Как рожали женщины до врачей акушеров: Правила жизни акушеров, которые приняли тысячи родов в Новосибирске, май 2019 года | НГС

Содержание

Правила жизни акушеров, которые приняли тысячи родов в Новосибирске, май 2019 года | НГС

Стать акушером? Это была мечта с детства, потому что у меня папа военный врач, и с детства я с ним ходила на дежурства, в операционную. И моя мечта осуществилась.

Все роды в какой-то степени страшны для нас, потому что всегда волнуемся, переживаем за их исход — и для мамы, и для ребёнка. Помню, конечно, несмотря на то что много лет прошло, первые роды. Было удивление и волнение, и восторг от того, что ты помог — и вот человек родился.

Был даже случай, когда в поезде роды пришлось принимать, [это произошло в 1992–1993 году] с незнакомой женщиной. Вот это было очень страшно, когда ты остаёшься один на один в такой ситуации. Потому что здесь, в стенах учреждения, все дружной командой, здесь все рядом, кто может помочь, оборудование всё, аппаратура. Всё спокойно, чувствуешь поддержку. Но всё хорошо прошло, девочка родилась. Бабушка этой девочки писала письмо на имя [главного врача Позднякова] Ивана Михайловича со словами благодарности.

Мне кажется, что каждая женщина должна испытать чувство материнства, потому что эти чувства ни с чем не сравнимы. Конечно, в силу каких-то обстоятельств не у каждой получается [забеременеть], это воспринимаем с грустью и печалью.

За последние годы увеличивается число возрастных первородящих — в силу разных причин. Жизненные обстоятельства заставляют сначала карьерой заниматься, потом думать о семье, о детях. У кого-то проблемы со здоровьем. Высокие технологии позволяют женщинам и в 40–43 года приходить в первый раз. Возраст не имеет значения для того, чтобы стать матерью, — у всех разные, наверное, цели в жизни, и каждый подходит индивидуально… Возрастным женщинам эти дети достались как золотые дети, они прошли через страдания и потому более осознанно подходят, нежели те, кто в 17–18 лет, ещё не осознавая, что с ними происходит, становятся матерями.

В последнее время как-то меньше стало, а раньше отказных детей было очень много.

Социальные службы работают с этими женщинами, психологи, ведь как можно отказаться от маленького чуда? Чаще всего это материальное положение, социальное положение, не позволяющие [оставить ребёнка]. (Ред.: К абортам тоже отрицательно относитесь?) 

Мы люди той профессии, которые стоят у истоков жизни, поэтому аборты [не приветствуем].

Всё равно, как бы нам ни хотелось, но ситуации неприятные бывают, к счастью нашему — редко. Внешне, конечно, мы стараемся этого не показывать, но после всех этих случаев пациенты остаются в наших сердцах, и мы переживаем, по-человечески всегда жалко и женщин, мы понимаем, насколько ей тяжело, когда случаются неблагоприятные какие-то исходы. Но это работа, и, к сожалению, в нашей работе случаются такие ситуации, зачастую не связанные с нами, с нашими действиями, но тем не менее они есть. Например, когда женщина вынашивает беременность, и на доношенном сроке у неё внутриутробно погибает ребёнок… Конечно, для всех это трагедия, и нам по-человечески жалко. Мы сочувствуем, сопереживаем, поддерживаем.

Наша работа рутиной не может стать, потому что это каждый раз и новые лица, и новые ситуации, с которыми приходится справляться. Каждое новое рождение, каждый громкий плач — он всегда радует, мы всегда с волнением это воспринимаем. Ведь человек родился.

Ранее НГС записал монологи женщин, которые каждый день помогают неизлечимо больным, они рассказали об одиночестве, брезгливости и счастье работать не за деньги.

приморский врач рассказала, почему женщинам больно рожать

Самое счастливое и волнительное событие в жизни женщины — вынашивание и рождение ребёнка. Кто-то пытается к этому подготовиться заранее. Однако во время родов некоторые пациентки забывают то, что им рекомендовали в женских консультациях.

И испытывают страх. Почему женщинам страшно рожать? И как они сами могут настроить себя на позитив? Некоторые пациентки думают о нестандартных родах. Хотят сделать это в домашних условиях, либо в воде. Все секреты столь счастливого, но в то же время опасного процесса корреспонденту «Восток-Медиа» раскрыла заместитель главного врача по лечебной работе, врач акушер-гинеколог КГБУЗ «Владивостокский клинический родильный дом» № 3 Елена Кравченко.

— Елена Витальевна, некоторые женщины боятся рожать, потому что это очень болезненный процесс. Можно ли облегчить процесс родов? Какие методы применяют в роддомах?

— Действительно, роды — болезненный процесс. Так заложено природой. Но это не говорит о том, что облегчить процесс родоразрешения для женщины невозможно. Во-первых, очень важен психологический настрой будущих мам. Если они осознанно идут на этот шаг и готовы к родам, то чаще всего женщинам удается справиться с болью. Будущая роженица может помочь себе сама ещё во время беременности. Например, в нашей в женской консультации организована специальная школа для будущих родителей: там их учат как нужно правильно дышать, как делать облегчающий массаж. Это не медикаментозные, профилактические способы облегчения боли.

Естественно, есть и медикаментозные способы. Сразу отмечу, эти средства безопасны для плода и матери, они эффективны. Помимо этого используются нестероидные противовоспалительные средства. Ну и самый надежный и современный способ — это эпидуральная анестезия. Её широко применяют не только в России, но и за рубежом.

— А если женщина не смогла преодолеть страх в такой ответственный момент, могут ли ей сделать кесарево сечение? Если она будет на этом настаивать?

— Очень многие женщины не хотят испытывать боль и поэтому считают, что кесарево сечение — оптимальный для них вариант. Но скажу сразу: по желанию будущей роженицы кесарево сечение никто делать не будет. Это тяжёлая и сложная операция. Для такого вмешательства должны быть строгие показания. В случае, если роды через естественные родовые пути будут являться риском для плода и матери, то без кесарева сечения обойтись невозможно.

Кстати, иногда просят женщины «перенести» роды на другую дату из-за того, что у ребёнка, по их мнению, должна быть определённая дата рождения, знак зодиака. И в этом случае мы не можем ничем помочь роженицам, если нет прямых показаний. Досрочно родоразрешить женщину можно только по показаниям либо со стороны матери, либо со стороны плода, когда дальнейшее вынашивание беременности угрожает их здоровью. Знак Зодиака или просто красивое число не является показанием для программированных родов.

— В России зачастую женщины рожают в горизонтальном положении. Но в мире практикуют различные способы родов. Может, и в Приморье стоит попробовать другой способ?

— Здесь нужно понимать, о каком периоде родов мы говорим. В первом периоде (когда происходит раскрытие шейки матки), женщина сама выбирает себе удобное положение. Она может ходить, сидеть, лежать. Некоторые роженицы, кстати, очень любят воду. У нас есть родильный зал с установленной ванной, роженица может находится в ней, использовать душ. Это тоже метод профилактики безболезненных родов.

Свободно она себя ведёт и во втором периоде (когда шейка матки открылась) до момента активных потуг, когда головка плода опустилась на тазовое дно. Только после этого, будущая мамочка занимает положение на кресле. Оно может быть как в горизонтальном, так и с более вертикальном «сидячем» положении. Зачастую все-таки пациентка полусидит. Такое положение тоже относится к вертикальным родам.

В роддоме были использованы ранее другие виды вертикальных родов. К примеру, когда женщина стояла на обычной «Рахмановской» кровати спиной к акушеру-гинекологу. Или роды на специальном стуле, на четвереньках. Но мы от этих методов отказались, так как в было много осложнений, более того женщина не всегда может контролировать себя и это зачастую приводит к тяжелым травмам промежности. Что в дальнейшем негативно сказывается на послеродовой реабилитации. Поэтому мы используем тот метод, который самый оптимальным для будущих мамочек.

— А как насчёт родов в воде?

— В родильных домах такие роды не проводятся. Доказательной базы о пользе таких родов нет. Оказать помощь новорожденному и его матери в таких условиях так же очень сложно.

— Насколько часто женщины пытаются родить в домашних условиях? И чем эта история может закончиться?

— Есть случаи, когда домашние роды заканчиваются благополучно. Их описывают в социальных сетях, радуются этому. Но о трагичных последствиях знают только врачи. Я лично крайне негативно отношусь к этому. Во-первых, родоразрешение — процесс непредсказуемый. За минуту все может поменяться радикально. В домашних родах нет никакой медицинской помощи. И поэтому в большинстве случаев всё приводит к тому, что женщину привозят в роддом, и акушеры оказывают роженице помощь на месте. Много времени может быть потеряно. Есть такое понятие «точка невозврата». Если врач вовремя не вмешается в экстренную ситуацию, роды могут закончиться трагедией.

К сожалению, ситуаций в Приморье, когда женщины принимают решение рожать дома, очень много. И мы знаем о тех случаях, когда от вовремя не оказанной помощи роженице погибал её младенец. Или она теряла здоровье. Поэтому нужно понимать, что ехать в роддом надо. Врачи не враги. Они не будут вмешиваться просто так в процесс родоразрешения. Мы за естественное и нормальное течение родов. Но если возникнет экстренная ситуация, и нужна будет помощь врача, специалист всегда окажет квалифицированную и профессиональную помощь.

— А какие осложнения могут возникнуть во время родов, даже если женщина находится под наблюдением врачей?

— Осложнения могут быть разные, одно из самых тяжелых — кровотечение в родах. Причин может быть масса. Конечно, в основном оно происходит у женщин, входящих в группу риска. Но иногда процесс осложняется и у тех, кто нормально перенёс беременность и имел хорошие медицинские показания. В таких случаях акушеры делают всё, что в их силах.

Но ещё раз повторюсь, лучше не рисковать своим здоровьем и здоровьем ребёнка и прибегнуть к помощи врачей изначально, чтобы не было последствий.

— Сейчас активно практикуют партнёрские роды. В основном, женщины приглашают в родильный зал своих мужей. А нужно ли им переживать этот процесс вместе с супругой? Или лучше взять маму и подругу в качестве партнёра?

— Я положительно отношусь к партнёрским родам. Но искренне убеждена, что в этом процессе самый лучший партнер — муж. Но только тот, кто понимает, куда он идёт, зачем он это делает. Он должен знать правила дыхания, способы облегчения боли своей супруге во время первого и второго периода родов. Ведь женщина, даже если и готовилась, в ответственный момент может растеряться. Мужу же не на что отвлекаться. Сначала он может, к примеру, сделать массаж супруге, помогать правильно дышать вместе с ней. Вот и получается партнёрская работа. Когда идёт сам непосредственный процесс рождения, муж стоит у изголовья и поддерживает свою супругу. К тому же, процесс рождения ребёнка — семейная история. И несправедливо, как я считаю, лишить папу радости посмотреть на своего же ребёнка в первые минуты его жизни. Сделать фотографии вместе с мамой и ребёнком.

— Какие уникальные случаи родов вы можете привести в пример?

— Все процессы родоразрешения уникальны. Ведь в мир входит новый человек. В нашем родильном доме широко используется удаление опухолей при беременности. Если раньше беременность с такой патологией не удавалось сохранить, то сейчас мы имеем большой положительный опыт. Наша первая мамочка с огромной опухолью матки была прооперирована несколько лет назад. После этого девушка донашивала плод. А потом родила здорового младенца. И, кстати, она уже дважды мама. После этого случая она пришла к нам во второй раз. И родоразрешение также завершилось благополучно.

— Иногда в роддоме № 3 появляются на свет двойни и даже тройни. Это результат генетики, или экстракорпорального оплодотворения (ЭКО)?

— 50 на 50. В прошлом году в роддоме на свет появились 31 двойня. И только семь случаев из них — результат ЭКО. Появилась в 2019 году и одна тройня. Тоже случай ЭКО. Тройня может появиться, если к этому есть генетическая предрасположенность. У нас был один такой случай. Но это крайняя редкость.

— А малыши-гиганты? Они ведь тоже в последнее время радуют сотрудников родильного дома. Но счастье-счастьем, а опасно ли это?

— Малыши-гиганты — младенцы весом пять и более килограммов. Это не всегда хорошо. Такие дети имеют риск к развитию сахарного диабета и находятся под наблюдением врачей. Специалисты должны определить, почему он такой большой. Либо это конституция такая, наследственная предрасположенность. Либо у такого малыша есть проблемы со здоровьем, хоть внешне он выглядит нормально.

— В завершении хочется поинтересоваться, когда лучше «успеть» родить первого ребёнка? Что по этому поводу думают врачи?

