Материнский инстинкт у женщин: Материнский инстинкт — Википедия – Все о материнском инстинкте

Содержание

Материнский инстинкт — Википедия

Матери́нский инсти́нкт (инсти́нкт ма́тери) — собирательное название норм поведения, характеризующихся стремлением особи защитить более слабую особь (особи) от вредного воздействия окружающей среды путём заботы и внимания. Наблюдается как у людей и других млекопитающих, так и у рыб, насекомых и птиц. Зачастую материнским инстинктом называют вид поведения, при котором мать (или же приёмная мать) стремится оберегать своё чадо, заботиться о нём и воспитать его.

Материнский инстинкт как таковой был замечен ещё с древних времён. Точно не известно, кто ввёл само понятие «материнского инстинкта», однако авторство приписывают Уильяму Мак-Дугаллу — англо-американскому психологу, основателю гормонической психологии — хотя он и не называл его напрямую материнским инстинктом. В качестве основных движущих сил человеческого поведения он рассматривал иррациональные, инстинктивные побуждения (его понимание инстинкта, из-за расплывчатости, вызвало критику специалистов по этологии, в частности Конрада Лоренца). В основе поведения лежит интерес, обусловленный врождённым инстинктивным влечением, которое лишь находит своё проявление в навыке и обслуживается теми или иными механизмами поведения. Всякое органическое тело от рождения наделено некой витальной энергией, запасы и формы распределения (разрядки) которой жестко предопределены репертуаром инстинктов. Как только первичные импульсы определяются в виде направленных на те или иные цели побуждениях, они получают своё выражение в соответствующих телесных приспособлениях.

Инстинкт — этот термин был в дальнейшем заменён Мак-Дугаллом на термин «склонность» — представляет собой врождённое образование, обладающее побудительной и управляющей функциями, содержащее в себе определённую последовательность процесса переработки информации, эмоционального возбуждения и готовности к моторным действиям. Таким образом, это психофизическое предрасположение заставляет индивида что-либо воспринимать, испытывая от этого специфическое эмоциональное возбуждение и импульс к действию.

Первоначально выделялось 12 видов инстинктов: бегство (страх), неприятие (отвращение), любознательность (удивление) — ещё в 1908 г. Мак-Дугалл указывал на наличие познавательной мотивации у высших приматов — агрессивность (гнев), самоуничижение (смущение), самоутверждение (воодушевление), родительский инстинкт (нежность), инстинкт продолжения рода, пищевой инстинкт, стадный инстинкт, инстинкт приобретательства, инстинкт созидания.

По его мнению, основные инстинкты напрямую связаны с соответствующими эмоциями, так как внутренним выражением инстинктов являются эмоции.

Опираясь на учение Ч. Дарвина об эмоциях, трактовал их как аффективный аспект инстинктивного процесса. Каждому первичному импульсу соответствует определённая эмоция: побуждение к бегству связано со страхом, любопытство — с удивлением, драчливость — с гневом, родительский инстинкт — с нежностью.

Известный отечественный зоопсихолог Курт Эрнестович Фабри (1923—1990), автор учебника «Основы зоопсихологии» (1976), неустанно подчеркивал, что инстинкт и научение не составляют 2 последовательные стадии в эволюционном развитии поведения; и будучи компонентами единого процесса поведения, они друг без друга не могут существовать. Иначе говоря, так называемых «чистых» инстинктов не существует. Поэтому классифицируя, например, строительство гнёзд у шимпанзе, крыс, птиц, рыб, и ос как инстинктивное поведение, необходимо учитывать огромное разнообразие реальных психофизиологических механизмов такого поведения, оно в значительной степени может быть результатом научения и интеллектуального решения.

В 1919 году Карл Густав Юнг ввёл понятие психологического архетипа в работе «Инстинкт и бессознательное». В его понимании архетипы — универсальные изначально врождённые психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного, распознаваемые в нашем опыте и являемые, как правило, в образах и мотивах сновидений. Группа воспоминаний и связей вокруг архетипа, называется комплексом. Одним из таких комплексов являлся материнский комплекс, связанный с материнским архетипом. Юнг рассматривал архетипы как психологические органы, по аналогии с органами тела, так как в тех и других есть морфологические задатки, которые проявляются в ходе развития. То, что образ матери в большинстве случаев предстаёт как нежная, заботливая и понимающая женщина, он объяснил как ответная реакция ребёнка на материнский инстинкт.

С одной стороны, биохимики уверенно доказывают, что материнский инстинкт базируется на выработке специального белка пролактина во время беременности и лактации. Но, одновременно с этим, другие научные группы продемонстрировали опытным путём, что материнский инстинкт может формироваться у бездетных самок млекопитающих, которым поручено воспитание чужих малышей. Наглядные результаты были получены при изучении грызунов, приматов и даже людей.

Мияко Фурута и Роберт Бриджес — нейробиологи из Школы ветеринарной медицины — отметили, что количество новых нейронов, образовавшихся в субвентрикулярном отделе головного мозга, существенно различается у крыс, которые не имеют своего потомства и не воспитывают чужое, и теми бездетными особями, которым доверили воспитание молодняка. Дополнительные исследования показали, что подобный интенсивный рост нейронов наблюдается у беременных и кормящих самок грызунов и приматов.

«Как и во всех научных исследованиях, наша работа дала один ответ и множество новых вопросов, — говорит Роберт Бриджес, глава отдела репродукции и нейрофизиологии Школы ветеринарной медицины Университета Тафтс. — На следующих этапах исследования нам предстоит взломать ещё несколько тайн. Почему самки всегда безошибочно находят своих малышей среди множества подобных? Или, например, как новые нейроны перемещаются в другие отделы головного мозга, если формируются они в одном месте?»

Наивысшего своего развития забота о потомстве достигает у культурного человека, обречённого со времени рождения на продолжительную беспомощность и требующего продолжительного подготовления к социальным условиям жизни. В то время как млекопитающие до тех пор кормят своих детей, пока они не получат возможности самостоятельно себя прокормить, что обыкновенно случается спустя несколько недель и самое большее несколько месяцев или два-три года по рождении, у человека забота о потомстве простирается до наступления периода, дающего возможность самостоятельно добывать себе пропитание, а у культурных классов — до наступления полной умственной трудоспособности, на чём, собственно, и основано образование семьи, имеющее своею основною целью воспитание детей.

«Процессы, происходящие в нервных тканях, во многом ещё остаются для нас загадкой. Каждое новое открытие, действительно, задаёт больше вопросов, чем даёт ответов. Что уж говорить о механизмах регенерации. Объяснить многие из них современная неврология не может — остаётся лишь догадываться. Для того, чтобы хотя бы представить сложность человеческого организма, нужно просто вспомнить, что каждый из нас — это не нечто единое, а сообщество неисчислимого множества органических клеток, каждая из которых живёт своей жизнью и не имеет представления о том, что является частью чего-то большего. Нам необходимо разобраться в их образе жизни, что позволит научиться контролировать свой организм и оберегать его».

По МоП’ю, стремление матери кормить своего ребёнка и её способность выполнять своё стремление с помощью особого органа — молочных желез — вполне замещают собою способность новорождённого поддерживать своё существование. Одно из двух излишне и так как принцип целесообразности не признает излишества, то упомянутые обратные отношения между материнским инстинктом и способностью новорождённого к самосохранению вполне основательны. Гусеница, вылупившись из яйца, может сама прокормиться, а потому ей никакой матери не надо, млекопитающее же без матери погибло бы, а потому мать в силу наследственного инстинкта принимает на себя заботу о своем ребёнке.

  • Вагнер В. А. Биологические основания сравнительной психологии. — Инстинкт и разум, 2005. — Т. 2. — С. 347.
  • А. И. Фет. Инстинкт и социальное поведение. — 2-е изд. — «Сова», 2008.
  • Леонард Берковиц. Что такое инстинкт? — СПБ: Прайм-Еврознак, 2001. — С. 440—446.

