инфекция. Хроническая гипоксия вследствие анемии может инициировать реакцию на стресс с последующим высвобождением КРГ плацентой, увеличением продукции кортизола плодом и преждевременными родами. Повышенный окислительный стресс у женщин с дефицитом железа, который не был компенсирован эндогенными или диетическими антиоксидантами, может повредить союз матери и плода и привести к преждевременным родам.При сниженной иммунной функции и повышенном риске инфекции у женщин с дефицитом железа будет повышенная продукция цитокинов, секреция КРГ и продукция простагландина, что увеличивает риск преждевременных родов.

МАТЕРИНСКАЯ АНЕМИЯ: РАНДОМИЗИРОВАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОБАВОК ЖЕЛЕЗА

Поскольку данные об анемии у матерей получены из обсервационных исследований, нет уверенности в том, что влияние анемии на исход беременности является причинно-следственным и может быть предотвращено добавлением железа.Данные наблюдений за анемией предполагают, что добавки железа следует начинать на ранних сроках беременности, если не раньше, для предотвращения преждевременных родов. Если это правда, то прием добавок железа, начатый после середины беременности, в обычное время для большинства женщин, вряд ли снизит риск. Новое клиническое исследование было проведено с участием 275 беременных женщин, все участники WIC, без анемии, которые были включены в программу лечения в двойном слепом и рандомизированном исследовании с добавками железа (30 мг/день в виде сульфата железа) или плацебо до 28-й недели беременности ( 14).Все женщины, участвовавшие в исследовании, были включены в исследование до 20-й недели, а средний срок беременности на момент включения в исследование составлял 10,75 ± 3,8 недели беременности. Пороговыми точками, которые лишали женщин права участвовать в исследовании, были гемоглобин < 110 г/л и сывороточный ферритин < 20 мкг/л. На 28-й и 38-й неделе женщины, у которых не было анемии или дефицита железа, продолжали принимать либо железо, либо плацебо. В этих точках женщины с сывороточным ферритином <12 мкг/л получали 60 мг железа/сут, а женщины с ферритином от 12 до <20 мкг/л получали 30 мг железа/сут, независимо от первоначального назначения.

Профилактическое введение препаратов железа от начала исследования до 28-й недели не повышало уровень ферритина или гемоглобина в сыворотке крови матери, снижало риск материнской анемии или снижало какие-либо другие показатели уровня железа в материнском организме у женщин, получавших препараты железа, по сравнению с контрольной группой. Однако после поправки на 2 фактора, которые изначально различались между группами (вес до беременности и концентрация ферритина в сыворотке крови), доли с отсутствующими запасами железа (ферритин < 12 мкг/л) и с ЖДА (Hgb < 110 г/л, ферритин < 12 мкг/л) на 28-й неделе были значительно ниже среди тех, кто принимал добавки железа.Женщины, получавшие добавки, имели значительно большую продолжительность беременности (+ 0,6 недели) и большую массу тела при рождении (+ 206 г), чем те, кто не получал добавки. Они также продемонстрировали 4-кратное снижение риска низкой массы тела при рождении и недоношенных детей с низкой массой тела при рождении. Риск преждевременных родов не снижался за счет добавок, а рассчитывался исключительно по последнему менструальному периоду матери (ПМЦ) на основании ее воспоминаний. Неспособность подтвердить или изменить LMP матери с помощью ультразвука внесет неизвестную ошибку в оценку преждевременных родов.

Другое кластерное рандомизированное исследование с ранним добавлением дало похожий, но не идентичный результат. Christian и коллеги (15) рандомизировали женщин, проживающих в географических районах сельского Непала, в одну из 5 лечебных групп. На ранних сроках беременности женщины получали только витамин А (1000 мкг эквивалента ретинола) (контроль), витамин А плюс фолиевая кислота (400 мкг), витамин А плюс фолиевая кислота плюс железо (30 мг). В другие 2 группы в дополнение к витамину А был добавлен цинк (30 мг) или несколько питательных микроэлементов.По сравнению с контрольной группой беременные, получавшие фолиевую кислоту, не показали снижения риска низкой массы тела при рождении, в то время как те, кто получал железо в сочетании с фолиевой кислотой, увеличили массу тела при рождении на 37 г и показали снижение риска низкой массы тела при рождении на 14%.

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ С ПОВЫШЕНИЕМ СТАТУСА И МАГАЗИНОВ ЖЕЛЕЗА

Рандомизированные исследования профилактики железа во время беременности продемонстрировали положительное влияние на снижение низкого уровня гемоглобина и гематокрита, а также на повышение сывороточного ферритина, сывороточного железа и других показателей, включая уровень железа в костном мозге (16–17).Недавнее исследование использования железосодержащих добавок, проведенное NHANES, 1988-94 гг., показало, что 72% беременных и 69% кормящих женщин принимали добавки железа в течение месяца, предшествовавшего обследованию. Однако среднее потребление дополнительного железа превышало верхний допустимый предел в 45 мг/сут у беременных (58 мг/сут) и кормящих женщин (57 мг/сут) (18). В целом менее 15% женщин репродуктивного возраста, как беременных, так и небеременных, принимавших препараты железа, имели или получали лечение от анемии в течение последних 3 мес.Таким образом, существует потенциальная опасность того, что некоторые женщины, не страдающие анемией, могут принимать большие дозы добавок железа во время беременности. Было высказано предположение, что такое употребление может увеличить запасы железа у матери и повысить вязкость крови, что приведет к нарушению маточно-плацентарного кровотока или что избыточное потребление железа может вызвать другие токсические реакции (19).

В дополнение к своей работе по анемии Scanlon и его коллеги рассмотрели высокие уровни гемоглобина в течение 1-го -го и 2-го -го -го триместров (9).Они обнаружили, что высокий уровень гемоглобина был связан с повышенным риском (5–79%) родов с малым для гестационного возраста (SGA), но не с преждевременными родами. Уровни, которые были на 1 единицу стандартного отклонения или более выше среднего, обозначали порог повышенного риска и были эквивалентны 131 г/л на 12-й неделе и 126 г/л на 18-й неделе. анемия. В течение 1-го -го триместра у женщин с уровнем гемоглобина, превышающим 130 г/л, не было повышенного риска родов с SGA, но было > 2-кратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении.Таких женщин было немного, и повышенный риск обычно не был статистически значимым. Неспособность гемоглобина упасть ниже 105 г/л была связана с повышенным риском неблагоприятного исхода в полиэтнической выборке беременных из Англии (20). В страте женщин, у которых самый низкий уровень гемоглобина находился в пределах 126–135 г/л, отмечалось более чем двукратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, а на самом высоком уровне, когда гемоглобин оставался выше 145 г/л, a > 7-кратное увеличение риска низкой массы тела при рождении и 5-кратное увеличение риска преждевременных родов.

Hemminiki и Rimpela провели клиническое исследование селективного и рутинного приема препаратов железа у 2912 финских женщин (21–23), чтобы определить, повышает ли рутинный прием препаратов железа (100 мг элементарного железа с 16-й недели беременности до родов) у женщин без анемии. риск высокого материнского гемоглобина и плохого роста плода. Женщины, рандомизированные в селективную группу, получали добавки железа только тогда, когда гематокрит падал ниже 30% или гемоглобин ниже 100 г/л при 2 последовательных визитах после 33-й недели.По сравнению с селективным добавлением, рутинное добавление железа остановило снижение гематокрита к 20-й неделе и не изменило массу тела младенца при рождении, тогда как продолжительность беременности значительно увеличилась (+0,2 недели). Интересно, что как в группах, получавших рутинную, так и в нерутинной терапии, высокий гематокрит отрицательно коррелировал с массой тела при рождении и массой плаценты; эта корреляция была впервые обнаружена в период с 1 по триместр (23). Недавнее исследование в Нидерландах, в котором группа из 240 женщин наблюдалась с момента зачатия до родов, подчеркивает этот момент.У беременных с потерей плода на ранних сроках наблюдалось менее выраженное снижение гематокрита по сравнению с периодом до зачатия до 10 недель после НМП (24). Таким образом, факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности (плохое увеличение объема плазмы, повышенная вязкость крови), могут привести к повышению уровня гемоглобина у матери, а не к использованию препаратов железа.

Запасы железа, повышенные при беременности, связаны с преждевременными родами, преэклампсией и гестационным сахарным диабетом. Женщины с повышенным уровнем ферритина в 3 rd триместре беременности (>41 нг/мл) имеют значительно повышенный риск преждевременных и очень преждевременных родов, что связывают с внутриутробной инфекцией (25, 26).Другим вероятным механизмом высокого уровня ферритина является неспособность материнского объема плазмы увеличиваться. В Кэмдене повышенный уровень ЖДА и более низкие уровни фолиевой кислоты были обнаружены у женщин, которые продолжали иметь высокий уровень ферритина в 3 и триместре. В 3 триместре ситуация изменилась на противоположную, что привело к увеличению объема плазмы (26). Производство ферритина также увеличивается при инфекции и воспалении как часть реакции острой фазы. При наличии инфекции макрофаги продуцируют воспалительные цитокины, которые генерируют активные формы кислорода, высвобождая свободное железо из ферритина (27).

ЖЕЛЕЗО, МАТЕРИНСКИЙ ДИАБЕТ И ОКИСЛИТЕЛЬНЫЙ СТРЕСС

Прием добавок железа во время беременности увеличивает уровень железа у матери во время беременности, включая гемоглобин, сывороточное железо, MCV, насыщение трансферрина и сывороточный ферритин. Активные формы кислорода являются продуктами кислорода. При контакте с переходным металлом, способным изменять валентность, таким как железо (Fe 2+ → Fe 3+ ), очень реакционноспособным свободным радикалом, гидроксильный радикал образуется из кислорода посредством реакции Фентона.Эти свободные радикалы могут повреждать клетки, органы и ткани организма (28). В настоящее время считается, что окислительный стресс с течением времени является компонентом процессов старения, рака и развития сердечно-сосудистых заболеваний. Перегрузка железом и связанный с ней окислительный стресс способствуют патогенезу и повышают риск развития диабета 2 типа и других заболеваний. При перегрузке железом накопление препятствует экстракции, синтезу и секреции инсулина (29). Женщинам репродуктивного возраста трудно перегрузиться железом из-за кровопотери во время менструации.Однако умеренно повышенные запасы железа также повышают риск развития диабета 2 типа (30). У женщин из исследования медсестер с высоким уровнем ферритина (>107 нг/мл) вероятность развития диабета 2 типа в течение 10-летнего интервала была почти в 3 раза выше, независимо от других факторов риска, таких как индекс массы тела (ИМТ), возраст , и этническая принадлежность. Высокий уровень ферритина был фактором риска развития гестационного сахарного диабета (ГСД) у беременных. Беременных без анемии из Гонконга, у которых развился ГСД во время беременности, сравнивали с контрольной группой без анемии или диабета, выбранной случайным образом из группы риска.Нескорректированные концентрации сывороточного ферритина, железа, насыщения трансферрина и постнатального гемоглобина были значительно выше на 28–31 неделе беременности в случаях с ГСД по сравнению с контрольной группой (31).

В Камдене прием препаратов железа повысил концентрацию ферритина в сыворотке крови. При поступлении на лечение и в 3 rd триместре беременные, принимавшие железо, значительно чаще находились в самом высоком квинтиле сывороточного ферритина. При поступлении вероятность попадания в высший квинтиль увеличилась на 44% (ОШ = 1.44, 95% ДИ 1,04-1,99), а в 3 триместре оно увеличилось в 2 раза (ОШ = 2,01, 95% ДИ 1,48-2,74). Мы смогли обнаружить связь между материнским сывороточным ферритином и гестационным диабетом, используя данные > 1023 беременных из Камдена. При контроле потенциальных вмешивающихся переменных (возраст, ИМТ, паритет, этническая принадлежность, курение, использование добавок железа) мы обнаружили двукратное увеличение риска ГСД для женщин в самом высоком квартиле сывороточного ферритина при включении (AOR 2,32; 95% ДИ). 1,06–5,08) и почти 3-кратное увеличение в 3 rd триместре (AOR 2.9; 95% ДИ 1,27–6,95) (32). Эта положительная связь предполагает, что запасы железа могут играть роль в развитии ГСД, предшественника сахарного диабета 2 типа.

Добавки железа явно увеличивают статус железа и запасы железа. Вопрос о том, увеличивает ли прием добавок железа во время беременности окислительный стресс, увеличивая запасы железа и создавая временный избыток железа, мало изучен. Поскольку увеличение окислительного стресса является частью нормальной беременности, рутинный прием добавок железа у женщин, у которых не было истощения или дефицита железа, также может способствовать или усугублять окислительный стресс.Lachili и соавторы исследовали влияние добавок железа и витамина С, антиоксиданта, который увеличивает усвоение железа, на окислительный стресс во время беременности (33). Они обнаружили, что прием добавок железа (100 мг/день в виде фумарата) с витамином С (500 мг/день в виде аскорбата) в течение 3 900 15–90 016 триместров беременности повышал уровень железа у матери. Показатель окислительного стресса от перекисного окисления липидов, TBARS в плазме, был значительно повышен у n = 27 женщин, получавших добавки, по сравнению с контрольной группой (33).

Нам удалось подтвердить наличие повышенного окислительного стресса в связи с увеличением запасов железа во время беременности (Scholl, Chen, and Stein, 2004, неопубликованные наблюдения). В Камдене продолжаются исследования окислительного стресса. Примерно у 350 беременных из когорты Камдена экскреция 8-гидроксидезоксигуанозина (8-OH-dG) с мочой измерялась с помощью набора Genox (Genox Corporation, Балтимор). В этом образце высокий уровень ферритина в сыворотке при поступлении (>59 нг/мл) был связан с 2.7-кратный (95% ДИ 1,40–5,41) повышенный риск наличия 8-OH-dG в самом высоком терциле; в 3 триместре аналогичная связь была обнаружена между высокой насыщенностью трансферрина (> 21,7%) и 8 OH-dG в верхнем терциле (AOR = 3,3; 95% ДИ 1,28–8,11). Таким образом, предварительные результаты предполагают связь между увеличением запасов железа и экскрецией 8-OH-dG, маркера окислительного повреждения ДНК в материнско-плодовой единице.

Следует дополнительно изучить риски и преимущества повышения статуса и запасов железа у матери в результате профилактического приема добавок железа.Например, было бы важно знать, связаны ли более высокие уровни ферритина у беременных с диабетом и преждевременно родивших женщин с увеличением запасов железа, а не с воспалением, инфекцией или недостаточностью увеличения объема плазмы. Если речь идет о повышенных запасах железа, то может быть уместно определить верхний предел для беременных женщин с избыточным содержанием железа, выше которого профилактические добавки не показаны. В то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, когда у матери истощение железа, дефицит железа или ЖДА, возможно, что профилактические добавки могут увеличить риск, когда мать этого не делает.Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

У автора нет личного или финансового конфликта интересов, связанного с этим проектом.

ССЫЛКИ

1.

Ип

Р

.

Железо

. В:

Bowman

B

,

Russell

RM

, ред.

Присутствуют знания в области питания.

8-е изд.

Вашингтон, округ Колумбия

:

ILSI Press

,

2001

;

311

18

.2.

AC

AC

,

Dallman

PR

,

Carroll Carroll

MD

,

Gunter

EW

,

Johnson

CL

.

Распространенность дефицита железа в США

.

ДЖАМА

1997

;

277

:

973

6

.3.

Перри

ГС

,

Йип

Р

,

Жирковски

С

.

Факторы риска, связанные с питанием, среди беременных женщин США с низким доходом: Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Система наблюдения за питанием беременных, 1979–1993

.

Сем Перинатол

1995

;

19

:

211

21

.4.