— Нет единого мнения. Лично я считаю, что первого ребёнка женщина должна родить до 35 лет. Тогда родоразрешение проходит более благополучно. И, кстати, сейчас многие будущие мамы приходят к нам в возрасте около 30 лет. Конечно, есть случаи, когда рожают женщины первого малыша и в 37, и в 47 лет. Здесь уже всё зависит от желания женщины, от её возможностей и жизненной ситуации. Мы всегда готовы оказать качественную медицинскую помощь нашим пациентам.

Материалы по теме:

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Что входит в услугу «Дополнительные услуги в родах»?

Дополнительные медицинские услуги в родах «Индивидуальный пост врача»

      1. В «Дополнительные медицинские услуги по родам» входят следующие услуги:

1.1. Выбор врача, ведущего роды, осуществляется по  желанию женщины из списка врачей ГБУЗ РК  «КРПЦ», оказывающих  платные медицинские услуги. Договор на предоставление дополнительных медицинских услуг по родам заключается при сроке  беременности пациентки 36 недель и более при обоюдном согласии на данную услугу пациентки и врача.

1.2. Проведение по назначению врача однократного ультразвукового исследования и кардиотокографии.

1.3. Роды в индивидуальном родильном зале.

1.4. Роды, ориентированные на участие семьи (партнерские роды).

По желанию женщины возможно проведение партнерских родов (присутствие на родах близкого человека). Поступающий на партнерские роды родственник женщины должен быть здоров (у него не должно быть инфекционных заболеваний) и должна быть в наличии справка о пройденном  флюорографическом обследовании (данные флюорографии без патологии не более 1 года давности), которая предоставляется при поступлении в роддом. В приемном покое родственник должен переодеться в принесенный с собой чистый комплект сменной хлопчатобумажной одежды и сменную обувь. Питание родственнику при нахождении в роддоме не предоставляется.

1.5. Ведение родов и послеродового периода до момента выписки из ГБУЗ РК «КРПЦ» выбранным по желанию женщины врачом акушером-гинекологом.

1.6. Пребывание в послеродовом периоде в палате повышенной комфортности и сервисности.

1.7. Посещение родственниками в отдельной палате послеродового отделения.

     Посещение родильницы и новорожденного разрешается близким родственникам (за   

     исключением детей до 14 лет) по  пропускам не более 1 человека одновременно, в часы

работы справочного бюро роддома: в будни с 10.00 до 18.30;  в выходные и    праздничные дни с 10.00 до 17.30. При посещении родственники должны быть в чистой одежде, верхнюю одежду необходимо снять в справочном бюро и надеть сменную обувь. Родственники, посещающие родильницу и новорожденного, должны быть здоровы (не должно быть инфекционных заболеваний, респираторных заболеваний), должны предоставить данные флюорографии без патологии (не более 1 года давности).

2. Дополнительные медицинские услуги по родам предоставляются гражданам России, имеющим полис обязательного медицинского страхования, по их личному желанию и оказываются персоналом ГБУЗ РК  «КРПЦ».  

3. Оплата дополнительных медицинских услуг по родам осуществляется за счет личных средств граждан или средств добровольного страхования при заключении договора. Оплата основных медицинских услуг, включая расходы на медикаменты, изделия медицинского назначения, а также питание пациентов, идет за счет средств обязательного медицинского страхования или республиканского бюджета и в стоимость данной услуги не входит.

4. По желанию женщины, ее близкий родственник может принимать участие в круглосуточном уходе за ней и новорожденным. При участии в круглосуточном уходе родственник должен переодеться в принесенный с собой чистый комплект сменной хлопчатобумажной одежды и сменную обувь.

5. Дородовая госпитализация в отделение патологии беременности больших сроков ГБУЗ РК «КРПЦ» не входит в данный вид услуг и предоставляется на общих основаниях по показаниям.

6. Фото и видеосъемка в родах может производиться только после согласования с врачом, ведущим роды.

Стоимость представлена на сайте ГБУЗ РК «КРПЦ» в разделе УСЛУГИ – ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ВЕДЕНИЕ БЕРЕМЕННОСТИ И РОДОВ

Телефон для справок: 229-804, 247-050

Почему нужно рожать вовремя? | «СМ-Клиника»


В течение последнего десятилетия как в России, так и многих развитых странах мира, у женщин наметилась тенденция откладывать рождение детей.  Если еще 20-30 лет назад старородящими считались женщины старше 25-ти лет, то в настоящее время эта граница сместилась до 30-35 лет. Чаще всего это обусловлено тем, что женщина стремится построить карьеру, обрести желаемое финансовое благополучие, а материнскую функцию откладывает на второй план.

Общепринятым у акушеров-гинекологов всегда считалось и считается в настоящее время, что оптимальный возраст рождения ребенка — это 20-27лет. В этом возрасте, как правило, отсутствуют хронические заболевания,  женская половая система функционирует гармонично и на организм будущей матери, особенное на ее яйцеклетки, которые несут в себе генетический материал будущих детей, еще не сказались неблагоприятные внешние факторы — курение, алкоголь, стресс и экология. Это не означает, что нельзя родить здорового ребенка в 30, 35 или 40 лет, но существует множество факторов, которые могут этому помешать. Рассмотрим основные из них.

Во-первых, все женщины изначально рождаются с разным запасом яйцеклеток в яичниках. И, если у одной женщины в 38 или 40 лет еще достаточное количество яйцеклеток, то у другой их запас может закончиться и к 30-ти годам. Помимо этого, скорость расходования, то есть исчезновения яйцеклеток из яичников, также постоянно увеличивается с возрастом. К сожалению, в настоящее время не существует методов, способных увеличить количество яйцеклеток в яичниках, однако благодаря современным возможностям репродуктологии, можно яйцеклетки заморозить и использовать их в дальнейшем.

Второй, наиболее часто встречающейся проблемой, являются гинекологические заболевания, которые могут появляться у женщин с возрастом. Если эти заболевания связаны с яичниками, то они могут снижать в них количество яйцеклеток или нарушать физиологический процесс овуляции. Если с маткой — мешать наступлению беременности и негативно влиять на вынашивание беременности.

Помимо этого, очень важным фактором является качество яйцеклеток, то есть их генетический аппарат, который с возрастом ухудшается. С этим связан более высокий риск рождения детей с синдромом Дауна и другими генетическими заболеваниями.

Ну и, конечно, не стоит забывать, что с возрастом тяжелее переносится восстановление после родов, физическая усталость и недостаток сна которые сопровождают  материнство.

Ну и в заключении, хочется пожелать всем женщинам обрести счастье быть мамами и родить здоровых детей!

ГБУЗ РК «Ялтинский родильный дом»

Акушерскую помощь ялтинкам начали предоставлять в 1912 году, когда на средства почётного гражданина города, мецената П.Ф. Соболева на Ломоносовском бульваре был сооружён родильный дом. На то время это было передовое строение медицинского назначения с центральным холодным и горячим водоснабжением, вытяжной вентиляцией, паровым отоплением, кухней и прачечной. В этом помещении рядом с небольшим родильным отделением при участковых больницах Алупки, Кореиза и Гурзуфа предоставлялась акушерская помощь женщинам Большой Ялты до 1967 года. В 1967 году состоялось реформирование и укрепление акушерской службы, заработал акушерский корпус Ялтинского городского родильного дома.

В 2011 году закончен капитальный ремонт акушерского корпуса Ялтинского городского родильного дома. Медицинские работники родильного дома получили в подарок современный аппарат для анестезии и длительной вентиляции лёгких.

Сегодня Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Крым «Ялтинский родильный дом» — это современное учреждение с комфортабельными палатами для совместного пребывания матери и ребёнка, двумя операционными и пятью индивидуальными родовыми залами для проведения партнёрских родов, количество которых в Ялте составляет более 80%. Возглавляет родильный дом врач акушер-гинеколог высшей квалификационной категории Хубецова Татьяна Николаевна.

Район обслуживания ГБУЗ РК «Ялтинский родильный дом» — это территория от Гурзуфа до Фороса с женским населением численностью в 115 тысяч.

Всемирной организацией здравоохранения совместно с ЮНИСЕФ Ялтинскому городскому родильному дому присвоено звание «Больница, доброжелательная к ребенку», что означает – в роддоме эффективно применяются современные перинатальные технологии и ведется активная пропаганда грудного вскармливания как важного элемента для роста здорового младенца. Ялтинский городской родильный дом внесен в книгу «Флагманы современной медицины», коллективу вручена грамота Верховной Рады Украины.

В настоящее время родзалы оборудованы современными кроватями-трансформерами с акустической СД-системой, современным оборудованием и аппаратурой, системой «тёплый пол», санузлами с ваннами. Благодаря наличию разнообразных устройств (мяч, мат, стульчик, шведская стенка) есть возможность проводить роды в удобном для женщины положении.

В состав ГБУЗ РК «Ялтинский родильный дом» также входит отделение неонатального наблюдения, оборудованное современной техникой для реанимации новорожденных, отделение плановой и экстренной гинекологии, женская консультация, медико-генетическая консультация, лабораторная служба.

Коллектив ГБУЗ РК «Ялтинский родильный дом» — это 187 человек, в т.ч. 50 врачей, 76 средних медицинских работников из которых: четыре кандидата медицинских наук, восемь врачей высшей квалификационной категории, 20 врачей первой квалификационной категории, высококвалифицированные акушерки и медицинские сёстры. Многие из врачей трудятся в медучреждении уже более тридцати лет. Это главный врач Татьяна Хубецова, заместитель главного врача по лечебной работе Сергей Камышников, заведующая гинекологическим отделением Светлана Майко, акушер-гинеколог Лев Колупахин. Более двадцати лет в роддоме работают заведующий акушерским отделением Александр Бойко, врачи акушеры-гинекологи Дмитрий Бордюгов, Владислав Полянский, Глеб Драченин, Олег Старовойтов, Ирина Андреева, Светлана Меркулова, Ирина Сазонова, Виталий Бондаренко; врачи анестезиологи Михаил Лизунов и Георгий Зазовский; врачи ультразвуковой диагностики Алан Илаев и Владимир Горбунов; врачи неонатологи Инна Резниченко и Марианна Гламаздина, врач генетик Елена Тростянская, а также ветераны труда – врач акушер-гинеколог Маргарита Сергеевна Афанасьева и заведующая клинико-диагностической лабораторией Наталья Михайловна Черкасова.

В ГБУЗ РК «Ялтинский родильный дом» медицинская помощь  оказывается круглосуточно. Мощность родильного дома – 90 коек, из них 50 коек акушерского отделения, 30 коек гинекологического отделения, 8 коек дневного стационара и две койки неонатологического наблюдения.

Акушеры-гинекологи очень любят свою работу. По их мнению, самое сложное в их нелегком труде — это та ответственность, которая ложится на плечи врачей. Ведь далеко не все роды проходят гладко, бывают осложнения и порой приходится принимать решения, от которых зависит жизнь пациентки. 
— Мы помним многих из своих рожениц, — говорит заместитель главного врача по лечебной части Сергей Камышников. — Бывает так, что женщины рожают у нас и по нескольку раз. Этим летом у нас было много рожениц из других городов. Как правило, они приезжали на отдых, а впоследствии здесь и рожали. Они остаются очень довольны и даже посвящают нам благодарственные стихи. Мы рады за любую женщину, не говоря уже о тех будущих мамах, которые вначале несколько месяцев пролежали в отделении патологии беременных и впоследствии родили долгожданного ребенка. Такие женщины воспринимают нас уже как семью и на протяжении какого-то времени после родов постоянно приходят к нам.

По мнению врачей, залог успешных родов заключается в желанности ребенка. К такому важному событию как беременность будущие родители должны готовиться. Для начала супругам желательно пройти полное обследование и отказаться от вредных привычек. В значительной мере роды облегчает и присутствие близкого человека. Об этом говорит мировая статистика. Боль — это эмоциональный фактор, если женщина хорошо подготовилась к рождению малыша, роды пройдут легко и максимально безболезненно.

Двери роддома в Ялте открыты для будущих мам и пап. Для них проводят экскурсию, показывают палаты и родильные залы. Плюс ко всему — это прекрасная возможность познакомиться с коллективом медучреждения и задать врачам интересующие вопросы.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В РОДИЛЬНЫЙ ДОМ г. ЯЛТЫ!!!

«Каждый ребенок на вес золота». Главврач самого большого роддома Москвы — о современных принципах акушерства

Крупнейший московский роддом при городской клинической больнице (ГКБ) № 29 имени Н.Э. Баумана поставил новый рекорд. В 2020 году здесь родилось 11 тысяч детей. Здесь есть все для помощи малышам, родившимся с патологиями или раньше срока, и их мамам, если у них возникают проблемы со здоровьем.