Существует ли материнский инстинкт у самки человека? Или теория эволюции на пальцах.: rabota_psy — LiveJournal

Существует ли материнский инстинкт у самки человека? Или теория эволюции на пальцах.: rabota_psy — LiveJournal ?
leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
Categories: 1
Некоторое время назад по жжурналам прошлась дискуссия: существует ли материнский инстинкт. По ходу повествования я буду давать ссылки на доминанты этой дискуссии. Но больше всего, конечно, наделал шуму пост Светланы Паниной «Материнский инстинкт? Его не существует». Светлана Панина, во-первых, психолог, во-вторых, мать троих детей, в-третьих, мать «ровненького мальчика», «солнечного» ребёнка. Наверное, стоит прислушаться. Или не стоит?
А вот ещё пост ФАИНЫ ГРИМБЕРГ. САМКА ЧЕЛОВЕКА (КОЕ-ЧТО О МИФОЛОГЕМЕ МАТЕРИНСТВА). Фаина Гринберг — поэт, прозаик, драматург, переводчик и просто умная женщина. Как к ней не прислушаться? И что же она по этому поводу думает? А вот что: «Вот теперь-то мы можем с ледяным спокойствием заявить: у человеческой самки нет материнского инстинкта! У нее — от природы – нет ни малейшего желания производить потомство! Она точно так же, как и самец, способна «творить», то есть чего-то там делать руками или придумывать разные «идеи»! Но… С самого своего начала мужская цивилизация работает на то, чтобы заставить женщину размножаться!»
Ну и наконец, соратницы мои по нашей революционной партии, феминистки. А в этом феминистическом опусе сплошные ссылки на Вольфа Кицеса. Вольф Кицес отрицает существование не только материнского инстинкта, но и вообще всех инстинктов у человека. Инстинктов нет и у всех высших обезьян по Вольфу Кицесу. Казалось бы, где орнитолог Вольф Кицес со своими дятлами и где феминистки со знамёнами свободы, равенства и сестринства? А вот же ж, смотри-ка ты! по одну сторону баррикад!
И как-то мне захотелось во всём этом разобраться. Если Фаина Гинзбург видит причину материнства в банерах социальной рекламы: «Огромный плакат в метро изображает молодую женщину с тремя младенцами-близнецами, надпись аршинными буквами гласит: «Стране нужны твои рекорды». А Вольф Кицес отрицает существование каких бы то ни было инстинктов не только у человека, но и у высших обезьян. То спрашивается, в каком метро развешаны огромные плакаты, изображающие молодую гориллу с тремя младенцами-близнецами и надписью аршинными буквами: «Джунглям нужны твои рекорды»?
2
Итак, начну с конца, то есть, разумеется, с начала — с теории эволюции на пальцах. Следите за руками.
Разъяснять, чем жизнь отличается от нежизни в рамках этого эссе я не буду. Хотя крайне захватывающе пройти по всей цепочке и нащупать тот феномен, тот качественный скачок, точку сингулярности, с которой вещество превращается в существо и начинает совершенствовать само себя, без помощи кого-либо. А хоть бы и Бога. Если до этого момента о чём-то таком можно помыслить. То дальше оно отрастило свои ложноножки и жгутики и поплыло само (поползло, побежало, поскакало, полетело). Есть Бог, нет Бога — неважно. Он по законам эволюции попросту не нужен вплоть до того времени, когда дурак встретит мошенника, но это будет ещё нескоро.
Рефлекс — стереотипная реакция живого организма на раздражитель. Поведение, а точнее будет сказать движение/рост, многих и многих видов стоит только на рефлексе. Целое царство (растения) и ещё подцарство (грибы), и ещё часть царства (животные нижних эволюционных эшелонов) — только рефлексы. Конечно, в случае растений и грибов — это тропизмы, таксисы, кинезы, а всё это не очень, чтобы рефлексы, без нервной-то системы. Но в данном контексте это не важно. Важно, что рефлекторная реакция осуществляется помимо воли живого организма. Раздражитель => реакция. И разумеется, никаких на полке пирожков за правильный ответ и атата по попе за неправильный. А зачем на этом этапе поощрение и порицание? Живые существа пока ещё биомеханизмы. Единственное поощрение — жизнь, порицание — смерть. На этом этапе боль за бесцельно прожитые годы и восторг — ай да Пушкин! ай да сукин сын! не задействованы за ненадобностью.
Но если ты по жизни энергичный живчик с горячей мыслью: «кто у нас сегодня на обед?», а не застенчивая кулёма с единственной идеей разместить свои хлоропласты на солнцепёке, то ты то и дело будешь сталкиваться с ситуацией, когда окружающая среда тебе будет предъявлять не один, а сразу два, три, а то и больше раздражителей. Ну и как тут быть?
Вот перед тобой сразу три раздражителя: пища, чтобы съесть; опасность — неплохо бы слинять; партнёр — надо бы спариться. Что выбрать? Какая стратегия ведёт к успеху (жизнь, оставление потомства), какая к провалу (смерть, отсутствие потомства)? И тут, не на смену, нет, а рядышком пристраивается инстинкт. У инстинктов жёсткая зубчатая передача заменена на ременную. У червячка (или кто там был в авангарде?) появилась возможность самостоятельно выбрать какой именно раздражитель в данный момент важнее, на какой реагировать. Нет, сцепка раздражитель => эволюционно отшлифованная реакция осталась. Но червячку дарована грамота о вольности дворянства. Он может выбрать, что ему сейчас больше хочется: кушать или спариваться. Ему предоставлена возможность самому оценить насколько реальны риски. Хотя конечно же, никто никому ничего не даровал и не предоставлял. Просто те, кто помимо рефлексов разжился ещё и инстинктами, получили эволюционное преимущество.
И вот она точка отсчёта. Вот он мир как воля и представление (с). Употребил свою волю не так, или представления о мире у тебя не те — опаньки! уже и преставился. Перевод большей части поведенческих реакций из рефлекторной деятельности в инстинктивную — это ещё и начало пути к разуму.
Ну а как? Кто лучше напрягает свои мозги, в смысле пока ещё ганглии, тот вернее делает выбор между покушать, спариться, удрать от опасности. А ведь надо ещё подумать: что покушать, с кем спариться, как удрать от опасности. Или не удрать, а драться и победить. Вот и покушать есть что.
Итак, рефлекторная дуга разомкнута, вставлено дополнительное звено — воля, и существо само теперь решает: в какой последовательности оно будет следовать своим инстинктам. Была создана и эволюционно отшлифована система мотивации — те самые кнут и пряник. В прежние, исключительно рефлекторные времена живое существо не имело смысла наказывать болью и поощрять удовольствием. Теперь же выполнение жизненно важных программ мотивируется поощрением (удовольствием), если всё выполнено правильно, и наказывается страданием, если не выполнено или выполнено неправильно. А так как осуществлять одновременно все жизненно необходимые программы невозможно, то отложенная программа оставляет свои позывные в виде боли, страдания, дискомфорта — кнут. Мол, доделаешь все свои дела, вспомни обо мне. Вспомнил, осуществил — получи ощущение радости, сытости, облегчения — пряник. Вот с этого момента, с возникновения инстинкта, да, жизнь — это боль. Кто не согласен играть в эти игры — с вещами на выход.
Итак, если рефлекс — это жёсткая сцепка раздражитель=>реакция, то инстинкт — это раздражитель=>мотивация=>реакция. Если существу предъявлено несколько раздражителей, и предполагается взаимоисключающая поведенческая реакция (убежать — приблизиться), то побеждает та, мотивация которой оказывается сильнее. То есть борьба мотивов — наше всё. Инстинкт — это ответ на внешний или внутренний раздражитель через мотивацию фиксированной формой действия, закреплённой генетически. Но мотивация, то есть желания или нежелания тоже закреплены генетически. И мало того, именно мотивации оказались лучше закреплены генетически, потому что они в базовой своей части практически универсальны для всех живых организмов, достигших стадии инстинкта. Инстинкт самосохранения, инстинкт поиска партнёра для спаривания, инстинкты поиска и добывания пищи и т. д. Так вот «фиксированная форма действия, закреплённая генетически» у разных видов разная, и ого-го какая разная, а базовые желания одинаковые: жить, пить, есть, спать, спариваться. Именно эта часть инстинкта — «фиксированная форма действия, закреплённая генетически», оказалась слабым звеном, постоянно подвергаемым модификации. Окружающая среда нестабильна, предъявляет новые требования. И чтобы жить, пить, есть, спать, спариваться надо менять фиксированные формы действия, в соответствии с изменением окружающей среды, а они (гадство какое) закреплёны генетически. И тут, опять-таки не на смену, нет, а рядышком появляется ещё одна форма закрепления полезного — опыт и память. А сама «фиксированная форма действия, закреплённая генетически» даётся менее фиксированной, так, в общих чертах. Инстинкт пчёлок проработанностью деталей не сопоставим с инстинктом кошек. Чёрт знает, кого тебе там чаще придётся ловить — мышку, птичку, рыбку. В общем это будет мелкое, прыткое, но съедобное. Потренируешься — получится. Ни пчёлки, ни стрекозы, ни ужи, ни лягушки не тратят свои силы на игры. А практически все млекопитающие и многие виды птиц по молодости играют, то есть тренируют данные природой инстинкты.
В процессе жизнедеятельности инстинктивное поведение не только совершенствуется, но, если того требуют обстоятельства жизни, и замещается приобретенными навыками. И вот уже не понять где кончается природой обусловленный инстинкт и начинается приобретённый навык.
И чем выше стоит животное на эволюционной лестнице, чем оно умнее, тем легче корректируется инстинктивное поведение, а то и вовсе заменяется на полностью выученное, но только если тому есть веские причины. Однако не замена, а параллельное сосуществование двух и более поведенческих реакций на раздражитель, одна из которых инстинктивная, а другие выученные, более частое явление. И в случае, когда животное растеряно, сбито с толку, и очень мало времени на подумать, реакция скорее всего будет инстинктивная, а не выученная.
Но у неколлективного животного приобретённый полезный навык так и остаётся достоянием одной особи. Хотя старые животные заметно умнее своих молодых сородичей. Другое дело коллективные животные. Кем-то найденное ноу-хау путём подражание становится достоянием всех. Все гоминиды и в первую очередь человек, благодаря коллективному образу жизни, сумели и вовсе отказаться от «фиксированной формы действия, закреплённой генетически» в пользу индивидуального обучения.
Но это не означает, что высшим приматам и в том числе человеку вот так совсем и не выдан комплект инстинктов. Выдан для ювенильной стадии развития.
Привожу пример. Как только человеческий ребёнок научается распознавать лица, отличать своих от чужих, где-то в полгода, может, чуть позже, реакция на чужого однозначна — громкий плач. Учил ли его кто так реагировать? Нет. Это инстинктивная реакция когда-то очень полезная и спасшая не одну младенческую жизнь, а теперь абсолютно ненужная и даже вредная: «Не плачь, тётя доктор тебя только послушает.» К двум годам или чуть позже родители наконец-таки отучают ребёнка орать при виде чужих людей. И к сознательному возрасту (3 — 5 лет) все ювенильные инстинкты замещены разумным поведением. То есть нет у человека «фиксированной формы действия, закреплённой генетически». Кроме реакции боли и реакции страха.
Кричать и пытаться избавиться, отстраниться от источника боли — разве кто-то кого-то этому обучает? Нет, это то самое «фиксированная форма действия, закреплённая генетически», то есть инстинкт. На страх есть две базовых реакции, первая — кричать и бежать, вторая — оцепенеть от ужаса. И обе они — «фиксированные формы действия, закреплённые генетически», они инстинктивны. Но параллельно инстинктивным реакциям на страх и на боль существуют разумные. Кто-то от пожара с криком бежит сломя голову, а кто-то срывает со стены огнетушитель. Понятно, что огнетушитель не «закреплён генетически». То же самое с болью.
Когда я читаю, что реакция на боль — «по существу, это безусловный рефлекс, осуществляемый 1-й сигнальной системой «в целях» адаптации к ситуации, потенциально опасной для организма — первый этап адаптации, которого, как правило, достаточно.» Мой френд мне друг, но истина дороже. Реакция на боль имеет и рефлекторную составляющую, и инстинктивную. Кричать и брыкаться — это инстинкт, потому что можно усилием воли в случае необходимости подавить инстинктивную реакцию. А вот рефлекторную нельзя.