Hoffman

R

,

Benz

E

,

Shattil

SJ

и др.

Гематология: основные принципы и практика.

3-е изд.

Churchill Livingstone, Inc

:

Нью-Йорк

,

2000

.5.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

.

Анемия и железодефицитная анемия: сбор данных об исходе беременности

.

Am J Clin Nutr

1994

;

59

(доп):

492S

501S

.6.

Медицинский институт, Подкомитет по нутритивному статусу и увеличению веса во время беременности

.

Питание во время беременности.

Вашингтон, округ Колумбия

:

National Academy Press

,

1990

.7.

Анонимный

.

Дефицит железа — США, 1999–2000 гг.

.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

2002

;

51

:

897

9

.8.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

,

Fischer

RL

,

Ширер

5 JW 9.

Анемия и дефицит железа: повышенный риск преждевременных родов в проспективном исследовании

.

Am J Clin Nutr

1992

;

55

:

985

8

.9. .

Высокий и низкий уровень гемоглобина при беременности: дифференциальный риск преждевременных родов и малый для гестационного возраста

.

Акушерство Гинекол

2000

;

96

:

741

8

.10.

Zhou

LM

,

Yang

WW

,

WW

,

HUA

JZ

,

DENG

CQ

,

TAO

x

,

stolzfus

RJ

.

Связь уровня гемоглобина, измеренного в разные сроки беременности, с преждевременными родами и низкой массой тела при рождении в Шанхае, Китай

.

Am J Epidemiol

1998

;

148

:

998

1006

.11.

Klebanoff

MA

,

Shiono

PH

,

SELBY

JV

,

Trachtenberg

AI

,

Graubard

BI

.

Анемия и спонтанные преждевременные роды

.

Am J Obstet Gynecol

1991

;

164

:

59

63

.12.

Клебанофф

MA

,

Shiono

PH

,

Berendes

HW

,

Rhoads

4 GG 90.

Факты и артефакты об анемии и преждевременных родах

.

ДЖАМА

1989

;

262

:

511

5

.13.

Шестигранник

Левый

.

Биологические механизмы, которые могут лежать в основе влияния железа на рост плода и преждевременные роды

.

Дж Нутр

2001

;

131

:

581S

9S

.14.

Когсвелл

ME

,

Парванта

I

,

Икес

L

,

Yip

R

,Добавки железа во время беременности, анемии и веса при рождении: рандомизированное контролируемое исследование

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

773

81

.15.

Кристиан

П

,

Вест

КП

Младший,

Хатри

СК

, и др.

Влияние добавок материнских питательных микроэлементов на потерю плода и младенческую смертность: кластерное рандомизированное исследование в Непале

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

1194

1202

.16.

Магомед

К

,

Хиттен

Ф

.

Добавки железа и фолиевой кислоты при беременности

. In:

Chalmers

I

,

Enkin

M

,

Keirse

MNJC

, ред.

Эффективная помощь при беременности и родах.

Нью-Йорк

:

Oxford University Press

,

1989

;

301

18

.17.

Слоан

NL

,

Джордан

E

,

Виникофф

B

.

Влияние добавок железа на гематологический статус матери во время беременности

.

Am J Public Health

2002

;

92

:

288

93

.18.

Cogswell

ME

,

Кеттл-Хан

L

,

Рамакришнан

U

.

Применение препаратов железа женщинами в США: наука, политика и практика

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп.):

1974S

7S

.19.

Раш

,

Д

.

Питание и материнская смертность в развивающихся странах

.

Ам Дж Клин Нутр

2000

;

72

(доп.):

212S

40S

.20.

Steer

P

,

Alam

MA

,

Wadsworth

J

,

Welch

A

.

Связь между концентрацией гемоглобина у матери и массой тела при рождении в различных этнических группах

.

БМЖ

1995

;

310

:

489

93

.21.

Хемминки

E

,

Мерилайнен

J

.

Долгосрочное наблюдение за матерями и их детьми в рандомизированном исследовании по профилактике железа во время беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1995

;

173

:

205

9

.22.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Рандомизированное сравнение обычного и селективного приема препаратов железа во время беременности

.

J Am Coll Nutr

1991

;

10

:

3

10

.23.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Добавки железа, объем материнской гематокрита и рост плода

.

Arch Dis Child

1991

;

66

:

422

5

.24.

Weerd

S

,

STEGERS-TEUNISSEN

RPM

,

BOO

TM

,

THOMAS

CMG

,

STEGERS

EAP

.

Периконцепционные биохимические и гематологические параметры матери, профиль витаминов и исход беременности

.

Евро Дж Клин Нутр

2003

;

57

:

1128

34

.25.

Goldenberg

RL Goldenberg

RL

,

Tamura

T

,

Dubard

M

,

Johnston

KE

,

CODE

RL

,

Neggers

Y

.

Ферритин плазмы и исход беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1996

;

175

:

1356

9

.26.

Scholl

TO

.

Высокая концентрация ферритина в третьем триместре беременности: связь с очень преждевременными родами, инфекцией и состоянием питания матери

.

Акушерство Гинекол

1998

;

92

:

161

5

.27.

Казануэва

E

,

Витери

FE

.

Железо и окислительный стресс при беременности

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп):

1700S

8S

.28.

Холливелл

Б

,

Гаттеридж

ДМ

.

Свободные радикалы в медицине и биологии

. 2 и изд.

Оксфорд

:

Clarendon Press

,

1999

.29.

Fernandez-Real

JM

,

Lopez-Bermejo

A

,

Ricart

W

.

Взаимосвязь между метаболизмом железа и диабетом

.

Диабет

2002

;

51

:

2348

54

.30.

Jiang

R

,

MANSON

JE

,

JE

,

MEIGS

JB

,

мА

J

,

Rifai

N

,

HU

FB

.

Запасы железа в организме в связи с риском диабета 2 типа у практически здоровых женщин

.

ДЖАМА

2004

;

291

:

711

7

.31.

Лаос

TT

,

Чан

PL

,

Там

KF

.

Гестационный сахарный диабет в последнем триместре — признак избытка железа у матери?

Diabet Med

2001

;

18

:

218

23

.32.

Чен

X

,

Scholl

TO

.

Повышенные концентрации ферритина в сыворотке крови связаны с повышенным риском гестационного диабета: Камденское исследование

.

Диабет

2003

;

52

доп.

1

:

A407

.33.

Lachili

B

,

Hininger

I

,

Faure

H

, и др.

Повышение перекисного окисления липидов у беременных после приема препаратов железа и витамина С

.

Биол Трейс Элемент Рез

2001

;

83

:

103

10

.

© Американское общество клинического питания, 2005 г.

Статус железа во время беременности: подготовка к матери и ребенку | Американский журнал клинического питания

РЕЗЮМЕ

Во время беременности обычно рекомендуется прием добавок железа для удовлетворения потребностей в железе как матери, так и плода.При выявлении железодефицитной анемии (ЖДА) на ранних сроках беременности риск преждевременных родов увеличивается более чем в 2 раза. Анемия у матери, диагностированная до середины беременности, также связана с повышенным риском преждевременных родов. Результаты недавних рандомизированных клинических испытаний в Соединенных Штатах и ​​в Непале, которые включали раннее введение добавок железа, показали некоторое снижение риска низкой массы тела при рождении или недоношенности с низкой массой тела при рождении, но не преждевременных родов. В 3-м триместре анемия у матери обычно не связана с повышенным риском неблагоприятных исходов беременности и может быть индикатором увеличенного объема материнской плазмы.Высокие уровни гемоглобина, гематокрита и ферритина связаны с повышенным риском задержки роста плода, преждевременных родов и преэклампсии. В то время как добавки железа увеличивают статус и запасы железа у матери, считается, что причиной этой связи являются факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности, а не добавки железа. С другой стороны, добавки железа и увеличение запасов железа в последнее время связывают с осложнениями у матери (например, гестационным диабетом) и усилением окислительного стресса во время беременности.Следовательно, в то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, если у матери дефицит железа, также возможно, что профилактический прием добавок может увеличить риск, когда у матери нет дефицита железа или ЖДА. Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

ВВЕДЕНИЕ

Анемия, определяемая по низкому гемоглобину или гематокриту, часто встречается у женщин репродуктивного возраста, особенно если женщины бедны, беременны и принадлежат к этническим меньшинствам.До недавнего времени считалось, что анемия во время беременности имеет мало неблагоприятных последствий. В течение последних нескольких лет была предложена связь между анемией на ранних сроках беременности и повышенным риском преждевременных родов. Аналогичным образом была задокументирована связь неблагоприятных исходов беременности с высоким уровнем гемоглобина и увеличенными запасами железа. Тем не менее, риски и преимущества профилактического приема добавок железа у беременных женщин, не страдающих дефицитом железа, остаются источником разногласий.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ЭТИОЛОГИЯ АНЕМИИ И ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТА У ЖЕНЩИН

Дефицит железа является наиболее общепризнанным недостатком питания как в развитых, так и в развивающихся странах.В репродуктивном возрасте женщины подвержены риску дефицита железа из-за кровопотери во время менструации, в частности, 10% из них страдают тяжелыми потерями (>80 мл/мес). Практика контрацепции также играет роль: внутриматочные средства увеличивают менструальную кровопотерю на 30-50%, в то время как оральные контрацептивы имеют противоположный эффект. Беременность – еще один фактор. Во время беременности происходит значительное увеличение количества железа, необходимого для увеличения массы эритроцитов, увеличения объема плазмы и обеспечения роста плодно-плацентарной единицы.Наконец, есть диета. Женщины репродуктивного возраста часто потребляют слишком мало железа с пищей, чтобы компенсировать потери от менструации и повышенную потребность в железе для репродукции (1). Следовательно, общая распространенность дефицита железа у небеременных женщин репродуктивного возраста в США, составляющая 9-11%, выше, чем в других возрастных группах, кроме младенческого. Распространенность ЖДА в той же возрастной группе составляет 2-5%. Распространенность железодефицитной анемии и ЖДА увеличивается в 2 раза и более среди женщин, принадлежащих к меньшинствам, живущих за чертой бедности или имеющих образование менее 12 лет.Риск также увеличивается с паритетом — почти в 3 раза выше для женщин с 2–3 детьми и почти в 4 раза выше для женщин с 4 и более детьми, что предполагает беременность (2).

Подсчитано, что < 50% женщин не имеют достаточных запасов железа для беременности (1, 3). Поскольку потребность в железе во время беременности (3-4 мг/день) значительна, риск дефицита железа и ЖДА должен увеличиваться с течением беременности. Однако распространенность анемии и ЖДА среди беременных женщин в Соединенных Штатах точно не определена, но должна быть значительной, особенно среди бедных.Во время беременности анемия увеличивается более чем в 4 раза с 1 st до 3 rd триместра у женщин с низким доходом, наблюдаемых CDC в рамках наблюдения за питанием беременных (3). В Камденском исследовании, в котором когорта в основном составляет меньшинство, текущие данные (2000–2004 гг.) показывают, что распространенность анемии увеличивается > в 6 раз с 6,7% (1-й триместр) до 27,3% (2-й триместр) до 45,6% в 3 rd триместре. Только часть женщин с анемией в Камдене страдает железодефицитной анемией.Основываясь на низком уровне гемоглобина во время беременности по критериям CDC плюс низкий уровень ферритина (<12), железодефицитная анемия у Camden gravidas ниже — 1,8% в 1-м триместре, до 8,2% во 2-м триместре и 27,4% в 3-м триместре. rd триместр ( Figure1 ). Таким образом, анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

РИСУНОК 1.

Камденское исследование анемии и железодефицитной анемии (ЖДА), 2000–2004 гг.

РИСУНОК 1.

Анемия и железодефицитная анемия (ЖДА), Камденское исследование, 2000–2004 гг.

Анемию называют «индексом болезни» организма (4). Помимо дефицита железа, наиболее частая причина, а также физиологическая анемия беременных (обе обсуждаются ниже) включают гемоглобинопатии, такие как талассемия, дефицит фолиевой кислоты/В12 и анемию хронических заболеваний, которая занимает второе место по распространенности после дефицита железа. Эта анемия развивается как часть реакции хозяина на широкий спектр нарушений, которые также затрагивают эритроциты.Хотя анемия хронического заболевания часто связана с основным заболеванием, таким как рак или сердечно-сосудистое заболевание, или когда инфекционный или воспалительный процесс является хроническим, она также может развиваться при остром течении инфекции или воспаления. Его диагноз является диагнозом исключения (4).

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ В РАННЕМ ВЫЯВЛЕНИИ АНЕМИИ МАТЕРИ

Некоторое увеличение анемии и железодефицитной анемии во время беременности является следствием нормальных физиологических изменений во время беременности (5).Хотя масса эритроцитов матери и объем плазмы увеличиваются во время беременности, это происходит не одновременно. Гемоглобин и гематокрит снижаются на протяжении 1-го -го и 2-го -го триместров, достигают самой низкой точки в конце второго-начале 3-го -го триместра, а затем снова повышаются ближе к сроку (6). На поздних сроках беременности трудно отличить физиологическую анемию от железодефицитной анемии (5, 7). Таким образом, становится ясно, что лучшее время для выявления любого риска, связанного с материнской анемией, может быть на ранних сроках беременности.

Первоначально мы изучали этот вопрос в Камдене, разделив анемию при поступлении в отделение дородового наблюдения и на 28-й неделе на железодефицитную анемию и анемию от причин, отличных от дефицита железа (5, 8). На ранних сроках беременности наблюдались четкие различия в среднем корпускулярном объеме (MCV) и диете у женщин с ЖДА и без нее, которые либо отсутствовали, либо были значительно уменьшены в течение 3 триместров. В начале исследования у женщин с железодефицитной анемией MCV был значительно ниже (6.5 фемтолитров), чем другие женщины. В течение 39015-го триместра MCV у женщин с ЖДА был близок к среднему показателю у других женщин. В начале исследования женщины с ЖДА потребляли значительно меньше энергии (на 500 ккал/день меньше), чем другие, и потребление железа с пищей также было значительно меньше (на 5 мг меньше) из-за разницы в энергии. В течение 3 -го триместра женщины с ЖДА показали небольшую разницу в потреблении энергии или железа. При поступлении как железодефицитная анемия, так и анемия, вызванная другими причинами, были связаны с повышенным риском неадекватной прибавки веса во время беременности.Для женщин с ЖДА риск увеличился в 2 раза, а для женщин с другими анемиями риск увеличился примерно на 50%. В 3 и триместрах ЖДА оставалась ассоциированной с 2-кратным риском неадекватной прибавки веса во время беременности, в то время как у женщин с другими анемиями риск не повышался. ЖДА при поступлении была связана с более чем двукратным увеличением риска низкой массы тела при рождении и преждевременных родов, в то время как анемия, вызванная другими причинами, была связана лишь с небольшим увеличением риска, которое не было значимым.В 3 rd триместре риск преждевременных родов был снижен у женщин с ЖДА и не повышался у женщин с другими анемиями (5, 8).

Скэнлон и его коллеги недавно подтвердили связь между ранней анемией (на основе только гемоглобина) и преждевременными родами с помощью ретроспективных данных почти 250 000 беременных с низким доходом, которые посещали клиники WIC в одиннадцати штатах (9). Частота преждевременных родов была выше у женщин с анемией в 1-м или 2-м триместре, и риск зависел от тяжести дефицита гемоглобина.Для женщин с анемией от умеренной до тяжелой степени (эквивалентно 95 г/л на 12-й неделе) риск был примерно удвоен, для женщин с более легкой анемией риск преждевременных родов возрастал на 10–40%. В течение 3 rd триместров связь была обратной — у женщин с анемией риск преждевременных родов снизился на 12–25%. Материнская анемия не была связана с каким-либо увеличением риска малоплодных родов.