Один из самых молодых роддомов находится в Лефортове. Он входит в состав больницы с полуторавековой историей, которая и сегодня находится в списке ведущих московских клиник. Благодаря близкому соседству роддом может оперативно привлекать лучших врачей в самых сложных ситуациях. О том, как работает самый большой роддом столицы, мы поговорили с Ларисой Есиповой, заместителем главного врача по акушерству и гинекологии больницы № 29 имени Н. Э. Баумана, на базе которой работает акушерский стационар.

От рядового роддома до клиники мирового масштаба

Как удалось организовать работу крупнейшего роддома столицы?

— Мы принимаем самое большое количество родов не только в Москве, но и в России и во всей Европе. За последние несколько лет нам удалось воплотить много идей и сделать родильный дом таким красивым. И это самый молодой роддом в Москве — ему 26 лет.

Я работаю здесь восьмой год, и за это время больница стала очень перспективной. Очень большое внимание в масштабах всей больницы уделяется роддому, чтобы иметь возможность оказывать роженицам многопрофильную медицинскую помощь, в клинике открывались новые отделения: кардиологическое, неврологическое, отделение гнойной хирургии, два хирургических, урологическое. Наши ангиохирурги начали делать уникальные операции, чтобы останавливать опасные кровотечения у рожениц.

Каково это — управлять огромным медицинским учреждением?

— Если научился управлять маленьким коллективом, количество людей не имеет особого значения. Бывают нюансы — у всех сотрудников свои характеры, своя жизнь, но мы решаем проблемы сообща. В моем понимании, у руководителя должно быть три года: если за это время нет прогресса, надо сделать выводы и уступить место. В нашем родильном доме пока только прогресс. Не потому что я такой хороший руководитель, а потому что так подобран коллектив.

Чуть-чуть впереди планеты

Как вы пришли в медицину и как выбирали свою специализацию?

— Я выросла в Брянске, всегда была круглой отличницей, председателем совета дружины, секретарем комсомольской организации. Однажды в нашей школе раздавали путевки в Артек, и мне не досталось. Я закусила удила и решила уйти — хотела учиться в московском техникуме, но без прописки меня не взяли. Тогда я поехала в город Новозыбков и поступила там в медучилище (в детстве мне нравилось ухаживать за дедушкой, и я подумала, почему бы и нет).

Мое отношение к медицине сформировалось там. Уход за больными, поведение медика, основы санэпидрежима — этому уделялось много внимания. А после я поступила во Второй мединститут (Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова. — Прим. редакции) и все годы учебы работала медсестрой.

Специализацию выбирала, особо не задумываясь, — я решила работать в родильном доме. В то время в акушерство шли самые сильные медики. Я считаю, что именно тогда сформировался костяк врачей, которые сегодня определяют московское акушерство.

Насколько изменился подход к ведению беременности и родам с того времени?

— Изменился кардинально. Я прошла все отделения: женскую консультацию, гинекологию, работаю в родильном доме. Когда я начинала, врач был богом, что он ни скажет — догма. Сейчас нет. Мы меняемся вместе с нашими пациентами. За годы работы я научилась слушать их, понимать, чего они хотят. Надо быть чуть-чуть впереди планеты всей, от этого качество работы только улучшается.

Приоритеты в акушерстве сегодня другие: не родить во что бы то ни стало, потому что будет еще десяток, ребенок сейчас на вес золота — его надо родить качественно. Мы можем проводить качественные обследования. Когда я пришла в медицину, ультразвук был еще казуистикой. К тому же у врачей более прогрессивные планы ведения беременности: в 12–13 недель пациентка уже знает, есть ли проблемы с малышом.

Раньше, например, считалось, что любой отход от нормы, например перенашивание беременности больше 40 недель, — это повод вмешаться. Нашему коллективу хватило разума и знаний понять, что лучшие роды те, которые проходят сами.

А как изменились пациенты?

— Они стали более требовательны к нам. У пациентов бывает иногда несколько потребительское отношение к медицине, и доводы врача для них не очень убедительны. Сегодня медику нужно быть в контакте с пациенткой, они оба должны быть в этом заинтересованы.

Бывает, пациентки после кесарева с двумя, тремя и больше рубцами хотят родить самостоятельно. Это чревато как для них самих, так и для ребенка и врача. А бывает наоборот, что хотят кесарево сечение без показаний: женщины собирают вещи и грозят уйти прямо из родильного зала. И надо найти нужные слова, переубедить бывает очень сложно. Я считаю, что для врача каждая пациентка должна быть единственной — то, что за дверью еще 10 таких же, ее в тот момент не интересует.

Но в основном к нам приходят женщины, настроенные на правильные, хорошие роды. Они понимают, что здесь им помогут. Даже тем, у кого по несколько рубцов, мы готовы дать шанс начать рожать — это важно и для них, и для ребенка. К тому же в родах запускаются важные естественные процессы, во время планового кесарева их не включить. А если возникает необходимость, мы готовы вмешаться.

Женщины сегодня хотят, чтобы у них был отдельный бокс, чтобы с ними рядом был партнер: муж, друг, мама. Мы только за. Роддом выполняет медицинскую функцию, а успокоить должен близкий человек. И врачам тоже проще в партнерских родах.

Роды без стресса

Что такое мягкие роды? Правда ли они бывают такими или это метафора?

— Каждая женщина должна понимать, что природа дала ей счастье стать матерью. Другое дело, как это воспринимать, если тебя все время прессуют — мама, врач, подружки. Говорят, что это больно и страшно. Тогда женщины приходят к нам с абсолютно неверным понятием о нормальных родах. Помочь им могут собственные матери: рассказать, успокоить и настроить. Так и я говорила с дочерью, когда она была беременна. При весе 50 килограммов она родила ребенка весом более четырех килограммов без всяких обезболивающих и сегодня говорит, что рожать классно.

Важно воспринимать процесс так: слава богу, роды начались, скоро я встречу ребенка, радоваться каждой схватке — если они есть, все идет как нужно. Когда пациентка в гармонии сама с собой и прислушивается к нам, все будет хорошо. В боксах есть ванны и душ, можно посидеть, постоять, воспользоваться мячом, прилечь. Сам процесс родов мы тоже стараемся проводить физиологично — в положениях, которые удобны женщине. У нас есть разные акушерские приемы, облегчающие процесс. Каждый день в нашем роддоме появляется на свет целый школьный класс — больше 30 детей. И в каждых родах мы используем мягкий подход.

К вам в роддом может попасть любая роженица или нужны показания?

— Любая. Недавно у нас была непростая ситуация: сложная пациентка из Твери хотела рожать самостоятельно и в случае отказа готова была делать это дома. Мы ее приняли, и она родила сама. Из других городов едут пациентки с врастанием плаценты — мы помогаем им. Бывает, что сразу после кесарева сечения наши хирурги делают операцию по удалению грыжи. Кроме того, мы проводим совместные операции с урологами.

Что такое больница, доброжелательная к ребенку?

— ВОЗ и ЮНИСЕФ присваивают такой статус больницам, которые выполняют 10 принципов грудного вскармливания. У нас ребенок круглосуточно находится с мамой, после рождения его сразу выкладывают на грудь — соблюдается правило золотого часа. Он получает нужную микрофлору, согревается, чувствует комфортную температуру, слушает биение маминого сердца. Ему не устраивают стресс, не заставляют кричать, как было принято раньше.

Когда перестает пульсировать пуповина, ее может обрезать сама мама или ее партнер. Мы просто наблюдатели, которые могут вовремя оказать помощь или скорректировать ситуацию. И только после золотого часа ребенка взвешивают и осматривают. А потом они с мамой едут в палату и больше не расстаются. Если все проходит хорошо, женщина забывает, что она только что рожала, что ей было больно. Она спрашивает: когда еще можно приходить? И это лучший вопрос для акушера-гинеколога.

Через два дня мама с ребенком едут домой. За это время можно сделать прививки, провести исследования, проконсультироваться со специалистом по грудному вскармливанию. Конечно, женщины иногда жалуются, что не спят эти двое суток. Наступает другой период в их жизни: им должна помочь семья.

Роддом и COVID-19

Что изменилось в вашей работе в пандемию?

— Почти ничего. Первую волну мы немного опередили, никто из наших сотрудников не заболел. За несколько месяцев до пандемии я побывала в Ухани. Мы смотрели, как организована работа в роддоме, который еще больше нашего. Мне многие вещи там понравились. Там с каждой женщиной после родов три дня в больнице постоянно находятся мама или тетя — они помогают во всем. А когда их выписывают домой, приходят помогать сотрудники специальной службы. В Китае очень бережно относятся к женщинам, которые родили ребенка.

Увидев, как там все устроено, я была уверена, что за эту страну не нужно волноваться — они победят любой вирус. Когда пандемия пришла к нам, мы сразу усилили меры безопасности: меняли маски, работал фильтр, измеряли температуру, с малейшим насморком не допускали до работы, брали анализы.

Что вы посоветуете женщинам, которые планируют беременность, дожидаться конца пандемии?

— Детей рожали в разные времена: и в годы революции, и в войну, и во время эпидемий. Жизнь продолжается. Я думаю, что мы справимся, и считаю, что беременность откладывать не нужно.

Источник: mos.ru
Фото: Пресс-служба роддома больницы No29 имени Н.Э. Баумана

Профессор В.Е. Радзинский о вертикальных родах

Травмы родовых путей — проблема, до конца не осознаваемая миром. О масштабах трагедии свидетельствует наличие в странах третьего мира особых лечебных учреждений, оказывающих помощь травмированным в родах и не получившим должной реабилитации. На региональных конгрессах в странах Южной Африки, Восточной Азии и Латинской Америки вопросам фистул уделяется большое внимание, ибо до 300 тыс. женщин ежегодно получают травмы в родах, в основном представительницы самых молодых (12–16 лет) и неимущих слоёв. Однако и промышленно развитые страны не могут похва-стать реальными решениями проблемы родового травматизма.

Почему вообще женщины получают травмы в родах, а у животных таких травм не бывает? Никто не станет отрицать, что прогресс стационарного родовспоможения изменил сам родовой акт. Продолжительность процесса сокращается, и вместо гиппократового «Солнце не должно всходить над головой роженицы дважды» (т.е. до 24 ч) у первородящих роды длятся менее 9 ч, а у повторнородящих их скоро не станет вообще (2–4 ч)! Только лишь эволюционным путём за 100 лет такого произойти не могло: 60% родов так или иначе завершаются с помощью окситоцина! Именно усиление контрактильности миометрия приводит к нарушению механизма родов и травматизации родовых путей. Животные не получают травм при естественных родах, потому что инстинктивно бережно относятся к родовому акту.

Сказанное — отнюдь не призыв к родам без акушерской помощи (в условиях транспортных коллапсов и реанимобиль подчас не довезёт от дома до роддома), но акушерская помощь в родах должна быть пересмотрена. Прежде всего это относится к ренессансу естественности: позу для родов женщина должна выбрать сама! Она может рожать в первом периоде в любой приемлемой обстановке стоя, сидя, лёжа на боку, на спине. С началом II периода у неё нет нужды ложиться на рахмановскую кровать — и это принципиально. Скорее всего рахмановские кровати придуманы для удобства акушеров. Именно поэтому не только в империях, но и в самых демократичных странах уже около ста лет женщины рожают лёжа, хотя изгнание плода не требует горизонтального положения. Древние не знали, что, кроме гладкомышечной мускулатуры, в акте изгнания участвуют и поперечно-полосатые мышцы передней брюшной стенки, ягодиц, бёдер и голеней, но, судя по сохранившимся археологическим находкам, рожали стоя и сидя!

Разумеется, вертикальные роды не панацея и не надо ждать чудес от возврата к естественному родоразрешению. Суть вертикальных родов — наиболее эргономичный путь опорожнения плодовместилища, регулируемый и осуществляемый самой женщиной. Не новация, а рационализация родов в новых технологических условиях.

Первые сообщения о вертикальных родах относятся к началу 90-х годов XX века: результаты хорошие, но не гарантируют сохранности промежности. К концу тысячелетия стало ясно, что частота травматизма снижается, но в случае разрыва промежности он бывает более глубоким. Минувшее десятиле-тие внесло свои коррективы — не все должны рожать «в свободном полёте», есть женщины с патологическим биоценозом, высокой или короткой промежностью, рубцами после предыдущих разрывов и перинеоррафий, макросомией плода. Для них нет запрета на вертикальные роды, но именно у этих женщин надо быть готовым в случае необходимости вернуться к «удобной акушеру» позиции для оказания необходимой помощи, скажем, при дистоции плечиков. Но никак не для неправедно приписываемого Кристеллеру «выдавливания» плода телом акушера (кстати, вертикальные роды исключают этот вид акушерской агрессии!).