Теперь, конечно, таких книжек уже не читают. А мне в своё время пришлось. Соратник Сталина, революционер Камо был приговорён к смертной казни. Нет, не за революционную деятельность, Камо с подельниками банк ограбили для пополнения партийной кассы, заодно и охранников поубивали. Но были пойманы. Итак, у Камо единственный выход избежать смертной казни — симулировать душевную болезнь. Для вящей убедительности он начал симулировать аналгезию, то есть нечувствительность к боли. Очень неудобный симптом. Он что полагал, что его пару раз щипнут? Провести экспертизу был приглашён немецкий невропатолог (не хочу искать фамилию). И он точно мог сказать: испытывает ли больной боль или симулирует этот симптом. Началась экспертиза. Врач нащупал пульс «больного», и потребовал, чтобы источник света был направлен в зрачки Камо. Потом открытое пламя спиртовка поднесли к коже испытуемого. Камо не издал ни звука и даже не вздрогнул, но пульс участился, а зрачки расширились. И вздрогнул врач. Велел немедленно прекратить опыт, потому что его мутит от запаха горелой плоти. Расширенные зрачки и учащённый пульс — вот он рефлекс. Усилием воли его не подавить в отличии от инстинктивных действий. Переоценил Камо свои возможности. По нынешним временам есть различные духовные практики блокировки боли, гипноз, самогипноз и тд, но блокировка идёт не на уровне рефлексов, а на уровне ощущений. Ощущения блокируются.
А с Камо всё вышло хорошо. Врач его пожалел и не выдал. Вместо эшафота Камо оказался в психиатрической больнице. Откуда при удобном случае благополучно сбежал. И даже вовремя умер — попал на своём велосипеде под грузовик в июле 22 года. И стал героем революции, а не врагом народа, как тот же Бухарин. Но это уже не про инстинкты.
То есть я хочу сказать, что для таких сильных раздражителей как страх и боль у человека есть инстинктивные программы поведения. Никто никого не учит кричать от боли и цепенеть от страха — это «фиксированной формы действия, закреплённой генетически». Но у человека, да и не только у человека, первородные инстинкты заслоняются выученным поведением, более соответствующим ситуациям любой сложности.
Что имеется в виду, когда себя или других в случаях опасности уговаривают не поддаваться панике? Да, поступать разумно, а не инстинктивно. А вот хотя бы взять огнетушитель и погасить очаг возгорания, а не цепенеть от ужаса.
То есть такие раздражители как страх и боль через мотивацию, а именно: чувство самосохранения, могут включать как фиксированную форму действия, закреплённую генетически, так и выученную форму действия, закреплённую в памяти индивида.
Какой ответ на раздражитель последует — это зависит от многих факторов. И от самого индивида, и от внешних обстоятельств.
3
А теперь, если погуглить «инстинкты человека», то можно найти много занимательного чтения. Вот, например, психолог Максим Власов считает, что «человеком движут три основных его инстинкта, это сексуальный инстинкт, инстинкт власти и инстинкт самосохранения. Используя эти инстинкты, можно подчинить себе волю человека и манипулировать им.» Очень интересный набор. Что за психолог Максим Власов, честно скажу: не знаю. Теперь ведь плюнь в толпу — попадёшь в психолога.
Но кто такой Вилен Исаакович Гарбузов я знаю: профессор, психоневролог, психотерапевт, философ, писатель и просто чудесный человек, который мог найти подход к любому сложному ребёнку. Вот что он пишет можно выделить семь основных инстинктов: самосохранения; продолжения рода; альтруистический; исследования; доминирования; свободы; сохранения достоинства. И примеры можно приводить до бесконечности. Психологи, социологи, философы и просто праздно мыслящие товарищи во всю оперируют термином инстинкт применительно к человеку. А теперь напомню определение инстинкта. Инстинкт — это ответ на внешний или внутренний раздражитель через мотивацию фиксированной формой действия, закреплённой генетически. Ну и какую фиксированную форму действия, закреплённую генетически, имеет инстинкт сохранения достоинства?
Итак, мотивация есть, но фиксированной формой действия, закреплённой генетически — нет. Но мотивация-то есть. И именно мотивация имеются в виду, когда говорят об инстинктах человека, потому что она тоже закреплена генетически. Она есть в геноме человека. Младенец рождается не с tabula rasa, на которой кто угодно может писать, что захочет, а со своим индивидуальным набором талантов и задатков. И среда будет активизировать и поддерживать те человеческие мотивации, которые необходимы этому обществу в это время, и напротив, подавлять и нивелировать человеческие склонности несоответствующие запросом общества. А если по каким-то причинам в набор талантов и задатков что-то недовложено, да ты хоть в лепёшку разбейся, воспитывая, но этого качества не воспитаешь. Можно пойти кружным путём. Допустим, свезло вам воспитывать социопата. Совершенно бессмысленно укорять его, что он не сопереживает ближним своим. Социопата надо воспитать в социально адаптированного социопата, то есть объяснить ему, что это в его интересах соблюдать законы и починяться требованиям морали. Почему-то никого не удивляет, что рождаются дальтоники. И сколько дальтоника не воспитывай — цвета он различать не научится. И никому в голову не придёт обвинить в этом родителей — плохо воспитали. Но с социопатами именно это.
То есть человек — это задатки + воспитание. «И не исключено, что сверхталантливый педагог смог бы вырастить на редкость продуктивного специалиста из ученика, почти не обладающего способностями к будущей профессии, а опытный рецидивист — закоренелого негодяя из потенциально благороднейшего ребенка.» Эфроимсон В.П. Но это «при крайних, уникальных ситуациях». А при обычном, умеренном воспитательном прессинге, что растёт, то и вырастет.
Но вернусь к мотивациям — желаниям, закреплённым генетически. Мотивации закреплялись генетикой уже даже тогда, когда об инстинктивной деятельности человека и речи быть не могло. У человека есть мотивации, присущие только ему. Вот у меня на окне цветы, а на кровати спят пять моих кошек. А моя мать, увы, барахольщица, и всю жизнь была такой. Но это три древнейших человеческих мотиваций — растениевода, животновода и собирателя. Мой знакомый, человек не бедный, не голод его толкает к отстрелу уток. Не из-за уток он по болотам с ружьём ходит. Хотел бы утятины, пошёл бы в «Ветер Китая» и заказал утку по-пекински. Просто древняя мотивация охотника мощнейшим образом заправлена эндорфинами. То же самое можно сказать и о безумных рыболовах, выезжающих на своих джипах на Ладожских лёд. Не рыба им нужна, а эндорфины.
4
И теперь я опять вернусь к «материнскому инстинкту» у женщин. Если к этому феномену никоим образом не приложена форма действия, закреплённой генетически, то это не инстинкт, а мотивация. Но мотивация-то есть! И она подкреплена эндорфинами и прочими «молекулами счастья». И дай-то бог как подкреплена! Любителям подлёдного лова рыбы и отстрела уток такое и не приснится.
Да, кто-то рожает на пустом месте. Конкретно материнская мотивация у этой женщины либо вовсе отсутствовала либо неразличимо слаба. В древнепещерные времена такие недоматери просто выбрасывали новорождённых. Ну нет радости с ним возиться. Таким образом отсеивались гены с потенциально слабым «материнским инстинктом». По мере укрепления моральных устоев общества практика инфантицида сходила на нет, а контрацепция была слаба. Рожали и выхаживали своих детей «мёртвые матери». Они опирали свои действия на другие мотивации: поступать так, как приемлемо в обществе; иметь наследников накопленных ценностей; обеспечить себе в старости уход и поддержку.
По теперешним временам поднялось и окрепло движение childfree. И это хорошо и правильно. Пусть те, кто не имеет наследственной склонности рожать детей, их не рожают. И не портят генофонд своими бракованными генами. Ещё бы уговорить не рожать безмозглых идиоток: алкоголичек, наркоманок и просто бытовых дурочек. Уговорить вряд ли удастся, но можно купить: антиматеринский капитал в обмен на стерилизацию, пусть пропивают. Содержание в приюте больных детей, которых такие мамаши бездумно рожают и оставляют на попечении государства, стоит дороже.
И теперь пассаж из поста Светланы Паниной, который больше всего вызвал гнева и нареканий в комментариях: «Большинство современных людей, если их разбудить среди ночи и спросить: «Должна ли мать любить своего ребенка?», ответят «Да, конечно, у нее же материнский инстинкт!». И только неспящие матери грудных младенцев ласково прошепчут: «Умри, тварь!» и нежно сомкнут пальцы на горле вопрошающего.»
То есть в появление такого желания (убить своего ребёнка) Светлана Панина усматривает отсутствие «материнского инстинкта». Про инстинкт мы уже договорились — отдаём термин без аннексии и контрибуции биологам, пусть подавятся. Тут имеется в виду, конечно, материнская мотивация. Так вот она, материнская мотивация, была заложена в столь стародавние времена, когда убийство ребёнка не считалось чем-то из ряда вон выходящим. А потому безостановочно орущий младенец действительно вызывает такие желания. И практически каждая мать натыкалась на них в своей душе, ужасалась им, спрашивала себя: «да что же я за гадина, что такое приходит в мою голову!?» Если ребёнок безостановочно орёт, то либо он болен, либо у матери мало молока. Были времена, когда убийство такого младенца было благом. Тут вот саблезубый тигр поблизости ходит, а этот гадёныш орёт, не замолкая. А детей женщина каждый год рожала.
Так что в материнскую мотивацию генетически вкручена и эта ужасная по нынешним временам опция. По словам одной знакомой: «я уходила в ванную и запирала себя там. Я понимала, что я сейчас опасна для своего ребёнка. Я включала воду на всю катушку, чтобы не слышать бесконечного крика. Ложилась на кафельный пол и отключалась минут на десять. Это был не сон, а беспамятство. Просыпалась, вставала и шла укачивать ребёнка…»
Убийство по каким-то причинам неполноценного детёныша практикуется у многих видов млекопитающих — и это одна из составляющих материнского инстинкта, как бы ужасно это не выглядело.
5
Итак, инстинктов у человека практически нет. Даже там, где можно усмотреть фиксированную форму действия, закреплённую генетически, допустим, страх, параллельно идёт выученная форма действия, более рациональная и адаптированная к ситуации. Но человек не рождается с tabula rasa, человек рождается с генетически обусловленными мотивациями, которые были наработаны за всю эволюционную историю человека. Выполняя мотивационные предписания, человек получает вознаграждение в виде радости, счастья, удовольствия. Каждый человек рождается со своим индивидуальным набором мотиваций, которые в свою очередь имеют свой потенциал. Для какой-нибудь женщины материнство — смысл жизни. Для другой, материнство необходимо, но зацикливаться на этом не будет. А третья не видит себя в материнстве, генетически у неё не была встроена эта мотивация.
Обществу далеко небезразличны мотивации людей, составляющих это общество. Настолько небезразличны, что в какой-то момент стало казаться, что именно запросы среды — единственные причины формирования человека. Или скорее так, общества поддерживает доброту, трудолюбие, тягу к знанием, верность долгу, желание родить и воспитать ребёнка, заботу о престарелых родителях и т. д. Из этого делается вывод, что от природы человек зол, ленив, нелюбопытен, неверен своему слову, не хочет рожать и воспитывать детей, а также заботиться о своих родителях. То есть общество не поддерживает, и даже не предписывает, а насильственно привносит. Это не так, поддерживает, развивает, а все попытки привнести что-то окончатся неудачей.
Ps
Спасибо всем, кто дочитал до конца. Всё слегка сыровато, повествование пунктиром, много лакун. Совершенно не тронут условный рефлекс, чтобы не увязнуть в собаках Павлова. Но основное направление мне кажется верным.