Данные из Шанхая также свидетельствуют о влиянии материнской анемии на преждевременные роды, которое было наиболее заметно в 1-м триместре, до увеличения объема материнской плазмы (10).Все беременные были китайцами и показали небольшие различия в паритете, курении или использовании дородового ухода. Частота преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, но не маленькая для гестационных родов, была выше у женщин с анемией на ранних сроках беременности. Риск преждевременных родов и низкой массы тела при рождении повышался > в 2 раза у женщин с умеренной анемией (90–99 г/л) и > в 3 раза у женщин с тяжелой анемией (<90 г/л) во время исследования 1 st триместр. В середине беременности и в конце 39015-го триместра влияние материнской анемии на исход беременности было заметно ослаблено, но не обратимо.Таким образом, увеличивает ли материнская анемия риск неблагоприятных исходов беременности, может зависеть от того, когда во время беременности была измерена анемия. В нескольких исследованиях сообщалось о снижении риска преждевременных родов или низкой массы тела при рождении или об отсутствии связи между анемией и преждевременными родами, когда связь изучалась в течение 3 триместров (11–12).

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПОБОЧНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ

Если бы только женщины, у которых развилась железодефицитная анемия до или на ранних сроках беременности, подвергались повышенному риску преждевременных родов, это могло бы означать, что механизм, который включает железо, мог бы быть неотъемлемой частью исхода беременности.Allen (13) предложил 3 потенциальных механизма, посредством которых материнская ЖДА может привести к преждевременным родам: гипоксия, окислительный стресс и инфекция. Хроническая гипоксия вследствие анемии может инициировать реакцию на стресс с последующим высвобождением КРГ плацентой, увеличением продукции кортизола плодом и преждевременными родами. Повышенный окислительный стресс у женщин с дефицитом железа, который не был компенсирован эндогенными или диетическими антиоксидантами, может повредить союз матери и плода и привести к преждевременным родам.При сниженной иммунной функции и повышенном риске инфекции у женщин с дефицитом железа будет повышенная продукция цитокинов, секреция КРГ и продукция простагландина, что увеличивает риск преждевременных родов.

МАТЕРИНСКАЯ АНЕМИЯ: РАНДОМИЗИРОВАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОБАВОК ЖЕЛЕЗА

Поскольку данные об анемии у матерей получены из обсервационных исследований, нет уверенности в том, что влияние анемии на исход беременности является причинно-следственным и может быть предотвращено добавлением железа.Данные наблюдений за анемией предполагают, что добавки железа следует начинать на ранних сроках беременности, если не раньше, для предотвращения преждевременных родов. Если это правда, то прием добавок железа, начатый после середины беременности, в обычное время для большинства женщин, вряд ли снизит риск. Новое клиническое исследование было проведено с участием 275 беременных женщин, все участники WIC, без анемии, которые были включены в программу лечения в двойном слепом и рандомизированном исследовании с добавками железа (30 мг/день в виде сульфата железа) или плацебо до 28-й недели беременности ( 14).Все женщины, участвовавшие в исследовании, были включены в исследование до 20-й недели, а средний срок беременности на момент включения в исследование составлял 10,75 ± 3,8 недели беременности. Пороговыми точками, которые лишали женщин права участвовать в исследовании, были гемоглобин < 110 г/л и сывороточный ферритин < 20 мкг/л. На 28-й и 38-й неделе женщины, у которых не было анемии или дефицита железа, продолжали принимать либо железо, либо плацебо. В этих точках женщины с сывороточным ферритином <12 мкг/л получали 60 мг железа/сут, а женщины с ферритином от 12 до <20 мкг/л получали 30 мг железа/сут, независимо от первоначального назначения.

Профилактическое введение препаратов железа от начала исследования до 28-й недели не повышало уровень ферритина или гемоглобина в сыворотке крови матери, снижало риск материнской анемии или снижало какие-либо другие показатели уровня железа в материнском организме у женщин, получавших препараты железа, по сравнению с контрольной группой. Однако после поправки на 2 фактора, которые изначально различались между группами (вес до беременности и концентрация ферритина в сыворотке крови), доли с отсутствующими запасами железа (ферритин < 12 мкг/л) и с ЖДА (Hgb < 110 г/л, ферритин < 12 мкг/л) на 28-й неделе были значительно ниже среди тех, кто принимал добавки железа.Женщины, получавшие добавки, имели значительно большую продолжительность беременности (+ 0,6 недели) и большую массу тела при рождении (+ 206 г), чем те, кто не получал добавки. Они также продемонстрировали 4-кратное снижение риска низкой массы тела при рождении и недоношенных детей с низкой массой тела при рождении. Риск преждевременных родов не снижался за счет добавок, а рассчитывался исключительно по последнему менструальному периоду матери (ПМЦ) на основании ее воспоминаний. Неспособность подтвердить или изменить LMP матери с помощью ультразвука внесет неизвестную ошибку в оценку преждевременных родов.

Другое кластерное рандомизированное исследование с ранним добавлением дало похожий, но не идентичный результат. Christian и коллеги (15) рандомизировали женщин, проживающих в географических районах сельского Непала, в одну из 5 лечебных групп. На ранних сроках беременности женщины получали только витамин А (1000 мкг эквивалента ретинола) (контроль), витамин А плюс фолиевая кислота (400 мкг), витамин А плюс фолиевая кислота плюс железо (30 мг). В другие 2 группы в дополнение к витамину А был добавлен цинк (30 мг) или несколько питательных микроэлементов.По сравнению с контрольной группой беременные, получавшие фолиевую кислоту, не показали снижения риска низкой массы тела при рождении, в то время как те, кто получал железо в сочетании с фолиевой кислотой, увеличили массу тела при рождении на 37 г и показали снижение риска низкой массы тела при рождении на 14%.

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ С ПОВЫШЕНИЕМ СТАТУСА И МАГАЗИНОВ ЖЕЛЕЗА

Рандомизированные исследования профилактики железа во время беременности продемонстрировали положительное влияние на снижение низкого уровня гемоглобина и гематокрита, а также на повышение сывороточного ферритина, сывороточного железа и других показателей, включая уровень железа в костном мозге (16–17).Недавнее исследование использования железосодержащих добавок, проведенное NHANES, 1988-94 гг., показало, что 72% беременных и 69% кормящих женщин принимали добавки железа в течение месяца, предшествовавшего обследованию. Однако среднее потребление дополнительного железа превышало верхний допустимый предел в 45 мг/сут у беременных (58 мг/сут) и кормящих женщин (57 мг/сут) (18). В целом менее 15% женщин репродуктивного возраста, как беременных, так и небеременных, принимавших препараты железа, имели или получали лечение от анемии в течение последних 3 мес.Таким образом, существует потенциальная опасность того, что некоторые женщины, не страдающие анемией, могут принимать большие дозы добавок железа во время беременности. Было высказано предположение, что такое употребление может увеличить запасы железа у матери и повысить вязкость крови, что приведет к нарушению маточно-плацентарного кровотока или что избыточное потребление железа может вызвать другие токсические реакции (19).

В дополнение к своей работе по анемии Scanlon и его коллеги рассмотрели высокие уровни гемоглобина в течение 1-го -го и 2-го -го -го триместров (9).Они обнаружили, что высокий уровень гемоглобина был связан с повышенным риском (5–79%) родов с малым для гестационного возраста (SGA), но не с преждевременными родами. Уровни, которые были на 1 единицу стандартного отклонения или более выше среднего, обозначали порог повышенного риска и были эквивалентны 131 г/л на 12-й неделе и 126 г/л на 18-й неделе. анемия. В течение 1-го -го триместра у женщин с уровнем гемоглобина, превышающим 130 г/л, не было повышенного риска родов с SGA, но было > 2-кратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении.Таких женщин было немного, и повышенный риск обычно не был статистически значимым. Неспособность гемоглобина упасть ниже 105 г/л была связана с повышенным риском неблагоприятного исхода в полиэтнической выборке беременных из Англии (20). В страте женщин, у которых самый низкий уровень гемоглобина находился в пределах 126–135 г/л, отмечалось более чем двукратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, а на самом высоком уровне, когда гемоглобин оставался выше 145 г/л, a > 7-кратное увеличение риска низкой массы тела при рождении и 5-кратное увеличение риска преждевременных родов.

Hemminiki и Rimpela провели клиническое исследование селективного и рутинного приема препаратов железа у 2912 финских женщин (21–23), чтобы определить, повышает ли рутинный прием препаратов железа (100 мг элементарного железа с 16-й недели беременности до родов) у женщин без анемии. риск высокого материнского гемоглобина и плохого роста плода. Женщины, рандомизированные в селективную группу, получали добавки железа только тогда, когда гематокрит падал ниже 30% или гемоглобин ниже 100 г/л при 2 последовательных визитах после 33-й недели.По сравнению с селективным добавлением, рутинное добавление железа остановило снижение гематокрита к 20-й неделе и не изменило массу тела младенца при рождении, тогда как продолжительность беременности значительно увеличилась (+0,2 недели). Интересно, что как в группах, получавших рутинную, так и в нерутинной терапии, высокий гематокрит отрицательно коррелировал с массой тела при рождении и массой плаценты; эта корреляция была впервые обнаружена в период с 1 по триместр (23). Недавнее исследование в Нидерландах, в котором группа из 240 женщин наблюдалась с момента зачатия до родов, подчеркивает этот момент.У беременных с потерей плода на ранних сроках наблюдалось менее выраженное снижение гематокрита по сравнению с периодом до зачатия до 10 недель после НМП (24). Таким образом, факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности (плохое увеличение объема плазмы, повышенная вязкость крови), могут привести к повышению уровня гемоглобина у матери, а не к использованию препаратов железа.

Запасы железа, повышенные при беременности, связаны с преждевременными родами, преэклампсией и гестационным сахарным диабетом. Женщины с повышенным уровнем ферритина в 3 rd триместре беременности (>41 нг/мл) имеют значительно повышенный риск преждевременных и очень преждевременных родов, что связывают с внутриутробной инфекцией (25, 26).Другим вероятным механизмом высокого уровня ферритина является неспособность материнского объема плазмы увеличиваться. В Кэмдене повышенный уровень ЖДА и более низкие уровни фолиевой кислоты были обнаружены у женщин, которые продолжали иметь высокий уровень ферритина в 3 и триместре. В 3 триместре ситуация изменилась на противоположную, что привело к увеличению объема плазмы (26). Производство ферритина также увеличивается при инфекции и воспалении как часть реакции острой фазы. При наличии инфекции макрофаги продуцируют воспалительные цитокины, которые генерируют активные формы кислорода, высвобождая свободное железо из ферритина (27).

ЖЕЛЕЗО, МАТЕРИНСКИЙ ДИАБЕТ И ОКИСЛИТЕЛЬНЫЙ СТРЕСС

Прием добавок железа во время беременности увеличивает уровень железа у матери во время беременности, включая гемоглобин, сывороточное железо, MCV, насыщение трансферрина и сывороточный ферритин. Активные формы кислорода являются продуктами кислорода. При контакте с переходным металлом, способным изменять валентность, таким как железо (Fe 2+ → Fe 3+ ), очень реакционноспособным свободным радикалом, гидроксильный радикал образуется из кислорода посредством реакции Фентона.Эти свободные радикалы могут повреждать клетки, органы и ткани организма (28). В настоящее время считается, что окислительный стресс с течением времени является компонентом процессов старения, рака и развития сердечно-сосудистых заболеваний. Перегрузка железом и связанный с ней окислительный стресс способствуют патогенезу и повышают риск развития диабета 2 типа и других заболеваний. При перегрузке железом накопление препятствует экстракции, синтезу и секреции инсулина (29). Женщинам репродуктивного возраста трудно перегрузиться железом из-за кровопотери во время менструации.Однако умеренно повышенные запасы железа также повышают риск развития диабета 2 типа (30). У женщин из исследования медсестер с высоким уровнем ферритина (>107 нг/мл) вероятность развития диабета 2 типа в течение 10-летнего интервала была почти в 3 раза выше, независимо от других факторов риска, таких как индекс массы тела (ИМТ), возраст , и этническая принадлежность. Высокий уровень ферритина был фактором риска развития гестационного сахарного диабета (ГСД) у беременных. Беременных без анемии из Гонконга, у которых развился ГСД во время беременности, сравнивали с контрольной группой без анемии или диабета, выбранной случайным образом из группы риска.Нескорректированные концентрации сывороточного ферритина, железа, насыщения трансферрина и постнатального гемоглобина были значительно выше на 28–31 неделе беременности в случаях с ГСД по сравнению с контрольной группой (31).

В Камдене прием препаратов железа повысил концентрацию ферритина в сыворотке крови. При поступлении на лечение и в 3 rd триместре беременные, принимавшие железо, значительно чаще находились в самом высоком квинтиле сывороточного ферритина. При поступлении вероятность попадания в высший квинтиль увеличилась на 44% (ОШ = 1.44, 95% ДИ 1,04-1,99), а в 3 триместре оно увеличилось в 2 раза (ОШ = 2,01, 95% ДИ 1,48-2,74). Мы смогли обнаружить связь между материнским сывороточным ферритином и гестационным диабетом, используя данные > 1023 беременных из Камдена. При контроле потенциальных вмешивающихся переменных (возраст, ИМТ, паритет, этническая принадлежность, курение, использование добавок железа) мы обнаружили двукратное увеличение риска ГСД для женщин в самом высоком квартиле сывороточного ферритина при включении (AOR 2,32; 95% ДИ). 1,06–5,08) и почти 3-кратное увеличение в 3 rd триместре (AOR 2.9; 95% ДИ 1,27–6,95) (32). Эта положительная связь предполагает, что запасы железа могут играть роль в развитии ГСД, предшественника сахарного диабета 2 типа.

Добавки железа явно увеличивают статус железа и запасы железа. Вопрос о том, увеличивает ли прием добавок железа во время беременности окислительный стресс, увеличивая запасы железа и создавая временный избыток железа, мало изучен. Поскольку увеличение окислительного стресса является частью нормальной беременности, рутинный прием добавок железа у женщин, у которых не было истощения или дефицита железа, также может способствовать или усугублять окислительный стресс.Lachili и соавторы исследовали влияние добавок железа и витамина С, антиоксиданта, который увеличивает усвоение железа, на окислительный стресс во время беременности (33). Они обнаружили, что прием добавок железа (100 мг/день в виде фумарата) с витамином С (500 мг/день в виде аскорбата) в течение 3 900 15–90 016 триместров беременности повышал уровень железа у матери. Показатель окислительного стресса от перекисного окисления липидов, TBARS в плазме, был значительно повышен у n = 27 женщин, получавших добавки, по сравнению с контрольной группой (33).

Нам удалось подтвердить наличие повышенного окислительного стресса в связи с увеличением запасов железа во время беременности (Scholl, Chen, and Stein, 2004, неопубликованные наблюдения). В Камдене продолжаются исследования окислительного стресса. Примерно у 350 беременных из когорты Камдена экскреция 8-гидроксидезоксигуанозина (8-OH-dG) с мочой измерялась с помощью набора Genox (Genox Corporation, Балтимор). В этом образце высокий уровень ферритина в сыворотке при поступлении (>59 нг/мл) был связан с 2.7-кратный (95% ДИ 1,40–5,41) повышенный риск наличия 8-OH-dG в самом высоком терциле; в 3 триместре аналогичная связь была обнаружена между высокой насыщенностью трансферрина (> 21,7%) и 8 OH-dG в верхнем терциле (AOR = 3,3; 95% ДИ 1,28–8,11). Таким образом, предварительные результаты предполагают связь между увеличением запасов железа и экскрецией 8-OH-dG, маркера окислительного повреждения ДНК в материнско-плодовой единице.