Технологии не отстали! Революцией можно считать появление кроватей-трансформеров, позволяющих акушеру оказывать при необходимости пособие в родах, а женщине — рожать в любом удобном для неё положении, но с ассистенцией акушерки даже при «сидячем» или вертикальном родоразрешении. В нашей клинике уже больше 3 лет стоит такой трансформер, и результаты впечатляющие. Сочетание свободного поведения в родах и минимальной акушерской помощи привело к реальному снижению родового травматизма не только у вертикально родоразрешённых женщин, но и в целом по роддому. Радуюсь, знакомясь с работами коллег по оптимизации родоразрешения, в том числе с переменой положения тела рожающей женщины.

©Журнал «StatusPraesens. Гинекология, акушерство, бесплодный брак», №12.
www.praesens.ru

История родов | Центр помощи при родовых травмах

Предыстория

Роды — это исключительно болезненный и трудный опыт для людей. Причуды нашей эволюции и развития делают рождение ребенка более опасным для нас, чем для любого другого млекопитающего, включая наших кузенов-обезьян.

Люди произошли от обезьяноподобных существ, которые ходили на четырех ногах. Когда ранние люди эволюционировали, чтобы ходить на двух ногах, наши тазы стали меньше. Позже мы снова изменились — наш мозг становился все больше и больше.Именно это соотношение размера головы и таза делает наши роды такими трудными и непохожими на другие животные.

Другая гипотеза состоит в том, что роды стали более трудными после того, как люди начали заниматься сельским хозяйством. Археологи впервые заподозрили подозрения, когда они нашли несколько детских скелетов в захоронениях охотников-собирателей, но обнаружили их много в сельскохозяйственных общинах. Богатая углеводами диета делала фермеров короче и толще, чем охотники-собиратели, чьи диеты были более питательными. Это означало, что у женщин таз был еще меньше, а младенцы становились толще в утробе матери, что затрудняло роды и приводило к большему количеству смертельных исходов для матерей и младенцев.

Скульптурные изображения беременных женщин встречаются во многих доисторических культурах. Значение этих скульптур и их использование неизвестны. Однако преувеличение женской анатомии в таких фигурках, как «Венера Виллендорфская» (~ 26 000 г. до н.э., Австрия), предполагает, что они связаны с деторождением и женской фертильностью.

Возможно, считалось, что эти фигурки содержат духа, который, помимо помощи в плодородии, руководил другими важными аспектами жизни, такими как животные, земля, дом или охота.Некоторые ученые также предполагают, что женщины носили их как амулеты или талисманы, чтобы защитить их во время беременности и родов.

Акушерки и народная медицина

На протяжении большей части истории, хотя философы и врачи-мужчины часто проповедовали о беременности и родах, мужчины не принимали участия в самих родах. В некоторых культурах мужчинам было запрещено участвовать в родах или даже наблюдать за ними. Вместо врачей и медсестер к женщинам приходили родственники и акушерки, которые поддерживали их во время родов и предлагали любые средства и стратегии, которые они могли.

Знания в области акушерства передавались от одного поколения к другому членами общины. В конце концов на эту тему были изданы книги. В некоторых обществах начинающие акушерки поступали в ученичество. Некоторые акушерки работали время от времени, когда это было необходимо в общине, в то время как другие путешествовали на большие расстояния от дома к дому и работали регулярно. Если возникали осложнения, они вызывали местного врача, который помогал с его медицинскими инструментами. Иногда акушерки отводили ребенка на крещение, пока мать отдыхала.Они также играли юридическую роль в документировании рождения детей и их родителей.

Акушерки знали о лечебных травах, которые могут помочь беременным женщинам с множеством проблем. Они знали, как обустроить комнату и разместить женщину для родов. Если ребенок был в неправильном положении, акушерки знали, как его повернуть. Они проверяли положение ребенка, прощупывая живот женщины, и проверяли, насколько она расширена. Смазанными маслом руками они помогли растянуть ткани женщины перед родами.После рождения ребенка они оставались около месяца, чтобы помочь матери овладеть такими навыками, как грудное вскармливание.

Если не считать советов опытных женщин, роды и медицина в целом долгое время было чем-то вроде дикого запада. Женщинам, например, говорили не думать о странных мыслях. Если бы вы подумали, скажем, об обезьянах, ваши дети родились бы волосатыми.

Акушерок тоже иногда обвиняли в колдовстве, если что-то пошло не так с беременностью. На протяжении всей истории акушерки были членами всех социальных слоев, от высшего слоя общества до низшего рабочего класса.Со временем для акушерок стали доступны формальное обучение и занятия.

Несмотря на усилия акушерок, роды были рискованными как для матери, так и для ребенка. В средние века каждая третья женщина умирала в детородном возрасте. Это было настолько опасно, что молодые женщины писали завещание, когда узнавали, что беременны. Инфекция, послеродовое кровотечение, неопытные акушерки / врачи и затрудненные роды были частыми причинами смерти.

Родовые традиции в разных культурах

Истории о беременности и родах иногда упоминаются в фольклоре и религии.Пожалуй, самая известная история родов — это христианское Рождество, когда Дева Мария рожает Иисуса в яслях. В мифе ирокезов о сотворении мира женщина рождает двух сыновей: одного, который создает все хорошее в мире, а другого — все плохое в мире. Считалось, что греческая богиня Афина появилась из трещины в черепе своего отца Зевса. А в японской сказке «Сказка о резчике бамбука» мужчина находит девочку внутри стебля расколотого бамбука.

Записи о том, каково было рожать в различных культурах по всему миру, немногочисленны из-за доминирования мужчин как движущих сил культуры и того факта, что женщины часто рожали за закрытыми дверями.Особенно сложно найти описания родов у представителей среднего и низшего классов.

Счета времен времен времен Тюдоров (1485–1603) проливают свет на то, на что был похож этот процесс для дворянок. В течение нескольких недель до и после родов мать была отключена в отдельной комнате — это называлось «лежать в ней». Перед этим она пошла в церковь, чтобы получить благословение священника. В этот период мужчинам не разрешалось видеться с ней, и комната была закрыта ставнями, чтобы имитировать темноту и спокойствие матки. Надежные акушерки помогали ей, и читались молитвы, чтобы защитить ее от опасности.

В аристократическом доме Хэйан Япония (794–1185) родильная комната, которая должна была находиться на севере дома, была одета в белое. Однако это не было частным рождением. Родственники и обслуживающий персонал мужского и женского пола смотрели через занавески, поскольку роды были чем-то вроде зрелища. На более мрачной ноте, буддийский монах, женщина-духовный медиум по имени мико, и другие религиозные деятели сидели рядом с матерью, когда она работала. Их молитвы отражали голодных призраков, смиренных духов, которые собирались вокруг людей, которые были при смерти.

То, что ясно подтверждается художественными представлениями и продолжающимися традициями, заключается в том, что женщины рожают не только лежа. Резные фигурки и иллюстрации от Древнего Египта до недавних веков изображают рожениц в положении стоя, на корточках, на коленях и сидя. Некоторые формы карантина матери до или после родов встречаются во многих культурах, от Латинской Америки до Китая.

Медицинские разработки

Щипцы были изобретены в восемнадцатом веке.Этот инструмент до сих пор используется для перемещения младенцев по родовым путям, когда они застревают. Поскольку они могли пользоваться щипцами, акушерки-мужчины и врачи утверждали, что они превосходят акушерок-женщин. В то время женщинам не разрешалось выполнять медицинские процедуры, в том числе использовать медицинские инструменты, такие как щипцы. В то время как некоторые богатые женщины перешли на использование акушерок-мужчин, большинство матерей по-прежнему использовали традиционный путь.

Вскоре, однако, были разработаны другие медицинские разработки, которые сделают беременность более легкой и безопасной.К середине-концу девятнадцатого века анестетики стали более понятными. Врачи научились использовать химические вещества, чтобы заглушить боль раненых, что особенно помогло во время операции. Королева Виктория, например, просила хлороформ во время родов.

Несмотря на то, что медицинские работники с готовностью адаптировали анестезию для других целей, облегчение боли во время беременности поначалу не одобрялось. В Библии Бог наказал Еву после того, как она съела запретный плод, заключается в том, что она испытает сильную боль, когда родит детей.Поэтому во многих христианских культурах считалось долгом женщины перед Богом испытывать боль во время родов.

В тот же период было обнаружено, что патогены ответственны за распространение болезней и инфекций. Врачи разработали антисептические и гигиенические средства, которые резко снизили смертность от хирургических вмешательств. Это позволило женщинам сделать кесарево сечение, не умирая в дальнейшем от инфекции. Раньше кесарево сечение использовалось только в тех случаях, когда мать не ожидала, что выживет. До открытия микробной теории и антисептиков врачи вызывали гораздо больше смертей, чем акушерки, потому что они не мыли руки между различными медицинскими процедурами, передавая инфекции от больных людей матерям и младенцам.

Эти и другие события означали, что к 1900-м годам США и Канада окончательно отказались от акушерства в пользу акушерства. Это было не так в других странах, особенно в странах с меньшими экономическими ресурсами. Однако многие развитые страны, такие как Великобритания, также сохранили институт акушерства, несмотря на то, что они занимались акушерством.

К 1950-м годам 88% процентов родов происходило в больнице под контролем врача. Женщин лечили медсестры и врачи, и во время родов они лежали горизонтально, а не стояли или на коленях. Первым президентом США, родившимся в больнице, был Джимми Картер. Он родился в 1924 году в штате Джорджия, где его мать работала медперсоналом.

Современные роды

Последние десятилетия характеризовались совершенствованием акушерства и изобретением новых репродуктивных технологий.Кардиомониторы предупреждают врачей, когда плод находится в бедственном положении. Ультразвук и другие технологии визуализации позволяют определить пол ребенка и выявить потенциальные проблемы с беременностью. Женщины принимают витамины для беременных, которые сохраняют здоровье им и их детям. Эти и другие инновации снизили уровень материнской и внутриутробной смертности во всем мире.

Последние десятилетия также отмечены расширением прав и возможностей женщин. В течение 20-го века женщины в США и во всем мире активно вошли в медицинскую профессию.Они сами могли стать акушерами-гинекологами, а не только мужчинами. Во многих странах акушерки и медсестры составляют более половины работников здравоохранения.

В 1970-х годах возникло естественное движение за рождение ребенка. Матери начали экспериментировать с домашними и водными родами и с отказом от обезболивания. Эти женщины хотели большего контроля и более личного опыта. Движение, однако, подвергается критике за то, что заставляет женщин, которые хотят использовать врачей и эпидуральную анестезию, чувствовать, что их роды менее «естественны» или что у них никогда не было «настоящих» родов.Правда в том, что никто не должен заставлять женщину чувствовать себя плохо из-за того, какой вариант родов она выберет.

Те, кто ищет золотую середину между больницами и домашними родами, могут воспользоваться услугами родильных центров, акушерок и доул. В то время как акушерки могут заменить акушера-гинеколога, доулы не практикующие врачи. Вместо этого они действуют как эмоциональная поддержка до и во время родов.

Пока мы не отточили процесс родов до совершенства. В некоторых странах, где медицинская помощь недоступна, уровень смертности матерей и младенцев по-прежнему высок.Во время любых родов все еще возникают осложнения, которые травмируют матери и приводят к рождению детей с ограниченными возможностями. Однако мы прошли невероятно долгий путь всего за несколько столетий из более чем 200 000 лет нашего пребывания здесь, на Земле.

Я акушер-гинеколог, посетившая тысячи родов, прежде чем задаться вопросом, почему американцы рожают в постели

Несколько лет назад я посетил Дар-а-Луз, единственный отдельно стоящий родильный дом в Нью-Мексико. Это совсем не похоже на огромные городские больницы, в которых я работал всю свою карьеру.Расположенный в долине на окраине Альбукерке, Dar a Luz больше похож на землянку. По периметру деревянный забор окружает залитый солнцем двор с садом камней и пешеходной дорожкой, по которой ожидают роды во время родов.

Внутри родильные комнаты залиты таким же естественным светом, а открытые пространства спроектированы так, чтобы стимулировать непрерывное движение. Кровати расположены в углах комнат, а не в центре. Эбигейл Ланин Ивз, исполнительный директор родильного дома и сертифицированная медсестра-акушерка, объяснила, что в Дар-а-Луз ее пациенты прибывают в родах пешком — и обычно остаются в таком состоянии до рождения ребенка. Кровати предназначены для отдыха после родов, реже — для родов или самих родов.