Материнский инстинкт и материнское поведение — материнский капитал на обучение старшего ребенка — запись пользователя Нюрка (bunnja) в сообществе Образ жизни беременной в категории Интересные и познавательные статьи

Материнству нужно учиться

Беременность и роды скоротечны. Самое главное начнется после того, как малыш появится на свет. Именно тогда новоиспеченную маму ожидают трудности и к их преодолению надо готовиться заранее во имя здоровья и счастья будущего ребенка.

Мама ждёт малыша, ходит на курсы дородовой подготовки и мечтает, каким удивительным ребёнком он вырастет ей на радость. А уж она-то сделает для него всё самое лучшее. Ведь это же так просто - растить детей! Кто же этого не умеет? Интуитивные знания есть - а что ещё нужно? Все люди как-то выросли, значит, получится и у нее.

На практике, когда появляется младенец, женщина оказывается в растерянности: что бы она с ним не делала, он постоянно кричит, плохо набирает вес, травмирует соски, плохо спит, беспокоится, болеет, в общем - куча неприятностей. А еще раздражение, злость и паника. И уже это маленькое беспокойное существо воспринимается как тиран. И мама начинает думать: «Где же счастливое материнство? Как же женщины все это терпели? Родить второго ребенка - никогда! Материнство - это мука!» Такой вывод, зачастую, делает молодая мама.

Почему же у большинства современных женщин вместо счастливого материнства получается кошмар, о котором хочется поскорее забыть и никогда больше не вспоминать? Неужели природа не позаботилась о том, чтобы человеку было удобно выращивать потомство? Может быть, что-то изменилось в нашей биологии? В чем причина?

Чтобы разобраться в том, когда же все началось и почему теперь растить детей стало так некомфортно и хлопотно, необходимо вернуться к истокам и понять, что представляет собой материнство.

Материнство - это способность женщины выносить, родить и выкормить грудью ребенка до определенного возраста, обусловленного его физиологическими потребностями. Чтобы реализовать эти задачи, женщине необходим материнский инстинкт, на основе которого формируется материнское поведение.

Многие мамы рассчитывают на то, что они вполне могут опираться только на материнский инстинкт, который у них обязательно обнаружится, а материнское поведение сформируется как-нибудь само собой. Причем материнским поведением современные женщины считают любые действия матери по отношению к ребенку. Однако на практике все оказывается не так легко и просто, как думают многие.

Как пробуждается материнский инстинкт?