Следует дополнительно изучить риски и преимущества повышения статуса и запасов железа у матери в результате профилактического приема добавок железа.Например, было бы важно знать, связаны ли более высокие уровни ферритина у беременных с диабетом и преждевременно родивших женщин с увеличением запасов железа, а не с воспалением, инфекцией или недостаточностью увеличения объема плазмы. Если речь идет о повышенных запасах железа, то может быть уместно определить верхний предел для беременных женщин с избыточным содержанием железа, выше которого профилактические добавки не показаны. В то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, когда у матери истощение железа, дефицит железа или ЖДА, возможно, что профилактические добавки могут увеличить риск, когда мать этого не делает.Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

У автора нет личного или финансового конфликта интересов, связанного с этим проектом.

ССЫЛКИ

1.

Ип

Р

.

Железо

. В:

Bowman

B

,

Russell

RM

, ред.

Присутствуют знания в области питания.

8-е изд.

Вашингтон, округ Колумбия

:

ILSI Press

,

2001

;

311

18

.2.

AC

AC

,

Dallman

PR

,

Carroll Carroll

MD

,

Gunter

EW

,

Johnson

CL

.

Распространенность дефицита железа в США

.

ДЖАМА

1997

;

277

:

973

6

.3.

Перри

ГС

,

Йип

Р

,

Жирковски

С

.

Факторы риска, связанные с питанием, среди беременных женщин США с низким доходом: Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Система наблюдения за питанием беременных, 1979–1993

.

Сем Перинатол

1995

;

19

:

211

21

.4.

Hoffman

R

,

Benz

E

,

Shattil

SJ

и др.

Гематология: основные принципы и практика.

3-е изд.

Churchill Livingstone, Inc

:

Нью-Йорк

,

2000

.5.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

.

Анемия и железодефицитная анемия: сбор данных об исходе беременности

.

Am J Clin Nutr

1994

;

59

(доп):

492S

501S

.6.

Медицинский институт, Подкомитет по нутритивному статусу и увеличению веса во время беременности

.

Питание во время беременности.

Вашингтон, округ Колумбия

:

National Academy Press

,

1990

.7.

Анонимный

.

Дефицит железа — США, 1999–2000 гг.

.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

2002

;

51

:

897

9

.8.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

,

Fischer

RL

,

Ширер

5 JW 9.

Анемия и дефицит железа: повышенный риск преждевременных родов в проспективном исследовании

.

Am J Clin Nutr

1992

;

55

:

985

8

.9. .

Высокий и низкий уровень гемоглобина при беременности: дифференциальный риск преждевременных родов и малый для гестационного возраста

.

Акушерство Гинекол

2000

;

96

:

741

8

.10.

Zhou

LM

,

Yang

WW

,

WW

,

HUA

JZ

,

DENG

CQ

,

TAO

x

,

stolzfus

RJ

.

Связь уровня гемоглобина, измеренного в разные сроки беременности, с преждевременными родами и низкой массой тела при рождении в Шанхае, Китай

.

Am J Epidemiol

1998

;

148

:

998

1006

.11.

Klebanoff

MA

,

Shiono

PH

,

SELBY

JV

,

Trachtenberg

AI

,

Graubard

BI

.

Анемия и спонтанные преждевременные роды

.

Am J Obstet Gynecol

1991

;

164

:

59

63

.12.

Клебанофф

MA

,

Shiono

PH

,

Berendes

HW

,

Rhoads

4 GG 90.

Факты и артефакты об анемии и преждевременных родах

.

ДЖАМА

1989

;

262

:

511

5

.13.

Шестигранник

Левый

.

Биологические механизмы, которые могут лежать в основе влияния железа на рост плода и преждевременные роды

.

Дж Нутр

2001

;

131

:

581S

9S

.14.

Когсвелл

ME

,

Парванта

I

,

Икес

L

,

Yip

R

,Добавки железа во время беременности, анемии и веса при рождении: рандомизированное контролируемое исследование

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

773

81

.15.

Кристиан

П

,

Вест

КП

Младший,

Хатри

СК

, и др.

Влияние добавок материнских питательных микроэлементов на потерю плода и младенческую смертность: кластерное рандомизированное исследование в Непале

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

1194

1202

.16.

Магомед

К

,

Хиттен

Ф

.

Добавки железа и фолиевой кислоты при беременности

. In:

Chalmers

I

,

Enkin

M

,

Keirse

MNJC

, ред.

Эффективная помощь при беременности и родах.

Нью-Йорк

:

Oxford University Press

,

1989

;

301

18

.17.

Слоан

NL

,

Джордан

E

,

Виникофф

B

.

Влияние добавок железа на гематологический статус матери во время беременности

.

Am J Public Health

2002

;

92

:

288

93

.18.

Cogswell

ME

,

Кеттл-Хан

L

,

Рамакришнан

U

.

Применение препаратов железа женщинами в США: наука, политика и практика

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп.):

1974S

7S

.19.

Раш

,

Д

.

Питание и материнская смертность в развивающихся странах

.

Ам Дж Клин Нутр

2000

;

72

(доп.):

212S

40S

.20.

Steer

P

,

Alam

MA

,

Wadsworth

J

,

Welch

A

.

Связь между концентрацией гемоглобина у матери и массой тела при рождении в различных этнических группах

.

БМЖ

1995

;

310

:

489

93

.21.

Хемминки

E

,

Мерилайнен

J

.

Долгосрочное наблюдение за матерями и их детьми в рандомизированном исследовании по профилактике железа во время беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1995

;

173

:

205

9

.22.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Рандомизированное сравнение обычного и селективного приема препаратов железа во время беременности

.

J Am Coll Nutr

1991

;

10

:

3

10

.23.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Добавки железа, объем материнской гематокрита и рост плода

.

Arch Dis Child

1991

;

66

:

422

5

.24.

Weerd

S

,

STEGERS-TEUNISSEN

RPM

,

BOO

TM

,

THOMAS

CMG

,

STEGERS

EAP

.

Периконцепционные биохимические и гематологические параметры матери, профиль витаминов и исход беременности

.

Евро Дж Клин Нутр

2003

;

57

:

1128

34

.25.

Goldenberg

RL Goldenberg

RL

,

Tamura

T

,

Dubard

M

,

Johnston

KE

,

CODE

RL

,

Neggers

Y

.

Ферритин плазмы и исход беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1996

;

175

:

1356

9

.26.

Scholl

TO

.

Высокая концентрация ферритина в третьем триместре беременности: связь с очень преждевременными родами, инфекцией и состоянием питания матери

.

Акушерство Гинекол

1998

;

92

:

161

5

.27.

Казануэва

E

,

Витери

FE

.

Железо и окислительный стресс при беременности

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп):

1700S

8S

.28.

Холливелл

Б

,

Гаттеридж

ДМ

.

Свободные радикалы в медицине и биологии

. 2 и изд.

Оксфорд

:

Clarendon Press

,

1999

.29.

Fernandez-Real

JM

,

Lopez-Bermejo

A

,

Ricart

W

.

Взаимосвязь между метаболизмом железа и диабетом

.

Диабет

2002

;

51

:

2348

54

.30.

Jiang

R

,

MANSON

JE

,

JE

,

MEIGS

JB

,

мА

J

,

Rifai

N

,

HU

FB

.

Запасы железа в организме в связи с риском диабета 2 типа у практически здоровых женщин

.

ДЖАМА

2004

;

291

:

711

7

.31.

Лаос

TT

,

Чан

PL

,

Там

KF

.

Гестационный сахарный диабет в последнем триместре — признак избытка железа у матери?

Diabet Med

2001

;

18

:

218

23

.32.

Чен

X

,

Scholl

TO

.

Повышенные концентрации ферритина в сыворотке крови связаны с повышенным риском гестационного диабета: Камденское исследование

.

Диабет

2003

;

52

доп.

1

:

A407

.33.

Lachili

B

,

Hininger

I

,

Faure

H

, и др.

Повышение перекисного окисления липидов у беременных после приема препаратов железа и витамина С

.

Биол Трейс Элемент Рез

2001

;

83

:

103

10

.

© Американское общество клинического питания, 2005 г.

Статус железа во время беременности: подготовка к матери и ребенку | Американский журнал клинического питания

РЕЗЮМЕ

Во время беременности обычно рекомендуется прием добавок железа для удовлетворения потребностей в железе как матери, так и плода.При выявлении железодефицитной анемии (ЖДА) на ранних сроках беременности риск преждевременных родов увеличивается более чем в 2 раза. Анемия у матери, диагностированная до середины беременности, также связана с повышенным риском преждевременных родов. Результаты недавних рандомизированных клинических испытаний в Соединенных Штатах и ​​в Непале, которые включали раннее введение добавок железа, показали некоторое снижение риска низкой массы тела при рождении или недоношенности с низкой массой тела при рождении, но не преждевременных родов. В 3-м триместре анемия у матери обычно не связана с повышенным риском неблагоприятных исходов беременности и может быть индикатором увеличенного объема материнской плазмы.Высокие уровни гемоглобина, гематокрита и ферритина связаны с повышенным риском задержки роста плода, преждевременных родов и преэклампсии. В то время как добавки железа увеличивают статус и запасы железа у матери, считается, что причиной этой связи являются факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности, а не добавки железа. С другой стороны, добавки железа и увеличение запасов железа в последнее время связывают с осложнениями у матери (например, гестационным диабетом) и усилением окислительного стресса во время беременности.Следовательно, в то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, если у матери дефицит железа, также возможно, что профилактический прием добавок может увеличить риск, когда у матери нет дефицита железа или ЖДА. Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

ВВЕДЕНИЕ

Анемия, определяемая по низкому гемоглобину или гематокриту, часто встречается у женщин репродуктивного возраста, особенно если женщины бедны, беременны и принадлежат к этническим меньшинствам.До недавнего времени считалось, что анемия во время беременности имеет мало неблагоприятных последствий. В течение последних нескольких лет была предложена связь между анемией на ранних сроках беременности и повышенным риском преждевременных родов. Аналогичным образом была задокументирована связь неблагоприятных исходов беременности с высоким уровнем гемоглобина и увеличенными запасами железа. Тем не менее, риски и преимущества профилактического приема добавок железа у беременных женщин, не страдающих дефицитом железа, остаются источником разногласий.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ЭТИОЛОГИЯ АНЕМИИ И ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТА У ЖЕНЩИН

Дефицит железа является наиболее общепризнанным недостатком питания как в развитых, так и в развивающихся странах.В репродуктивном возрасте женщины подвержены риску дефицита железа из-за кровопотери во время менструации, в частности, 10% из них страдают тяжелыми потерями (>80 мл/мес). Практика контрацепции также играет роль: внутриматочные средства увеличивают менструальную кровопотерю на 30-50%, в то время как оральные контрацептивы имеют противоположный эффект. Беременность – еще один фактор. Во время беременности происходит значительное увеличение количества железа, необходимого для увеличения массы эритроцитов, увеличения объема плазмы и обеспечения роста плодно-плацентарной единицы.Наконец, есть диета. Женщины репродуктивного возраста часто потребляют слишком мало железа с пищей, чтобы компенсировать потери от менструации и повышенную потребность в железе для репродукции (1). Следовательно, общая распространенность дефицита железа у небеременных женщин репродуктивного возраста в США, составляющая 9-11%, выше, чем в других возрастных группах, кроме младенческого. Распространенность ЖДА в той же возрастной группе составляет 2-5%. Распространенность железодефицитной анемии и ЖДА увеличивается в 2 раза и более среди женщин, принадлежащих к меньшинствам, живущих за чертой бедности или имеющих образование менее 12 лет.Риск также увеличивается с паритетом — почти в 3 раза выше для женщин с 2–3 детьми и почти в 4 раза выше для женщин с 4 и более детьми, что предполагает беременность (2).

Подсчитано, что < 50% женщин не имеют достаточных запасов железа для беременности (1, 3). Поскольку потребность в железе во время беременности (3-4 мг/день) значительна, риск дефицита железа и ЖДА должен увеличиваться с течением беременности. Однако распространенность анемии и ЖДА среди беременных женщин в Соединенных Штатах точно не определена, но должна быть значительной, особенно среди бедных.Во время беременности анемия увеличивается более чем в 4 раза с 1 st до 3 rd триместра у женщин с низким доходом, наблюдаемых CDC в рамках наблюдения за питанием беременных (3). В Камденском исследовании, в котором когорта в основном составляет меньшинство, текущие данные (2000–2004 гг.) показывают, что распространенность анемии увеличивается > в 6 раз с 6,7% (1-й триместр) до 27,3% (2-й триместр) до 45,6% в 3 rd триместре. Только часть женщин с анемией в Камдене страдает железодефицитной анемией.Основываясь на низком уровне гемоглобина во время беременности по критериям CDC плюс низкий уровень ферритина (<12), железодефицитная анемия у Camden gravidas ниже — 1,8% в 1-м триместре, до 8,2% во 2-м триместре и 27,4% в 3-м триместре. rd триместр ( Figure1 ). Таким образом, анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

РИСУНОК 1.

Камденское исследование анемии и железодефицитной анемии (ЖДА), 2000–2004 гг.

РИСУНОК 1.

Анемия и железодефицитная анемия (ЖДА), Камденское исследование, 2000–2004 гг.

Анемию называют «индексом болезни» организма (4). Помимо дефицита железа, наиболее частая причина, а также физиологическая анемия беременных (обе обсуждаются ниже) включают гемоглобинопатии, такие как талассемия, дефицит фолиевой кислоты/В12 и анемию хронических заболеваний, которая занимает второе место по распространенности после дефицита железа. Эта анемия развивается как часть реакции хозяина на широкий спектр нарушений, которые также затрагивают эритроциты.Хотя анемия хронического заболевания часто связана с основным заболеванием, таким как рак или сердечно-сосудистое заболевание, или когда инфекционный или воспалительный процесс является хроническим, она также может развиваться при остром течении инфекции или воспаления. Его диагноз является диагнозом исключения (4).

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ В РАННЕМ ВЫЯВЛЕНИИ АНЕМИИ МАТЕРИ

Некоторое увеличение анемии и железодефицитной анемии во время беременности является следствием нормальных физиологических изменений во время беременности (5).Хотя масса эритроцитов матери и объем плазмы увеличиваются во время беременности, это происходит не одновременно. Гемоглобин и гематокрит снижаются на протяжении 1-го -го и 2-го -го триместров, достигают самой низкой точки в конце второго-начале 3-го -го триместра, а затем снова повышаются ближе к сроку (6). На поздних сроках беременности трудно отличить физиологическую анемию от железодефицитной анемии (5, 7). Таким образом, становится ясно, что лучшее время для выявления любого риска, связанного с материнской анемией, может быть на ранних сроках беременности.

Первоначально мы изучали этот вопрос в Камдене, разделив анемию при поступлении в отделение дородового наблюдения и на 28-й неделе на железодефицитную анемию и анемию от причин, отличных от дефицита железа (5, 8). На ранних сроках беременности наблюдались четкие различия в среднем корпускулярном объеме (MCV) и диете у женщин с ЖДА и без нее, которые либо отсутствовали, либо были значительно уменьшены в течение 3 триместров. В начале исследования у женщин с железодефицитной анемией MCV был значительно ниже (6.5 фемтолитров), чем другие женщины. В течение 39015-го триместра MCV у женщин с ЖДА был близок к среднему показателю у других женщин. В начале исследования женщины с ЖДА потребляли значительно меньше энергии (на 500 ккал/день меньше), чем другие, и потребление железа с пищей также было значительно меньше (на 5 мг меньше) из-за разницы в энергии. В течение 3 -го триместра женщины с ЖДА показали небольшую разницу в потреблении энергии или железа. При поступлении как железодефицитная анемия, так и анемия, вызванная другими причинами, были связаны с повышенным риском неадекватной прибавки веса во время беременности.Для женщин с ЖДА риск увеличился в 2 раза, а для женщин с другими анемиями риск увеличился примерно на 50%. В 3 и триместрах ЖДА оставалась ассоциированной с 2-кратным риском неадекватной прибавки веса во время беременности, в то время как у женщин с другими анемиями риск не повышался. ЖДА при поступлении была связана с более чем двукратным увеличением риска низкой массы тела при рождении и преждевременных родов, в то время как анемия, вызванная другими причинами, была связана лишь с небольшим увеличением риска, которое не было значимым.В 3 rd триместре риск преждевременных родов был снижен у женщин с ЖДА и не повышался у женщин с другими анемиями (5, 8).