Ежегодно около 20 000 американцев рожают вне постели, что обычно требует родов вне больниц. По данным CDC, такие центры, как Dar a Luz, стали популярнее на 83% за последнее десятилетие. Тем не менее миллионы американцев по-прежнему предпочитают рожать прикованными к постели, на спине, с поднятыми коленями, расставленными ногами и поднятыми ступнями. Я присутствовала на родах тысяч младенцев, прежде чем задумалась почему.

Сад камней, с любовью называемый Лабор-интом, в родильном доме Дар-а-Лус в Альбукерке, штат Нью-Мексико.

Мне как акушеру-гинекологу эта должность знакома. Максимально воздействует на таз во время офисных осмотров и гинекологических процедур. В более широком смысле, это имеет смысл и для родов, особенно с моей точки зрения как врача. Работа по вызову в рабочей зоне может быть изнурительной, это постоянная гонка с одной кровати на другую.Когда люди, о которых я забочусь, остаются в постели, я могу сесть, оптимизировать освещение и уменьшить нагрузку на спину и глаза.

Но, хотя для меня это было удобно, немногие люди без лекарств выбрали бы такой способ работы. Без анестезии это было бы слишком неудобно. Движение — это инстинктивный способ справиться с дискомфортом во время родов. Пребывание в вертикальном положении также способствует развитию родов и опусканию ребенка по родовым путям, чему способствует сила тяжести. Напротив, исследования МРТ показывают, что положение на спине может значительно сузить путь ребенка через таз.

Однако при наличии анестезии стоять и ходить во время родов сложно, если не невозможно. Отключение болевых рецепторов организма требует отключения нервных окончаний от нашего восприятия — процесса, который может лишить нас способности двигаться, запоминать, что произошло, или и то, и другое. Анестезия действует, притупляя наши самые фундаментальные инстинкты. Эта дилемма ставит наше стремление к комфорту в противоречие с нашим стремлением к контролю.

«Благословенный» хлороформ и сумеречный сон

В середине XIX века рождение ребенка не было событием, которое многие женщины хотели бы активно пережить.В безвыходных обстоятельствах врачей часто вызывали для хирургического вмешательства при родах, используя грубую силу — наложить металлические щипцы на голову ребенка, пока он еще находится в родовых путях, и с усилием потянуть. Даже для самых стойких матерей было бы невозможно удержаться. Напротив, вдыхание хлороформа, раннего анестетика, мгновенно переводило бы их в «похожее на сновидение» состояние, безмолвие и безмолвие, пробуждающееся через несколько часов, мирное и почти не помнящее о том, что произошло.

Картина Гюстава Леонарда де Йонге «Молодая мать.«Работа создана во второй половине XIX века. Викимедиа

Хлороформ получил широкое признание, даже получил одобрение от самой королевы Виктории, которая назвала его «благословенным». Но грубый метод введения — вдыхание паров тряпки — привел к опасно неравномерной дозировке. Если давать слишком мало, женщина не спит и страдает от боли. Но если дать слишком много, они могут навсегда перестать дышать. Когда анестезия стала обычным явлением, многие умерли от передозировки.

Решение этой проблемы появилось в начале 20 века. Те же эффекты ингаляционной анестезии могут быть достигнуты с помощью комбинации морфина и скополамина, внутривенных препаратов, которые можно тщательно измерить с помощью шприца. Эта новая форма инъекционной анестезии привлекательно продавалась беременным женщинам как «сумеречный сон». А к 1930-м годам это стало стандартным подходом к родам в Соединенных Штатах.

Жестокое обращение в родильных домах

Затем, в 1958 году Ladies Home Journal опубликовал тревожную статью под названием «Жестокость в родильных домах.В серии писем американские медсестры прямо рассказывали о рожающих женщинах, которые оставались одни на несколько часов, привязаны к кроватям, «яростно» плакали и непроизвольно корчились, пытаясь удержать оковы. В то время отцам и другим членам семьи не разрешалось присутствовать в родильных домах для дачи свидетельских показаний. Под сильным седативным действием воспоминания самих матерей были нечеткими.

Американская общественность пришла в ужас от этих описаний. Беременные женщины хотели вернуть свой голос. Им нужна была способность соглашаться.Они хотели большего контроля.

К 1960-м годам более новая технология — эпидуральная анестезия — предложила привлекательную альтернативу. Эпидуральная анестезия, которую вводят на уровне позвоночника, эффективно обходит мозг, позволяя матери бодрствовать и бодрствовать во время родов, сообщать о своих симптомах и участвовать в принятии решений по уходу. Но они также требуют другого компромисса. Лекарство распространяется и блокирует все нервы, которые передают и получают сигналы к тазу и бедрам и от них. Эти нервы опосредуют ощущения, но также контролируют все ключевые мышцы в этой области, от мочевого пузыря до четырехглавой мышцы.

Женщины с эпидуральной анестезией не могут самостоятельно мочиться. Чтобы помочь им, необходимо установить катетер. В противном случае их мочевой пузырь просто раздувается, как воздушный шар. Они также не могут эффективно двигать ногами и должны оставаться в постели, как правило, в течение многих часов. Эпидуральная анестезия требует более интенсивного мониторинга, множества проводов, которые действуют как тросы. И, устраняя боль в качестве барьера, они открывают возможность для большего количества вмешательств — те же эпидуральные средства, которые используются при спонтанных вагинальных родах, могут быть достаточно дозированы для широкого спектра процедур, включая кесарево сечение.

Контроль передачи (и комфорт) на своих условиях

В настоящее время более 70% рожениц в США получают эпидуральную анестезию, предпочитая некоторую степень комфорта физическому контролю. Тем не менее, популярность Dar a Luz и других родильных домов предполагает, что все большее число людей, похоже, выбирают противоположный компромисс: участие и движение вместо медицинского обезболивания. Возможно, однако, проблема не в самой анестезии, а скорее в ложном выборе, заложенном в ее способе подачи, дихотомии по принципу «все или ничего» между «естественным» и «медицинским».”

В родильных домах эпидуральная анестезия недоступна, и в результате роды заметно отличаются от больничных эквивалентов. Хотя мать не обязательно выглядит комфортно, ее движения и образ мышления больше напоминают спортсмена, совершающего подвиг, чем пациента, переживающего тяжелые испытания. Повсюду акушерки оказывают поддержку, внимательно наблюдают и наставляют.

Иногда во время родов развиваются осложнения, из-за которых этих матерей приходится переводить в больницу.Это требует уступки изменяющимся обстоятельствам и передачи некоторого контроля акушерам и медицинским технологиям.

Но ожидание этих матерей — это не больше абсолютный контроль, чем абсолютный комфорт. Большинство признает, что роды нельзя ни полностью контролировать, ни полностью комфортно. Они, возможно, как и все роженицы, просто стремятся понять эти компромиссы и имеют возможность уступить контроль — или утешение — на своих условиях.

[ Экспертиза в вашем почтовом ящике.Подпишитесь на информационный бюллетень The Conversation и получайте дайджест академических обзоров сегодняшних новостей каждый день. ]

Как роды переместились из дома в больницу и обратно?

Маргарет Марш, профессор истории Университета Рутгерса, рассказывает о времени домашних родов.

Таунья Инглиш из

WHYY подробно рассмотрела вопрос о домашних родах для «The Pulse». Это выбор, к которому стремятся все больше женщин, но критики говорят, что домашние роды небезопасны.

Борьба за то, где должно происходить рождение, и кто должен присутствовать, чтобы помочь процессу, не нова.

Маргарет Марш, профессор истории Университета Рутгерса, кратко рассказала нам об истории рождения и рассказала о давней войне между акушерками и врачами.

«В колониальный период, вплоть до 1760 года или около того, акушеркам не приходилось сталкиваться с серьезными проблемами при родах», — объяснил Марш. Когда женщина была готова к родам, ее родственницы и друзья вместе с акушеркой помогали ей в этом процессе.

«Но это был ужасный процесс, умирали младенцы, умирали женщины, рожать ребенка было страшно», — добавил Марш. Она говорит, что примерно в 1760 году женщины из высших слоев общества захотели иметь врачей при рождении. Они думали, что, поскольку у врачей больше образования, они смогут родить безопаснее. Врачи рожали детей в женских домах, и со временем роды с помощью врача стали более популярными. «В 1900 году около половины младенцев родила акушерка. К 1935 году только пятнадцать процентов родов были доставлены акушерками », — сказал Марш.

«Со временем между врачами и акушерками возникло соперничество», — добавила она. «Врачи сказали бы:« Мы больше знаем об анатомии, мы лучше приспособлены для этого ». Акушерки сказали:« Мы женщины, у нас есть опыт, мы знаем, как мы это делаем »».

В течение многих десятилетий борьба за подходы не велась по гендерному признаку; все врачи были мужчинами, а все акушерки были женщинами.

Переход к госпитальным родам начался в 20 веке. «То, что произошло в начале 20 века, было анестезией при родах, и они хотели, чтобы роды прошли безболезненно.”

Но Марш говорит, что результаты для женщин были не такими уж хорошими. «Множество осложнений, множество инфекций, это не имело того эффекта, которого хотели женщины. Они хотели более безопасных и менее болезненных родов, но в первой трети или половине столетия не всегда были более безопасными роды ».

Марш объяснил, что в 1930-х годах большинство акушерок практиковали в сельской местности, и их часто называли «бабушками-акушерками», людьми, которые научились своему делу самостоятельно. «Какое-то время казалось, что акушерки устареют.В 1940-х, 50-х и 60-х годах врачи, особенно акушеры, рожали всех младенцев ». Марш говорит, что феминистское движение 1970-х возродило интерес женщин к акушеркам. «Женщины снова захотели контролировать свои собственные роды».

Этот акушер-гинеколог стал вирусным при родах прямо перед рождением ребенка

Когда вы представляете себе роды, вы, вероятно, думаете, что это будет самая важная вещь в вашем списке дел на этот день. Кроме того, есть люди, которые — сознательно или случайно — работают вплоть до родов, в том числе акушер-гинеколог из Кентукки, который вынашивал ребенка буквально прямо перед тем, как родить.

Аманда Хесс, D.O., стала вирусной сенсацией после того, как появилась новость о том, что она родила ребенка от другой женщины незадолго до родов. Согласно сообщению в Facebook от доктора Халы Сабри, основателя Physician Moms Group, доктор Хесс надевала свое платье пациента, чтобы подготовиться к индукции (когда врачи пытаются начать ваши роды с помощью лекарств или других средств), когда она подслушала медсестер. подготовка к активной схватке с женщиной, которой необходимо было немедленно родить, потому что ребенок находился в тяжелом состоянии.«Этот ребенок приближался и нуждался в помощи!» в сообщении говорится. «Акушер-гинеколог пациентки был в пути, но доктор Хесс (сама гинеколог) знала, что ребенку сейчас нужно внимание! Так что, по ее собственным словам, она «надела еще одно платье, чтобы прикрыть мою задницу, надела несколько сапог поверх моих шлепанцев» и родила этого ребенка! »

«Мамы-врачи постоянно заботятся о своих семьях, а также о своих пациентах и ​​их семьях», — говорится в сообщении. «Отличная работа, доктор Хесс! А теперь наслаждайся отпуском по беременности и родам! »

Др.Хесс говорит СЕБЕ, что после родов она просто сняла стерильную одежду, вернулась в свою больничную палату, и у нее начались роды. И хотя это кажется огромным подвигом, она говорит, что на самом деле помогло ей в собственном труде. «Я очень волновалась, прежде всего, по поводу вступления в должность, но это немного отвлекло меня от этого», — говорит она.

Теперь она называет этот опыт «действительно интересным», добавляя, что у нее и ее пациента «особая» связь. «Мне нравится то, что я делаю, и я думаю, что это говорит об этом», — говорит она.

История, очевидно, потрясающая, но хотя коллеги-акушеры-гинекологи серьезно поддерживают доктора Хесса, они не удивляются.

«Это есть в нас», — говорит SELF Кристин Гревс, доктор медицины, сертифицированный акушер / гинеколог из больницы Винни Палмер для женщин и младенцев. «Если мы слышим, что ребенку нужна помощь, пока к нам не прикреплен стержень для внутривенного вливания, мы на месте — и даже тогда мы постараемся сделать это. Мы всегда находимся в таком состоянии желания помочь ». Доктор Гревес говорит, что она также работала в тот же день, когда ей сделали кесарево сечение.«Я решила заниматься тем, что мне нравится и которым нравится, прежде чем я родила, вместо того, чтобы просто стоять дома и гадать, как я буду реагировать на эпидуральную анестезию», — говорит она. «Я люблю заботиться о своих пациентах. Это был я и мои нормальные люди ».