Материнский инстинкт включается у женщины благодаря нормальным физиологическим родам. Поэтому в родах, по возможности, должно быть исключено применение любых препаратов, роды должны проходить в привычной для женщины бытовой обстановке, роженица должна испытывать минимальные болевые ощущения, как и положено по физиологическим нормам.

Но и это еще не все. На включение материнского инстинкта влияет удобство позы во время рождения ребенка и правильно организованный телесный контакт матери и младенца в течение первых нескольких часов после родов, а также многое другое.
Исключительную важность для будущего здоровья малыша и матери имеет первое прикладывание к груди. Маме нужно приложить малыша к груди именно в тот момент, когда он будет готов к прикладыванию, а не в какое-либо другое время. Следует учесть, что при первом прикладывании младенец должен находиться у груди довольно продолжительное время. Если все моменты родов и первых часов после них были проведены в соответствии с биологической нормой, тогда можно с уверенностью сказать, что материнский инстинкт пробудился. К этому можно добавить, что роды в биологически ненормальной обстановке (к сожалению, это сегодня в большинстве своём роды в роддоме) в большинстве случаев исключают пробуждение материнского инстинкта.

В связи с этим, можно вспомнить показательную серию экспериментов, проведенных над животными. Козам и оленихам вводили разные препараты во время родов. Введение любого препарата вызывало у них ослабление материнского инстинкта. Самыми пагубными оказались стимуляция и обезболивание - самки отказывались от своих детенышей! После эпидуральной анестезии мамашки не только уходили от своих малышей, но даже пытались их убить, если экспериментаторы настойчиво предлагали им обратить внимание на собственное чадо.
Из этого можно сделать скромный вывод: если женщине не повезло с организацией нормальных биологических родов, то ей не следует рассчитывать на материнский инстинкт. Он просто не может включиться. Зато ей все время придется бороться с подсознательным желанием избавиться от собственного чада.

Можно ли положиться на материнский инстинкт?

Материнский инстинкт - замечательное качество, если, конечно, он имел возможность включиться. Однако без сформированного материнского поведения он почти бесполезен. Если бы для того, чтобы выростить детей нужен был только инстинкт, то у женщин не возникали бы столь часто многочисленные вопросы по уходу и воспитанию маленьких детей.

Материнское же поведение формируется только в результате обучения и наблюдения за действиями опытных матерей. Это давно и хорошо известный факт, который молодые родители почему-то не хотят признавать. Материнская сноровка - качество, которое не дано женщине от природы. Оно приобретается в результате обучения и последующего накопления опыта в процессе постоянных тренировок.

Бесполезность материнского инстинкта при отсутствии материнского поведения хорошо видна на примере самок шимпанзе, выросших в неволе и никогда не наблюдавших за поведением матерей в природной стае. После родов такая самка берет своего детеныша и носится с ним по вольеру, не догадываясь даже о том, что давно пора перегрызть пуповину и отделить послед. Ни кормить грудью, ни обращаться с младенцем она не может, но ревностно его защищает. Ее инстинкт говорит только о том, что детеныша надо защищать, а что с ним делать - она не знает. Работникам зоопарка приходится усыплять самку, чтобы забрать детеныша и спасти его от собственной мамаши.

Основой материнской сноровки является точное знание поведения ребенка и адекватное его толкование. Наверное, никто не будет спорить, что молодая мать, родившая первого ребенка, практически ничего не знает о его поведении, о значении тех или иных его сигналов и может толковать их неверно или неточно. Чтобы выяснить, в чем была причина того или иного поведения малыша ей потребуется множество проб и ошибок. Чтобы избежать пагубных заблуждений молодой матери необходима помощь и обучение у более опытной матери, искушенной в вопросах взращивания детей.
Процесс формирования материнского поведения легко прослеживается на приматах, которые обучаются уходу за своими малышами в процессе постоянного наблюдения за поведением опытных самок. Сотрудникам зоопарков очень хорошо известно, что не наблюдавшей за процессом выхаживания и кормления малыша обезьянке, не удается стать хорошей матерью. Поэтому в некоторых крупных зоопарках для обезьян, которые не жили в стае и не умеют обращаться со своими детьми, создали своеобразные «курсы дородовой подготовки». На большом экране им демонстрируют фильмы о поведении опытных мамаш в природной стае. Эффективность подобных «занятий» становится заметной, если обезьяна смотрела кино не менее трех месяцев.
Передавать полноценный материнский опыт может только та женщина, которую кто-то ввел в новую роль матери и обучил ее этому. Материнский опыт не может передавать медсестра из поликлиники или инструктор по плаванью и динамической гимнастике.

Не может материнский опыт добываться женщиной самостоятельно в результате проб и ошибок или черпаться из книг и фильмов - такой опыт можно справедливо назвать необоснованным экспериментом над собственным ребенком.

Даже если у матери 2-й и даже 5-й ребенок, а ее никто ничему не обучал, она способна только повторять свои собственные ошибки.

Цену материнских ошибок при попытке самостоятельного постижения материнского искусства хорошо иллюстрирует следующий пример из жизни млекопитающих.

Обратимся к наблюдениям кинологов. У собак не существует обучения материнскому поведению, как у приматов, поэтому первородящая мамаша может полагаться только на себя. Она осваивает материнское поведение на собственном опыте от помета к помету. Когда у собаки впервые появляются щенки она долго к ним приспосабливается и все время стремится спрятаться от них, перепоручив заботы о своих детях хозяйке. Ее реакцию на щенков можно выразить восклицанием «Боже, кто это!». К щенкам из второго помета она относится с большей заботой, как бы признавая, что это ее дети. Однако, она все равно стремится от них убежать и особой заботы не проявляет. В результате не все щенки из первых двух пометов выживают. Только к щенкам из третьего помета мамаша начинает проявлять трепетную заботу, поэтому выживаемость их выше, чем из первых двух. Следует отметить, что собаки могут себе позволить пожертвовать несколькими щенками ради процесса обучения, поскольку они щенятся не менее одного раза в год и приносят по несколько щенков. Практически такая же история происходит у кошек, хомяков и других животных, где обучение материнскому поведению отсутствует.

Таким образом, самостоятельно обучаясь ухаживать за детенышами, матери попросту жертвуют их жизнью. Эта трата биологически предусмотрена у тех видов, где материнскому поведению самке приходится учиться самостоятельно.

Человек относится к существам, которые нуждаются в обучении материнскому поведению и специальных знаниях о ребенке и его потребностях. Поэтому если женщина не позаботилась о том, чтобы приобрести знания и навыки обращения с младенцем от непосредственного носителя позитивного материнского опыта, она не может рассчитывать на то, что вырастит полноценного человека.
Обращаясь к вышесказанному, остается только спросить: неужели мы хуже обезьян и меньше заботимся о благополучии своих детей? Тогда почему, мы не считаем нужным учиться уходу, позволяющему не травмировать собственных малышей?

Материнские навыки или чему учиться?

Материнское поведение не является абстрактным или произвольным набором действий матери по отношению к ребенку. Дело в том, что рост и развитие новорожденного, как, впрочем, и ребенка первых трех лет жизни тесно связаны с материнским поведением. Элементы материнского поведения определены генетически и передаются в процессе обучения от одной женщины к другой. Перечислим несколько элементов материнского поведения и проиллюстрируем их связь с развитием ребенка.

Например:
· прикладывание к груди и позы при кормлении грудью;
· ношение ребенка на руках;
· укачивание;
· высаживание ребенка и т.д.

От прикладывания ребенка к груди, т.е. от качества его сосания зависит, как сформируется его нижняя челюсть. Немаловажно также и формирование прикуса, постановка нижней губы. Эти «мелочи» зависят как от качества, так и от продолжительности периода грудного вскармливания. Чтобы у ребенка прикус и нижняя челюсть сформировались правильно, он должен сосать грудь в правильном положении не менее двух лет.
От способа ношения ребенка на руках и от продолжительности его пребывания на руках зависит рост скелета и развитие мышечного аппарата. Например, если мать носит ребенка на руках неправильно, то у него будет недостаточный мышечный тонус, отставание в моторном развитии и неправильное формирование изгибов позвоночника. Кроме того, у малыша будет неверно расти тазобедренный сустав, что к 6 месяцам может закончиться лечением врожденного вывиха бедра и помещения ребенка в распорки. Эта зависимость очень хорошо известна на примере африканских племен. Там женщины носят на себе детей так, как положено в природе, передавая это искусство от матери к дочери. Поэтому они в принципе не знают о таких явлениях, как «врожденный вывих бедра» и сколиоз.