Скэнлон и его коллеги недавно подтвердили связь между ранней анемией (на основе только гемоглобина) и преждевременными родами с помощью ретроспективных данных почти 250 000 беременных с низким доходом, которые посещали клиники WIC в одиннадцати штатах (9). Частота преждевременных родов была выше у женщин с анемией в 1-м или 2-м триместре, и риск зависел от тяжести дефицита гемоглобина.Для женщин с анемией от умеренной до тяжелой степени (эквивалентно 95 г/л на 12-й неделе) риск был примерно удвоен, для женщин с более легкой анемией риск преждевременных родов возрастал на 10–40%. В течение 3 rd триместров связь была обратной — у женщин с анемией риск преждевременных родов снизился на 12–25%. Материнская анемия не была связана с каким-либо увеличением риска малоплодных родов.

Данные из Шанхая также свидетельствуют о влиянии материнской анемии на преждевременные роды, которое было наиболее заметно в 1-м триместре, до увеличения объема материнской плазмы (10).Все беременные были китайцами и показали небольшие различия в паритете, курении или использовании дородового ухода. Частота преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, но не маленькая для гестационных родов, была выше у женщин с анемией на ранних сроках беременности. Риск преждевременных родов и низкой массы тела при рождении повышался > в 2 раза у женщин с умеренной анемией (90–99 г/л) и > в 3 раза у женщин с тяжелой анемией (<90 г/л) во время исследования 1 st триместр. В середине беременности и в конце 39015-го триместра влияние материнской анемии на исход беременности было заметно ослаблено, но не обратимо.Таким образом, увеличивает ли материнская анемия риск неблагоприятных исходов беременности, может зависеть от того, когда во время беременности была измерена анемия. В нескольких исследованиях сообщалось о снижении риска преждевременных родов или низкой массы тела при рождении или об отсутствии связи между анемией и преждевременными родами, когда связь изучалась в течение 3 триместров (11–12).

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПОБОЧНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ

Если бы только женщины, у которых развилась железодефицитная анемия до или на ранних сроках беременности, подвергались повышенному риску преждевременных родов, это могло бы означать, что механизм, который включает железо, мог бы быть неотъемлемой частью исхода беременности.Allen (13) предложил 3 потенциальных механизма, посредством которых материнская ЖДА может привести к преждевременным родам: гипоксия, окислительный стресс и инфекция. Хроническая гипоксия вследствие анемии может инициировать реакцию на стресс с последующим высвобождением КРГ плацентой, увеличением продукции кортизола плодом и преждевременными родами. Повышенный окислительный стресс у женщин с дефицитом железа, который не был компенсирован эндогенными или диетическими антиоксидантами, может повредить союз матери и плода и привести к преждевременным родам.При сниженной иммунной функции и повышенном риске инфекции у женщин с дефицитом железа будет повышенная продукция цитокинов, секреция КРГ и продукция простагландина, что увеличивает риск преждевременных родов.

МАТЕРИНСКАЯ АНЕМИЯ: РАНДОМИЗИРОВАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОБАВОК ЖЕЛЕЗА

Поскольку данные об анемии у матерей получены из обсервационных исследований, нет уверенности в том, что влияние анемии на исход беременности является причинно-следственным и может быть предотвращено добавлением железа.Данные наблюдений за анемией предполагают, что добавки железа следует начинать на ранних сроках беременности, если не раньше, для предотвращения преждевременных родов. Если это правда, то прием добавок железа, начатый после середины беременности, в обычное время для большинства женщин, вряд ли снизит риск. Новое клиническое исследование было проведено с участием 275 беременных женщин, все участники WIC, без анемии, которые были включены в программу лечения в двойном слепом и рандомизированном исследовании с добавками железа (30 мг/день в виде сульфата железа) или плацебо до 28-й недели беременности ( 14).Все женщины, участвовавшие в исследовании, были включены в исследование до 20-й недели, а средний срок беременности на момент включения в исследование составлял 10,75 ± 3,8 недели беременности. Пороговыми точками, которые лишали женщин права участвовать в исследовании, были гемоглобин < 110 г/л и сывороточный ферритин < 20 мкг/л. На 28-й и 38-й неделе женщины, у которых не было анемии или дефицита железа, продолжали принимать либо железо, либо плацебо. В этих точках женщины с сывороточным ферритином <12 мкг/л получали 60 мг железа/сут, а женщины с ферритином от 12 до <20 мкг/л получали 30 мг железа/сут, независимо от первоначального назначения.

Профилактическое введение препаратов железа от начала исследования до 28-й недели не повышало уровень ферритина или гемоглобина в сыворотке крови матери, снижало риск материнской анемии или снижало какие-либо другие показатели уровня железа в материнском организме у женщин, получавших препараты железа, по сравнению с контрольной группой. Однако после поправки на 2 фактора, которые изначально различались между группами (вес до беременности и концентрация ферритина в сыворотке крови), доли с отсутствующими запасами железа (ферритин < 12 мкг/л) и с ЖДА (Hgb < 110 г/л, ферритин < 12 мкг/л) на 28-й неделе были значительно ниже среди тех, кто принимал добавки железа.Женщины, получавшие добавки, имели значительно большую продолжительность беременности (+ 0,6 недели) и большую массу тела при рождении (+ 206 г), чем те, кто не получал добавки. Они также продемонстрировали 4-кратное снижение риска низкой массы тела при рождении и недоношенных детей с низкой массой тела при рождении. Риск преждевременных родов не снижался за счет добавок, а рассчитывался исключительно по последнему менструальному периоду матери (ПМЦ) на основании ее воспоминаний. Неспособность подтвердить или изменить LMP матери с помощью ультразвука внесет неизвестную ошибку в оценку преждевременных родов.

Другое кластерное рандомизированное исследование с ранним добавлением дало похожий, но не идентичный результат. Christian и коллеги (15) рандомизировали женщин, проживающих в географических районах сельского Непала, в одну из 5 лечебных групп. На ранних сроках беременности женщины получали только витамин А (1000 мкг эквивалента ретинола) (контроль), витамин А плюс фолиевая кислота (400 мкг), витамин А плюс фолиевая кислота плюс железо (30 мг). В другие 2 группы в дополнение к витамину А был добавлен цинк (30 мг) или несколько питательных микроэлементов.По сравнению с контрольной группой беременные, получавшие фолиевую кислоту, не показали снижения риска низкой массы тела при рождении, в то время как те, кто получал железо в сочетании с фолиевой кислотой, увеличили массу тела при рождении на 37 г и показали снижение риска низкой массы тела при рождении на 14%.

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ С ПОВЫШЕНИЕМ СТАТУСА И МАГАЗИНОВ ЖЕЛЕЗА

Рандомизированные исследования профилактики железа во время беременности продемонстрировали положительное влияние на снижение низкого уровня гемоглобина и гематокрита, а также на повышение сывороточного ферритина, сывороточного железа и других показателей, включая уровень железа в костном мозге (16–17).Недавнее исследование использования железосодержащих добавок, проведенное NHANES, 1988-94 гг., показало, что 72% беременных и 69% кормящих женщин принимали добавки железа в течение месяца, предшествовавшего обследованию. Однако среднее потребление дополнительного железа превышало верхний допустимый предел в 45 мг/сут у беременных (58 мг/сут) и кормящих женщин (57 мг/сут) (18). В целом менее 15% женщин репродуктивного возраста, как беременных, так и небеременных, принимавших препараты железа, имели или получали лечение от анемии в течение последних 3 мес.Таким образом, существует потенциальная опасность того, что некоторые женщины, не страдающие анемией, могут принимать большие дозы добавок железа во время беременности. Было высказано предположение, что такое употребление может увеличить запасы железа у матери и повысить вязкость крови, что приведет к нарушению маточно-плацентарного кровотока или что избыточное потребление железа может вызвать другие токсические реакции (19).

В дополнение к своей работе по анемии Scanlon и его коллеги рассмотрели высокие уровни гемоглобина в течение 1-го -го и 2-го -го -го триместров (9).Они обнаружили, что высокий уровень гемоглобина был связан с повышенным риском (5–79%) родов с малым для гестационного возраста (SGA), но не с преждевременными родами. Уровни, которые были на 1 единицу стандартного отклонения или более выше среднего, обозначали порог повышенного риска и были эквивалентны 131 г/л на 12-й неделе и 126 г/л на 18-й неделе. анемия. В течение 1-го -го триместра у женщин с уровнем гемоглобина, превышающим 130 г/л, не было повышенного риска родов с SGA, но было > 2-кратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении.Таких женщин было немного, и повышенный риск обычно не был статистически значимым. Неспособность гемоглобина упасть ниже 105 г/л была связана с повышенным риском неблагоприятного исхода в полиэтнической выборке беременных из Англии (20). В страте женщин, у которых самый низкий уровень гемоглобина находился в пределах 126–135 г/л, отмечалось более чем двукратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, а на самом высоком уровне, когда гемоглобин оставался выше 145 г/л, a > 7-кратное увеличение риска низкой массы тела при рождении и 5-кратное увеличение риска преждевременных родов.

Hemminiki и Rimpela провели клиническое исследование селективного и рутинного приема препаратов железа у 2912 финских женщин (21–23), чтобы определить, повышает ли рутинный прием препаратов железа (100 мг элементарного железа с 16-й недели беременности до родов) у женщин без анемии. риск высокого материнского гемоглобина и плохого роста плода. Женщины, рандомизированные в селективную группу, получали добавки железа только тогда, когда гематокрит падал ниже 30% или гемоглобин ниже 100 г/л при 2 последовательных визитах после 33-й недели.По сравнению с селективным добавлением, рутинное добавление железа остановило снижение гематокрита к 20-й неделе и не изменило массу тела младенца при рождении, тогда как продолжительность беременности значительно увеличилась (+0,2 недели). Интересно, что как в группах, получавших рутинную, так и в нерутинной терапии, высокий гематокрит отрицательно коррелировал с массой тела при рождении и массой плаценты; эта корреляция была впервые обнаружена в период с 1 по триместр (23). Недавнее исследование в Нидерландах, в котором группа из 240 женщин наблюдалась с момента зачатия до родов, подчеркивает этот момент.У беременных с потерей плода на ранних сроках наблюдалось менее выраженное снижение гематокрита по сравнению с периодом до зачатия до 10 недель после НМП (24). Таким образом, факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности (плохое увеличение объема плазмы, повышенная вязкость крови), могут привести к повышению уровня гемоглобина у матери, а не к использованию препаратов железа.

Запасы железа, повышенные при беременности, связаны с преждевременными родами, преэклампсией и гестационным сахарным диабетом. Женщины с повышенным уровнем ферритина в 3 rd триместре беременности (>41 нг/мл) имеют значительно повышенный риск преждевременных и очень преждевременных родов, что связывают с внутриутробной инфекцией (25, 26).Другим вероятным механизмом высокого уровня ферритина является неспособность материнского объема плазмы увеличиваться. В Кэмдене повышенный уровень ЖДА и более низкие уровни фолиевой кислоты были обнаружены у женщин, которые продолжали иметь высокий уровень ферритина в 3 и триместре. В 3 триместре ситуация изменилась на противоположную, что привело к увеличению объема плазмы (26). Производство ферритина также увеличивается при инфекции и воспалении как часть реакции острой фазы. При наличии инфекции макрофаги продуцируют воспалительные цитокины, которые генерируют активные формы кислорода, высвобождая свободное железо из ферритина (27).

ЖЕЛЕЗО, МАТЕРИНСКИЙ ДИАБЕТ И ОКИСЛИТЕЛЬНЫЙ СТРЕСС

Прием добавок железа во время беременности увеличивает уровень железа у матери во время беременности, включая гемоглобин, сывороточное железо, MCV, насыщение трансферрина и сывороточный ферритин. Активные формы кислорода являются продуктами кислорода. При контакте с переходным металлом, способным изменять валентность, таким как железо (Fe 2+ → Fe 3+ ), очень реакционноспособным свободным радикалом, гидроксильный радикал образуется из кислорода посредством реакции Фентона.Эти свободные радикалы могут повреждать клетки, органы и ткани организма (28). В настоящее время считается, что окислительный стресс с течением времени является компонентом процессов старения, рака и развития сердечно-сосудистых заболеваний. Перегрузка железом и связанный с ней окислительный стресс способствуют патогенезу и повышают риск развития диабета 2 типа и других заболеваний. При перегрузке железом накопление препятствует экстракции, синтезу и секреции инсулина (29). Женщинам репродуктивного возраста трудно перегрузиться железом из-за кровопотери во время менструации.Однако умеренно повышенные запасы железа также повышают риск развития диабета 2 типа (30). У женщин из исследования медсестер с высоким уровнем ферритина (>107 нг/мл) вероятность развития диабета 2 типа в течение 10-летнего интервала была почти в 3 раза выше, независимо от других факторов риска, таких как индекс массы тела (ИМТ), возраст , и этническая принадлежность. Высокий уровень ферритина был фактором риска развития гестационного сахарного диабета (ГСД) у беременных. Беременных без анемии из Гонконга, у которых развился ГСД во время беременности, сравнивали с контрольной группой без анемии или диабета, выбранной случайным образом из группы риска.Нескорректированные концентрации сывороточного ферритина, железа, насыщения трансферрина и постнатального гемоглобина были значительно выше на 28–31 неделе беременности в случаях с ГСД по сравнению с контрольной группой (31).

В Камдене прием препаратов железа повысил концентрацию ферритина в сыворотке крови. При поступлении на лечение и в 3 rd триместре беременные, принимавшие железо, значительно чаще находились в самом высоком квинтиле сывороточного ферритина. При поступлении вероятность попадания в высший квинтиль увеличилась на 44% (ОШ = 1.44, 95% ДИ 1,04-1,99), а в 3 триместре оно увеличилось в 2 раза (ОШ = 2,01, 95% ДИ 1,48-2,74). Мы смогли обнаружить связь между материнским сывороточным ферритином и гестационным диабетом, используя данные > 1023 беременных из Камдена. При контроле потенциальных вмешивающихся переменных (возраст, ИМТ, паритет, этническая принадлежность, курение, использование добавок железа) мы обнаружили двукратное увеличение риска ГСД для женщин в самом высоком квартиле сывороточного ферритина при включении (AOR 2,32; 95% ДИ). 1,06–5,08) и почти 3-кратное увеличение в 3 rd триместре (AOR 2.9; 95% ДИ 1,27–6,95) (32). Эта положительная связь предполагает, что запасы железа могут играть роль в развитии ГСД, предшественника сахарного диабета 2 типа.