Американское акушерство в 1950-х годах

Проводя некоторое исследование для предстоящей статьи о «неудаче в прогрессе», я обнаружил, что мне нужно прочитать оригинальную версию статей о «кривой Фридмана» 1954–1956 годов. Единственный способ прочитать эти статьи — запросить 3 тома акушерских журналов из системы удаленного хранения медицинской библиотеки.В июне 2013 года я взяла эти 3 тома (2 тома «Акушерство и гинекология» и 1 том «Американского журнала акушерства и гинекологии») и отнесла их обратно в машину — они были тяжелыми! Но мне не терпелось открыть их и прочитать — мне казалось, что мне только что вручили историческую сокровищницу. Когда я просматривал каждый выпуск, мне казалось, что я смотрю на неотфильтрованное окно материнской заботы в 1954–1956 годах . Я не читал рассказ другого человека о том, на что это было похоже — я читал оригинальные отчеты, написанные акушерами, о том, на что была похожа акушерская практика в то время. Случалось ли вам когда-нибудь рассказывать вам друг или член семьи, каково это было рожать в 1950-х годах? Или вы сами рожали в 1950-х? Возможно, кое-что из того, что я здесь рассказываю, будет вам знакомо. Ниже я поделился некоторыми из самых шокирующих и наводящих на размышления фактами из этих научных журналов. Вот несколько вопросов, над которыми вы можете подумать, читая:
  • Как изменилась акушерская помощь и как она осталась прежней?
  • Как тогда нарушались этические принципы здравоохранения и научных исследований и как они нарушаются сегодня?
  • Что мы можем извлечь из уроков истории?

Изменение концепций в управлении трудом »Фредерика К.Ирвинг, доктор медицины, Клируотер, Флорида Am J Obstet & Gynec. 1954; 68 (1): 224-227

Доктор Ирвинг размышлял о многих изменениях в акушерской помощи, которые произошли между 1920 и 1950 годами. Некоторые из его наиболее интересных наблюдений перечислены ниже: «Практикующий 30 лет назад мог бы счесть частое использование низких щипцов в настоящее время в некоторой степени радикальным, но результаты доказывают, что при разумных навыках со стороны оператора они наносят не больший вред матери или младенцу, чем нормальные роды. и он сохраняет целостность мягких частей, если сопровождается подходящей эпизиотомией .Более того, он защищает младенца от повреждений головного мозга, которые иногда возникают в результате длительного давления на тазовое дно ». «Тот же врач более ранней эпохи, вероятно, был бы поражен той частотой, с которой в настоящее время роды вызываются разрывом плодных оболочек, иногда по хорошим медицинским показаниям, иногда для того, чтобы помочь пациенту, но чаще всего для удобства пациента. доктор ». «Наш пожилой друг, с некоторыми основаниями, вполне мог бы критиковать частоту кесарева сечения, которая колеблется от до 6%, в зависимости от населенного пункта и клиники. ” «За последние 30 лет мы стали свидетелями широкого использования анальгетиков, в основном , более безопасных барбитуратов для облегчения родовых болей и амнестического агента, скополамина, чтобы стереть воспоминания о родах…. Это так называемые «естественные роды» Грантли Дика Рида и его учеников … нет никаких научных данных, доказывающих, что это устанавливает какие-то особые отношения между ней и ее младенцем или что ей это понравится сильнее, чем если бы она крепко спали, когда он родился….Однако этот метод вызвал значительный энтузиазм среди женщин, родивших с его помощью, и , безусловно, не может быть аргументом против него, если он делает их счастливыми ». Другими важными изменениями, произошедшими между 1920 и 1950 годами, были переход женщин, рожающих дома, почти исключительно в больницы, открытие антибиотиков, , которое резко снизило уровень материнской смертности от инфекций, и разработка безопасных переливаний крови . что снизило материнскую смертность от послеродовых кровотечений.

«Доставка щипцами», Артур Х. Билл, доктор медицины, из Кливленда, штат Огайо. Am J Obstet & Gynec, 1954: 68 (1): 245-249

К 1954 году операция «высоких» щипцов (когда ребенка вынимали щипцами, когда он все еще находился высоко в тазу) была почти полностью исключена. Тем не менее, родоразрешения «средними щипцами» или «низкими щипцами» все еще использовались у большинства женщин. Одна из самых захватывающих частей этой статьи была, когда доктор Билл оправдал использование «профилактических щипцов».Профилактические щипцы, или превентивное использование «низких» щипцов, имели место, когда врач разрезал эпизиотомию и использовал щипцы, чтобы вытащить ребенка , когда это было коронкой — не потому, что что-то не так, а на случай, если что-то может пойти неправильный , который может поставить под угрозу жизнь ребенка (д-р Билл привел пример выпадения пуповины, которое встречается крайне редко — не говоря уже о маловероятном, если голова уже выходит без признаков пуповины). Он заявляет: «Мы считаем, что оправдано в ожидании возможного возникновения таких осложнений, даже если они нечасты. Результаты нашего многолетнего опыта с этой процедурой определенно подтверждают нашу уверенность в том, что благополучие матери и ребенка гарантировано ». Философия, лежащая в основе использования профилактических щипцов, является прекрасным примером «максиминного» подхода к акушерству. Подход MaxiMin подразумевает использование агрессивных интервенций для минимизации максимальных потенциальных потерь. Другими словами, врачи использовали щипцы и эпизиотомию во время большинства родов, чтобы предотвратить очень редкие осложнения.Однако только очень крошечный процент женщин может извлечь выгоду из этого подхода. И до недавнего времени неизвестное большинству врачей, рутинное использование щипцов и эпизиотомия несут много потенциальных вредов как для женщин, так и для младенцев.

«Использование внутривенных и внутримышечных инъекций демерола и скополамина при родах». Автор: G.G. Пассмор и Эдгар В. Санта-Крус из Сан-Антонио, штат Техас. Am J Obstet & Gynecol 68 (1): 998

Доктор Пассмор и доктор Санта-Круз хотели узнать, могут ли они дать женщинам быстрый и приятный метод обезболивания во время родов — , поэтому они начали вводить демерол и скополамин вместе в одном шприце .Единственными вредными эффектами, которые они наблюдали, были эпизодическая тошнота и рвота («замаскированное благословение», потому что желудок матери опустошал), головокружение, сонливость и онемение. В то время младенцы не нуждались в реанимации чаще, чем другие младенцы (хотя они не сообщали о количестве младенцев, которым требовалась реанимация). Благодаря своему новому распорядку, доктор Пассмор и доктор Санта Круз смогли заставить своих пациентов спать во время родов . Они заявили: «Единственные заметные признаки родов — это глубокое дыхание на первой стадии и непроизвольное« давление »на второй стадии. После родов пациент спокойно лежит во время восстановления после эпизиотомии ». Основываясь на 917 работах, в которых они использовали эту процедуру, д-р Пассмор и д-р Санта-Крус сказали, что «безоговорочно, наш опыт работы с ним был действительно приятным для нас, а также для наших пациентов. В свете нашей статистики и количества случаев, которые мы рассмотрели, мы считаем, что [этот метод] практически не представляет опасности ни для матери, ни для ребенка ». Д-р Пассмор и д-р Санта-Крус издевались над каждым, кто не хотел бы использовать их методику: «Каждый день мы видим акушерских пациентов, которые напуганы и прибегают к таким чудовищам , как так называемые« естественные роды »и другие методы просто Как это ни смешно в наше время, все потому, что сенсационные писатели для непрофессиональной прессы, доброжелательные родственники и друзья, и даже некоторые врачи, у которых мало или совсем нет опыта в применении хорошей анальгезии и седативных средств, насильно кормят этих несчастных женщин дезинформацией и бессмысленными идеи относительно использования лекарств в родах и доставке .«Они [матери] даже загипнотизированы, заставляя поверить в то, что — это так прекрасно, так приятно и так успокаивающе просыпаться в родильном зале, слышать этот первый маленький крик, который является скорее плодом мазохистского воображения, чем реальность. В большинстве случаев и для пациента, и для врача откровенно разочаровывает то, что пациент осознает, что происходит в родильном зале … Есть много пар, у которых есть только один ребенок из-за дискомфорта и неприятных переживаний, которые они помнят, когда у них был их первый ребенок и еще больше разорванных браков из-за страха перед беременностью.” В статье д-ра Пассмора и д-ра Санта-Крус раскрывается пара этических проблем. Наиболее очевидная этическая проблема состоит в том, что эти врачи использовали непроверенную комбинацию лекарств для рожениц без их ведома или согласия , а затем собирали статистику, чтобы показать, что это было «безопасно и эффективно» — без сравнения их пациентов с другой группой. чтобы узнать, действительно ли это было эффективно или безопасно. Это не было исследованием, как мы проводим сегодня — это был бессистемный набор клинических опытов, подтверждающих или «подтверждающих» предвзятые мнения. Исследование, подобное этому, сегодня никогда не было бы одобрено советами по исследовательской этике . Это «исследовательское исследование» не было ни этичным, ни безопасным для участников, и оно было настолько плохо спланировано, что фактически подвергало риску матерей и младенцев, публикуя мусор.

«Множественное кесарево сечение» доктора Джеймса Бремнера и доктора Джеймса Диллона из Чикаго, штат Иллинойс. Акушерство и гинекология. 1955; 6 (1): 85-92.

В 1950-х годах в большинстве больниц женщинам говорили, что они должны быть стерилизованы после 2, 3 или 4 кесарева сечения .Целью данной статьи было описать, что происходит со рубцами на матке у женщин, перенесших ранее кесарево сечение, в условиях, когда женщины не были стерилизованы после кесарева сечения. Это исследование стало возможным только потому, что в больницах доктора Бремнера и доктора Диллона стерилизация была запрещена. Авторы описали 105 случаев повторного кесарева сечения (у 1 женщины было 7 кесарева сечения, у 2 женщин — 6, у 9 женщин — 5, у 29 женщин — 4, и у 64 женщин — 3). Не было ни материнской смертности, ни стерилизации. отсутствие разрывов матки, 1 гистерэктомия из-за дегенерирующей матки, 2 смерти новорожденных (оба родились преждевременно) и 2 мертворождения (1 неконтролируемая мама-диабетик и 1 мертворождение на 22 неделе).Основываясь на своей статистике, д-р Бремнер и д-р Диллон сочли, что не требует стерилизации после 2 или более кесарева сечения . Они утверждали: «Мы считаем, что для какой-либо конкретной пациентки не может быть никаких определенных ограничений в отношении количества операций кесарева сечения, которые она может иметь, но что рубцы на матке в каждом случае должны оцениваться индивидуально . .. Мы считаем, что женщины, подвергшиеся к стерилизующим процедурам и гистерэктомии в раннем возрасте лишены права, которого они желают и на которое они имеют право.В результате они подвергаются деморализующим психосоматическим изменениям, которых в противном случае можно было бы избежать ».

Заключение д-ра Бремнера и д-ра Диллон было благородным и уважало право рожениц принимать решение о своей фертильности. К сожалению, их вывод был основан на выборке, которая была слишком маленькой, чтобы определить истинный риск повторного кесарева сечения. Но интересно прочитать, что женщины, перенесшие кесарево сечение в 1950-х годах, столкнулись с некоторыми из тех же дилемм, что и женщины, перенесшие кесарево сечение сегодня: Каковы риски продолжения иметь детей? Сможете ли вы обзавестись большой семьей, если родите кесарево сечение? Должно ли предполагаемое количество детей в семье влиять на решение о родах при будущих беременностях? «Материнская смертность от акушерской анестезии и обезболивания: можно ли их устранить?» Стивенсон, К.S. et al. Из Детройта, штат Мичиган. Акушерство и гинекология. 1956: 8 (1): 88-98.