Ношение ребенка на руках тесно связано с умением укачивать малыша. Ритмичное качание ребенка обеспечивает нормальное развитие вестибулярного аппарата, поэтому у детей, лишенных ношения на руках и укачивания, развитие внутреннего уха будет нарушено.

От умения матери высаживать ребенка и помогать ему отправлять естественные нужды зависит рост и развитие его половых органов и психосексуальное здоровье. Кроме того, этот материнский навык тесно связан с формированием и нормальной функцией почек и надпочечников. Если мать не умеет высаживать младенца, то развитие его половых органов и почек никогда не достигнет нормы. Физические же неблагополучия всегда влекут за собой неблагополучия психические, что всегда является трагедией.

Кроме отдельных конкретных действий матери имеет значение её общая линия поведения, которая выражает её материнскую надежность.

Если мать не смогла своими действиями доказать ребенку свою материнскую надежность, свою способность быть матерью, она, сама того не желая, нарушит его социальную адаптацию. В результате мы не сможем вырастить из младенца полноценного человека. Он с повышенной вероятностью будет склонен к криминальным поступкам и социально неадекватным действиям. Интересно, что при ошибках материнского поведения такие нарушения появляются уже к двух-трехмесячному возрасту и исправить их бывает не всегда просто.

Нарушения, возникшие в раннем возрасте можно устранить сравнительно быстро, пусть и при значительных усилиях со стороны матери, но чем позже мать начинает исправлять свои ошибки, тем труднее они поддаются коррекции. Можно со смелостью утверждать, что ошибки материнского поведения, подлежат коррекции до исполнения ребенку 2-2,5 лет, а далее они приобретают необратимые формы - что-то исправить еще можно, а чего-то уже не исправить никогда.
При ошибках материнского поведения нарушается развитие ребенка и в первую очередь страдает развитие его психики, мозга и нервной системы. Следующими за головным мозгом принимают удар другие органы и системы.

Легко и просто

Если молодую маму обучили уходу за новорожденным малышом, она не испытывает никаких трудностей и её материнство действительно становится счастливым. Тем самым ожидаемым комфортным состоянием, к которому стремится каждая мать.

Как же случилось так, что забылась необходимость передачи материнского опыта, необходимость обучения молодой мамы премудростям материнского искусства во имя выращивания полноценных детей?

Этот процесс забывания шел исподволь, постепенно, в течение нескольких веков. На этот путь цивилизация вышла благодаря искреннему заблуждению, мол, если ребенок выжил, несмотря на действия матери, значит, все в порядке. Отклонения от биологической нормы начались с того момента, когда начали разрушаться большие общинные семьи, где девочка с самого детства имела возможность наблюдать за поведением опытных матерей, помогать им в уходе за грудным ребенком и таким образом сама готовиться к материнству. Как только был разрушен общинный быт, где существовал единый женский коллектив, передававший материнский опыт и воспитывающий молодых матерей, началось искажение рационального материнского опыта.

В старину еще сохранялось деление на мужскую и женскую половину в домах, что позволяло сохранить большую часть древней мудрости. Однако и это хранилище материнского искусства довольно скоро было разрушено. Изменился семейный быт, исчезла женская половина, которую заменила супружеская спальня, пропала и большая часть материнского опыта. В тот момент никто даже не подозревал, что, разрушая женскую половину и улучшая бытовую жизнь, он безвозвратно губит материнское умение взращивать и воспитывать полноценных людей. В тот момент это искусство всем казалось данностью, которая никуда не денется.

А дальше - больше. Городская среда породила возможность на первый взгляд безнаказанного отступления от норм, определенных природой. Так в среде знати возникла мода передавать детей кормилицам-мамкам, которые действительно заменяли родную мать. Так был создан прецедент, ясно показывающий, что ребенка вполне успешно может вырастить не мать, а другая женщина.

Именно этот прецедент послужил для следующего далеко идущего вывода. Если ребенка может кормить не мать, значит, мать вполне можно заменить, причем не только живой женщиной, но и какой-либо обманкой. Так появилась идея неживой матери-няньки, олицетворением которой стали пустышки и колыбельки-коляски. Эти заменители матери успешно использовались как в городском, так и в деревенском быту.

Следующей за идеей пустышки и люльки шла идея отселения ребенка в отдельную кроватку и даже в отдельную комнату, которая успешно сочеталась с идеей искусственного вскармливания из бутылочки. А вместе со смесями и сосками пришли и памперсы.

Именно так, потихоньку и незаметно, человечество пришло к идее воспитания ребенка без матери. Мать вроде бы рядом, но она ничего не умеет и не знает, да ей и не обязательно что-то знать. Учиться кормить грудью не надо, грудное вскармливание вполне может заменить бутылочка со смесью и пустышка, высаживание заменит памперс, а правильное ношение на руках сначала заместит коляска, кроватка и всевозможные креслица, а потом (возможно) - лечение врожденного вывиха бедра в ортопедическом центре.

Но и это еще не все. Усиленно работает индустрия, направленная на еще большее отделение ребенка от матери. К этой индустрии вполне можно отнести современные журналы для родителей, производство кроваток, ходунков, прыгунков и прочих аксессуаров. Замороченные мамы все ждут, когда же их инстинкт им что-нибудь подскажет, а он молчит и не помогает преодолеть заблуждения.

Вот так легко и просто человечество разрушило искусство выращивания детей, разрушило культуру материнства. И какова же цена? А цену определить весьма легко - разрушение здоровья человека. В большинстве индустриально развитых стран каждый третий имеет психические отклонения и каждый второй психосексуальные проблемы. В России 70% детей, достигших 18-летнего возраста, страдают хроническими заболеваниями, каждый третий ребенок в возрасте 6-8 лет имеет то или иное психоневрологическое страдание. Эти нарушения поначалу могут быть незначительными, но от поколения к поколению они становятся все более заметными и приводят к открытым формам психических и физических заболеваний.

Материнству нужно учиться

Современной матери, находящейся в столь неблагополучной ситуации, стоит серьезно задуматься, какого ребенка она хочет вырастить? Если мать хочет вырастить полноценного во всех отношениях человека, то она, конечно же, должна приложить усилия и обучиться необходимым элементарным материнским навыкам. Сегодня это стало возможным в центрах подготовки к родам и материнству.

В заключение остается пожелать всем мамам учиться воспитанию и уходу за детьми, не полагаясь на авось. Будущее в ваших руках. Именно от материнского искусства растить полноценных людей зависит, в каком мире мы с вами будем жить: в фильме ужасов с тотальным террором или в безопасном райском саду. взято http://semyadoma.ru/beremennost/materinstvu-nuzhno-uchitsya.html

функции физиологических изгибов позвоночника

Психология материнского инстинкта: откуда он берется?

психология материнского инстинкта

Содержание:

Психология материнского инстинкта, или психология материнства – относительно новое направление в психологии, уже успевшее впитать в себя различные знания и стать интересным для большинства женщин. Как в женщине зарождается мать? В какой момент наступает осознание готовности к материнству? На эти и другие вопросы вы найдете ответы в нашей статье о материнском инстинкте.

Из чего состоит инстинкт материнства

Женщинами мы рождаемся, а матерями становимся. Материнский инстинкт – это не инстинкт в своем настоящем биологическом значении. Это поведение женщины, включающее в себя удовлетворение следующих материнских потребностей: потребность во взаимодействии с ребенком, потребность в заботе и охране и потребность в материнском чувстве.

Потребность во взаимодействии с ребенком – самая первая, и именно на ней базируются остальные. При удовлетворении данной потребности женщина испытывает удовольствие и другие приятные переживания. Их можно получить как в непосредственном общении с ребенком, так и в процессе ухода, кормления, воспитания и т.д. …

Потребность в заботе и охране – это желание кормить, ухаживать и охранять свое дитя от внешней угрозы и опасных последствий его собственной активности. Обычно женщина учится таким вещам у своей матери или наблюдая заботу других мам о детях. Однако некоторым вещам, например, грудному вскармливанию, невозможно научиться заранее, поэтому такие действия обычно носят врожденный характер.

Потребность в материнстве – самая сложная. Женщина задумывается и анализирует свои состояния и переживания. Это особое, так называемое “материнское чувство”. Оно возникает благодаря мыслям женщины о будущем ребенке, его образу, семейным и культурным моделям материнства и собственному опыту. Все эти потребности, как и вообще материнский инстинкт, женщина может удовлетворить лишь благодаря появлению ребенка на свет. Как вы уже, наверное, поняли, ребенок для каждой мамы – это не просто ребенок, а совершенно особенный феномен. Он способен лишь одним своим присутствием в поле зрения женщины вызвать самые нежные чувства. За счет чего это происходит?