Добавки железа явно увеличивают статус железа и запасы железа. Вопрос о том, увеличивает ли прием добавок железа во время беременности окислительный стресс, увеличивая запасы железа и создавая временный избыток железа, мало изучен. Поскольку увеличение окислительного стресса является частью нормальной беременности, рутинный прием добавок железа у женщин, у которых не было истощения или дефицита железа, также может способствовать или усугублять окислительный стресс.Lachili и соавторы исследовали влияние добавок железа и витамина С, антиоксиданта, который увеличивает усвоение железа, на окислительный стресс во время беременности (33). Они обнаружили, что прием добавок железа (100 мг/день в виде фумарата) с витамином С (500 мг/день в виде аскорбата) в течение 3 900 15–90 016 триместров беременности повышал уровень железа у матери. Показатель окислительного стресса от перекисного окисления липидов, TBARS в плазме, был значительно повышен у n = 27 женщин, получавших добавки, по сравнению с контрольной группой (33).

Нам удалось подтвердить наличие повышенного окислительного стресса в связи с увеличением запасов железа во время беременности (Scholl, Chen, and Stein, 2004, неопубликованные наблюдения). В Камдене продолжаются исследования окислительного стресса. Примерно у 350 беременных из когорты Камдена экскреция 8-гидроксидезоксигуанозина (8-OH-dG) с мочой измерялась с помощью набора Genox (Genox Corporation, Балтимор). В этом образце высокий уровень ферритина в сыворотке при поступлении (>59 нг/мл) был связан с 2.7-кратный (95% ДИ 1,40–5,41) повышенный риск наличия 8-OH-dG в самом высоком терциле; в 3 триместре аналогичная связь была обнаружена между высокой насыщенностью трансферрина (> 21,7%) и 8 OH-dG в верхнем терциле (AOR = 3,3; 95% ДИ 1,28–8,11). Таким образом, предварительные результаты предполагают связь между увеличением запасов железа и экскрецией 8-OH-dG, маркера окислительного повреждения ДНК в материнско-плодовой единице.

Следует дополнительно изучить риски и преимущества повышения статуса и запасов железа у матери в результате профилактического приема добавок железа.Например, было бы важно знать, связаны ли более высокие уровни ферритина у беременных с диабетом и преждевременно родивших женщин с увеличением запасов железа, а не с воспалением, инфекцией или недостаточностью увеличения объема плазмы. Если речь идет о повышенных запасах железа, то может быть уместно определить верхний предел для беременных женщин с избыточным содержанием железа, выше которого профилактические добавки не показаны. В то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, когда у матери истощение железа, дефицит железа или ЖДА, возможно, что профилактические добавки могут увеличить риск, когда мать этого не делает.Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

У автора нет личного или финансового конфликта интересов, связанного с этим проектом.

ССЫЛКИ

1.

Ип

Р

.

Железо

. В:

Bowman

B

,

Russell

RM

, ред.

Присутствуют знания в области питания.

8-е изд.

Вашингтон, округ Колумбия

:

ILSI Press

,

2001

;

311

18

.2.

AC

AC

,

Dallman

PR

,

Carroll Carroll

MD

,

Gunter

EW

,

Johnson

CL

.

Распространенность дефицита железа в США

.

ДЖАМА

1997

;

277

:

973

6

.3.

Перри

ГС

,

Йип

Р

,

Жирковски

С

.

Факторы риска, связанные с питанием, среди беременных женщин США с низким доходом: Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Система наблюдения за питанием беременных, 1979–1993

.

Сем Перинатол

1995

;

19

:

211

21

.4.

Hoffman

R

,

Benz

E

,

Shattil

SJ

и др.

Гематология: основные принципы и практика.

3-е изд.

Churchill Livingstone, Inc

:

Нью-Йорк

,

2000

.5.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

.

Анемия и железодефицитная анемия: сбор данных об исходе беременности

.

Am J Clin Nutr

1994

;

59

(доп):

492S

501S

.6.

Медицинский институт, Подкомитет по нутритивному статусу и увеличению веса во время беременности

.

Питание во время беременности.

Вашингтон, округ Колумбия

:

National Academy Press

,

1990

.7.

Анонимный

.

Дефицит железа — США, 1999–2000 гг.

.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

2002

;

51

:

897

9

.8.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

,

Fischer

RL

,

Ширер

5 JW 9.

Анемия и дефицит железа: повышенный риск преждевременных родов в проспективном исследовании

.

Am J Clin Nutr

1992

;

55

:

985

8

.9. .

Высокий и низкий уровень гемоглобина при беременности: дифференциальный риск преждевременных родов и малый для гестационного возраста

.

Акушерство Гинекол

2000

;

96

:

741

8

.10.

Zhou

LM

,

Yang

WW

,

WW

,

HUA

JZ

,

DENG

CQ

,

TAO

x

,

stolzfus

RJ

.

Связь уровня гемоглобина, измеренного в разные сроки беременности, с преждевременными родами и низкой массой тела при рождении в Шанхае, Китай

.

Am J Epidemiol

1998

;

148

:

998

1006

.11.

Klebanoff

MA

,

Shiono

PH

,

SELBY

JV

,

Trachtenberg

AI

,

Graubard

BI

.

Анемия и спонтанные преждевременные роды

.

Am J Obstet Gynecol

1991

;

164

:

59

63

.12.

Клебанофф

MA

,

Shiono

PH

,

Berendes

HW

,

Rhoads

4 GG 90.

Факты и артефакты об анемии и преждевременных родах

.

ДЖАМА

1989

;

262

:

511

5

.13.

Шестигранник

Левый

.

Биологические механизмы, которые могут лежать в основе влияния железа на рост плода и преждевременные роды

.

Дж Нутр

2001

;

131

:

581S

9S

.14.

Когсвелл

ME

,

Парванта

I

,

Икес

L

,

Yip

R

,Добавки железа во время беременности, анемии и веса при рождении: рандомизированное контролируемое исследование

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

773

81

.15.

Кристиан

П

,

Вест

КП

Младший,

Хатри

СК

, и др.

Влияние добавок материнских питательных микроэлементов на потерю плода и младенческую смертность: кластерное рандомизированное исследование в Непале

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

1194

1202

.16.

Магомед

К

,

Хиттен

Ф

.

Добавки железа и фолиевой кислоты при беременности

. In:

Chalmers

I

,

Enkin

M

,

Keirse

MNJC

, ред.

Эффективная помощь при беременности и родах.

Нью-Йорк

:

Oxford University Press

,

1989

;

301

18

.17.

Слоан

NL

,

Джордан

E

,

Виникофф

B

.

Влияние добавок железа на гематологический статус матери во время беременности

.

Am J Public Health

2002

;

92

:

288

93

.18.

Cogswell

ME

,

Кеттл-Хан

L

,

Рамакришнан

U

.

Применение препаратов железа женщинами в США: наука, политика и практика

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп.):

1974S

7S

.19.

Раш

,

Д

.

Питание и материнская смертность в развивающихся странах

.

Ам Дж Клин Нутр

2000

;

72

(доп.):

212S

40S

.20.

Steer

P

,

Alam

MA

,

Wadsworth

J

,

Welch

A

.

Связь между концентрацией гемоглобина у матери и массой тела при рождении в различных этнических группах

.

БМЖ

1995

;

310

:

489

93

.21.

Хемминки

E

,

Мерилайнен

J

.

Долгосрочное наблюдение за матерями и их детьми в рандомизированном исследовании по профилактике железа во время беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1995

;

173

:

205

9

.22.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Рандомизированное сравнение обычного и селективного приема препаратов железа во время беременности

.

J Am Coll Nutr

1991

;

10

:

3

10

.23.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Добавки железа, объем материнской гематокрита и рост плода

.

Arch Dis Child

1991

;

66

:

422

5

.24.

Weerd

S

,

STEGERS-TEUNISSEN

RPM

,

BOO

TM

,

THOMAS

CMG

,

STEGERS

EAP

.

Периконцепционные биохимические и гематологические параметры матери, профиль витаминов и исход беременности

.

Евро Дж Клин Нутр

2003

;

57

:

1128

34

.25.

Goldenberg

RL Goldenberg

RL

,

Tamura

T

,

Dubard

M

,

Johnston

KE

,

CODE

RL

,

Neggers

Y

.

Ферритин плазмы и исход беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1996

;

175

:

1356

9

.26.

Scholl

TO

.

Высокая концентрация ферритина в третьем триместре беременности: связь с очень преждевременными родами, инфекцией и состоянием питания матери

.

Акушерство Гинекол

1998

;

92

:

161

5

.27.

Казануэва

E

,

Витери

FE

.

Железо и окислительный стресс при беременности

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп):

1700S

8S

.28.

Холливелл

Б

,

Гаттеридж

ДМ

.

Свободные радикалы в медицине и биологии

. 2 и изд.

Оксфорд

:

Clarendon Press

,

1999

.29.

Fernandez-Real

JM

,

Lopez-Bermejo

A

,

Ricart

W

.

Взаимосвязь между метаболизмом железа и диабетом

.

Диабет

2002

;

51

:

2348

54

.30.

Jiang

R

,

MANSON

JE

,

JE

,

MEIGS

JB

,

мА

J

,

Rifai

N

,

HU

FB

.

Запасы железа в организме в связи с риском диабета 2 типа у практически здоровых женщин

.

ДЖАМА

2004

;

291

:

711

7

.31.

Лаос

TT

,

Чан

PL

,

Там

KF

.

Гестационный сахарный диабет в последнем триместре — признак избытка железа у матери?

Diabet Med

2001

;

18

:

218

23

.32.

Чен

X

,

Scholl

TO

.

Повышенные концентрации ферритина в сыворотке крови связаны с повышенным риском гестационного диабета: Камденское исследование

.

Диабет

2003

;

52

доп.

1

:

A407

.33.

Lachili

B

,

Hininger

I

,

Faure

H

, и др.

Повышение перекисного окисления липидов у беременных после приема препаратов железа и витамина С

.

Биол Трейс Элемент Рез

2001

;

83

:

103

10

.

© Американское общество клинического питания, 2005 г.

Статус железа во время беременности: подготовка к матери и ребенку | Американский журнал клинического питания

РЕЗЮМЕ

Во время беременности обычно рекомендуется прием добавок железа для удовлетворения потребностей в железе как матери, так и плода.При выявлении железодефицитной анемии (ЖДА) на ранних сроках беременности риск преждевременных родов увеличивается более чем в 2 раза. Анемия у матери, диагностированная до середины беременности, также связана с повышенным риском преждевременных родов. Результаты недавних рандомизированных клинических испытаний в Соединенных Штатах и ​​в Непале, которые включали раннее введение добавок железа, показали некоторое снижение риска низкой массы тела при рождении или недоношенности с низкой массой тела при рождении, но не преждевременных родов. В 3-м триместре анемия у матери обычно не связана с повышенным риском неблагоприятных исходов беременности и может быть индикатором увеличенного объема материнской плазмы.Высокие уровни гемоглобина, гематокрита и ферритина связаны с повышенным риском задержки роста плода, преждевременных родов и преэклампсии. В то время как добавки железа увеличивают статус и запасы железа у матери, считается, что причиной этой связи являются факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности, а не добавки железа. С другой стороны, добавки железа и увеличение запасов железа в последнее время связывают с осложнениями у матери (например, гестационным диабетом) и усилением окислительного стресса во время беременности.Следовательно, в то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, если у матери дефицит железа, также возможно, что профилактический прием добавок может увеличить риск, когда у матери нет дефицита железа или ЖДА. Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

ВВЕДЕНИЕ

Анемия, определяемая по низкому гемоглобину или гематокриту, часто встречается у женщин репродуктивного возраста, особенно если женщины бедны, беременны и принадлежат к этническим меньшинствам.До недавнего времени считалось, что анемия во время беременности имеет мало неблагоприятных последствий. В течение последних нескольких лет была предложена связь между анемией на ранних сроках беременности и повышенным риском преждевременных родов. Аналогичным образом была задокументирована связь неблагоприятных исходов беременности с высоким уровнем гемоглобина и увеличенными запасами железа. Тем не менее, риски и преимущества профилактического приема добавок железа у беременных женщин, не страдающих дефицитом железа, остаются источником разногласий.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ЭТИОЛОГИЯ АНЕМИИ И ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТА У ЖЕНЩИН

Дефицит железа является наиболее общепризнанным недостатком питания как в развитых, так и в развивающихся странах.В репродуктивном возрасте женщины подвержены риску дефицита железа из-за кровопотери во время менструации, в частности, 10% из них страдают тяжелыми потерями (>80 мл/мес). Практика контрацепции также играет роль: внутриматочные средства увеличивают менструальную кровопотерю на 30-50%, в то время как оральные контрацептивы имеют противоположный эффект. Беременность – еще один фактор. Во время беременности происходит значительное увеличение количества железа, необходимого для увеличения массы эритроцитов, увеличения объема плазмы и обеспечения роста плодно-плацентарной единицы.Наконец, есть диета. Женщины репродуктивного возраста часто потребляют слишком мало железа с пищей, чтобы компенсировать потери от менструации и повышенную потребность в железе для репродукции (1). Следовательно, общая распространенность дефицита железа у небеременных женщин репродуктивного возраста в США, составляющая 9-11%, выше, чем в других возрастных группах, кроме младенческого. Распространенность ЖДА в той же возрастной группе составляет 2-5%. Распространенность железодефицитной анемии и ЖДА увеличивается в 2 раза и более среди женщин, принадлежащих к меньшинствам, живущих за чертой бедности или имеющих образование менее 12 лет.Риск также увеличивается с паритетом — почти в 3 раза выше для женщин с 2–3 детьми и почти в 4 раза выше для женщин с 4 и более детьми, что предполагает беременность (2).

Подсчитано, что < 50% женщин не имеют достаточных запасов железа для беременности (1, 3). Поскольку потребность в железе во время беременности (3-4 мг/день) значительна, риск дефицита железа и ЖДА должен увеличиваться с течением беременности. Однако распространенность анемии и ЖДА среди беременных женщин в Соединенных Штатах точно не определена, но должна быть значительной, особенно среди бедных.Во время беременности анемия увеличивается более чем в 4 раза с 1 st до 3 rd триместра у женщин с низким доходом, наблюдаемых CDC в рамках наблюдения за питанием беременных (3). В Камденском исследовании, в котором когорта в основном составляет меньшинство, текущие данные (2000–2004 гг.) показывают, что распространенность анемии увеличивается > в 6 раз с 6,7% (1-й триместр) до 27,3% (2-й триместр) до 45,6% в 3 rd триместре. Только часть женщин с анемией в Камдене страдает железодефицитной анемией.Основываясь на низком уровне гемоглобина во время беременности по критериям CDC плюс низкий уровень ферритина (<12), железодефицитная анемия у Camden gravidas ниже — 1,8% в 1-м триместре, до 8,2% во 2-м триместре и 27,4% в 3-м триместре. rd триместр ( Figure1 ). Таким образом, анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

РИСУНОК 1.

Камденское исследование анемии и железодефицитной анемии (ЖДА), 2000–2004 гг.

РИСУНОК 1.

Анемия и железодефицитная анемия (ЖДА), Камденское исследование, 2000–2004 гг.

Анемию называют «индексом болезни» организма (4). Помимо дефицита железа, наиболее частая причина, а также физиологическая анемия беременных (обе обсуждаются ниже) включают гемоглобинопатии, такие как талассемия, дефицит фолиевой кислоты/В12 и анемию хронических заболеваний, которая занимает второе место по распространенности после дефицита железа. Эта анемия развивается как часть реакции хозяина на широкий спектр нарушений, которые также затрагивают эритроциты.Хотя анемия хронического заболевания часто связана с основным заболеванием, таким как рак или сердечно-сосудистое заболевание, или когда инфекционный или воспалительный процесс является хроническим, она также может развиваться при остром течении инфекции или воспаления. Его диагноз является диагнозом исключения (4).