В этой статье авторы изучили 34 случая материнской смерти в Мичигане в 1950–1953 годах, вызванных акушерской анестезией. Акушерская анестезия была 4 основной причиной материнской смертности в то время , после кровотечения (101 смерть), инфекции (43 смерти) и преэклампсии (63 смерти). Как эти 34 женщины из Мичигана умерли во время родов? Большинство смертей произошло непосредственно из-за спинальной анестезии (20 смертей). Большинство женщин, умерших от спинномозговой анестезии, получали чрезмерные дозы лекарств (13 смертей) и / или получали спинномозговой наркоз с помощью неправильной техники (14 смертей). Шесть из этих женщин не должны были проходить спинномозговую анестезию, поскольку у них были медицинские показания, запрещающие ее применение (например, крайне низкое кровяное давление). Важно отметить, что одним из основных факторов материнской смертности был человек, который вводил анестетик. Фактически, человек, ответственный за проведение анестезии, был гораздо важнее, чем тип анестезии или применяемое лекарство. К сожалению, в то время в акушерских отделениях не всегда были обученные анестезиологи. Таким образом, анестезию часто проводили ординаторы или интерны (7 смертей), акушеры (13 смертей), медсестры (8 смертей) или анестезиологи, которые не были обучены обезболивать беременных женщин (2 случая). Интересно отметить, что в то время многие медсестры, занимавшиеся родовспоможением, выполняли роль «медсестер-анестезиологов». Хотя сертифицированные дипломированные медсестры-анестезиологи сегодня хорошо обучены, большинство медсестер-анестезиологов в то время не имели формальной подготовки в области анестезии. В родильных отделениях медсестры часто отвечали за проведение ингаляционной анестезии пациентам. Как сказали авторы: «Эти медсестры являются верными« дежурными дежурными »представителями анестезиологического отделения в отделениях родовспоможения в большинстве больниц, и именно они, помимо медицинских анестезиологов (которые постоянно заняты хирургические операционные), которые обычно являются наиболее компетентным лицом для проведения акушерской ингаляционной анестезии.” К сожалению, эти медсестры иногда допускали критические ошибки. В одном случае медсестра дала сильную дозу пентотала натрия тяжелобольной женщине с преэклампсией, родившей несколько часов назад. Эта пациентка, которая уже находилась под сильным седативным действием, нуждалась в кислороде, а не в дальнейшем подавлении ее дыхания, и она умерла в течение нескольких минут после приема этого лекарства. Авторы пришли к выводу, что спинальную анестезию должны проводить только медицинские работники, специально обученные акушерскому применению этих методов.Кроме того, они заявили, что «нет анестетика лучше, чем человек, который его вводит». Исследователи утверждали, что по крайней мере 24 из этих 34 смертей можно было бы предотвратить, если бы человек, проводивший анестезию, имел надлежащую подготовку и имел опыт проведения анестезии беременным женщинам. Хорошая новость заключается в том, что еще в 1951 году авторы, написавшие эту статью, привели в действие план по устранению случаев материнской смертности от анестезии в своей больнице (Больница Германа Кифера в Детройте, штат Мичиган). С 1951 года до публикации этой статьи в 1956 году из 20 650 родов не было ни одного случая материнской смертности от анестезии в их больнице. Итак, возвращаясь к их первоначальному вопросу (который также был названием их статьи), можем ли мы исключить материнскую смертность от акушерской анестезии? По их мнению, ответ был положительным — да, можем. Мысли Ребекки: Эти статьи открыли мне глаза! Я знала, что сумеречный сон был нормой во время родов еще в 1950-х годах (моя мать испытала его в 1960-х), но я не понимала, что в то время так много заботы о материнстве основывалось на практически нулевых доказательствах. В лучшем случае «доказательства» в поддержку многих вмешательств были шаткими — и большую часть времени доказательств не существовало. Например, я прочитал одну статью, в которой акушер описал, как он вручную удалил плаценту из каждой женщины, о которой он заботился во время родов. Его аргументация заключалась в том, что так и должно было быть. Он «отслеживал» свои статистические данные с сотнями женщин, но его учет не был научным, и он не предоставил никаких доказательств того, что его способ ведения третьего периода родов был безопасным.Итак, многие исследования были проведены крайне неэтичным образом , которые сегодня никогда не были бы одобрены исследовательскими советами. (Все исследования сегодня должны быть одобрены «институциональным наблюдательным советом», чтобы гарантировать защиту прав человека.) Женщин почти никогда не информируют о том, что они являются объектами исследования. В одном исследовании женщинам был случайным образом назначен 1 из 4 типов анестезии во время родов. Одной группе не разрешалось НИКАКОЕ обезболивание во время родов, за исключением случаев крайней необходимости.Ни одна из этих женщин не дала согласия на участие в исследовании, и ни одна из них не была проинформирована о том, что они были отнесены к определенной группе. Другими словами, не было информированного согласия или отказа . В другом исследовании гиперемезиса беременных женщин случайным образом распределили для приема различных препаратов или плацебо. Одним из препаратов, которые они давали этим женщинам, был метамфетамин или «метамфетамин». Исследователи давали метамфетамин неизвестным беременным женщинам, чтобы увидеть, могут ли психологические эффекты этого препарата облегчить тошноту, потому что тошнота во время беременности была предположительно психологической.Прочитав эти исследования , я был чрезвычайно благодарен за то, что сегодня у субъектов исследования — особенно беременных женщин и детей — есть много средств защиты . И все же — определенно были сияющие жемчужины семейной заботы, которые я читаю тут и там. В одной из моих любимых статей несколько акушеров рассказали, как после перехода с сумеречного сна на регионарную анестезию они убедили свою больницу разрешить мужчинам находиться в родильном зале . Авторы конкретно назвали это «разрешением мужчинам вернуть в родильном зале», потому что до появления родовспоможения у большинства мужчин был свободный доступ к родовспоможению.Интересно, что совет директоров больницы (все сами отцы) категорически против того, чтобы допускать мужчин в родильную палату, потому что «мы не хотели находиться в родильном зале, поэтому, конечно, другие мужчины тоже не захотят». Медсестры опасались, что мужчины упадут в обморок и сами станут пациентами. Адвокаты опасались, что за допуск мужчин в родильное отделение возникнет какая-то юридическая ответственность. И другие врачи волновались, что мужчины испортят их бесплодное поле.В конце концов, OB, которые настаивали на этом изменении, победили — и о чудо! Отцы молодцы ! Не испортили ни одного стерильного поля, не заставили медсестер лишней работы, не было судебных исков, и бизнес процветал! Молва распространилась, и вскоре эта больница стала * самым популярным местом для рожениц в городе . Это ориентированное на семью изменение, направленное на то, чтобы «разрешить» отцам находиться в родильном зале, было на самом деле довольно продвинутым для своего времени, поскольку большая часть США не применяла эту практику до середины 1970-х годов. Итак, что изменилось с 1950-х годов?
  • Партнеры теперь обычно остаются с матерью во время рождения ребенка
  • Сумеречный сон перестал существовать после того, как исследования показали, что он давал детям наркотики в течение нескольких дней после рождения
  • Частота кесарева сечения в США выросла с 2-6% до 32,8%
  • Щипцы и эпизиотомия стали редкостью
  • Женщинам больше нельзя употреблять метамфетамин во время беременности!
  • Женщины не «обязаны» стерилизоваться после нескольких кесарева сечения (хотя возможности их будущих родов все еще ограничены из-за нехватки поставщиков услуг, поддерживающих вагинальные роды после кесарева сечения)
Что осталось прежним? Итак, теперь ваша очередь говорить… что ВЫ думаете? Какие уроки мы можем извлечь из истории? Пожалуйста, не стесняйтесь участвовать в обсуждении ниже! И еще раз спасибо за подписку на информационный бюллетень Evidence Based Birth®!

«Мы знаем реальность родов» | Общество

Четыре года назад Стефани Шер должна была принять решение.С этим каждый год сталкиваются многие женщины, хотя ставки от этого не уменьшаются. Беременная первым ребенком, Шер нужно было решить, как лучше всего родить ребенка.

«Роды — это очень личное дело. Здесь нужно взвесить все« за »и« против »для каждого человека. Все, что вы делаете, несет в себе риски и преимущества, — говорит она мне.

Шер, 38 лет, выбрала плановое кесарево сечение. Не потому, что она была слишком шикарной или слишком напуганной, чтобы давить, а потому, что решила, что это самый безопасный метод. Фактически, Шер принимает решения о родах и операции каждый день, и она понимает последствия больше, чем кто-либо другой — она ​​акушер-консультант.

Одно лондонское исследование, опубликованное в Lancet в 1996 году, показало, что 31% женщин-акушеров лично предпочли бы кесарево сечение. В США этот показатель составляет почти 50%. Многие женщины-хирурги и врачи общей практики тоже спокойно берут на себя этот вариант — хотя, как один из них сказал мне, «признать, что это все еще в значительной степени не связано с ПК».

В апреле 2007 года тогдашний министр здравоохранения Патриция Хьюитт представила свою стратегию будущего охраны материнства. «Материнские дела» провозгласили «выбор», обещая лучший доступ к «нормальным» родам через роды на дому и в акушерских отделениях.Ее планы совпадали с последними рекомендациями Национального института клинического совершенства (Ницца), разработанными для сокращения числа случаев кесарева сечения — в настоящее время 23% всех родов — путем советов акушерам не делать их без медицинского обоснования. Официальное неодобрение выборных кесарева сечения означает, что Шер не осмеливается говорить под своим настоящим именем; Стефани Шер — псевдоним.

Таким образом, в то время как правительство продвигает «нормальные» роды среди населения, его сотрудники в частном порядке планируют кесарево сечение. Почему так много акушеров предпочитают не настаивать? Что они знают, чего не знаем мы?

Важно помнить, что задача акушера и хирурга — устранять более редкие осложнения и последствия родов.В отличие от акушерок, которые ежедневно наблюдают за успешными, нормальными родами, врачи свидетельствуют о наихудших сценариях развития событий.

Неизбежно эта разница в опыте проявляется в продолжающихся спорах о том, как лучше всего вести роды. Группы акушерок выступают за нормальные роды и «естественные» роды, в то время как акушеры склонны рассматривать медицинское вмешательство как пользу, а не как вред. Вчера комиссия по здравоохранению опубликовала отчет, в котором освещается несколько ключевых проблем в службах родовспоможения Великобритании, одной из которых является внутренняя напряженность между акушерками и врачами в родильных домах.Посередине — матери.

Эксперты по материнству во всем мире считают, что простые вагинальные роды, безусловно, являются лучшим вариантом как для матери, так и для ребенка. Большинство женщин согласны: 63% матерей рассматривают роды как естественный опыт, в который нельзя вмешиваться без необходимости. Стратегия правительства, «ставящая женщин в центр материнства», отражает всеобщий консенсус.

Тем не менее, среди всего фурора, который окружает вопрос о деторождении, для Шер и ее коллег ясно одно: правительство продвигает «выбор» при родах — обещание, которое редко выполняется.«Нет ничего плохого в том, чтобы надеяться на естественное событие, — говорит Шер, — и на то, чтобы все произошло красиво. Но это не так для значительной части женщин».

Самым большим страхом Шер была не боль от самопроизвольных родов. Это была перспектива экстренного вмешательства, если роды пойдут не так, как надо. Согласно последним доступным статистическим данным NHS по материнству (2005-6), чуть менее половины (47%) будущих матерей имеют регулярные, неосложненные «нормальные» роды. У остальных есть вмешательства, начиная от индукции, щипцов и заканчивая экстренным кесаревым сечением.Другими словами, когда женщина пытается добиться нормальных родов и самых лучших и безопасных родов, у нее есть только 50% шансов на это. Для значительного числа других роды будут более сложными.

С такими шансами нет ничего нелогичного в том, чтобы рассматривать альтернативы, особенно если ваша работа подвергает вас самым крайним случаям. Многие акушеры считают, что второе безопасное решение — плановое кесарево сечение. Национальный аудит кесарева сечения (2001 г.) показал, что половина акушеров считает, что это самый безопасный способ родоразрешения для ребенка, но не для матери.

Хирургические риски планового кесарева сечения включают кровотечение, тромбоз и инфекцию. Рубцы на матке означают, что чем больше у вас будет кесарева сечения, тем более опасными становятся последующие беременности. Но Шер знала, что ей нужно только двоих детей, и сделала выбор, который ей больше всего подходил — обоих родили путем кесарева сечения. Безопасность ребенка была ее основным мотивом, но не единственным, добавляет она. «Другой проблемой был риск повреждения тазового дна. Опять же, небольшой, но для меня это того не стоит».

Роды через естественные родовые пути являются основным фактором выпадения матки, недержания мочи и кала.Если во время родов повреждена промежность или сфинктер женщины, она не обязательно пострадает сразу после родов. Но когда наступает менопауза и мышцы тазового дна начинают атрофироваться, могут возникнуть проблемы.

Мишель Торнтон, колоректальный хирург, ежегодно принимает около 100 женщин, страдающих недержанием кала. «Я вижу конечный результат травматических родов», — говорит она. «Очень немногие из моих коллег выбрали бы вагинальные роды, и, если бы кто-нибудь из них попросил меня, то это плановое кесарево сечение.