  • Внешний вид и физические особенности малыша. Ни для кого не секрет, что младенцы обладают особенным запахом – некоторые женщины очень чутко реагируют на него вспышкой материнского инстинкта. И уж конечно, мало кто способен устоять перед пухленькими ножками и ручками, большими распахнутыми глазками и нежной кожей!
  • Особенности поведения. Дети ведут себя совершенно особенным образом – они замедленны, неловки, неприспособлены к самостоятельной жизни, а их движения плохо координированы. Но именно все эти их странности во многом возбуждают в женщинах материнский инстинкт, особенно потребность в заботе.
  • Результаты поведения и деятельности детей. К ним относятся кряхтение, звуки удовольствия, сопение, пускание слюней, особые прикосновения, звуки, выражения лица, бурные и непосредственные реакции, игривость, криво собранные пирамидки, размазанные по листу краски и прочие-прочие результаты детской жизнедеятельности. Если бы так себя вел взрослый, мы бы разозлились; однако детское поведение вызывает у нас восторг и умиление.

материнский инстинкт

О появлении материнского инстинкта

Материнский инстинкт и его проявления своеобразны и постоянны у каждой женщины, однако меняются для разных детей. К моменту рождения ребенка у матери есть комплекс, состоящий из знаний и умений по уходу за детьми, переживаний и отношений, связанных с ними, потребности в них, их ценности и значения для женщины. Все это обозначается понятием “материнская сфера”. Именно ее зачастую в быту называют материнский инстинкт. В своем становлении материнская сфера проходит ряд этапов:

  1. Взаимодействие с собственной матерьюОно начинается, когда будущая мама находится в утробе собственной матери, и продолжается практически всю жизнь. Благодаря взаимодействию с собственной мамой, женщина понимает эмоциональный смысл материнско-детского общения, ухода за детьми, закладываются ценности детства, возникает эмоциональная основа для будущего стиля взаимодействия с ребенком.
  2. Развитие материнской сферы в играхМатеринский инстинкт активно развивается в те моменты, когда будущая мама играет в семью и в дочки-матери с куклой-младенцем . Кукла является моделью младенца; таким образом девочка отрабатывает на ней основы ухода за ребенком.
  3. НянчаньеБудущая мама нянчится с малышами, за счет чего, помимо освоения некоторых навыков обращения с ребенком, у нее появлется к нему живой интерес и положительное эмоциональное отношение. Именно на этом этапе впервые закладываются ценности материнства и ценность ребенка как такового. Очень важно наиграться в няньки до полового созревания, т.к. впоследствии происходит некоторое соединение материнской сферы и сферы сексуальных переживаний.
  4. Взаимодействие с собственным ребенкомИменно в этот период проявляется весь тот опыт, которые женщина успела накопить за свою свою жизнь. Этот этап начинается с осознания своей беременности, которое может сопровождаться как тревогой или отрицательными эмоциями, так и спокойствием, радостью, а чаще всего двойственными чувствами. Далее становлению материнского инстинкта способствуют шевеления малыша, которые женщина должна ощутить без тревоги или раздражения.

Потом следуют роды, которых многие женщины боятся. Наиболее оптимальное отношение к родам описывается формулой “роды – это трудная и творческая работа”. После того, как малыш родился, у женщины формируется собственный эмоциональный настрой на уход за ребенком. Он очень сильно зависит от тактильного контакта с малышом и включает в себя первые реакции тревоги и опасения за ребенка, привыкание к нему и его особенностям, появление удовольствия от прикосновений к нему и переход его в “ласковую осторожность”.

Далее появляются уверенность в движениях. У ребенка возникает привязанность к маме, которая тоже активизирует ее материнский инстинкт. Например, он обычно радуется ее приходу больше, чем другим людям. Мама разделяет с ребенком радость от его открытий мира и активности в нем.

Постепенно у женщины складывается стиль материнского отношения к ребенку. Как правило, он может быть тревожным, адекватным (отношение к ребенку как к полноценной личности, симпатия и настроенность на него), отстраненным, неустойчивым или эмоционально-холодным. В случае адекватного отношения у матери все больше и больше усиливается интерес к своему ребенку, она проводит с ним много времени, особенно в играх.


Готовность к материнству

К сожалению, не каждая женщина готова стать мамой. Причина, по которой может пропасть материнский инстинкт – отсутствие желания стать матерью. Однако она не единственная. Желание родить малыша, безусловно, важно для ощущения готовности к материнству, однако его недостаточно. Появление ребенка – это очень серьезное событие, и отнестись к нему надо гораздо более ответственно, чем к поступлению в институт или покупке машины. Однако не стоит забывать, что некоторые вещи появляются уже после рождения ребенка, и их недостаток с лихвой компенсируется любовью к малышу. Итак, какие же еще качества считаются необходимыми для будущей мамы?

  • Личностная зрелость. К ней относятся ощущение себя женщиной, способность к принятию важных решений, умение делать выбор, принятие ответственности за свои действия, умение устанавливать близкие и теплые отношения, независимость, способность к сочувствию, совместной деятельности, способность жить настоящим, творческие способности, интерес к развитию себя и других людей, способность получать удовольствие от жизни.
  • Адекватное представление о ролях матери и отца в семье, о том, что они должны делать, правильные установки в отношении воспитания и контакта с ребенком. Очень важно наличие правильных мотивов к родительству. Например, желание завести ребенка, чтобы удержать мужа – это неконструктивно, а вот появление малыша как продолжение вашей с мужем любви – это уже ближе к истине.
  • Правильное отношение к ребенку. Психологи описывают 3 типа ценности ребенка: эмоциональная (положительные переживания у матери во время общения с ребенком), повышенно-эмоциональная (эйфория или чрезмерная концентрация на ребенке всей привязанности при отсутствии в жизни матери других людей), замена самостоятельной ценности ребенка на другие (ребенок придает матери статус,избавляет от страха одиночества в будущем и т.д. …).
  • Материнская компетентность. Это чувствительность к ребенку, способность понимать состояние детей, гибкость и способность подстроиться под индивидуальный ритм ребенка, наличие знаний об особенностях детского возраста, наличие некоторых навыков воспитания.
  • Сформированность материнской сферы. Для того чтобы быть готовой стать матерью, женщина должна пройти через все этапы становления материнской сферы, в результате чего у нее возникают понимание ценности ребенка, особое теплое отношение к нему, потребность в нем, а также приобретаются навыки ухода за малышом

Материнский инстинкт

Является материнский инстинкт врожденным или приобретенным? Что непосредственно влияет на его возникновения?

Что такое материнский инстинкт

Материнским инстинктом называют определенное поведение женщины, когда она не только производит на свет малыша, но и заботится о нем, обеспечивает необходимые условия для роста и развития. Это явление часто считают врожденным и приписывают только женщинам. Но это не так на самом деле. Материнский инстинкт — приобретенное качество и присуще мужчинам тоже, при определенных обстоятельствах. Все зависит от степени социальной ответственности человека и готовности стать родителем.

Что влияет на появление материнского инстинкта?

На возникновение материнского инстинкта, в большей степени, влияет воспитание будущей матери. Если в семье к детям мать относилась как к чужим или не заботилась о них, то сохраняется большая вероятность того, что и дети так будут себя вести в своих семьях. Хотя бывают и исключения. Иногда ребенок так мечтает о заботе со стороны родителей, что в своей семье старается уже полностью повятить себя счастливому существованию своих потомков.

Может ли появиться материнский инстинкт до рождения ребенка?

Так бывает, когда, например, родители рано уходят, а остается большая семья. Старший ребенок, если он взрослый или готов взять на себя ответсвенность за младших, заменяет родителей. Так может проснуться материнский инстинкт до того, как появятся свои дети. Можно сказать, что материнский инстинкт не зависит от рождения малыша, а скорее от социальной зрелости человека.

У всех ли женщин появляется материнский инстинкт?

Не всем женщинам суждено испытать радость материнства в плане заботы о своем потомстве или чужих детях. Не имеет особого значения. Не всегда появление малыша автоматически включает материнский инстинкт. Иногда к ребенку так и не появляются необходимые чувства, а некоторые матери начинают ненавидеть за страдания при родах или по каким иным причинам, например, ненавистный мужчина, который является биологическим отцом малыша или бросили с ребенком одну.

Что может отстрочить появление материнского инстинкта

Не все женщины одинаково переживают родовую деятельность. Роды — достаточно сложный процесс и при сильной нагрузке на нервную систему, развивается послеродовая депрессия, как следствие. Она может отрицательно повлиять на проявление материнского инстинкта, отстрочить его появление.
Так же при кесаревом сечении, ребенка не сразу приносят, чтобы покормить, а спустя несколько суток. За это время мать немного охладевает к малышу и ей бывает трудно сразу настроиться на материнство положительно. Ведь болят швы и все тело, становится себя жалко и в результате материнский инстинкт если и появляется, то значительно позже.

Как разбудить материнский инстинкт

Большинство специалистов рекомендуют сразу после того, как ребеночек появится на свет, класть его на живот матери или грудь. Первый контакт с малышом очень важный. Происходит так называемое запечатление, когда ребеночек чувствует маму и видит ее, он запоминает запах, голос, образ. Так же и для женщины первый контакт кожи малыша с ее кожным покровом как бы воспламеняет искру материнского инстинкта.
Так же важно беременность планировать, тогда проблем возникает значительно меньше, когда родители готовы морально к появлению малыша.
Быть матерью — это не только родить ребенка, но и заботиться о нем, проявлять лучшие качества родителя. Стараться обеспечить малышу все необходимое для благоприятного психического и физического развития.

Материнский инстинкт, действительно ли он существует?

   Этот вопрос был задан психологу, психоаналитику, антропологу и нейробиологу. Единодушно и без колебания у всех был один и тот же ответ: нет. Потому что он не врождённый, а строится или нет — это зависит от истории каждой женщины. Объяснения.

«Материнская любовь — социальное строительство»

Антрополог

   В узком смысле слова под термином инстинкта подразумевается определённый тип поведения, который связан с нашим видом. Это действительно для животных, но не для человеческого рода, потому что человек снабжён сознанием, чувствами… Следовательно, речь идёт о желаниях, а не об инстинктах. О желаниях, которые, впрочем, могут отсутствовать.
   Делать ребёнка — одновременно плод желания воспроизводиться, то есть желания передавать жизнь, желание защищать. В человеческом роду, когда на свет появляется ребёнок, он обладает особой хрупкостью и медлительностью развития. Поэтому он не может стать автономным и свободным раньше, чем по меньшей мере в 7 лет. То, что называется временем зависимости значительно дольше, чем у других видов животных. Следовательно, именно из желания воспроизводиться и желания защищать развиваются отношения между матерью и её ребёнком, отношения, которые отмечены очень сильными эмоциями. Но где речь не отмечен инстинкт.
   То, что может существовать, так это система идеологических конструкций, которые нас  толкают к тому, чтобы придерживаться закона копии. Стоит только посмотреть, до какой степени молодым парам внушают чувство вины, когда они медлят с заведением детей. Также у некоторых женщин имеется сильное чувство вины, которое может развиваться, если у них есть впечатление того, что они не выполняют того, чего от них ожидают. Но ни в коем случае материнский инстинкт не толкает их к материнству ли к тому, чтобы любить своих деток. Материнская любовь — это умственное, социальное строительство, которое у каждого выстраивается с детства.

«У человека гормоны не очень мощны»


Нейробиолог

   Вопрос материнского инстинкта — идеологически интересный вопрос. То, что у животного существует материнский инстинкт — это очевидно. Человек — прежде всего разнообразие и сложность. Его поведение не может быть программированным, потому что его мозг единственный в своём роде: кора человеческого мозга более развита, чем у любого животного, в том числе и у обезьяны. Вот почему, благодаря своей «свободной воле», Homo sapiens способен замыкать инстинктивные программы, зависимые от гормонов. Всё, что «поднимает» инстинкты у животных, у нас находится под контролем культуры. Человек может захотеть объявить голодовку или отказаться от сексуальной жизни.
   Каждый человек уникален, потому каждый мозг  строится постоянно в зависимости от его окружения. Пережитое у одного никоим образом не скопировано другим. Может быть несколько похожих моментов, но абсолютно одинаковых нет. Пережитое женщиной по отношению к своему ребёнку — это продукт её личной истории, а также социальных, политических и экономических условий, в которых ребёнок появился на свет.

«Материнское чувство — плод особого психического созревания у каждой молодой матери»

Психолог

   Клиническое испытание, а также простое наблюдение показывают это: материнский инстинкт не существует в смысле врождённого инстинкта, записанного в гены, и что появляется в момент родов, как у любого другого млекопитающего. Её желание иметь ребёнка связано с её прошлым, с её отношениями с отцом или родителем ребёнка, а также прогнозированием по поводу будущего. Внутри нет ничего инстинктивного, это особое психического созревание каждой молодой матери.
Понятие материнского инстинкта возвращает женщину к животному, самке. Материнский инстинкт приводит женщин к функции родительницы, отрицающей интенсивность психической работы бессознательного. Кроме того, идея о «естественном» врождённом инстинкте обвиняет тех, очень многочисленных, не испытывающих никакого защищающего и эмоционального импульса по отношению к своим новорожденным и которые выстраивают своё материнское чувство, иногда с трудом.
   Даже, если женщина может испытывать, начиная с рождения или ещё до него самую живую любовь, самую абсолютную нежность, самую тотальную страсть, интенсивность или насилие своих чувств не являются инстинктивными. Это скорее является следствием личных особенностей.
   Следовательно, материнское чувство — интенсивная психическая работа, зачастую очень личная, нерациональная или чудесная, но это всегда результат личной истории, истории матери и её отношения к материнству и ребёнку.


«Не следует путать материнский инстинкт с материнской любовью»


Психоаналитик

    У нас, у людей, которые являются очень неестественными животными, вопрос инстинктов переходит на второй план и полностью переделан, обработан, перестроен вопросом языка, отношением одного к другому, историей. Материнский инстинкт имеется в истории каждой женщины, откуда рождается, или нет, для неё возможность быстро получить связь со своим малышом. Это то, что называется «первичной материнской озабоченностью».
    Следовательно, эта материнская любовь не врождённая, но тем не менее, ей не учатся. Чаще всего это зависит от личной истории. Она строится с детства, до момента беременности и после неё. Если мать испытывает затруднения в том, чтобы быть в связи со своим ребёнком, нужно, чтобы она задала себе вопрос «почему», чтобы она видела препятствия, которые ей нужно преодолеть. Нет плохой матери, этого не существует. Есть только матери, которым мешает личная история, то, чего у них нет или слишком много.
    Люди смешивают понятия материнской любви и материнского инстинкта. В нынешнем обществе нужно бы, чтобы все матери были обязательно хорошими, потому что это отсылает нас к образу Девы и ребёнка, который только один. В обществе, где всё рушится, где кризис, есть вещь, в которой хотелось бы быть уверенными: в том, что мать — обязательно вся любовь для своего ребёнка и наоборот. Мы нарушили все другие бастионы, но этот единственный, который ещё длится.

 

Материнского инстинкта на самом деле не существует?

«Когда ты заведешь ребенка? Неужели ты не чувствуешь, что твой организм этого требует?» – после подобных вопросов ежегодных встреч с одноклассниками хочется избегать как шабаша ведьм. Начинает казаться, что общество жаждет видеть вас матерью гораздо сильнее, чем этого хотите вы сами. Не лучше обстоят дела и в том случае, когда вы уже испытали радость материнства, но по какой-то причине не собираетесь бросать работу и проводить с ребенком 24 часа в сутки, – вас сразу же стараются заподозрить в несусветном эгоизме или природной неполноценности…

Неужели существует какой-то механизм, который должен активировать вдруг страстное желание стать матерью, и именно у вас с ним технические неполадки? Расслабьтесь, подобного устройства пока не существует, но поговорить о таком «вымышленном изобретении», как материнский инстинкт, стоит подробно и отдельно.

A photo posted by Natalia Vodianova (@natasupernova) on

Изучением материнского инстинкта как исторического феномена в 80-е годы занималась французская писательница Элизабет Бадинтер. Ей, к слову, принадлежит титул самой влиятельной интеллектуалки во Франции по итогам 2010 года и хлесткое изречение о том, что «материнство – новая форма рабства» в наше время. К такой радикальной позиции автор пришла не просто так: она сосредоточилась на изучении материнства в разные эпохи и обнаружила, что материнский инстинкт вовсе не вдохновленное природой качество, которое рано или поздно просыпается в каждой из нас, а культурный феномен, который менял свое значение в разные годы. Бадинтер, к примеру, нашла ссылки на так называемый материнский инстинкт в Библии и при этом подробно описала полное отсутствие этой идеи в XVII и XVIII веках. Доказательством последнего является то, что вскармливание и забота о детях в ту далекую эпоху считались привилегией слуг: матери намеренно избегали общения с младенцем, передавая его в руки няням. В эти времена дети не появлялись на картинах, потому что считались своеобразной несовершенной версией взрослых, а детская смертность была крайне высока из-за безразличия медицины к отпрыскам подрастающего поколения.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о