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ В РАННЕМ ВЫЯВЛЕНИИ АНЕМИИ МАТЕРИ

Некоторое увеличение анемии и железодефицитной анемии во время беременности является следствием нормальных физиологических изменений во время беременности (5).Хотя масса эритроцитов матери и объем плазмы увеличиваются во время беременности, это происходит не одновременно. Гемоглобин и гематокрит снижаются на протяжении 1-го -го и 2-го -го триместров, достигают самой низкой точки в конце второго-начале 3-го -го триместра, а затем снова повышаются ближе к сроку (6). На поздних сроках беременности трудно отличить физиологическую анемию от железодефицитной анемии (5, 7). Таким образом, становится ясно, что лучшее время для выявления любого риска, связанного с материнской анемией, может быть на ранних сроках беременности.

Первоначально мы изучали этот вопрос в Камдене, разделив анемию при поступлении в отделение дородового наблюдения и на 28-й неделе на железодефицитную анемию и анемию от причин, отличных от дефицита железа (5, 8). На ранних сроках беременности наблюдались четкие различия в среднем корпускулярном объеме (MCV) и диете у женщин с ЖДА и без нее, которые либо отсутствовали, либо были значительно уменьшены в течение 3 триместров. В начале исследования у женщин с железодефицитной анемией MCV был значительно ниже (6.5 фемтолитров), чем другие женщины. В течение 39015-го триместра MCV у женщин с ЖДА был близок к среднему показателю у других женщин. В начале исследования женщины с ЖДА потребляли значительно меньше энергии (на 500 ккал/день меньше), чем другие, и потребление железа с пищей также было значительно меньше (на 5 мг меньше) из-за разницы в энергии. В течение 3 -го триместра женщины с ЖДА показали небольшую разницу в потреблении энергии или железа. При поступлении как железодефицитная анемия, так и анемия, вызванная другими причинами, были связаны с повышенным риском неадекватной прибавки веса во время беременности.Для женщин с ЖДА риск увеличился в 2 раза, а для женщин с другими анемиями риск увеличился примерно на 50%. В 3 и триместрах ЖДА оставалась ассоциированной с 2-кратным риском неадекватной прибавки веса во время беременности, в то время как у женщин с другими анемиями риск не повышался. ЖДА при поступлении была связана с более чем двукратным увеличением риска низкой массы тела при рождении и преждевременных родов, в то время как анемия, вызванная другими причинами, была связана лишь с небольшим увеличением риска, которое не было значимым.В 3 rd триместре риск преждевременных родов был снижен у женщин с ЖДА и не повышался у женщин с другими анемиями (5, 8).

Скэнлон и его коллеги недавно подтвердили связь между ранней анемией (на основе только гемоглобина) и преждевременными родами с помощью ретроспективных данных почти 250 000 беременных с низким доходом, которые посещали клиники WIC в одиннадцати штатах (9). Частота преждевременных родов была выше у женщин с анемией в 1-м или 2-м триместре, и риск зависел от тяжести дефицита гемоглобина.Для женщин с анемией от умеренной до тяжелой степени (эквивалентно 95 г/л на 12-й неделе) риск был примерно удвоен, для женщин с более легкой анемией риск преждевременных родов возрастал на 10–40%. В течение 3 rd триместров связь была обратной — у женщин с анемией риск преждевременных родов снизился на 12–25%. Материнская анемия не была связана с каким-либо увеличением риска малоплодных родов.

Данные из Шанхая также свидетельствуют о влиянии материнской анемии на преждевременные роды, которое было наиболее заметно в 1-м триместре, до увеличения объема материнской плазмы (10).Все беременные были китайцами и показали небольшие различия в паритете, курении или использовании дородового ухода. Частота преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, но не маленькая для гестационных родов, была выше у женщин с анемией на ранних сроках беременности. Риск преждевременных родов и низкой массы тела при рождении повышался > в 2 раза у женщин с умеренной анемией (90–99 г/л) и > в 3 раза у женщин с тяжелой анемией (<90 г/л) во время исследования 1 st триместр. В середине беременности и в конце 39015-го триместра влияние материнской анемии на исход беременности было заметно ослаблено, но не обратимо.Таким образом, увеличивает ли материнская анемия риск неблагоприятных исходов беременности, может зависеть от того, когда во время беременности была измерена анемия. В нескольких исследованиях сообщалось о снижении риска преждевременных родов или низкой массы тела при рождении или об отсутствии связи между анемией и преждевременными родами, когда связь изучалась в течение 3 триместров (11–12).

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПОБОЧНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ

Если бы только женщины, у которых развилась железодефицитная анемия до или на ранних сроках беременности, подвергались повышенному риску преждевременных родов, это могло бы означать, что механизм, который включает железо, мог бы быть неотъемлемой частью исхода беременности.Allen (13) предложил 3 потенциальных механизма, посредством которых материнская ЖДА может привести к преждевременным родам: гипоксия, окислительный стресс и инфекция. Хроническая гипоксия вследствие анемии может инициировать реакцию на стресс с последующим высвобождением КРГ плацентой, увеличением продукции кортизола плодом и преждевременными родами. Повышенный окислительный стресс у женщин с дефицитом железа, который не был компенсирован эндогенными или диетическими антиоксидантами, может повредить союз матери и плода и привести к преждевременным родам.При сниженной иммунной функции и повышенном риске инфекции у женщин с дефицитом железа будет повышенная продукция цитокинов, секреция КРГ и продукция простагландина, что увеличивает риск преждевременных родов.

МАТЕРИНСКАЯ АНЕМИЯ: РАНДОМИЗИРОВАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОБАВОК ЖЕЛЕЗА

Поскольку данные об анемии у матерей получены из обсервационных исследований, нет уверенности в том, что влияние анемии на исход беременности является причинно-следственным и может быть предотвращено добавлением железа.Данные наблюдений за анемией предполагают, что добавки железа следует начинать на ранних сроках беременности, если не раньше, для предотвращения преждевременных родов. Если это правда, то прием добавок железа, начатый после середины беременности, в обычное время для большинства женщин, вряд ли снизит риск. Новое клиническое исследование было проведено с участием 275 беременных женщин, все участники WIC, без анемии, которые были включены в программу лечения в двойном слепом и рандомизированном исследовании с добавками железа (30 мг/день в виде сульфата железа) или плацебо до 28-й недели беременности ( 14).Все женщины, участвовавшие в исследовании, были включены в исследование до 20-й недели, а средний срок беременности на момент включения в исследование составлял 10,75 ± 3,8 недели беременности. Пороговыми точками, которые лишали женщин права участвовать в исследовании, были гемоглобин < 110 г/л и сывороточный ферритин < 20 мкг/л. На 28-й и 38-й неделе женщины, у которых не было анемии или дефицита железа, продолжали принимать либо железо, либо плацебо. В этих точках женщины с сывороточным ферритином <12 мкг/л получали 60 мг железа/сут, а женщины с ферритином от 12 до <20 мкг/л получали 30 мг железа/сут, независимо от первоначального назначения.

Профилактическое введение препаратов железа от начала исследования до 28-й недели не повышало уровень ферритина или гемоглобина в сыворотке крови матери, снижало риск материнской анемии или снижало какие-либо другие показатели уровня железа в материнском организме у женщин, получавших препараты железа, по сравнению с контрольной группой. Однако после поправки на 2 фактора, которые изначально различались между группами (вес до беременности и концентрация ферритина в сыворотке крови), доли с отсутствующими запасами железа (ферритин < 12 мкг/л) и с ЖДА (Hgb < 110 г/л, ферритин < 12 мкг/л) на 28-й неделе были значительно ниже среди тех, кто принимал добавки железа.Женщины, получавшие добавки, имели значительно большую продолжительность беременности (+ 0,6 недели) и большую массу тела при рождении (+ 206 г), чем те, кто не получал добавки. Они также продемонстрировали 4-кратное снижение риска низкой массы тела при рождении и недоношенных детей с низкой массой тела при рождении. Риск преждевременных родов не снижался за счет добавок, а рассчитывался исключительно по последнему менструальному периоду матери (ПМЦ) на основании ее воспоминаний. Неспособность подтвердить или изменить LMP матери с помощью ультразвука внесет неизвестную ошибку в оценку преждевременных родов.

Другое кластерное рандомизированное исследование с ранним добавлением дало похожий, но не идентичный результат. Christian и коллеги (15) рандомизировали женщин, проживающих в географических районах сельского Непала, в одну из 5 лечебных групп. На ранних сроках беременности женщины получали только витамин А (1000 мкг эквивалента ретинола) (контроль), витамин А плюс фолиевая кислота (400 мкг), витамин А плюс фолиевая кислота плюс железо (30 мг). В другие 2 группы в дополнение к витамину А был добавлен цинк (30 мг) или несколько питательных микроэлементов.По сравнению с контрольной группой беременные, получавшие фолиевую кислоту, не показали снижения риска низкой массы тела при рождении, в то время как те, кто получал железо в сочетании с фолиевой кислотой, увеличили массу тела при рождении на 37 г и показали снижение риска низкой массы тела при рождении на 14%.

ИСХОД БЕРЕМЕННОСТИ С ПОВЫШЕНИЕМ СТАТУСА И МАГАЗИНОВ ЖЕЛЕЗА

Рандомизированные исследования профилактики железа во время беременности продемонстрировали положительное влияние на снижение низкого уровня гемоглобина и гематокрита, а также на повышение сывороточного ферритина, сывороточного железа и других показателей, включая уровень железа в костном мозге (16–17).Недавнее исследование использования железосодержащих добавок, проведенное NHANES, 1988-94 гг., показало, что 72% беременных и 69% кормящих женщин принимали добавки железа в течение месяца, предшествовавшего обследованию. Однако среднее потребление дополнительного железа превышало верхний допустимый предел в 45 мг/сут у беременных (58 мг/сут) и кормящих женщин (57 мг/сут) (18). В целом менее 15% женщин репродуктивного возраста, как беременных, так и небеременных, принимавших препараты железа, имели или получали лечение от анемии в течение последних 3 мес.Таким образом, существует потенциальная опасность того, что некоторые женщины, не страдающие анемией, могут принимать большие дозы добавок железа во время беременности. Было высказано предположение, что такое употребление может увеличить запасы железа у матери и повысить вязкость крови, что приведет к нарушению маточно-плацентарного кровотока или что избыточное потребление железа может вызвать другие токсические реакции (19).

В дополнение к своей работе по анемии Scanlon и его коллеги рассмотрели высокие уровни гемоглобина в течение 1-го -го и 2-го -го -го триместров (9).Они обнаружили, что высокий уровень гемоглобина был связан с повышенным риском (5–79%) родов с малым для гестационного возраста (SGA), но не с преждевременными родами. Уровни, которые были на 1 единицу стандартного отклонения или более выше среднего, обозначали порог повышенного риска и были эквивалентны 131 г/л на 12-й неделе и 126 г/л на 18-й неделе. анемия. В течение 1-го -го триместра у женщин с уровнем гемоглобина, превышающим 130 г/л, не было повышенного риска родов с SGA, но было > 2-кратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении.Таких женщин было немного, и повышенный риск обычно не был статистически значимым. Неспособность гемоглобина упасть ниже 105 г/л была связана с повышенным риском неблагоприятного исхода в полиэтнической выборке беременных из Англии (20). В страте женщин, у которых самый низкий уровень гемоглобина находился в пределах 126–135 г/л, отмечалось более чем двукратное увеличение частоты преждевременных родов и низкой массы тела при рождении, а на самом высоком уровне, когда гемоглобин оставался выше 145 г/л, a > 7-кратное увеличение риска низкой массы тела при рождении и 5-кратное увеличение риска преждевременных родов.

Hemminiki и Rimpela провели клиническое исследование селективного и рутинного приема препаратов железа у 2912 финских женщин (21–23), чтобы определить, повышает ли рутинный прием препаратов железа (100 мг элементарного железа с 16-й недели беременности до родов) у женщин без анемии. риск высокого материнского гемоглобина и плохого роста плода. Женщины, рандомизированные в селективную группу, получали добавки железа только тогда, когда гематокрит падал ниже 30% или гемоглобин ниже 100 г/л при 2 последовательных визитах после 33-й недели.По сравнению с селективным добавлением, рутинное добавление железа остановило снижение гематокрита к 20-й неделе и не изменило массу тела младенца при рождении, тогда как продолжительность беременности значительно увеличилась (+0,2 недели). Интересно, что как в группах, получавших рутинную, так и в нерутинной терапии, высокий гематокрит отрицательно коррелировал с массой тела при рождении и массой плаценты; эта корреляция была впервые обнаружена в период с 1 по триместр (23). Недавнее исследование в Нидерландах, в котором группа из 240 женщин наблюдалась с момента зачатия до родов, подчеркивает этот момент.У беременных с потерей плода на ранних сроках наблюдалось менее выраженное снижение гематокрита по сравнению с периодом до зачатия до 10 недель после НМП (24). Таким образом, факторы, лежащие в основе неблагоприятного исхода беременности (плохое увеличение объема плазмы, повышенная вязкость крови), могут привести к повышению уровня гемоглобина у матери, а не к использованию препаратов железа.

Запасы железа, повышенные при беременности, связаны с преждевременными родами, преэклампсией и гестационным сахарным диабетом. Женщины с повышенным уровнем ферритина в 3 rd триместре беременности (>41 нг/мл) имеют значительно повышенный риск преждевременных и очень преждевременных родов, что связывают с внутриутробной инфекцией (25, 26).Другим вероятным механизмом высокого уровня ферритина является неспособность материнского объема плазмы увеличиваться. В Кэмдене повышенный уровень ЖДА и более низкие уровни фолиевой кислоты были обнаружены у женщин, которые продолжали иметь высокий уровень ферритина в 3 и триместре. В 3 триместре ситуация изменилась на противоположную, что привело к увеличению объема плазмы (26). Производство ферритина также увеличивается при инфекции и воспалении как часть реакции острой фазы. При наличии инфекции макрофаги продуцируют воспалительные цитокины, которые генерируют активные формы кислорода, высвобождая свободное железо из ферритина (27).

ЖЕЛЕЗО, МАТЕРИНСКИЙ ДИАБЕТ И ОКИСЛИТЕЛЬНЫЙ СТРЕСС

Прием добавок железа во время беременности увеличивает уровень железа у матери во время беременности, включая гемоглобин, сывороточное железо, MCV, насыщение трансферрина и сывороточный ферритин. Активные формы кислорода являются продуктами кислорода. При контакте с переходным металлом, способным изменять валентность, таким как железо (Fe 2+ → Fe 3+ ), очень реакционноспособным свободным радикалом, гидроксильный радикал образуется из кислорода посредством реакции Фентона.Эти свободные радикалы могут повреждать клетки, органы и ткани организма (28). В настоящее время считается, что окислительный стресс с течением времени является компонентом процессов старения, рака и развития сердечно-сосудистых заболеваний. Перегрузка железом и связанный с ней окислительный стресс способствуют патогенезу и повышают риск развития диабета 2 типа и других заболеваний. При перегрузке железом накопление препятствует экстракции, синтезу и секреции инсулина (29). Женщинам репродуктивного возраста трудно перегрузиться железом из-за кровопотери во время менструации.Однако умеренно повышенные запасы железа также повышают риск развития диабета 2 типа (30). У женщин из исследования медсестер с высоким уровнем ферритина (>107 нг/мл) вероятность развития диабета 2 типа в течение 10-летнего интервала была почти в 3 раза выше, независимо от других факторов риска, таких как индекс массы тела (ИМТ), возраст , и этническая принадлежность. Высокий уровень ферритина был фактором риска развития гестационного сахарного диабета (ГСД) у беременных. Беременных без анемии из Гонконга, у которых развился ГСД во время беременности, сравнивали с контрольной группой без анемии или диабета, выбранной случайным образом из группы риска.Нескорректированные концентрации сывороточного ферритина, железа, насыщения трансферрина и постнатального гемоглобина были значительно выше на 28–31 неделе беременности в случаях с ГСД по сравнению с контрольной группой (31).

В Камдене прием препаратов железа повысил концентрацию ферритина в сыворотке крови. При поступлении на лечение и в 3 rd триместре беременные, принимавшие железо, значительно чаще находились в самом высоком квинтиле сывороточного ферритина. При поступлении вероятность попадания в высший квинтиль увеличилась на 44% (ОШ = 1.44, 95% ДИ 1,04-1,99), а в 3 триместре оно увеличилось в 2 раза (ОШ = 2,01, 95% ДИ 1,48-2,74). Мы смогли обнаружить связь между материнским сывороточным ферритином и гестационным диабетом, используя данные > 1023 беременных из Камдена. При контроле потенциальных вмешивающихся переменных (возраст, ИМТ, паритет, этническая принадлежность, курение, использование добавок железа) мы обнаружили двукратное увеличение риска ГСД для женщин в самом высоком квартиле сывороточного ферритина при включении (AOR 2,32; 95% ДИ). 1,06–5,08) и почти 3-кратное увеличение в 3 rd триместре (AOR 2.9; 95% ДИ 1,27–6,95) (32). Эта положительная связь предполагает, что запасы железа могут играть роль в развитии ГСД, предшественника сахарного диабета 2 типа.

Добавки железа явно увеличивают статус железа и запасы железа. Вопрос о том, увеличивает ли прием добавок железа во время беременности окислительный стресс, увеличивая запасы железа и создавая временный избыток железа, мало изучен. Поскольку увеличение окислительного стресса является частью нормальной беременности, рутинный прием добавок железа у женщин, у которых не было истощения или дефицита железа, также может способствовать или усугублять окислительный стресс.Lachili и соавторы исследовали влияние добавок железа и витамина С, антиоксиданта, который увеличивает усвоение железа, на окислительный стресс во время беременности (33). Они обнаружили, что прием добавок железа (100 мг/день в виде фумарата) с витамином С (500 мг/день в виде аскорбата) в течение 3 900 15–90 016 триместров беременности повышал уровень железа у матери. Показатель окислительного стресса от перекисного окисления липидов, TBARS в плазме, был значительно повышен у n = 27 женщин, получавших добавки, по сравнению с контрольной группой (33).

Нам удалось подтвердить наличие повышенного окислительного стресса в связи с увеличением запасов железа во время беременности (Scholl, Chen, and Stein, 2004, неопубликованные наблюдения). В Камдене продолжаются исследования окислительного стресса. Примерно у 350 беременных из когорты Камдена экскреция 8-гидроксидезоксигуанозина (8-OH-dG) с мочой измерялась с помощью набора Genox (Genox Corporation, Балтимор). В этом образце высокий уровень ферритина в сыворотке при поступлении (>59 нг/мл) был связан с 2.7-кратный (95% ДИ 1,40–5,41) повышенный риск наличия 8-OH-dG в самом высоком терциле; в 3 триместре аналогичная связь была обнаружена между высокой насыщенностью трансферрина (> 21,7%) и 8 OH-dG в верхнем терциле (AOR = 3,3; 95% ДИ 1,28–8,11). Таким образом, предварительные результаты предполагают связь между увеличением запасов железа и экскрецией 8-OH-dG, маркера окислительного повреждения ДНК в материнско-плодовой единице.

Следует дополнительно изучить риски и преимущества повышения статуса и запасов железа у матери в результате профилактического приема добавок железа.Например, было бы важно знать, связаны ли более высокие уровни ферритина у беременных с диабетом и преждевременно родивших женщин с увеличением запасов железа, а не с воспалением, инфекцией или недостаточностью увеличения объема плазмы. Если речь идет о повышенных запасах железа, то может быть уместно определить верхний предел для беременных женщин с избыточным содержанием железа, выше которого профилактические добавки не показаны. В то время как добавки железа могут улучшить исход беременности, когда у матери истощение железа, дефицит железа или ЖДА, возможно, что профилактические добавки могут увеличить риск, когда мать этого не делает.Анемия и ЖДА не являются синонимами даже среди малообеспеченных женщин репродуктивного возраста.

У автора нет личного или финансового конфликта интересов, связанного с этим проектом.

ССЫЛКИ

1.

Ип

Р

.

Железо

. В:

Bowman

B

,

Russell

RM

, ред.

Присутствуют знания в области питания.

8-е изд.

Вашингтон, округ Колумбия

:

ILSI Press

,

2001

;

311

18

.2.

AC

AC

,

Dallman

PR

,

Carroll Carroll

MD

,

Gunter

EW

,

Johnson

CL

.

Распространенность дефицита железа в США

.

ДЖАМА

1997

;

277

:

973

6

.3.

Перри

ГС

,

Йип

Р

,

Жирковски

С

.

Факторы риска, связанные с питанием, среди беременных женщин США с низким доходом: Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Система наблюдения за питанием беременных, 1979–1993

.

Сем Перинатол

1995

;

19

:

211

21

.4.

Hoffman

R

,

Benz

E

,

Shattil

SJ

и др.

Гематология: основные принципы и практика.

3-е изд.

Churchill Livingstone, Inc

:

Нью-Йорк

,

2000

.5.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

.

Анемия и железодефицитная анемия: сбор данных об исходе беременности

.

Am J Clin Nutr

1994

;

59

(доп):

492S

501S

.6.

Медицинский институт, Подкомитет по нутритивному статусу и увеличению веса во время беременности

.

Питание во время беременности.

Вашингтон, округ Колумбия

:

National Academy Press

,

1990

.7.

Анонимный

.

Дефицит железа — США, 1999–2000 гг.

.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

2002

;

51

:

897

9

.8.

Scholl

TO

,

Hediger

ML

,

Fischer

RL

,

Ширер

5 JW 9.

Анемия и дефицит железа: повышенный риск преждевременных родов в проспективном исследовании

.

Am J Clin Nutr

1992

;

55

:

985

8

.9. .

Высокий и низкий уровень гемоглобина при беременности: дифференциальный риск преждевременных родов и малый для гестационного возраста

.

Акушерство Гинекол

2000

;

96

:

741

8

.10.

Zhou

LM

,

Yang

WW

,

WW

,

HUA

JZ

,

DENG

CQ

,

TAO

x

,

stolzfus

RJ

.

Связь уровня гемоглобина, измеренного в разные сроки беременности, с преждевременными родами и низкой массой тела при рождении в Шанхае, Китай

.

Am J Epidemiol

1998

;

148

:

998

1006

.11.

Klebanoff

MA

,

Shiono

PH

,

SELBY

JV

,

Trachtenberg

AI

,

Graubard

BI

.

Анемия и спонтанные преждевременные роды

.

Am J Obstet Gynecol

1991

;

164

:

59

63

.12.

Клебанофф

MA

,

Shiono

PH

,

Berendes

HW

,

Rhoads

4 GG 90.

Факты и артефакты об анемии и преждевременных родах

.

ДЖАМА

1989

;

262

:

511

5

.13.

Шестигранник

Левый

.

Биологические механизмы, которые могут лежать в основе влияния железа на рост плода и преждевременные роды

.

Дж Нутр

2001

;

131

:

581S

9S

.14.

Когсвелл

ME

,

Парванта

I

,

Икес

L

,

Yip

R

,Добавки железа во время беременности, анемии и веса при рождении: рандомизированное контролируемое исследование

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

773

81

.15.

Кристиан

П

,

Вест

КП

Младший,

Хатри

СК

, и др.

Влияние добавок материнских питательных микроэлементов на потерю плода и младенческую смертность: кластерное рандомизированное исследование в Непале

.

Am J Clin Nutr

2003

;

78

:

1194

1202

.16.

Магомед

К

,

Хиттен

Ф

.

Добавки железа и фолиевой кислоты при беременности

. In:

Chalmers

I

,

Enkin

M

,

Keirse

MNJC

, ред.

Эффективная помощь при беременности и родах.

Нью-Йорк

:

Oxford University Press

,

1989

;

301

18

.17.

Слоан

NL

,

Джордан

E

,

Виникофф

B

.

Влияние добавок железа на гематологический статус матери во время беременности

.

Am J Public Health

2002

;

92

:

288

93

.18.

Cogswell

ME

,

Кеттл-Хан

L

,

Рамакришнан

U

.

Применение препаратов железа женщинами в США: наука, политика и практика

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп.):

1974S

7S

.19.

Раш

,

Д

.

Питание и материнская смертность в развивающихся странах

.

Ам Дж Клин Нутр

2000

;

72

(доп.):

212S

40S

.20.

Steer

P

,

Alam

MA

,

Wadsworth

J

,

Welch

A

.

Связь между концентрацией гемоглобина у матери и массой тела при рождении в различных этнических группах

.

БМЖ

1995

;

310

:

489

93

.21.

Хемминки

E

,

Мерилайнен

J

.

Долгосрочное наблюдение за матерями и их детьми в рандомизированном исследовании по профилактике железа во время беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1995

;

173

:

205

9

.22.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Рандомизированное сравнение обычного и селективного приема препаратов железа во время беременности

.

J Am Coll Nutr

1991

;

10

:

3

10

.23.

Хемминки

E

,

Римпела

U

.

Добавки железа, объем материнской гематокрита и рост плода

.

Arch Dis Child

1991

;

66

:

422

5

.24.

Weerd

S

,

STEGERS-TEUNISSEN

RPM

,

BOO

TM

,

THOMAS

CMG

,

STEGERS

EAP

.

Периконцепционные биохимические и гематологические параметры матери, профиль витаминов и исход беременности

.

Евро Дж Клин Нутр

2003

;

57

:

1128

34

.25.

Goldenberg

RL Goldenberg

RL

,

Tamura

T

,

Dubard

M

,

Johnston

KE

,

CODE

RL

,

Neggers

Y

.

Ферритин плазмы и исход беременности

.

Am J Obstet Gynecol

1996

;

175

:

1356

9

.26.

Scholl

TO

.

Высокая концентрация ферритина в третьем триместре беременности: связь с очень преждевременными родами, инфекцией и состоянием питания матери

.

Акушерство Гинекол

1998

;

92

:

161

5

.27.

Казануэва

E

,

Витери

FE

.

Железо и окислительный стресс при беременности

.

Дж Нутр

2003

;

133

(доп):

1700S

8S

.28.

Холливелл

Б

,

Гаттеридж

ДМ

.

Свободные радикалы в медицине и биологии

. 2 и изд.

Оксфорд

:

Clarendon Press

,

1999

.29.

Fernandez-Real

JM

,

Lopez-Bermejo

A

,

Ricart

W

.

Взаимосвязь между метаболизмом железа и диабетом

.

Диабет

2002

;

51

:

2348

54

.30.

Jiang

R

,

MANSON

JE

,

JE

,

MEIGS

JB

,

мА

J

,

Rifai

N

,

HU

FB

.

Запасы железа в организме в связи с риском диабета 2 типа у практически здоровых женщин

.

ДЖАМА

2004

;

291

:

711

7

.31.

Лаос

TT

,

Чан

PL

,

Там

KF

.

Гестационный сахарный диабет в последнем триместре — признак избытка железа у матери?

Diabet Med

2001

;

18

:

218

23

.32.

Чен

X

,

Scholl

TO

.

Повышенные концентрации ферритина в сыворотке крови связаны с повышенным риском гестационного диабета: Камденское исследование

.

Диабет

2003

;

52

доп.

1

:

A407

.33.

Lachili

B

,

Hininger

I

,

Faure

H

, и др.

Повышение перекисного окисления липидов у беременных после приема препаратов железа и витамина С

.

Биол Трейс Элемент Рез

2001

;

83

:

103

10

.

© Американское общество клинического питания, 2005 г.

Перегрузка железом во время беременности может быть связана с повышенным риском развития диабета

Железо является основным компонентом большинства пренатальных витаминов, однако недавние исследования показывают, что высокий уровень железа может быть связан с риском развития гестационного диабета.
Тщательный мониторинг уровня железа у беременных женщин, которые соблюдают стандартные рекомендации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в отношении железа, может снизить эти риски.
Железо — палка о двух концах. Если мы не поглощаем достаточно, мы рискуем анемией. Но если мы поглощаем слишком много, мы увеличиваем риск целого ряда состояний.
Женщинам с дефицитом железа может потребоваться дополнительный прием железа, но в случае беременных женщин без анемии дополнительный прием железа во время беременности может быть вредным.
Предыдущие исследования показали, что более высокие, чем обычно, уровни железа повышают риск низкого веса при рождении, преждевременных родов и высокого кровяного давления у матери.
Он также был связан с предрасположенностью к колоректальному раку, сердечным заболеваниям, нейродегенеративным заболеваниям и некоторым воспалительным состояниям.
Согласно этому новому исследованию, опубликованному в Diabetologia, избыток железа может также увеличить риск развития гестационного сахарного диабета (ГСД) в определенные недели беременности.
В течение первого триместра организм естественным образом резко сокращает усвоение железа. Тем не менее, он может несколько потерять способность делать это позже во время беременности, что может быть усугублено чрезмерным потреблением добавок железа.
Исследователи из Национального института здравоохранения в Бетесде изучили концентрации двух биомаркеров железа, гепсидина и феррита, в разное время беременности и измерили риски, связанные с ГСД.
Они обнаружили, что уровни гепсидина в течение части второго триместра беременности (с 15 по 26 недели) были положительно связаны с риском ГСД и были на 16% выше среди женщин, у которых развился ГСД.
Женщины, у которых во время беременности были более высокие значения этих биомаркеров железа, также имели примерно в два с половиной раза больший риск развития ГСД по сравнению с теми, у кого их не было.
Исследование показывает нелинейную связь между более высокими запасами железа у матери и ГСД, поэтому добавки железа могут быть причиной гестационного диабета, но не его причиной.
Тем не менее, только женщинам с подтвержденным диагнозом дефицита железа или анемии следует рассмотреть вопрос о дополнительном потреблении железа.

Высокий уровень железа на ранних сроках беременности повышает непереносимость глюкозы и матери; однако риск гестационного сахарного диабета (ГСД) также может быть повышен.Мы намерены изучить взаимосвязь между увеличением запасов железа на ранних сроках беременности и риском непереносимости глюкозы и ГСД. В этом проспективном обсервационном исследовании в одной больнице приняли участие 104 беременные женщины без анемии, разделенные на 4 группы на основе квартильных значений ферритина в первом триместре беременности. Все участницы были обследованы на наличие ГСД с помощью перорального теста на толерантность к глюкозе (ОГТТ) с дозой 75 г на сроке беременности 24–28 недель. Мы наблюдали, что уровни ферритина на ранних сроках беременности значительно коррелировали с уровнем глюкозы после ПГТТ через 1 и 2 часа (rho = 0.21,

р  < 0,05; rho = 0,43, p  < 0,001 соответственно). Кроме того, в верхнем квартиле для ферритина (>38,8 мкг/л) гликемия при 2-часовом ПГТТ была значительно выше, чем в других квартилях ( p = 0,002). В многофакторном регрессионном анализе ферритин сыворотки был важным фактором, определяющим гликемию при 2-часовом ПГТТ. Хотя мы не обнаружили значимой связи в заболеваемости ГСД у женщин с более высоким уровнем ферритина в сыворотке, вероятно, из-за ограниченности возможностей нашего исследования, наши данные показали, что роль избытка железа тесно связана с патогенезом непереносимости глюкозы. .Мы впервые сообщаем, что высокие значения ферритина на ранних сроках беременности являются предикторами нарушения толерантности к глюкозе у женщин без анемии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.