Около 42% женщин проявляют некоторые симптомы недержания мочи, 4–12% женщин страдают от недержания кала. По словам Торнтона, «если у вас роды с помощью щипцов, вероятность недержания кала возрастает до 40 или 45 %. Если у вас плановое кесарево сечение, у вас не должно быть никаких проблем ».

Не все эксперты согласны с тем, что риски хирургических родов перевешивают пользу защиты тазового дна. Но калибровка клинических процентов отличается от наблюдения за жизнью женщин с — недержание кала, — говорит Торнтон.«Это определенно изменило мое представление о родах. Мысль о недержании кала — вести жизнь, как мои пациенты — я не думаю, что я достаточно сильна».

Торнтон считает, что клеймо недержания мочи не менее, если не хуже, чем физические симптомы. «Большинство слишком стесняются выходить на улицу», — говорит Торнтон. «Они никуда не пойдут, если не узнают, что там будет туалет. Они не могут пользоваться общественным транспортом, не ходят обедать … Только двое из них сумели сохранить работу, остальные не ходят. Не потому, что они думают, что все время пахнут.Если они кашляют, чихают или смеются, они знают, что у них будет течь ».

Среди ее пациентов у Торнтон есть полдюжины женщин в возрасте от 30 лет. У них« проблемы с привязанностью к детям ». . . а также молодые партнеры, ожидающие возобновления нормальных сексуальных отношений. Две пары расстались из-за травм ». Она консультирует пациентов как психологически, так и физически.« Эмоционально это тяжело, — говорит она. — Трудно держать этих пациентов с вами, когда они расстраиваются. «Когда лечение не помогает», — говорит она. это ужасно, потому что пациент полностью выпотрошен ».Ее пациенты знают, что постоянная колостома — единственное решение. Сообщение об этой новости всегда вызывает у Торнтона беспокойство. «Это ужасное чувство. Это все равно, что поставить им диагноз рака».

Когда дело доходит до медицины, мы считаем, что знания — это хорошо. Глядя на выбор некоторых женщин-врачей в отношении родов, мы можем подумать, что их превосходный профессиональный опыт делает их верными. Но многие признают, что подверженность осложнениям неизбежно портит их личный выбор. Неужели лучше знать то, что они знают? Возможно, дело не в том, что большинство женщин не знают достаточно, а в том, что женщины-врачи, особенно акушеры, знают слишком много.

«За свою карьеру я всего дважды терял сознание», — говорит доктор Гилл Дженкинс. Однажды была во время стажировки в акушерстве. «Это было при рождении этой девочки … сердце ребенка остановилось … все было разорвано на части, и это ужасный беспорядочный, травмирующий опыт . .. Я подумал:« Черт возьми, у меня нет детей ». «

В конце концов, у Дженкинса родилось трое детей, все родились путем кесарева сечения (один экстренный, два факультативных). Она говорит, что если вы видели доставку, «вы знаете реальность.«И, возможно, именно поэтому врачи делают кесарево сечение — они знают, что это довольно рискованное время».

Консультант акушер-гинеколог Вирджиния Беккет также прямо говорит об этом: «Когда я была на 14 неделе беременности, у меня было 12 мертворождений за сутки. сдвиг. Вы можете себе представить, что это может исказить ваше представление о том, как вести роды ». (Беккет перенесла два кесарева сечения, первое из-за нарушения целостности ребенка, второе было факультативным). В ту конкретную смену ее ребенок был слишком мал для нее. чувствовать любое движение. Эмоционально истощенная и тревожная, она сканировала себя посреди ночи.Ей нужно было знать, что ее собственный ребенок еще жив.

Беккет проработал в акушерстве более 16 лет, но справиться с мертворождением «легче некуда». Как акушер, вы «заходите с аппаратом и, сверкая глазами пациента по бокам вашей головы, ставите диагноз и сообщаете новости».

Каждый раз, когда это происходит, Беккет находит «душераздирающим», иногда я плачу на самом деле, а не на глазах у пациента. Вы чувствуете себя ужасно … Но вы ничего не можете поделать.«В середине загруженной смены нет времени на размышления.« Вы не можете тратить полчаса, выходя из каждого дела », — говорит Беккет, -« потому что через минуту будет еще одно ».

Осложнения включают «отслойки», при которых плацента отделяется, и мама и ребенок могут истечь кровью. Мы видим людей с припадками с преэклампсией или эклампсией. Мы видим, как у людей разрывается матка, когда им делали кесарево сечение в прошлом. Мы видим острый дистресс плода. Мы видим очень сложные вагинальные роды с использованием инструментов, при которых можно получить травмы различной степени тяжести.. . Как говорится, вся жизнь здесь ».

Задача акушера — контролировать менее приятные, естественные последствия родов. И у них это очень хорошо получается. Великобритания — одно из самых безопасных мест в мире, где можно иметь ребенок. И из 1917 младенцев, рожденных каждый день в этой стране, только 11 будут рожать мертвыми. «Мы знаем, что, работая эффективно, мы можем изменить мир к лучшему, и поэтому продолжаем делать эту работу. Когда все идет по плану, вы чувствуете себя очень позитивно ».

А когда дела идут плохо?« Вы чувствуете себя совершенно ужасно: истощены и лишены сил, правда.«Выбор кесарева сечения, — признает Бекетт, — это один из способов исправить это, потому что« вы понимаете, насколько ситуация иногда выходит из-под контроля »и, в конечном итоге,« насколько хрупка жизнь ».

Медики, сделавшие этот выбор, вряд ли найдут поддержку среди их коллег по акушерскому отделению или даже, в некоторых случаях, их работодателей. Текущие хорошие руководящие принципы отговаривают акушеров предлагать кесарево сечение по «материнскому запросу». Вместо этого естественные роды занимают первое место в правительственном «меню» материнства, а домашние роды обещают наряду с другими «нормальные» варианты доставки к 2009 году.

Однако в частном порядке многие акушеры считают, что женщины должны иметь возможность выбрать кесарево сечение, если они знают о рисках. Консультант-акушер Сара Патерсон-Браун публично заявила о праве женщины на осознанный выбор, поскольку «матери должны жить с последствиями». С тех пор в ее больнице не было большого количества женщин, жаждущих ножа хирурга. «Женщин консультируют, они полностью информируют и дают рекомендации», — говорит она. «Мы не чувствуем угрозы со стороны женщин, выражающих свой выбор.

Патерсон-Браун не скажет мне, как родились ее собственные дети, но твердо считает, что «лучший способ родить ребенка, как правило, — без осложнений. Проблема в том, что ты не знаешь, будешь это ты или нет ».

Подавляющее большинство женщин хотят вагинальных родов. Только 3% женщин даже просят кесарево сечение без медицинских показаний. Почти 25% из них закончатся. в любом случае, если у них есть такая возможность — в основном, в чрезвычайных обстоятельствах — и значительное количество обнаружит, что их «нормальные» поставки будут серьезно отличаться от плана.«Здесь много удачи, — говорит Беккет, — а иногда удача не для вас». Доктора знают об этом, а женщины — нет; а когда что-то идет не так, они винят себя.

Д-р Эбигейл Фрай вспоминает одно рождение, когда она была студенткой-медиком, которая из «спокойной» превратилась в «совершенно сумасшедшую», когда вмешался осторожный врач. Доставка щипцов стала сложной. Впоследствии она вспоминает, как «регистратор наложила женщине швы и сказала:» Как вы думаете, эта часть должна пойти туда? » И я подумал: «Я не знаю!» Это был беспорядок.«В отличие от своих коллег-акушеров, Фрай выбрала домашние роды.

« Мне повезло, — говорит она, — мне это очень понравилось ». У нее родился здоровый мальчик, но некоторым из ее друзей повезло меньше. 15% домашних родов они были вынуждены переводиться в больницу. Не сумев достичь своего идеала, они были «действительно разочарованы, чувствуя, что потерпели неудачу, потому что им это не удалось».

Недавнее исследование также показало, что огромная полярность между ожиданиями беременных женщин и реальностью.Будущим мамам не нужно пугаться редких, маловероятных рисков, но им следует дать реалистичную информацию о боли и непредсказуемости родов.

Вместо этого существует ошибочная конкурентная культура рождения; где «счастливчиков» или «от природы» хвалят за успех, а матери, которые «уступают» медицинскому вмешательству, открыто признают, что «потерпели неудачу». Плановые роды с помощью кесарева сечения занимают настолько низкую позицию в рейтинге, что их едва ли можно упомянуть, не опасаясь резкости.

«Женщинам нужно образование», — говорит Линда Кардозо, профессор урогинекологии, которая винит «естественный подход» к конкурентному подходу, а также к тенденции к «безумству» домашних родов. «Большинство из них совершенно безопасны, — признает Кардозо, — но если что-то пойдет не так, вы окажетесь не в том месте, чтобы с этим бороться». Роды — это естественный процесс, но она думает, что мы забыли, что это также «естественный процесс для гораздо большего числа матерей, которые будут повреждены, а гораздо больше детей умрут, и медицинское вмешательство абсолютно замечательно, потому что оно предотвратило это».

Но это не делает Кардозо сторонником планового кесарева сечения. Она вспоминает, как коллеги выбирали их 20 лет назад, но лично чувствовала себя иначе. «Вы видите плохой опыт во всех родах, не только вагинальных», — говорит она, помимо этого: «Я действительно не верю, что риск стоит того.

Кесарево сечение — это операция, и все операции сопряжены с риском осложнений». Итак, Кардозо сделала то же, что и большинство женщин в Великобритании, и родила троих детей вагинально в больнице. Двое были близнецами, одному родили щипцами.«И я еще не страдаю недержанием мочи», — говорит она.

Однако Кардозо признает, что, если ее пациентка будет непреклонно настаивать на том, чтобы ей сделали кесарево сечение, в отличие от прошлого, она не будет «слишком стараться, чтобы ее отговорить». В основном потому, что «из сутяжнической природы специальности я работаю,» говорит она, — может быть, показательны одна из причин, почему кесаревы ставки в два раз в течение последних двух десятилетий.

Естественно или нет, по ее словам, «главная, главная забота» акушеров и медиков — это безопасные роды матерей и младенцев, без осуждения и какими бы то ни было средствами.Все остальное вторично: женщины теперь вынуждены избегать роскошного мышления, которого дают медицинские достижения. Ведь «зачем у нас дети?» — спрашивает Шер. «Это не для нашего собственного удовольствия, не для деторождения, а потому, что мы хотим иметь ребенка».

· Эта статья была изменена во вторник, 15 июля 2008 г. Мы неправильно написали имя профессора урогинекологии, который также является гинекологом-консультантом. Это Линда Кардозо, а не Кардоза. Это было исправлено.

Заявление ACOG о параметрах родов

Вашингтон, округ Колумбия — Морин Фиппс, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACOG, генеральный директор Американского колледжа акушеров и гинекологов (ACOG), опубликовала следующее заявление:

«В то время, когда страна сталкивается как с беспрецедентной пандемией, так и с кризисом материнской смертности, крайне важно, чтобы женщины имели доступ к ориентированной на пациента, уважительной помощи и были оснащены точной информацией о самых безопасных местах для родов.Данные уже давно показали, что больницы и аккредитованные родильные дома — самые безопасные места для родов. Хотя каждая женщина имеет право принять медицински обоснованное решение о родах, крайне важно, чтобы женщины были проинформированы о факторах, которые имеют решающее значение для снижения уровня перинатальной смертности и достижения благоприятных исходов родов. Это особенно важно сейчас, когда многие беременные женщины сталкиваются с дополнительными проблемами и неопределенностями, связанными с пандемией COVID-19.Хотя запланированные домашние роды связаны с меньшим количеством вмешательств со стороны матери, чем запланированные роды в больнице, они также связаны с более чем двукратным повышением риска перинатальной смерти (1-2 на 1000) и трехкратным повышением риска неонатальных судорог или серьезной неврологической дисфункции (0,4 –0,6 из 1000). Незапланированные домашние роды особенно небезопасны, и пациентам, нуждающимся в критической поддержке после домашних родов, может потребоваться экстренный перевод, который не выигрывает от постоянного целевого ухода, предоставляемого родильным отделением.

«ACOG и его члены в сотрудничестве с медицинским персоналом стремятся обеспечить внимательный и уважительный уход, ориентированный на пациента. Акушеры-гинекологи воочию наблюдают за стрессом и неуверенностью, с которыми сталкиваются беременные люди, семьи и их сети поддержки во время пандемии COVID-19, и это включает в себя вопросы об условиях, в которых следует рожать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *