Факторы риска при беременности в баллах таблица: Пренатальные факторы риска

Содержание

Сайт первой республиканской больницы УР, Ижевск

Уважаемые жители Удмуртской Республики! С 1 марта 2021 года на базе БУЗ УР «1 РКБ МЗ УР» начинает работу Центр профессиональной патологии. Подробная информация по тел.: 46-23-95

 

Прием посетителей:

четверг с 14-00 час. до 16-00 час.

по предварительной записи по телефону

(3412) 46-32-70

Адрес: 426039, г.Ижевск, ул.Воткинское шоссе, 57 

Эл.адрес: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Отдел документац. обеспечения: (3412) 45-46-29, 46-86-36 (факс)

Справочное бюро (стационар): (3412) 46-57-93

Приемное отделение: (3412) 46-54-82 

Диспетчер по ДТП: (3412) 46-56-82

Регистратура (гинекологи): (3412) 46-58-72

Регистратура (медико-генетич. консульт.): (3412) 46-87-71

Регистратура (поликлиника): (3412) 46-54-83, 46-55-74 

 

Поликлиника: понедельник-пятница с 7-00 до 16-18 час.

прием врачей: с 8-00 до 15-06 час. (по графику работы)

Стационар: круглосуточно

прием экстренных пациентов — круглосуточно. 

 

  • (3412) 20-47-00, 20-48-00, 20-55-77 — цены, порядок оказания платных услуг 
  • (3412) 20-47-00, 20-48-00, 20-55-77 — запись на консультации врачей 
  • (3412) 20-47-00, 20-48-00, 20-55-77 — запись на обследования (КТ, МРТ, УЗДГ сосудов, электромиография, дуплексное сканирование сосудов)  
  • (3412) 44-54-70 — кабинет ДМС 
  • (3412) 46-23-95 — вопросы проведения медицинских осмотров 

Эл.адрес: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Реквизиты БУЗ УР «1 РКБ МЗ УР»: скачать 

  

Сведения об учредителе: Министерство здравоохранения Удмуртской Республики,

Адрес: 426008, г.

Ижевск, пер.Интернациональный, д.15.

Телефон приемной: (3412) 22-00-66 (доб.202)

Управление лечебно-профилактической помощи населению: (3412) 22-00-66 (доб.236)

Управление медицинской помощи детям и родовспоможения: (3412) 22-00-66 (доб.248)

Отдел по работе с обращениями граждан: (3412) 22-00-66 (доб.241) 

Эл.адрес: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript  

 

Результаты проведения независимой оценки качества

 

УВАЖАЕМЫЕ ПАЦИЕНТЫ! 

Интересующие Вас вопросы по эндопротезированию суставов и артроскопическим операциям на суставах можно задать главному специалисту МЗ УР по травматологии и ортопедии

Ежову Евгению Сергеевичу

по телефону 8-912-459-63-26 с 13-00 до 18-00 час. с понедельника по пятницу. 

Телефон «горячей линии» по вопросам формирования здорового образа жизни и «он-лайн кабинета врача» в БУЗ УР «1 РКБ МЗ УР»

Номер телефона

(3412) 45-11-75

Время приема звонков

с 9-00 до 12-00 часов

Ответственный за прием звонков и консультирование

Смирнова Галина Иннокентьевна

Электронный адрес «он-лайн кабинета врача»

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Ответственный за прием вопросов и ответы в «он-лайн кабинете врача»

Смирнова Галина Иннокентьевна

 

DEVELOPMENT OF FETI AND NEWBORNS PANCREAS’ STROMAL COMPONENT IN HEALTH AND DISEASE | Ulyanovskaya

To identify characteristics of development of human pancreatic stroma in the fetal and neonatal periods of ontogenesis, we have conducted a cross prospective study of 208 pancreases of fetuses (16-40 weeks) and dead newborns. They have been divided into groups by age. Data were processed by methods of nonparametric statistics. It has been established that in pathological pregnancies, formation of the pancreas stroma components was interrupted. A reliable connection between collagen content and perinatal pathology development risk (r s = 0.145, p = 0.001) has been detected, as well as in the groups “collagen — age” and “collagen — cause of death” (r s = -0.184, p = 0.003; r s = -0.194, p = 0.005). In the group of cases caused by separate states, the content of collagen was significantly higher (p = 0.024). Conclusions: it is necessary to consider the risk of development of the perinatal pathology as one of the major factors causing overdevelopment of the pancreas stroma collagen, what reflects environmental impacts on the feto-placentary system.


В последние десятилетия отмечена тенденция к увеличению числа врожденных заболеваний, детерминированных морфофункциональными нарушениями в фетоплацентарной системе, прежде всего у матерей с отягощенным акушерско-гинекологическим и соматическим анамнезом, а также осложненным течением беременности [2-4, 6, 7, 11, 12, 14]. Неинфекционные фетопатии развиваются в результате плацентарной недостаточности и обменных нарушений у плода при патологии беременности и экстрагенитальных заболеваниях. Выявленная нами ранее гипоплазия фетальной поджелудочной железы также является проявлением неинфекционной фетопатии и дисхронии в развитии. Соотношение компонентов гипоплазированной поджелудочной железы характеризуется преобладанием стромы, недоразвитием экзокринной паренхимы и развитой эндокринной частью [6, 7, 13]. Разрастанию соединительной ткани способствует избыточное производство коллагена, несбалансированный протеолиз компонентов внутриклеточного матрикса, что впоследствии ведет к нарушению функции органа [2, 6, 8, 10].

В доступной литературе отсутствуют количественные данные, характеризующие содержание коллагеновых волокон в строме поджелудочной железы в антенатальном и раннем постнатальном периодах развития в норме и патологии, в связи с чем изучение морфогенеза поджелудочной железы является актуальным. Цель работы — выявить особенности развития стромы поджелудочной железы человека в плодном и неонатальном периодах онтогенеза. Методы Работа выполнена на секционном материале, собранном в течение 2002-2011 годов в патологоанатомических отделениях ГБУЗ Архангельской области «Архангельская областная клиническая больница» и «Северодвинская городская больница № 1». Нами проведено поперечное проспективное исследование 208 поджелудочных желез плодов (16-40 недель) и умерших новорожденных. Возраст умерших, сезон зачатия и риск развития перинатальной патологии определялись по медицинской документации (истории родов, истории развития новорожденных и протоколы вскрытий). Секционный материал был разделен по возрасту на группы: 16-19 недель (n = 19), 20-23 недели (n = 21), 24-27 недель (n = 30), 28-31 неделя (n = 25), 3235 недель (n = 19), 36-40 недель (n = 25), новорожденные до 8 дня жизни (n = 38), новорожденные с 8 дня до 1 месяца постнатальной жизни (n = 31). Причинами смерти 139 плодов были отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде (n = 91; 65,5 %) и врождённые аномалии (n = 48; 34,5 %). Причинами смерти 38 новорождённых, 52 Экология человека 2013.11 Экология детства умерших на первой неделе жизни, были отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде (n = 26; 68,4 %) и врождённые аномалии (n = 12; 31,6 %). В каждом случае была определена степень риска развития перинатальной патологии в баллах. Использована схема, разработанная О.Г. Фроловой и Е. И. Николаевой [15]. Согласно этой схеме факторы, действующие в антенатальном и инфанатальном периодах, делятся на пять групп: социальнобиологические, акушерско-гинекологический анамнез, экстрагенитальные заболевания матери, осложнения беременности и оценка состояния плода.
По сумме баллов всех групп факторов беременные относятся к группе риска: низкого — до 4 баллов, среднего — 5-9 баллов, высокого — 10 баллов и выше. Использование схемы позволяет максимально сжать информацию о «нормальном» или «патологическом» течении беременности и получить интегральный критерий, характеризующий особенности функционирования системы «мать — плацента — плод» в каждом конкретном случае. В качестве группы сравнения была выбрана группа плодов и умерших новорожденных (до 1 недели жизни) с низким риском развития перинатальной патологии. В пренатальном периоде 31 случай (25,6 %) составляла группа с низким риском развития перинатальной патологии, 40 случаев (33,1 %) — со средним и 50 случаев (41,3 %) — с высоким риском. В раннем постнатальном периоде в группе новорожденных до 1 недели постнатальной жизни распределение было следующим: 5 случаев (13,2 %) — низкий риск, 16 (42,1 %) — средний, 17 (44,7 %) — высокий. В группе новорожденных 8 дней — 1 месяц постнатальной жизни: 6 случаев (19,4 %) — низкий риск, 10 (29,0 %) — средний, 15 (48,4 %) — высокий. Аутопсийный материал забирали в течение суток после смерти, фиксировали в 10 % растворе нейтрального формалина. Парафиновые блоки готовили по общепринятой методике, гистологические срезы окрашивали гематоксилином и эозином, пикрофукси-ном по Ван-Гизону. Наряду с обзорной микроскопией с помощью окулярных тест-систем и с применением морфометрического оборудования на кафедре биотехнологии и биотехнических систем ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова» Министерства образования и науки Российской Федерации определяли удельную плотность стромы, экзокринного и эндокринного компонентов поджелудочной железы и удельную плотность коллагеновых волокон в строме (Aai) [1]. Для определения типа распределения количественных данных использовался критерий Колмогорова -Смирнова. В связи с тем, что распределение данных не подчинялось закону нормального распределения, для описания использовались медиана (Ме), первый и третий (Q1- Q3) квартили.
Для определения меры изменчивости признаков использовался однофакторный дисперсионный анализ. Выявление связи между переменными проводилось с помощью коэффициента корреляции Спирмена. Критический уровень значимости (р) принимался равным 0,05. Результаты мор-фометрии обрабатывали при помощи статистических программ SPSS 19,0, Epi info. Работа одобрена комитетом по этике ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет» Минздрава России (№ 03/02 от 12.02.2010 г.). Результаты При обзорной микроскопии поджелудочных желез плодов и умерших новорожденных были выявлены выраженные отличия в строении при диабетической фетопатии, врожденных пороках развития и некоторых отдельных состояниях. Морфологическая картина этих случаев совпадает с результатами аналогичных исследований отечественных и зарубежных ученых. При врожденных пороках развития во всех возрастных группах следует отметить большую плотность мезенхимы в формирующихся дольках. Структура долек представляется хаотичной с неравномерным распределением мезенхимы и очагов делящихся протоков. При наличии у плодов 24-27 недель врожденных пороков развития в сочетании с генерализованной внутриутробной инфекцией (токсоплазмоз и цитоме-галовирусная инфекция) наблюдалось неравномерное распределение соединительной ткани в органе. В случае генерализованной внутриутробной инфекции с поражением поджелудочной железы при врожденном сифилисе определялась картина, характерная для мезенхимоза. В 32-35 недель при диабетической фетопатии в паренхиме органа дольки сформированы и разделены умеренно выраженными прослойками соединительной ткани. Островки в полях зрения отличались четкими контурами, были крупные и многочисленные. В дольках вокруг островков, в септах и вокруг протоков соединительная ткань оказывалась с выраженной инфильтрацией эозинофильными лейкоцитами. В отдельных дольках ацинарная часть была значительно редуцирована, отчасти замещена скоплениями эозинофилов, расположенных в виде муфт вокруг островков. При генерализованных внутриутробных инфекциях в сочетании с аномалиями развития наблюдались сформированные дольки внешнесекреторной части железы, состоящие из плотно расположенных аци-нусов.
Выявлены перидуктальные и периваскулярные скопления большого количества плотной грубоволокнистой соединительной ткани, что говорит о явлении мезенхимоза. Стромально-паренхиматозные соотношения развивающейся поджелудочной железы представлены в табл. 1. 53 Экология детства Экология человека 2013.11 Таблица 1 Возрастная динамика стереометрических показателей желез, % Параметр Менее 20 недель (1) 24-27 недель (2) 36-40 недель (3) Новорожденные до 1 недели жизни (4) Новорожденные 1 недели -1 месяца жизни (5) Строма 43,0+4,3 42,0+1,9 33,0+2,4* 32,0+2,1 28,0+3,8* Экзокрин-ная часть 46,0+2,7 46,0+2,4 49,0+4,2 55,0+1,5 55,0+2,8 Островко-вая ткань 11,0+2,6* 12,0+1,8 18,0+1,9* 13,0+2,1 17,0+3,6* Примечание. * — статистически значимые различия между группами 1 и 3; 3 и 5 (F > F st; р < 0,05). Вариационные ряды характеризовались различными значениями асимметрии и эксцесса. Установлено, что с увеличением возраста гестации удельная плотность Aai стромального компонента фетальной железы уменьшается на 10 %, у новорожденных -на 5 %. В каждой возрастной группе определяли удельную плотность стромы и коллагеновых волокон (табл. 2). Из данных табл. 2 следует, что изменение удельной плотности коллагена в строме поджелудочной железы на протяжении периода наблюдения носит волнообразный характер. С 24 до 36 недели развития происходит увеличение содержания коллагеновых волокон в строме органа на 33 %, максимальное содержание коллагена наблюдается в 36-40 недель развития, к концу неонатального периода наблюдается его снижение (на 38 %). Корреляционный анализ удельной плотности коллагеновых волокон в строме железы в различных возрастных группах показал наличие слабой отрицательной связи (rs = -0,184, p = 0,030). При однофакторном дисперсионном анализе выявлена значимая зависимость содержания коллагена в строме от возраста 0,518(7)0,001 (p = 0,022). Содержание коллагена в строме в зависимости от возраста подчинялось закону линейной регрессии Y = 0,27 — 0,004 x. Это свидетельствует о том, что с увеличением возраста на 1 месяц содержание коллагена уменьшится на 0,004 %. корреляция значима на уровне 0,01; *корреляция значима на уровне 0,05). Обсуждение результатов Эпителий и соединительная ткань поджелудочной железы представляют единый функциональный комплекс, что является специфической чертой ги- Таблица 2 Содержание коллагеновых волокон в строме поджелудочной железы плодов и новорожденных, % Параметр До 20 недель 20-23 недели 24-27 недель 28-31 неделя 32-35 недель 36-40 недель Новорожденные до 1 недели Новорожденные с 8 дней до 1 месяца Aai коллагеновых волокон (%) в железе Ме (Q-Q,) 9 (7-17) 10 (5-15) 10 (5-15) 10 (5-19) 12 (10-18) 17 (10-23) 10 (5-17) 5 (2-10) Aai коллагеновых волокон в строме (%) 33 29 26 43 47 59 34 21 54 Экология человека 2013.11 Экология детства стогенеза соединительной ткани. Соединительная ткань и ее производные обладают бесконечными возможностями адаптивных изменений, в эмбриогенезе проявляя уникальность и неповторимость ее состояний и темпов дифференцировки в различных органах. В постнатальном периоде, по данным О. В. Волковой с соавторами [6], соединительная ткань железы подвергается определенной перестройке. Для детей первых дней жизни до одного года остается характерным обилие грубоволокнистой соединительной ткани, деление на дольки нечеткое. В строме уменьшается количество эластических и возрастает масса коллагеновых волокон. Согласно литературным данным, система соединительной ткани имеет несколько критических периодов функционирования и развития, среди которых выделяют пренатальный период и первые 2 года жизни ребенка. Патогенные воздействия в это время часто вызывают нарушения развития, способствующие формированию в постнатальный период жизни функциональной недостаточности систем организма, и пищеварительной системы в частности [9]. Нарушение синтеза соединительной ткани и неправильная работа соединительнотканных клеток ведет к потере соединительной тканью многих функций, что приводит к различным расстройствам (дистрофии, склерозирование и др.). Главную роль в развитии фиброза поджелудочной железы играет увеличение продукции компонентов экстрацеллюлярного матрикса, таких как коллаген и фибронектин, что вызывается увеличением содержания FGF, PDGF, TGF-b, TGF-a, некоторых провос-палительных цитокинов-интерлейкинов IL-1b, IL-6, а также окислительным стрессом [5, 16, 17]. Таким образом, при патологически протекающей беременности нарушается формирование всех компонентов поджелудочной железы, и в частности компонентов стромы. 1. Достаточно высокое содержание коллагеновых волокон в строме поджелудочной железы в пренатальном периоде отражает особенности строения гипоплазированной за счет экзокринной части поджелудочной железы. Происходит уменьшение удельной плотности стромы поджелудочной железы с возрастом (p = 0,018), одновременно наблюдается снижение в ней удельной плотности коллагеновых волокон (p = 0,030), и зависимость носит линейный характер. Статистически значимые различия выявлены в группах сравнения: «удельная плотность коллагена- причина смерти» 0,114(1)0,026, «удельная плотность коллагена — возраст» 0,518(7)0,001, «удельная плотность коллагена — риск» 0,171(2)0,023 (p < 0,05). 2. Наряду с этим выявлена статистически значимая слабая положительная корреляция между содержанием коллагена и риском развития перинатальной патологии (rs = 0,145, p = 0,001) и отрицательная слабая корреляция в группах «коллаген — возраст» и «коллаген — причина смерти» (rs = -0,184, p = 0,03; rs = -0,194, p = 0,005). Это свидетельствует о том, что с увеличением риска развития перинатальной патологии увеличивается содержание коллагена в строме, и подтверждает возможность развития фиброза поджелудочной железы при беременности, протекающей с высоким риском развития перинатальной патологии, и нарушения функции органа в будущем. 3. Содержание коллагена опосредовано такими факторами, как возраст и причина смерти. В группе случаев, причиной смерти которых были отдельные состояния, содержание коллагена статистически значимо выше (p = 0,024). На основании вышесказанного одним из основных факторов, влияющих на избыточное развитие коллагена стромы поджелудочной железы, следует считать риск развития перинатальной патологии, который является интегральным критерием, отражающим суммарные средовые воздействия в рамках единой фетоплацентарной системы. Все это является проявлением дисхронии в развитии гипоплазированной за счет внешнесекреторной части поджелудочной железы в пренатальном и неонатальном периодах онтогенеза.

  1. Автандилов Г.Г. Окулярная измерительная сетка для цито- гисто- и стереометрических исследований // Архив патологии. 1972.Т. 34, № 6.С. 76-77.
  2. Гневашева Т.В. Факторы риска и прогноз смертности детей в возрасте до одного года на Европейском Севере России: автореф. дис.. канд. мед. наук. Архангельск, 2000. 19 с.
  3. Гудков А.Б., Попова О.Н., Лукманова Н.Б. Экологофизиологическая характеристика климатических факторов Севера (обзор литературы) // Экология человека. 2012. № 1.С. 12-17.
  4. Гудков А.Б., Теддер Ю.Р. Медико-экологические проблемы Европейского Севера // Экология человека. 1999. № 4. С. 22.
  5. Детская гастроэнтерология / Т.Г. Авдеева, Ю.В. Рябухин, Л.П. Парменова, Н.Ю. Крутикова, Л.А. Жлобицкая. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. 192 с.
  6. Дынина С.А. Влияние факторов риска на развитие поджелудочной железы человека в плодном периоде: автореф. дис.. канд. мед. наук. Ярославль, 2005. 23 с.
  7. Игнатко И.В. Беременность высокого риска перинатальной патологии: патогенез плацентарной недостаточности, ранняя диагностика и акушерская тактика: дис.. д-ра мед. наук. Москва, 2005. 294 с.: 84 ил
  8. Каган И.И., Железнов Л.М. Поджелудочная железа: микрохирургическая и компьютерно-томографическая анатомия. М.: Медицина, 2004. 152 с.
  9. Кобозева Н.В., Гуркин Ю.А. Перинатальная эндокринология: руководство для врачей. Л.: Медицина, 1986.С. 277-296.
  10. Подлевских Т.С. Роль адаптационных механизмов в формировании здоровья детей раннего возраста: автореф. дис.. канд. мед. наук. Архангельск, 2000. 18 с.
  11. Сидоров П.И., Гудков А.Б. Экология человека на Европейском Севере России // Экология человека. 2004. № 6. С. 15-21.
  12. Тулякова О. В. Влияние патологического течения беременности матери на показатели физического развития детей при рождении, в 1 год и в 7-8 лет // Экология человека. 2012. № 7.С. 38-41.
  13. Ульяновская С.А., Суханов С.Г. Гипоплазия поджелудочной железы плодов и новорожденных Архангельской области как региональная особенность морфогенеза // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. тр. Красноярск, 2007. Вып. 6. С. 137-140.
  14. Шабалова Н.П., Цвелева Ю.В. Основы перинатологии. М.: МЕДпресс-информ, 2002, 572 с.
  15. Фролова О.Г., Николаева Е.Н., Мурзабекова Г.С. Факторы риска перинатальной патологии. Перинатальная охрана плода. Алма-Ата, 1989, С. 19-22.
  16. Bock P., Abdel-Moneim M., Egerbacher M. Development of pancreas // Microsc. Res. and Techn. 1997. Vol. 37, N 5-6. P. 374-383.
  17. Sander M., German S. The cell transcription factors and development of the pancreas // J. Molecular. Medicine. 1997. Vol. 75, N 5. P. 327-340.
Views

Abstract — 118

PDF (Russian) — 39

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Об утверждении регионального клинического протокола профилактики и лечения тромбоэмболии легочной артерии в акушерстве и гинекологии |

Наименование нозологических форм заболеваний (шифр по МКБ-10)

Объемы оказания медицинской помощи

Исход заболевания

Диагностика

Профилактика

Обязательная

Кратность

Дополнительная (требует обоснования)

Необходимое

Средняя длительность

АКУШЕРСТВО

До беременности

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей

2. Клинический минимум (Общий анализ крови, Биохимический анализ крови, Общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ВТЭО

(Приложение 1)

При первом обращении1. Венозная сонография нижних конечностей

2. Скрининг на АФС и наследственные тромбофилии

Медикаментозная профилактика не проводитсяПрофилактика ТЭЛА

Во время беременности с однократным ВТЭО в анамнезе

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей

2. Клинический минимум (общий анализ крови, коагулограмма, общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ВТЭО

(Приложение 1)

5. Консультация акушера-гинеколога КДО перинатального центра

При постановке на учет по беременности,

Контрольное исследование по показаниям

1. Венозная сонография нижних конечностей

2. Скрининг на АФС и наследственные тромбофилии

1. Наличие однократного ВТЭО, ассоциированного с тромбофилией высокого риска в анамнезе:

-как можно раньше низкомолекулярные гепарины (НМГ) (Приложение №2)

-эластическая компрессия нижних конечностей

2. Наличие однократного ВТЭО, не ассоциированного с тромбофилией высокого риска в анамнезе, или с наличием ВТЭО у родственников первой линии:

-как можно раньше НМГ (Приложение №2)

-эластическая компрессия нижних конечностей

3. В случае однократного ВТЭО, ассоциированного с транзиторными факторами риска, которые больше не присутствуют, и отсутствие других факторов риска, возможно ведение беременности без НМГ, однако послеродовый период обязательно с назначением НМГ

1. На протяжении всей беременности, в родах и в послеродовом периодеПрофилактика ТЭЛА

Во время беременности с многократным ВТЭО в анамнезе

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей

2. Клинический минимум (общий анализ крови, коагулограмма, общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ВТЭО

(Приложение 1)

5. Консультация акушера-гинеколога в КДО перинатального центра

При постановке на учет по беременности,

Контрольное исследование по показаниям

1. Венозная сонография нижних конечностей

2. Скрининг на АФС и наследственные тромбофилии

— НМГ (Приложение №2) в случае отсутствия предшествующей терапии Варфарином

— Заменить терапию Варфарином профилактикой НМГ как можно быстрее для избегания эмбрио- и фетотоксического действия Варфарина

-эластическая компрессия нижних конечностей

1. Начать профилактику НМГ как можно раньше

2. На протяжении всей беременности, в родах и 6 недель послеродового периода

Профилактика ТЭЛА

Во время беременности на фоне наследственной тромбофилии

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

2. Клинический минимум (общий анализ крови, коагулограмма, общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ТЭЛА

(Приложение 1)

5. Консультация акушера-гинеколога в КДО перинатального центра

При постановке на учет по беременности,

Контрольное исследование по показаниям

1. Венозная сонография нижних конечностей

2. Скрининг на АФС и наследственные тромбофилии

1. При наличии наследственной тромбофилии высокого риска возникновения ВТЭО вне зависимости от клинической симптоматики, а также других видов бессимптомной наследственной тромбофилии при наличии других факторов риска (Приложение №3)

— НМГ (Приложение №2) как можно раньше при установлении факта беременности

2. В случае других видов бессимптомной наследственной тромбофилии при отсутствии других факторов риска, возможно ведение беременности без НМГ, однако послеродовый период обязательно с назначением НМГ

1. Начать профилактику НМГ как можно раньше

2. На протяжении всей беременности, в родах и 6 недель послеродового периода

Профилактика ТЭЛА

Во время беременности на фоне приобретенной тромбофилии — АФС

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание уделить аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

2. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ТЭЛА

(Приложение 1)

5. Консультация акушера-гинеколога в КДО перинатального центра

При постановке на учет по беременности,

Контрольное исследование по показаниям

1. Обследование на АФС 1. В случае клинических проявлений АФС в анамнезе

— НМГ (Приложение №2) как можно раньше при установлении факта беременности

2. В случае отсутствия клинических проявлений АФС при наличии персистенции антифосфолипидных антител возможно ведение беременности без НМГ, однако послеродовый период обязательно с назначением НМГ

1. Начать профилактику НМГ как можно раньше

2. На протяжении всей беременности, в родах и 6 недель послеродового периода

Профилактика ТЭЛА

Профилактика ВТЭО во время родов, в том числе при использовании регионарной анестезии и аналгезии в родах и в послеродовом периоде

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

2. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ТЭЛА

(Приложение 1)

При поступлении на роды,

Контрольное исследование по показаниям

1. Венозная сонография нижних конечностей 1. При появлении наружного кровотечения или при начале родовой деятельности — прекращение введения НМГ

2. При появлении признаков преждевременных родов в сроках беременности ≤35-36 нед. пациенткам, ранее получавшим антагонисты витамина К в терапевтических или профилактических дозах, показана их отмена и переход на НМГ или нефракционированный гепарин (НФГ)

3. При появлении признаков преждевременных родов в сроках беременности ≤35-36 нед. пациенткам, ранее получавшим НМГ в терапевтических или профилактических дозах, продолжить их применение или переход на НФГ, как препарат, обладающий более коротким периодом полувыведения

4. При наличии массивной кровопотери, гемотрансфузии начинать и возобновлять профилактику ВТЭО сразу после снижения риска кровотечения.

5. При наличии высокого риска кровотечения (Приложение 4) использовать для профилактики ВТЭО НФГ или ношение градуированного компрессионного трикотажа и/или применение пневмокомпрессии.

6. В случае получения пациенткой НМГ стимуляцию родов, кесарево сечение, регионарные методики анестезии и анальгезии отложить на как минимум 24 часа после введения последней терапевтической дозы НМГ или 12 часов после введения последней профилактической дозы НМГ.

7. В случае получения пациенткой НФГ стимуляцию родов, кесарево сечение, регионарные методики анестезии и анальгезии отложить на как минимум 4-6 часов после введения НФГ.

8. Удаление эпидурального катетера проводить не раньше, чем через 12 часов после введения профилактических доз НМГ или 4 часа после введения профилактических доз НФГ.

9 Введение НМГ и НФГ возобновлять не раньше, чем через 4-6 часов после применения спинномозговой анестезии или после удаления эпидурального катетера.

10. В случае невозможности прекращения введения НМГ или НФГ в родах (например, у женщин с самопроизвольными родами в течение 12 часов после введения последней дозы НМГ), не назначать методики регионарной анальгезии, а использовать альтернативные методы анальгезии, например, управляемую внутривенную анальгезию на основе опиатов.

11. В случае изолированного применения нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) (например, аспирина) проводить регионарную анестезию и анальгезию без предварительной отмены препаратов (применение НПВС не является противопоказанием к регионарным методикам).

12. В случае изолированного применения нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) (например, аспирина) назначать спинальную анестезию как более предпочтительную методику по сравнению с эпидуральной анестезией.

1. Начать профилактику НМГ как можно раньше

2. На протяжении всего периода родов

Профилактика ТЭЛА

Профилактика ВТЭО после родов

I26 — Легочная эмболия1. Провести документированную оценку факторов риска в отношении ВТЭО после родов.

2. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

3. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

4. Количество тромбоцитов

При переводе в послеродовое отделение1.При проведении антикоагулянтной терапии во время беременности возобновить ее не ранее чем через 4–6 часов после самопроизвольных родов и через 8–12 часов после операции кесарева сечения для минимизации геморрагических осложнений.

2. Во время периода лактации прием варфарина.

3. Во время периода лактации продолжить прием низких доз Аспирина в случае его приема до родов по сердечно-сосудистым показаниям. При наличии ожирения 3 степени (ИМТ выше 40 кг/м2) применять НМГ в профилактических дозах в течение 7 дней после родов.

4. При наличии дополнительных факторов риска, сохраняющихся более 7 дней после родов (Приложение 2), таких как длительная иммобилизация, или раневая инфекция, проводить профилактику ВТЭО до 6 недель после родов или до момента, когда дополнительные факторы риска будут полностью устранены.

В случае высокого риска послеродовых ВТЭО (Приложение 3) проводить профилактику ВТЭО в течение 6 недель после родов; в случае умеренного риска ВТЭО проводить профилактику ВТЭО в течение 1 недели после родов.

Во время периода лактации проводить профилактику ВТЭО НМГ или НФГ или Варфарином как препаратами, безопасными для новорожденного.

Профилактика ВТЭО в послеродовом периоде у женщин с ВТЭО анамнезе

I26 — Легочная эмболия1. Провести документированную оценку факторов риска в отношении ВТЭО после родов.

2. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

3. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

4. Количество тромбоцитов

При переводе в послеродовое отделение1. Назначить НМГ или варфарин в течение 6 недель после родов независимо от способа родоразрешения.

2. При назначении варфарина контроль МНО с целевым уровнем МНО от 2.0 до 3.0.

6 недель послеродового периода

Профилактика ВТЭО в послеродовом периоде у женщин с наследственной или приобретенной тромбофилией

I26 — Легочная эмболия1. Провести документированную оценку факторов риска в отношении ВТЭО после родов.

2. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

3. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

4. Количество тромбоцитов

При переводе в послеродовое отделение1. Назначить НМГ в течение по меньшей мере 7 дней после родов независимо от способа родоразрешения, даже если профилактика ВТЭО не проводилась в дородовом периоде.

2. В случае наличия ВТЭО у родственников первой линии или других факторов риска продлить профилактику ВТЭО до 6 недель после родов.

От 7 дней до 6 недель послеродового периода

Профилактика ВТЭО при родоразрешении путем кесарева сечения

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей. Особое внимание уделить семейному анамнезу

2. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ТЭЛА

(Приложение 1)

При поступлении на родоразрешение1. В случае кесарева сечения в экстренном порядке проводить профилактику ВТЭО НМГ в течение 7 дней после родов в сочетании с компрессионным трикотажем и/или перемежающейся пневматической компрессией.

2. В случае кесарева сечения в плановом порядке при наличии одного и более дополнительных факторов риска (Приложение 2) или высокого риска ВТЭО (Приложение 3) проводить профилактику ВТЭО НМГ в течение 7 дней после родов в сочетании с компрессионным трикотажем и/или перемежающейся пневматической компрессией.

3. В случае кесарева сечения в плановом порядке проводить профилактику ВТЭО проводить механическую профилактику ВТЭО (компрессионный трикотаж или перемежающуюся пневматическую компрессию).

4. При наличии высокого риска кровотечения (Приложение 4) проводить механическую профилактику ВТЭО (компрессионный трикотаж или перемежающуюся пневматическую компрессию).

7 дней после родоразрешения

ГИНЕКОЛОГИЯ

Наименование нозологических форм заболеваний (шифр по МКБ-10)

Объемы оказания медицинской помощи

Исход заболевания

Диагностика

Профилактика

Обязательная

Кратность

Дополнительная (требует обоснования)

Необходимое

Средняя длительность

I26 — Легочная эмболия1. Анамнез и физикальное обследование. Особое внимание аускультации и осмотру нижних конечностей

2. Клинический минимум (Общий анализ крови, коагулограмма, Общий анализ мочи)

3. Количество тромбоцитов

4. На основании полученных результатов определить группу риска ТЭЛА (Приложение 6)

При поступлении,

Контрольное исследование по показаниям

1. Венозная сонография нижних конечностей1. При наличии очень низкого риска ВТЭО не использовать никаких специальных фармакологических или механических средств профилактики кроме ранней активизации после операции.

2. При наличии низкого риска ВТЭО применять механическую профилактику ВТЭО в виде компрессионного трикотажа или пневмокомпрессии.

3. При наличии умеренного риска ВТЭО при отсутствии высокого риска развития кровотечения, применять НМГ, НФГ или механическую профилактику ВТЭО в виде компрессионного трикотажа или пневмокомпрессии.

4. При наличии умеренного риска ВТЭО и высокого риска развития кровотечения применять механическую профилактику ВТЭО в виде компрессионного трикотажа или пневмокомпрессии.

5. При наличии высокого риска ВТЭО при отсутствии высокого риска развития кровотечения применять фармакологическую профилактику НМГ или НФГ совместно с механической профилактикой в виде компрессионного трикотажа или пневмокомпрессии.

6. При наличии высокого риска ВТЭО и высокого риска кровотечения применять механическую профилактику в виде компрессионного трикотажа или пневмокомпрессии, пока риск кровотечения не уменьшится, и можно будет начать фармакологическую профилактику.

7. При наличии оперативного вмешательства по поводу злокачественного новообразования при отсутствии высокого риска развития кровотечения применять фармакологическую профилактику НМГ большей продолжительности (4 недели).

8. При наличии высокого риска развития ВТЭО и противопоказаний к назначению НМГ и НФГ при отсутствии высокого риска развития кровотечения применять Аспирин в низких дозах, Фондапаринукс или механическую профилактику в виде компрессионного трикотажа или пневмокомпрессии.

9. Не использовать фильтр нижней полой вены для первичной профилактики ВТЭО.

10. Не выполнять периодическое наблюдение с помощью компрессионной ультрасонографии.

11. Из методов механической профилактики назначать пневмокомпрессию как более эффективный метод профилактики ВТЭО.

Первая доза гепарина должна быть введена не позднее начала оперативного вмешательства.

Продолжительность гепаринопрофилактики не менее 7 суток. При необходимости продления свыше 10 суток – перевод на низкомолекулярные гепарины или непрямые антикоагулянты.

Профилактика ТЭЛА

Модифицируемые и немодифицируемые факторы риска

Модифицируемые факторы риска:

  1. особенности образа жизни и привычки человека — табакокурение, гиподинамия, нерациональное питание, злоупотребление алкоголем и др.;
  2. измененные клинико-лабораторные показатели — уровни артериального давления (АД), холестерина (ХС) и его фракций, глюкозы, а также масса тела (МТ).

Немодифицируемые факторы риска:

Пол, возраст, и некоторые генетические характеристики, которые не поддаются изменениям и используются в основном при определении прогноза возникновения заболевания.

Многочисленными исследованиями доказано, что большинство факторов риска начинают действовать уже в детстве. Поэтому истоки заболеваний нужно искать именно в этом возрасте. И меры профилактики среди детей и подростков особенно эффективны.

60% общего бремени болезней в развитых странах приходится на 7 ведущих факторов риска:

  • высокое кровяное давление — 13%;
  • повышенный уровень холестерина в крови — 9%;
  • избыточная масса тела — 8%;
  • недостаточное потребление овощей и фруктов — 4%;
  • малоподвижный образ жизни — 4%.

Среди ведущих факторов риска особого внимания заслуживает повышенное артериальное давление (АД). Повышенное АД оказывает неблагоприятное воздействие на кровеносные сосуды и внутренние органы: головной мозг, сердце, почки. Это так называемые органы-мишени, которые наиболее повреждаются при гипертонии. Если гипертонию не лечить, то это нередко приводит к таким серьёзным осложнениям, как инсульт, ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда, сердечная и почечная недостаточность, нарушение зрения. Артериальная гипертония в 3 раза повышает риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний. Является причиной 7 миллионов смертей в мире ежегодно.

Контроль артериальной гипертензии считается одним из основных направлений в системе лечебно-профилактических мероприятий сердечно-сосудистых заболеваний. Изменение образа жизни способствует более эффективному снижению АД (таблица 1).

Мероприятия по изменению образа жизни

Снижение избыточного веса

5-20 мм рт.ст. на 10 кг веса

Диета, богатая овощами и фруктами, с низким содержанием жира

Ограничение поваренной соли до 5 г (1 ч.л.)

Поддержание регулярной динамической физической нагрузки не менее 30 минут в день

Прекращение употребления алкоголя

Кроме того, при отказе от курения риск развития инфаркта и инсульта уже через год снизится наполовину по сравнению с курильщиками. Под влиянием никотина учащается ритм сердечных сокращений, происходит сужение сосудов, в результате чего повышается АД.

Другим существенным фактором риска является высокое содержание холестерина в крови, что вызывает преждевременную смерть свыше 4 миллионов человек в мире ежегодно. При повышении уровня холестерина в крови более 5 ммоль/л его излишки откладываются в стенки сосудов в виде атеросклеротических бляшек. Это приводит к сужению артерий и кислородному голоданию сердца, головного мозга, а также ног (перемежающая хромота и гангрена). У пациентов, поддерживающих уровень холестерина на нормальном уровне, риск сердечно-сосудистых осложнений на 30-40% меньше.

Как снизить уровень холестерина? Нужно соблюдать низкохолестериновую диету: отказаться от жирного мяса, колбас, субпродуктов, сливочного масла, сметаны, сыров более 30% жирности и т.д. Регулярная физическая активность способствует лучшему сгоранию жира. При уменьшении веса на 10 кг можно добиться снижения общего холестерина на 10%. Отказаться от курения — оно значительно повышает риск образования атеросклеротических бляшек.

Ведущим фактором риска многих хронических болезней является курение, которое рассматривается сегодня как одна из крупнейших катастроф в сфере общественного здоровья. Известно, что табак вызывает смерть у половины потребителей.

В течение XX-го столетия эпидемия унесла 100 миллионов жизней. Ежегодно от болезней, связанных с табакокурением, умирает 5,4 миллиона человек в мире. В России умирает 400 тысяч человек ежегодно, из них 80% умирает в трудоспособном возрасте (35-64 года). В России постоянными потребителями табака являются 40% взрослого населения (44 миллиона человек). Среди них мужчин 60% (30 миллионов), женщин 22% (13 миллионов). Более 30% женщин репродуктивного возраста являются активными потребителями табака. Не более 8% курящих женщин прекращают курить во время беременности.

В настоящее время доказана связь табакокурения с раком лёгких, гортани, почек, мочевого пузыря, желудка, толстой кишки, полости рта, пищевода. Табакокурение также вызывает лейкемию, хронический бронхит, ХОБЛ, ИБС, инсульт, выкидыши, преждевременные роды, врождённые пороки и другие заболевания. Табакокурение сокращает среднюю ожидаемую продолжительность жизни налет, повышает риск возникновения рака лёгких у курильщиков враз, ХОБЛ враз. 50% в структуре смертности при табакокурении составляют болезни системы кровообращения, 25% — злокачественные новообразования, 15% — болезни органов дыхания, 10% — другие заболевания.

Чрезвычайно важной проблемой является пассивное курение. Почти 700 миллионов детей в мире ежедневно вдыхают загрязнённый табачный дымом воздух. Свыше 200 тысяч работающих умирают от вдыхания вторичного табачного дыма на работе. Табачный дым содержит больше 100 токсических веществ, больше 70 канцерогенов. Не существует безопасного уровня вдыхания табачного дыма. Ни вентиляция, ни фильтры не могут снизить воздействие табачного дыма до безопасных уровней. Лишь зоны, на 100% свободные от табачного дыма, могут обеспечить надёжную защиту.

Алкоголь. В целом мире ежегодно из-за злоупотребления алкоголем умирает 2,3 миллиона человек. В РФ на долю алкоголя приходится тысяч смертей в год.

В целом алкоголь выступает фактором риска 60% заболеваний и травм, является причиной 20-30% случаев рака пищевода, 40-60% летальных случаев в результате травм и т.п.

Ещё одной серьёзной проблемой общественного здоровья в XI-м веке является ожирение. Ожирение является одним из проявлений болезней цивилизации, обусловленных чрезмерным, нерациональным, несбалансированным питанием с одной стороны, и низкими энергозатратами — с другой.

Результаты многочисленных исследований свидетельствуют о связях ожирения с заболеваемостью диабетом 2-го типа, сердечно-сосудистыми заболеваниями (инфаркт миокарда, ишемический инсульт), злокачественные новообразования различной локализации. В РФ избыточную массу тела имеют 50% женщин и 30% мужчин.

Самое большое количество калорий мы получаем с жирами, поэтому, прежде всего, необходимо сократить количество жирных продуктов: майонеза, сливочного масла, маргарина, колбасы, гамбургеров, плавленого сыра, сгущённого молока, выпечки и т. д. По калорийности алкоголь занимает второе место после жиров, поэтому «пивной живот» — это не выдумка. Лучше всего полностью отказаться от алкогольных напитков или сократить частоту приёма и дозу до минимума. Высока калорийность и сладкой выпечки, поэтому её употребление нужно также свести к минимуму.

Основой здорового питания являются зерновые, овощи и фрукты. Несколько раз в день нужно употреблять разнообразные овощи и фрукты, не менее 400 г в день, не считая картофеля. Овощи и фрукты являются источниками витаминов, минеральных веществ, пищевых волокон. Потребление овощей должно превышать употребление фруктов в 2-3 раза.

Недостаточная физическая активность (гиподинамия). В глобальном масштабе этот фактор обуславливает 2 миллиона смертей ежегодно. Дефицит физической активности является одной из важнейших причин резкого распространения ожирения, сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2-го типа. Более 30% поездок на автомобилях в развитых странах осуществляется на расстояние менее 3 км, а 50% — меньше, чем на 5 км. Эти расстояния можно было бы преодолеть заминут на велосипеде или заминут быстрой ходьбы пешком.

Гиподинамия увеличивает частоту ишемической болезни сердца на 15-39%, инсульта — на 33%, гипертензии — на 12%, диабета — на 12-35%, рака толстой кишки — на 22-33%, рака молочной железы — на 5-12%. Исследования показали, что регулярная физическая активность увеличивает продолжительность жизни на 5 лет, по сравнению с физически неактивными людьми.

Как увеличить физическую активность? Больше ходить пешком, заменять ходьбой подъём на лифте и поездку в душном автобусе. Ежедневно заниматься утренней гимнастикой. Начать регулярные занятия физкультурой: ходьба, плавание, велосипед, лыжи, медленный бег и т.п. Заниматься физическим трудом: работа на приусадебном участке и пр. Играть в подвижные игры: волейбол, бадминтон, теннис и т.д.

Группы риска новорождённых / HEDClub

•Срок наблюдения до  — 3-х лет.

II  Группа риска — дети с риском патологии ЦНС

•Срок наблюдения —  до 1 года.

III Группа риска – дети с риском метаболических нарушений: рахит, анемия, гипотрофия, паратрофия

•ОАК в 1; 3; 6; 12 месяцев (контроль уровня гемоглобина)

•Профилактика нутритивной недостаточности (рациональное вскармливание, своевременное введение прикорма, профилактика белковой – энергетической недостаточности, рахита и анемии)

•Срок наблюдения  — до 1 года.

IV Группа риска – дети с риском врождённых пороков органов и систем

•Кардиолог, генетик, ЭКГ; ЭЭГ; УЗИ органов брюшной полости – по показаниям

V Группа риска – дети с риском гнойно – септических заболеваний в период новорождённости

•После выписки из род.дома  до 10 дня жизни ежедневный осмотр педиатра, затем 1 раз в неделю до 1 мес.

•Наблюдение за пупочной ранкой, кожными высыпаниями, характером стула, активностью ребёнка, прибавкой в весе

•Ежедневно 3 р/д измеряется температура тела ребёнка

•ОАК в 1; 3 месяца

•Соблюдение санитарно-противоэпидемического режима в домашних условиях (при ОРВИ у членов семьи — проветривание, влажная уборка,  при заболеваниях матери – ношение ею марлевой маски, при ГСИ – кипячение, проглаживание белья, купание в кипячёной воде)

•Госпитализация при гнойничковых кожных высыпаниях

•Срок наблюдения —  до 3-х месяцев

VI Группа риска – дети с риском аллергических заболеваний

•Аллерголог – иммунолог в 3 месяца, далее по показаниям

•ОАК в 3; 12 месяцев, для выявления эозинофилии

•Гипоаллергенная диета кормящей матери

•Лекарственные препараты, фитопрепараты (лекарственные средства, получаемые исключительно из растительного сырья), лечебное питание (специализированные смеси), введение прикорма – только по назначению врача

•Исключение бытовых аллергенов

•Срок наблюдения до – 3-х лет

VII Группа риска – дети с неблагополучными социальными условиями

•До 10 дня жизни ежедневный осмотр педиатра, затем в 20 дней и 1 месяц, далее 2 раза в месяц

•Контроль за вскармливанием, гигиеной, прибавкой в весе, физическим и нервно – психическим развитием

•Обеспечение бесплатными медикаментами и питанием

•При заболеваниях – госпитализация в стационар

•ОАК; ОАМ; Копрограмма – ежегодно

•С 7 лет контроль АД

•Медосмотры с участием специалистов ( педиатр, ЛОР, хирург, окулист, стоматолог) в 1; 3; 5; 7; 10; 12; 14 – 15; 17 – 18 лет.

•Флюорография с 14 лет

•Наблюдение  бессрочное: до того момента, как обстановка в семье и условия жизни ребёнка улучшатся.

VIII Группа риска – дети с риском развития тугоухости и глухоты

•Осмотр ЛОРа в 1; 4; 6; 12 месяцев, проведение звукореактотеста, при необходимости консультация сурдолога

•Избегать назначение аминогликозидов, ототоксичных препаратов.

•Срок наблюдения – до 18 лет.

После истечения срока наблюдения:

•Если у ребёнка не обнаружились отклонения в состоянии здоровья, он снимается с наблюдения по этой группе риска

•Если патология проявилась определёнными симптомами, то после обследования ребёнку выставляется конкретный диагноз и назначается лечение.

Оценка риска развития пролежней по шкале Ватерлоу

Больничный и домашний уход за прикованными к постели или частично неподвижными людьми всегда требует от окружающих моральных и физических сил. Необходимо быть достаточно ответственными и милосердными, а также обладать знаниями в области оказания помощи таким пациентам.

Одна из проблем, которая возникает у недвижимого человека, — пролежни. Причина их возникновения может быть связана с недостаточным уходом и пренебрежением гигиеной. Для оценки вероятности возникновения у пациента пролежней применяется шкала Ватерлоу. Благодаря специальной таблице можно вовремя определить риски и направить усилия на профилактику отмирания тканей. В отличие от шкалы Нортона, классификация рисков по Ватерлоу более подробная — она учитывает пол и возраст пациента, анамнез, вес и другие факторы.

Стандартная классификация подразумевает деление видов пролежней на следующие категории:

  1. На коже заметна венозная эритема, которая со временем приобретает фиолетовый оттенок. Больной жалуется на онемение кожи либо повышенную чувствительность. Появляется гнойный пузырь. Иногда повышается температура тела.
  2. На коже видна язва небольшой глубины с ложем розового или желтоватого оттенка. Последний вариант говорит о воспалении. Слой дермы при этом обнажается.
  3. Некроз углубляется до подкожного жирового слоя, появляются свищи. По краям рана становится серо-желтая или зеленоватая, в центре образуется струп.
  4. Самая тяжелая ситуация, при которой некроз затрагивает не только кожу, но и сухожилия, а также мышцы и кости. Ложе раны заполнено некротическими массами либо струпом.

Факторы риска, влияющие на развитие пролежней

Выделяют внешние и внутренние причины, провоцирующие изменения в эпидермисе и слоях тканей, расположенных под ним (жировом, соединительном и мышечном). Так, в результате долгого пребывания в одной позе и давления тела пациента на поверхность нарушается микроциркуляция крови на определенных участках. Скольжение, трение, смещение тканей приводят к механическим повреждениям. Неудовлетворительное общее состояние кожи значительно повышает риск образования пролежней. Особенно рискуют больные, имевшие пролежни в анамнезе. Отсутствие гигиены и антисанитарные условия содержания больного также входят в число внешних факторов риска.

Внутренние причины, повышающие риск формирования пролежней:

  1. Возраст. Со временем кожа утрачивает эластичность и способность к регенерации. Сосуды уже не так хорошо транспортируют кровь и лимфу. Кожа истончается, ввиду чего оказывается большее давление на мягкие ткани и выступающие кости.
  2. Неподвижность. Статичное положение сопровождается постоянным давлением на одни и те же участки тканей. Достаточно от 2 до 5 часов находиться в одной позе, чтобы начала образоваться язва.
  3. Несоблюдение питьевого баланса, неполноценное питание. Жиры, белки и углеводы участвуют в обмене веществ. При дефиците полезных элементов в рационе метаболизм нарушается, а реакция кожи на раздражители меняется.
  4. Хронические заболевания (болезни спинного мозга и дыхательной системы, сахарный диабет).
  5. Повышенная влажность кожи ввиду недержания или гипергидроза.
  6. Нарушение болевой чувствительности.
  7. Прием стероидных препаратов.
  8. Нарушение оксигенации, периферического кровоснабжения, работы сердца и сосудов.

Хороший уход и регулярное проведение оценки риска развития пролежней по шкале Ватерлоу помогут избежать проблем.

Параметры, включенные в оценочную шкалу Ватерлоу

Шкалу Ватерлоу для оценки степени пролежней используют в медицинских учреждениях и дома. За каждый пункт в таблице начисляются баллы. Общее их количество укажет степень риска. Оценочные пункты шкалы Ватерлоу и соответствующее им количество баллов следующие:

  1. Конституция (от средней и выше среднего до степень ожирения) — от 0 до 3 баллов.
  2. Пол (мужской либо женский) — 1 и 2 балла.
  3. Тип кожи (от здоровой и «как папиросная бумага» до чрезмерно сухой либо отечной, а еще липкой, измененного цвета и растрескавшейся) — от 0 до 3 баллов.
  4. Возраст (14–49, 50–64, 65–74, 75–81, старше 81) — от 1 до 5 баллов.
  5. Особые факторы, повышающие риск (курение, анемия, болезни сердца и сосудов, нарушение трофики кожи) — от 1 до 8 баллов.
  6. Подвижность (от контролируемой и беспокойной до апатичной либо частично ограниченной, инертной и полной неподвижности) — от 0 до 5 баллов.
  7. Контроль над мочевым пузырем и кишечником (полноценный либо с катетером, периодический, абсолютное недержание) — от 0 до 3 баллов.
  8. Аппетит (хороший, сниженный, только жидкая пища через зонд, анорексия и капельница) — от 0 до 3 баллов.
  9. Неврологические расстройства — от 4 до 6 баллов по шкале оценки пролежней с учетом тяжести патологии.
  10. Оперативные вмешательства (на позвоночнике и области ниже талии, длительность операции от 2 часов) — по 5 баллов за каждый положительный ответ.
  11. Прием лекарственных препаратов (цитостатики, стероиды, НПВС) — по 4 балла за каждый принимаемый препарат.

Оценивать нужно каждый из 11 пунктов шкалы Ватерлоу по пролежням, после чего баллы суммируются для получения итогового результата. Расшифровка баллов:

  • до 9 — нет риска;
  • от 10 до 14 — есть риск;
  • от 15 до 19 — риск высокий;
  • от 20 баллов и выше — наивысший уровень риска.

Лист оценки степени риска развития пролежней заполняется ежедневно, даже если в предыдущие разы баллов было немного. Ситуация меняется каждый день, поэтому важно своевременно распознать и предупредить осложнения.

Заключение

С помощью шкалы пролежней Ватерлоу медицинский персонал и родственники, ухаживающие за лежачим больным, могут вовремя определить возможность развития дерматологических проблем. Такая диагностика позволяет быстро и точно сориентироваться в ситуации и предупредить осложнения. Чем старше пациент, тем риск некроза будет выше, поэтому престарелым пациентам уделяется максимум внимания.


Знаний, взглядов и поведения женщин в отношении факторов материнского риска во время беременности

Аннотация

Фон

Цели данного исследования заключались в оценке уровня знаний, отношения и поведения женщин об основных факторах материнского риска во время беременности и в выявлении факторов, связанных с основными представляющими интерес исходами.

Материалы и методы

Поперечное исследование было проведено среди 513 беременных женщин, случайно выбранных из гинекологических амбулаторных служб пяти больниц, расположенных в Неаполе, Италия.

Результаты

Только 42% женщин правильно знали все основные факторы материнского риска во время беременности (алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение). Только 21,7% женщин очень беспокоились о причинении вреда плоду или ребенку своим рискованным поведением, а 22,3% женщин сообщили о курении во время беременности. Примерно одна треть женщин (28,9%) сообщили о том, что регулярно употребляли алкоголь до беременности, а 74,8% из этих женщин сообщили о прекращении употребления алкоголя во время беременности.Однако только 27,3% женщин, употреблявших алкоголь во время беременности, намеревались прекратить употребление алкоголя. Только 43,7% женщин указали, что во время амбулаторных гинекологических осмотров они получили от врачей информацию о возможных повреждениях в результате всех основных факторов риска беременности (алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение).

Заключение

Результаты показывают, что беременным женщинам не хватает знаний об основных факторах риска для матери. Беременные женщины утверждают, что во время гинекологических осмотров получают мало информации, поэтому некоторые продолжают курить и употреблять алкоголь во время беременности.Наши результаты указывают на острую необходимость в разработке мероприятий для повышения уровня знаний женщин и поощрения надлежащего поведения в отношении основных факторов риска во время беременности.

Образец цитирования: Эспозито Дж., Амбросио Р., Наполитано Ф, Ди Джузеппе Дж. (2015) Знания, отношение и поведение женщин в отношении факторов материнского риска во время беременности. PLoS ONE 10 (12): e0145873. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0145873

Редактор: Стивен Д.Гинзберг, Институт Натана Клайна и Медицинский факультет Нью-Йоркского университета, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

Поступила: 8 июня 2015 г .; Одобрена: 9 декабря 2015 г .; Опубликован: 29 декабря 2015 г.

Авторские права: © 2015 Esposito et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах бумага.

Финансирование: У авторов нет поддержки или финансирования, чтобы сообщить.

Конкурирующие интересы: авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Период до зачатия считается важным временем для здоровья женщины и возможностью вести здоровый образ жизни, который может быть полезен как для здоровья матери, так и для новорожденного [1,2]. Несмотря на то, что документально подтверждено, что существует необходимость в проведении мероприятий по поощрению надлежащего поведения у женщин репродуктивного возраста до зачатия и что факторы материнского риска следует выявлять и изменять также до зачатия [3–6], стратегия «Здоровые люди 2020» все же указали, что беременность — хорошее время для выявления существующих материнских факторов риска.В нем также указывается, что повышение осведомленности женщин о факторах материнского риска может привести к немедленным результатам за счет уменьшения нежелательных явлений во время беременности и родов и долгосрочной пользы для здоровья матери и ребенка [7].

Действительно, хорошо известно, что материнское поведение и некоторые состояния связаны с неблагоприятными исходами беременности. В частности, факторы образа жизни, такие как употребление табака и алкоголя во время беременности, увеличивают риск низкой массы тела при рождении, преждевременных родов и перинатальной смертности [8–13].Более того, проблемы со здоровьем матери, ожирение, гестационный диабет и отказ от приема фолиевой кислоты были связаны с повышенным риском преэклампсии, неврологических, сердечных и орофациальных дефектов, большого веса при рождении и мертворождения [14–20].

В нескольких исследованиях оценивались знания и поведение женщин репродуктивного возраста и беременных женщин в отношении некоторых индивидуальных факторов риска во время беременности, таких как курение [21–23], употребление алкоголя [24,25], здоровье полости рта [26] и ожирение [ 27,28]. Однако в очень немногих исследованиях одновременно изучались несколько факторов риска [29–31]. Таким образом, настоящее исследование, проведенное с репрезентативной выборкой беременных женщин, преследовало две основные цели. Первая цель заключалась в оценке уровня знаний, отношения и поведения женщин об основных материнских факторах риска во время беременности. Вторая цель заключалась в выявлении факторов, связанных со знаниями и отношением женщин к основным факторам материнского риска во время беременности, и составлению профиля женщин, курящих во время беременности.

Материалы и методы

С октября 2012 г. по март 2013 г. было проведено кросс-секционное исследование среди 513 беременных женщин всех возрастов и на любой неделе беременности. Они были случайным образом выбраны из гинекологических амбулаторных служб пяти больниц, расположенных в Неаполе, Италия. Выборка была создана на основе стратифицированной кластерной выборки за один этап. Перед началом исследования директор больницы и заведующий отделением гинекологии каждой больницы получили письмо с описанием исследования, и было получено одобрение.

Опрос проводился с помощью анонимной анкеты, которую заполняли самостоятельно. Беременные женщины получили анкету в приемной амбулаторной службы, и было дано двадцать минут на то, чтобы заполнить анкету и вернуть ее следователям. Анкета была разработана для сбора следующей информации: (1) социально-демографические характеристики женщин, (2) знания и (3) отношение к основным факторам материнского риска во время беременности, (4) восприятие беременными женщинами причинения вреда. плоду или новорожденному ребенку в результате их поведения, (5) поведения в течение последних 30 дней беременности и в течение 3 месяцев до беременности и (6) источника информации.Для оценки состояния здоровья использовалась десятибалльная шкала Лайкерта с ответами от 1 (плохо) до 10 (очень хорошо). Для проверки знаний использовался формат закрытых вопросов с дихотомическими ответами (да или нет) для каждого фактора риска. Отношение респондента оценивалось в открытом формате «согласен», «не уверен» и «не согласен». Самооценка беспокойства оценивалась по десятибалльной шкале типа Лайкерта с ответами от 1 (не беспокоился) до 10 (очень беспокоился). Для проверки поведения использовался формат закрытых вопросов с дихотомическими (да или нет) и открытыми ответами.Наконец, в вопросе об источниках информации респонденты могли указать более одного источника и самостоятельно оценить полезность полученной информации об основных факторах риска при беременности. Это было измерено по десятибалльной шкале типа Лайкерта с оценками от 1 (бесполезно) до 10 (очень полезно). Пилотное исследование было проведено с выборкой из 20 беременных женщин (и их ответы были включены в окончательный номер выборки обследования). Это было необходимо для оценки понятности формулировки каждого вопроса.После пилотного исследования в анкету не было внесено никаких изменений.

Протокол исследования и анкета были одобрены Этическим комитетом Второго университета Неаполя. Для получения письменного информированного согласия всем участникам было разослано письмо с информацией о цели и задачах исследования, в котором указывалось, что участие в опросе было добровольным и что конфиденциальность и конфиденциальность будут гарантированы. Для несовершеннолетних письменное информированное согласие было получено от родителей от имени несовершеннолетних.

Статистический анализ

После описательного анализа выборки были выполнены модели многомерной логистической регрессии для оценки вклада переменных в интересующие результаты. В этом исследовании мы определили четыре основных результата, представляющих интерес: а) знание основных факторов материнского риска во время беременности (алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение) (Модель 1), б) вера в то, что алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение может нанести вред плоду или новорожденному (Модель 2), c) профиль женщин, курящих во время беременности (Модель 3), и d) информация, полученная женщинами от врачей во время амбулаторных гинекологических осмотров, об основных факторах риска во время беременности (алкоголь , курение, пассивное курение и ожирение) (Модель 4). Во все модели были включены следующие независимые переменные: возраст (непрерывно, в годах), национальность (итальянец = 0, другое = 1), семейное положение (не женат = 0 замужем = 1), уровень образования (три категории: средняя школа или младше. = 1 старшая школа = 2 бакалавра / аспирантура = 3), статус занятости (безработный / домохозяйка = 0 трудоустроен = 1), количество детей (нет = 0, ≥1 = 1), количество абортов (нет = 0, ≥ 1 = 1), индекс массы тела (четыре категории: <18,5 = 1, 18,5–24,9 = 2, 25–25,9 = 3, ≥30 = 4), недели беременности (три категории: от 0 до 11 = 1, от 12 до 27 = 2, от 28 до 41 = 3), самооценка состояния здоровья (постоянная) и потребность в дополнительной информации об основных факторах риска во время беременности (нет = 0 да = 1).В модели 2, 3 и 4 также были включены следующие переменные: знание алкоголя и курения как факторов риска во время беременности (нет = 0 да = 1), знание алкоголя, курения и пассивного курения как факторов риска во время беременности (нет = 0 да = 1), а также знание алкоголя, курения, пассивного курения и ожирения как факторов риска во время беременности (нет = 0 да = 1). В моделях 1, 2 и 3: получение информации от врача об основных материнских факторах риска во время беременности (нет = 0 да = 1) и полезность полученной информации об основных материнских факторах риска во время беременности (непрерывно).В модели 3: знание курения как фактора риска во время беременности (нет = 0 да = 1), убеждение в вреде курения сигарет во время беременности (нет = 0 да = 1) и получение информации от врача об опасностях курение во время беременности (нет = 0 да = 1). В модели 4: курение во время беременности (нет = 0 да = 1) и потребление алкоголя во время беременности (нет = 0 да = 1).

Результаты регрессионного анализа выражаются в виде отношения шансов (OR) и 95% доверительных интервалов (CI).Статистически значимым уровнем считалось двустороннее значение p менее 0,05. Статистический анализ проводился с использованием программного обеспечения Stata версии 10. 1 [32].

Результаты

Характеристики участников

Всего было роздано 513 анкет, и 512 женщин согласились принять участие в исследовании (процент ответов 99,8%). Характеристики респондентов обобщены в таблице 1. Средний возраст составлял 28,5 лет, и более двух третей женщин были замужем (71.1%). Приблизительно одна треть из них имела как минимум среднее образование (36,3%), почти все были итальянцами (92,6) и одна треть выборки (35,3%) имела индекс массы тела ≥25. Более того, примерно четверть респондентов (26,7%) сделали хотя бы один аборт, только 21,3% имели более одного ребенка и 85,2% выборки завершили первый триместр беременности.

Знания участников

При оценке уровня знаний большой процент беременных знал, что алкоголь (90.4%), курение (88,1%), ожирение (66,1%) и пассивное курение (63,3%) во время беременности могут нанести вред здоровью плода.

Однако только 42% выборки правильно знали все основные факторы материнского риска во время беременности (алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение). Результаты множественного логистического регрессионного анализа показали, что четыре переменные достоверно связаны со знанием основных факторов материнского риска (Модель 1 в Таблице 2). Старшие респонденты (ОШ = 1,05; ДИ 95% = 1.02–1.09), те, кто очень беспокоился о причинении вреда плоду или новорожденному (OR = 1,69; ДИ 95% = 1,04–2,74), и женщины, не являющиеся гражданами Италии (OR = 0,36; ДИ 95% = 0,16. –0,81) с большей вероятностью знали об основных материнских факторах риска беременности. Более того, женщины со средней школой или более низким уровнем образования были значительно реже, чем женщины со степенью бакалавра / магистра, знали основные факторы материнского риска во время беременности (OR = 0,64; 95% CI = 0,43–0,95).

Отношение участников

Отношение к основным факторам риска во время беременности показало, что значительная часть женщин согласна с тем, что употребление алкоголя (91. 4%), инфекция краснухи (86,7%), вес матери (56,2%) и курение (53,7%) во время беременности могут нанести вред плоду. Более того, 90% женщин согласились с тем, что комплексный тест TORCH полезно делать при беременности.

Только 25% женщин согласились с тем, что алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение могут нанести вред плоду или новорожденному. Анализ многомерной логистической регрессии для этого результата (модель 2 в таблице 2) показал, что женщины с большей вероятностью соглашались, если бы они знали об основных факторах риска для матери во время беременности (OR = 4.13; 95% ДИ = 2,54–6,71). Кроме того, женщины со средней школой или более низким уровнем образования значительно реже соглашались с тем, что алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение могут нанести вред плоду или новорожденному ребенку, чем женщины со степенью бакалавра / аспирантуры (OR = 0,45; 95% ДИ = 0,22–0,91).

Только 21,7% женщин очень беспокоились о причинении вреда плоду или ребенку своим рискованным поведением.

Поведение участников

Что касается поведения, 22.3% женщин сообщили о курении во время беременности, в среднем выкуривая 7,4 сигарет в день. Примерно треть женщин (28,9%) сообщили о регулярном употреблении алкоголя до беременности, но 74,8% из этих женщин сообщили, что они перестали употреблять алкоголь, когда забеременели. Только 7,2% женщин продолжали употреблять алкоголь во время беременности, и 27,3% женщин, употреблявших алкоголь во время беременности, намеревались бросить употребление алкоголя (Таблица 3). Кроме того, 7,6% женщин курили и употребляли алкоголь в течение первого триместра беременности.Анализ множественной логистической регрессии использовался для определения переменных, связанных с профилем женщин, куривших во время беременности (Модель 3 в Таблице 2). Результаты показали, что такое поведение более вероятно у женщин, сделавших хотя бы один аборт (OR = 1,84; 95% ДИ 1,09–3,12), и у женщин со средним или более низким уровнем образования (OR = 2,89; 95% ДИ 1,05– 7. 94) по сравнению с женщинами, имеющими хотя бы высшее образование.

Две трети женщин (75,4%) указали, что во время амбулаторных гинекологических осмотров они получили информацию от врача о возможном повреждении новорожденного в результате употребления алкоголя во время беременности, и почти все женщины (94%) были проинформированы о возможном повреждении ребенка. ущерб, причиненный курением сигарет.Более того, значительная часть женщин была проинформирована врачами о том, что во время беременности важно контролировать свой вес (92,4%), артериальное давление (89,7%) и уровень глюкозы в крови (84,3%). Только 43,7% беременных указали, что во время амбулаторных гинекологических осмотров они получили от врача информацию о возможных повреждениях в результате всех основных факторов риска беременности (алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение). Результаты многомерного логистического регрессионного анализа для этого исхода (модель 4 в таблице 2) показали, что получение информации от врачей во время амбулаторных гинекологических осмотров было более вероятным среди женщин старшего возраста (OR = 1.07; 95% ДИ 1,03–1,11) и тех, кто не считал, что им нужна дополнительная информация о материнских факторах риска во время беременности (ОШ = 0,41; 95% ДИ 0,28–0,62).

Основные источники знаний

Вопросы об источниках информации показали, что 71,6% женщин получали информацию о факторах риска беременности от врачей. Другими источниками были телевидение / газеты (21,3%) и Интернет (7,2%). Более трети женщин (40,3%) считают, что полученная ими информация о факторах риска во время беременности очень полезна, и более половины респондентов считают, что им не нужна дополнительная информация (61%).

Обсуждение

Насколько нам известно, настоящее исследование является одним из немногих исследований, разработанных для сбора подробных данных о знаниях, отношении и поведении беременных женщин в отношении нескольких факторов материнского риска одновременно.

В этом исследовании большинство женщин имели адекватные знания об основных факторах риска беременности. Действительно, результаты показывают, что большинство женщин знали, что воздействие алкоголя, курение, пассивное курение и ожирение были факторами риска для матери во время беременности.Эти результаты можно сравнить с результатами других исследований. В исследовании с участием 499 женщин репродуктивного возраста 95,8% и 98,2% соответственно знали, что употребление алкоголя и курение являются факторами риска, потенциально влияющими на беременность [33]. В поперечном опросе 305 женщин репродуктивного возраста в городской государственной больнице. 93% знали, что употребление алкоголя во время беременности может вызвать врожденные дефекты, и 86% согласились с тем, что следует избегать курения во время беременности [34]. В ходе опроса, проведенного в Пакистане относительно осведомленности женщин репродуктивного возраста о курении, 77% и 88% респондентов знали, что курение и пассивное курение, соответственно, могут отрицательно повлиять на здоровье плода [35].В исследовании употребления табака и воздействия вторичного табачного дыма среди беременных женщин в Доминиканской Республике 98% опрошенных считали, что курящие женщины могут нанести вред здоровью их будущего ребенка, но, наоборот, только 2% полагали, что пассивное курение может вызвать заболевание у детей. дети [36]. Наконец, в двух исследованиях, проведенных в Австралии, 94% и 75% беременных женщин знали, что ожирение может быть связано с осложнениями беременности [27,28].

В текущем исследовании только 42% респондентов правильно знали все основные факторы материнского риска (воздействие алкоголя, курение, пассивное курение и ожирение).Наши результаты показывают, что срочно необходимы дальнейшие усилия по обучению женщин. В ходе многомерного анализа возраст, уровень образования, национальность и опасения по поводу причинения вреда плоду или новорожденному были определены как в значительной степени связанные со знанием основных факторов риска во время беременности. Отсутствие знаний среди женщин с более низким уровнем образования уже описывалось в другом исследовании, проведенном в Бразилии, в котором оценивалось знание соответствующих физических упражнений во время беременности [37].

Отношение к основным факторам риска во время беременности показало, что примерно одна треть женщин очень обеспокоена причинением вреда плоду или новорожденному своим рискованным поведением, и только 25% выборки согласны с тем, что алкоголь, курение, пассивное курение и ожирение может нанести вред плоду или новорожденному.

Наши результаты свидетельствуют о том, что курение сигарет беременными женщинами является актуальной проблемой в Италии. Действительно, 22,3% женщин сообщили о курении во время беременности.Этот результат был выше, чем в трех исследованиях, проведенных ранее в Италии, где 6,7%, 8,2% и 12,2% женщин курили во время беременности [5,38,39]. Хотя доля женщин, куривших во время беременности, в нашем исследовании сопоставима с двумя крупными перекрестными исследованиями, проведенными в Канаде и Европе (включая Италию), распространенность курящих женщин во время беременности составила 23% и 26,2% соответственно [21, 40]. Однако значения, наблюдаемые в текущем исследовании, значительно отличались от значений, полученных в других исследованиях.В частности, в исследовании, проведенном с участием женщин, посещавших клиники дородового ультразвукового сканирования в Соединенном Королевстве, 57,4% женщин сообщили, что они курили в настоящее время [41], а в Австралии 46% женщин сообщили об употреблении табака во время беременности [30]. Наконец, последний отчет о данных Сертификата помощи при рождении в регионе Эмилия-Романья в Италии сообщает, что 39,4% постоянных курильщиков продолжали курить во время беременности [42]. Напротив, в двух других исследованиях, проведенных в Канаде и Исландии, наблюдаемые значения были значительно ниже для курения во время беременности: 5% и 10.5% соответственно [22,23].

Результаты нашего исследования показали, что доля женщин, употреблявших алкоголь во время беременности, составила всего 7,2%. Этот процент значительно ниже, чем в других исследованиях, возможно, потому, что женщины, участвовавшие в текущем исследовании, считали, что алкоголь будет отрицательно влиять на здоровье новорожденных в большей степени, чем курение [25,29–31].

В многомерной модели для оценки профиля женщин, куривших во время беременности, только две переменные были идентифицированы как значимо связанные с этим поведением: перенесение по крайней мере одного аборта, наличие средней школы или более низкое образование.Этот результат согласуется с результатами двух исследований, проведенных в Великобритании и Исландии, которые обнаружили значительную связь между курением во время беременности и низким уровнем образования [22,41]. Кроме того, одномерный анализ в другом исследовании, проведенном в Канаде, показал, что более низкий уровень образования в значительной степени связан с курением во время беременности [21]. Хотя важно и более эффективно осуществлять меры по поощрению надлежащего поведения у женщин до беременности, эти результаты свидетельствуют о важности оценки знаний и поведения беременных женщин об основных факторах риска.

Что касается источников информации, как и следовало ожидать, две трети женщин указали, что они получали информацию от врачей о факторах риска во время беременности; однако большинство респондентов заявили, что им не нужна дополнительная информация. Интересно отметить, что только 43,7% респондентов заявили, что они получили информацию о возможном вреде, связанном со всеми основными факторами риска во время беременности, во время гинекологических осмотров. Этот вывод подчеркивает необходимость для акушеров увеличивать время, посвященное предоставлению информации по этим очень важным темам для здоровья женщин и будущих детей.

При интерпретации результатов этого исследования следует учитывать несколько ограничений. Во-первых, это исследование представляет собой перекрестное исследование. Следовательно, невозможно определить направленность связи между независимыми переменными и различными интересующими результатами. Второе ограничение заключается в том, что данные собирались с помощью анкет, заполняемых самостоятельно, и ответы на них могли привести к переоценке или недооценке восприятия и поведения. Однако этот риск был ограничен путем предоставления письменных ответов и обеспечения анонимности респондентов.Несмотря на эти ограничения, в этом исследовании была большая, правильно подобранная выборка и высокий процент ответов, поэтому результаты можно обобщить.

В заключение, результаты этого исследования показывают, что беременным женщинам не хватает знаний об основных материнских факторах риска. Беременные женщины утверждают, что во время гинекологических осмотров получают мало информации, поэтому некоторые продолжают курить и / или употреблять алкоголь во время беременности. Наши результаты указывают на острую необходимость в разработке мероприятий для повышения уровня образования и надлежащего поведения в отношении основных факторов риска у беременных женщин.

Благодарности

Исследовательская группа хотела бы поблагодарить персонал выбранных больниц за их помощь во время сбора данных. Мы благодарны беременным женщинам, которые потратили свое драгоценное время.

Вклад авторов

Эксперимент задумал и спроектировал: GE RA GDG. Проведены эксперименты: GE RA FN GDG. Проанализированы данные: GE FN GDG. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты для анализа: GE FN GDG. Написал статью: FN GDG.

Ссылки

  1. 1. Роббинс С.Л., Сапата Л.Б., Фарр С.Л., Кроелингер С.Д., Морроу Б., Ахлувалия I и др. Основные индикаторы состояния здоровья до зачатия — система мониторинга оценки риска беременности и система надзора за поведенческими факторами риска, 2009 г. MMWR Surveill Summ. 2014; 63: 1–62.
  2. 2. Всемирная организация здоровья. Краткое описание политики. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2013. Уход до зачатия: максимальное улучшение здоровья матери и ребенка.
  3. 3.Джонсон К., Познер С.Ф., Бирманн Дж., Кордеро Дж. Ф., Атраш Х. К., Паркер С.С. и др. Рекомендации по улучшению здоровья до зачатия и медицинской помощи — США. Отчет рабочей группы CDC / ATSDR по профилактике зачатия и Специальной комиссии по профилактике зачатия. MMWR Recomm Rep. 2006; 55: 1–23.
  4. 4. Сешадри С., Окшотт П., Нельсон-Пирси С., Чаппелл Л.С. Уход перед беременностью. BMJ. 2012; 344: e3467. pmid: 22654073
  5. 5. Мастрояково П., Нильсен Р.М., Леончини Э., Гастальди П., Аллегри В., Бояни А. и др.Распространенность факторов риска до зачатия у матери: многоцентровое исследование в Италии. Ital J Pediatr. 2014; 40: 91. pmid: 25416843
  6. 6. Темел С., Ван Ворст С.Ф., Джек Б.В., Денкташ С., Стигерс Е.А. Доказательные вмешательства в образ жизни до зачатия. Epidemiol Rev.2014; 36: 19–30. pmid: 23985430
  7. 7. Стратегия здоровых людей 2020. Доступно: http://www.healthypeople.gov/2020/topics-objectives/topic/maternal-infant-and-child-health. По состоянию на 24 сентября 2015 г.
  8. 8.Батлер Н.Р., Гольдштейн Х., Росс Э.М. Курение сигарет во время беременности: его влияние на массу тела при рождении и перинатальную смертность. BMJ. 1972; 2: 127–130. pmid: 5017304
  9. 9. Haustein KO. Курение сигарет, никотин и беременность. Int J Clin Pharmacol Ther. 1999; 37: 417–427. pmid: 10507240
  10. 10. Шах Н.Р., Бракен МБ. Систематический обзор и метаанализ проспективных исследований связи между курением матери и преждевременными родами. Am J Obstet Gynecol.2000. 182: 465–472. pmid: 10694353
  11. 11. Hofhuis W, de Jongste JC, Merkus PJFM. Неблагоприятные последствия воздействия табачного дыма в пренатальном и послеродовом периоде на детей. Arch Dis Child. 2003. 88: 1086–1090. pmid: 14670776
  12. 12. Kyrklund-Blomberg NB, Granath F, Cnattingius S. Курение матери и причины очень преждевременных родов. Acta Obstet Gynecol Scand. 2005. 84: 572–577. pmid: 15

    9

  13. 13. Патра Дж., Баккер Р., Ирвинг Х., Джаддо Ф.В., Малини С., Рем Дж.Зависимость «доза-реакция» между употреблением алкоголя до и во время беременности и риском низкой массы тела при рождении, преждевременных родов и малой массы тела для гестационного возраста (SGA) — систематический обзор и метаанализ. BJOG. 2011; 118: 1411–1421. pmid: 21729235
  14. 14. Cnattingius S, Bergstrom R, Lipworth L, Kramer MS. Вес до беременности и риск неблагоприятных исходов беременности. N Engl J Med. 1998. 338: 147–152. pmid: 9428815
  15. 15. Чу С.Ю., Ким С.И., Лау Дж., Шмид С.Х., Дитц П.М., Каллаган В.М. и др.Материнское ожирение и риск мертворождения: метаанализ. Am J Obstet Gynecol. 2007; 197: 223–228. pmid: 17826400
  16. 16. О’Брайен TE, Рэй JG, Чан WS. Индекс массы тела матери и риск преэклампсии: систематический обзор. Эпидемиология. 2003. 14: 368–374. pmid: 12859040
  17. 17. Ботто Л. Д., Олни Р. С., Эриксон Д. Д.. Витаминные добавки и риск врожденных аномалий, отличных от дефектов нервной трубки. Am J Med Genet C Semin Med Genet. 2004; 125: 12–21.
  18. 18.Стотхард К.Дж., Теннант П.В., Белл Р., Рэнкин Дж. Избыточный вес и ожирение матери и риск врожденных аномалий: систематический обзор и метаанализ. ДЖАМА. 2009. 301: 636–650. pmid: 19211471
  19. 19. Фрейзер А., Тиллинг К., Макдональд-Уоллис С., Саттар Н., Брион М.Дж., Бенфилд Л. и др. Связь увеличения веса матери во время беременности с ожирением потомства и метаболическими и сосудистыми особенностями в детстве. Тираж. 2010. 121: 2557–2564. pmid: 20516377
  20. 20.Нильссон С., Карлссон А., Ландин-Олссон М. Повышенный риск избыточного веса среди шведских детей, рожденных от матерей с гестационным сахарным диабетом. Педиатр Диабет. 2014; 15: 57–66. pmid: 238

  21. 21. Цуй Й, Шоштари С, Забудьте Э.Л., Клара И, Чунг К.Ф. Курение во время беременности: результаты обследования состояния здоровья населения Канады в 2009–2010 гг. PLoS One. 2014; 9: e84640. pmid: 24416257
  22. 22. Эрлингсдоттир А, Сигурдссон Э.Л., Йонссон Дж.С., Кристьянсдоттир Х., Сигурдссон Я.Курение во время беременности: исследование родов и здоровья в системе первичной медико-санитарной помощи в Исландии. Scand J Prim Health Care. 2014; 32: 11–16. pmid: 24533844
  23. 23. Аль-Сахаб Б., Сакиб М., Хаузер Г., Тамим Х. Распространенность курения во время беременности и связанные с этим факторы риска среди канадских женщин: национальное исследование. BMC Беременность и роды. 2010; 10:24 pmid: 20497553
  24. 24. Ямамото Ю., Канейта Ю., Ёкояма Е., Соне Т, Такемура С., Сузуки К. и др. Употребление алкоголя и воздержание среди беременных японских женщин.J Epidemiol. 2008. 18: 173–182. pmid: 18603827
  25. 25. Смит Л., Сэвори Дж., Кувес Дж., Бернс Э. Употребление алкоголя во время беременности: перекрестное исследование. Акушерство. 2014; 30: 1173–1178. pmid: 24815567
  26. 26. Мартинес-Бенейто Й., Вера-Дельгадо М.В., Перес Л., Мауранди А. Самостоятельные сообщения о здоровье полости рта и гигиенических привычках, кариесе и состоянии пародонта среди беременных европейских женщин. Int J Gynaecol Obstet. 2011; 114: 18–22. pmid: 21529807
  27. 27. Шуб А., Хьюнинг Е.Ю., Кэмпбелл К.Дж., Маккарти Е.А.Знания беременных женщин о весе, увеличении веса, осложнениях ожирения и стратегиях управления весом во время беременности. BMC Res Notes. 2013; 6: 278. pmid: 23866845
  28. 28. Nitert MD, Foxcroft KF, Lust K, Fagermo N, Lawlor DA, O’Callaghan M. Знания об избыточном весе и ожирении до беременности: обзорное исследование. BMC Беременность и роды. 2011; 11: 96. pmid: 22103736
  29. 29. Макл Дж., Лафламм Д., Ганьон Дж., Буше О., Якобсон Дж. Л., Якобсон Ю. Алкоголь, курение и употребление наркотиков среди инуитских женщин детородного возраста во время беременности и риск для детей.Alcohol Clin Exp Res. 2011; 35: 1081–1091. pmid: 21332531
  30. 30. Dupraz J, Graff V, Barasche J, Etter JF, Boulvain M. Табак и алкоголь во время беременности: распространенность и детерминанты в Женеве в 2008 году. Swiss Med Wkly. 2013; 143: w13795. pmid: 23740290
  31. 31. Passey ME, Sanson-Fisher RW, D’Este CA, Stirling JM. Употребление табака, алкоголя и каннабиса во время беременности: совокупность рисков. Зависимость от наркотиков и алкоголя. 2014; 134: 44–50. pmid: 24095245
  32. 32.Stata Corporation (2007) Справочное руководство Stata, версия 10.1: Колледж-Стейшн, Техас, США.
  33. 33. Фрей К.А., Файлы Я.А. Здравоохранение до зачатия: что знают и во что верят женщины. Matern Child Health J. 2006; 10: S73 – S77. pmid: 16775757
  34. 34. Кунрод Д.В., Брюс Н.К., Малкольм Т.Д., Драхман Д., Фрей К.А. Знания и отношение к помощи до зачатия среди мексиканско-американского населения с преимущественно низкими доходами. Am J Obstet Gynecol. 2009; 200: 686. pmid: 19380123
  35. 35.Bhanji S, Andrades M, Taj F, Khuwaja AK. Факторы, связанные со знанием и восприятием женщинами курения: перекрестное исследование, проведенное в развивающейся стране. BMC Womens Health. 2011; 11:16 pmid: 21605469
  36. 36. Торрес E, Quiñones de Monegro Z, French L, Swanson DP, Guido J, Ossip DJ. Употребление табака и воздействие вторичного табачного дыма среди беременных женщин в Доминиканской Республике: исследование взглядов, убеждений, представлений и обычаев. Никотин Tob Res.2011; 13: 1220–1227. pmid: 212
  37. 37. Рибейро С.П., Миланез Х. Знания, отношение и практика женщин в Кампинасе, Сан-Паулу, Бразилия, в отношении физических упражнений во время беременности: описательное исследование. Reprod Health. 2011; 8: 31. pmid: 22051371
  38. 38. Chatenoud L, Chiaffarino F, Parazzini F, Benzi G, La Vecchia C. Распространенность курения среди беременных женщин в Италии ниже, чем в Англии. BMJ. 1999; 318: 1012. pmid: 10195985
  39. 39. Лаурия Л., Ламберти А., Грандольфо М.Курение до, во время и после беременности: влияние грудного вскармливания. Научный мир J. 2012; 2012: 154910.
  40. 40. Смедберг Дж., Лупателли А., Мардби А.С., Норденг Х. Характеристики женщин, продолжающих курить во время беременности: перекрестное исследование беременных женщин и молодых матерей в 15 европейских странах. BMC Беременность и роды. 2014; 14: 213. pmid: 24964728
  41. 41. Ортон С., Боукер К., Купер С., Нотон Ф., Ашер М., Пикетт К.Э. и др. Лонгитюдное когортное исследование поведения и отношения женщин к курению во время беременности: методы исследования и исходные данные.BMJ Open. 2014; 4: e004915. pmid: 24833689
  42. 42. Регион Эмилия-Романья. XI Rapporto sui dati del Certificato di Assistenza al Parto (CedAP). Доступно: http://salute.regione.emiliaromagna.it/siseps/sanita/cedap/files/RAPPORTO_CEDAP_2013.pdf. По состоянию на 24 сентября 2015 г.

Скрининг на свинец во время беременности и кормления грудью

Номер 533 (подтвержден в 2019 г.)

Комитет по акушерской практике

В этом документе отражены клинические и научные достижения на дату выпуска, и в него могут быть внесены изменения.Информация не должна толковаться как предписывающая исключительный курс лечения или процедуры, которым необходимо следовать.


Резюме: Пренатальное воздействие свинца, как известно, оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье матери и новорожденных в широком диапазоне уровней свинца в материнской крови. Неблагоприятные эффекты воздействия свинца выявляются при более низких уровнях воздействия, чем ранее признанные, как у детей, так и у взрослых. В 2010 году Центры по контролю и профилактике заболеваний выпустили первые рекомендации по скринингу и ведению беременных и кормящих женщин, подвергшихся воздействию свинца.


Пренатальное воздействие свинца, как известно, оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье матери и новорожденных в широком диапазоне уровней свинца в крови матери 1. Неблагоприятные эффекты воздействия свинца выявляются при более низких уровнях воздействия, чем считалось ранее, как у детей, так и у взрослых 2 3 4 5 6 7. В 2010 году Центры по контролю и профилактике заболеваний выпустили первые руководящие принципы по скринингу и ведению беременных и кормящих женщин, подвергшихся воздействию свинца 8.


Общие сведения

Экологическая политика и программы просвещения в области здравоохранения привело к значительному сокращению случаев воздействия свинца в США 9.Несмотря на эти улучшения, примерно у 1% женщин детородного возраста (15–49 лет) уровень свинца в крови превышает или равен 5 мкг / дл 8.

Хотя не было обнаружено пороговых значений, вызывающих неблагоприятное воздействие свинца на здоровье 8 , у небеременных взрослых уровни свинца в крови менее 5 мкг / дл считаются нормальными, уровни свинца в крови от 5 мкг / дл до 10 мкг / дл требуют последующего наблюдения, а уровни свинца в крови более 10 мкг / дл контролируются с помощью экологической экспертизы. и уменьшение воздействия.Хелатная терапия рассматривается при уровнях свинца в крови более 40 мкг / дл для лиц с симптомами, а уровни более 70 мкг / дл считаются неотложной медицинской помощью. У детей лечение рекомендуется при уровне свинца в крови 45 мкг / дл или выше.

Основной мишенью отравления свинцом является нервная система как у взрослых, так и у детей 10. Высокие уровни воздействия могут привести к делирию, припадкам, ступору, коме или даже смерти. Другие явные признаки и симптомы отравления свинцом могут включать гипертензию, периферическую невропатию, атаксию, тремор, головную боль, потерю аппетита, потерю веса, усталость, боли в мышцах и суставах, изменения в поведении и концентрации, подагру, нефропатию, свинцовые колики и анемию. .Последствия для здоровья хронического низкоуровневого воздействия у взрослых включают снижение когнитивных функций, гипертонию и другие сердечно-сосудистые эффекты, снижение функции почек и неблагоприятный репродуктивный исход. Развивающаяся нервная система у детей делает их более восприимчивыми к неврологическим эффектам отравления свинцом.


Неблагоприятное воздействие на здоровье пренатального воздействия

Свинец легко проникает через плаценту путем пассивной диффузии и был обнаружен в мозге плода уже в конце первого триместра 8.Повышенные уровни свинца во время беременности были связаны с несколькими неблагоприятными исходами, включая гестационную гипертензию, самопроизвольный аборт, низкий вес при рождении и нарушение нервного развития 11 12 13 14.

Воздействие свинца было связано с повышенным риском гестационной гипертензии, но величина В зависимости от эффекта, уровень воздействия, при котором риск начинает увеличиваться, и то, связан ли риск в большей степени с острым или кумулятивным воздействием, остаются неясными. Также неясно, приводит ли вызванное свинцом повышение артериального давления во время беременности к тяжелой гипертензии или преэклампсии 11 15 16 17 18.

Фактические данные показывают, что воздействие высоких уровней свинца на мать увеличивает риск самопроизвольного аборта 19. Однако данные о связи между низким или умеренным уровнем свинца и самопроизвольным абортом противоречивы. Наиболее убедительные доказательства получены из проспективного исследования 668 беременных женщин в Мехико, которое продемонстрировало статистически значимую зависимость доза-ответ между низким и умеренным уровнем свинца в крови матери и риском самопроизвольного аборта 12. Еще одно продольное исследование 351 у женщин в Японии не было обнаружено различий в уровнях свинца в крови между случаями самопроизвольного аборта (n = 15) и продолжающейся беременностью 20.Необходимы более масштабные проспективные исследования, чтобы дополнительно прояснить влияние низких и умеренных уровней свинца на риск самопроизвольного аборта.

Более поздние и хорошо спланированные исследования показывают, что воздействие свинца на мать во время беременности обратно пропорционально росту плода, что отражается в продолжительности беременности и размере младенца. Одно исследование, в котором использовался подход, основанный на регистрах, показало, что потомство матерей, подвергшихся профессиональному воздействию свинца, имеет повышенный риск низкой массы тела при рождении (относительный риск [ОР], 1.34; доверительный интервал [ДИ], 1,12–1,6) по сравнению с младенцами женщин, не подвергавшихся воздействию свинца 13. Исследование случай-контроль в Мехико показало, что уровни свинца в пуповинной крови выше у недоношенных детей (среднее значение 9,8 мкг / дл) по сравнению с доношенными детьми (среднее значение 8,4 мкг / дл) 21. Исследование когорты новорожденных, также проведенное в Мехико, показало, что содержание свинца в костях матери обратно пропорционально весу потомства 22, длине и окружности головы при рождении 23.

Большое количество исследований доказывает, что пренатальное воздействие свинца ухудшает нервное развитие детей.Некоторые проспективные исследования включали детей с низким уровнем пренатального воздействия свинца и продолжают обнаруживать обратную связь с развитием нервной системы, хотя эти данные менее согласованы, чем данные, относящиеся к высоким уровням воздействия свинца. В одном исследовании было обнаружено, что увеличение содержания свинца в пуповинной крови на 1 микрограмм / дл связано со снижением на 0,6 баллов индекса умственного развития по шкале развития младенцев Бейли в возрасте 3 месяцев с аналогичными результатами в возрасте 6 лет. месяцев 14 24.Однако другое проспективное когортное исследование показало, что взаимосвязь между уровнями свинца в крови в пренатальном периоде и IQ в раннем детстве не является линейной, причем наиболее сильные постнатальные эффекты отмечаются при низких уровнях пренатального воздействия 25. Имеющихся данных недостаточно для установления наличия или отсутствия связь между воздействием свинца на мать и основными врожденными аномалиями у плода.


Воздействие свинца во время грудного вскармливания

Хотя преимущества грудного вскармливания обычно перевешивают риски воздействия окружающей среды, влияние грудного вскармливания на уровни свинца у младенцев было изучено.В ходе популяционных исследований свинец был обнаружен в грудном молоке женщин; однако наличие высококачественных данных для оценки риска токсичности для грудного ребенка ограничено 8. Хотя уровни свинца в крови младенцев коррелировали с продолжительностью грудного вскармливания 26, соотношение уровней свинца в грудном молоке и уровней свинца в крови было было обнаружено, что он составляет менее 3% 27. По данным Американской академии педиатрии, из-за вклада уровней свинца, обнаруженных в детских смесях и других продуктах детского питания, младенцы, находящиеся на грудном вскармливании от матерей с нормальным уровнем свинца в крови, фактически подвергаются немного меньшему воздействию чем если бы они не были на грудном вскармливании 28.


Скрининг и ведение

Беременность

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и Американский колледж акушеров и гинекологов не рекомендуют проводить анализ крови на содержание свинца у всех беременных женщин в США. Поставщики акушерских услуг должны учитывать возможность воздействия свинца на отдельных беременных женщин путем оценки факторов риска воздействия в рамках комплексной оценки риска для здоровья и проводить анализ крови на содержание свинца, если выявлен единственный фактор риска.Оценка воздействия свинца должна производиться при самом раннем контакте с беременной пациенткой.

Важные факторы риска воздействия свинца на беременных женщин перечислены во вставке 1. Краска на основе свинца с меньшей вероятностью будет важным источником воздействия для беременных женщин, чем для детей, за исключением периодов ремонта или реконструкции в старых домах. Женщинам следует принимать меры предосторожности при перекрашивании поверхностей испорченной краской или выполнении любых работ по реконструкции или ремонту, которые нарушают покрашенные поверхности, например, соскабливая краску или вырывая стены 8.

Для беременных женщин с уровнем свинца в крови 5 мкг / дл или выше следует определить источники воздействия свинца и проконсультироваться с женщинами относительно предотвращения дальнейшего воздействия. Подтверждающие и последующие тесты на содержание свинца в крови должны проводиться в соответствии с рекомендуемыми графиками CDC, таблица 1, а уровни свинца в материнской или пуповинной крови следует измерять при родах 8. Женщины с подтвержденным уровнем свинца в крови 45 мкг / дл или более должны быть лечится при консультации с клиницистами, имеющими опыт лечения токсичности свинца и беременности с высоким риском.Как только источник воздействия свинца идентифицирован и устранен, первоначальное снижение уровня свинца в крови происходит относительно быстро из-за короткого (35 дней) начального периода полураспада свинца в крови 29. За этим начальным быстрым снижением следует медленное, непрерывное снижение от нескольких месяцев до нескольких лет из-за мобилизации свинца из запасов в кости 8. Рекомендации по частоте последующих анализов крови на содержание свинца включены в Таблицу 1.

Адекватное потребление с пищей кальция, железа, цинка, витамина С, Известно, что витамин D и витамин E снижают абсорбцию свинца 30 31.Железодефицитная анемия связана с повышенным уровнем свинца в крови и может увеличить абсорбцию свинца. Во время беременности и кормления грудью свинец, полученный в результате предшествующего воздействия, может выделяться из костей из-за ускоренного обновления костной ткани. Беременные и кормящие женщины с текущим или прошлым уровнем свинца в крови 5 мкг / дл или выше должны получить специальные рекомендации по питанию в отношении добавок кальция и железа. Рекомендуется сбалансированная диета, содержащая 2000 мг кальция и 60–120 мг железа в день 8.Это может быть достигнуто за счет приема пищи или добавок. Добавки следует разделить на дозы 500 мг кальция и 60 мг железа для улучшения абсорбции.

Факторы риска воздействия свинца на беременных и кормящих женщин

  • Недавняя эмиграция или проживание в районах с высоким уровнем загрязнения окружающей среды свинцом — женщины из стран, где этилированный бензин все еще используется (или был недавно прекращен) или где промышленный выбросы не контролируются должным образом.

  • Проживание вблизи точечного источника свинца — примеры включают свинцовые рудники, плавильные заводы или заводы по переработке аккумуляторов (даже если предприятие закрыто).

  • Работа со свинцом или проживание с кем-то, кто это делает — женщины, которые работают или имеют членов семьи, которые работают в отрасли, в которой используется свинец (например, производство свинца, производство аккумуляторов, производство красок, судостроение, производство боеприпасов или пластмассовое производство).

  • Использование глазурованной свинцом керамической посуды — женщины, которые готовят, хранят или подают еду в глазурованной свинцом керамической посуде, изготовленной традиционным способом и обычно импортируемой людьми за пределами обычных коммерческих каналов.

  • Употребление в пищу непищевых веществ (pica) — женщины, которые едят или глотают непищевые продукты, которые могут быть загрязнены свинцом, например, почву или керамическую посуду, глазированную свинцом.

  • Использование альтернативных или дополнительных веществ, трав или методов лечения — женщины, использующие импортные домашние средства или определенные лечебные травы, традиционно используемые культурами Восточной Индии, Индии, Ближнего Востока, Западной Азии и Испании, которые могут быть загрязнены свинцом.

  • Использование импортной косметики или определенных пищевых продуктов — женщины, использующие импортную косметику, такую ​​как коль или сурма, или некоторые импортные продукты питания или специи, которые могут быть загрязнены свинцом.

  • Участие в определенных хобби или развлекательных мероприятиях с высокой степенью риска — женщины, которые занимаются видами деятельности с высоким риском (например, изготовление витражей или гончарных изделий с использованием некоторых этилированных глазурей и красок) или члены семьи, которые этим занимаются.

  • Ремонт или реконструкция старых домов без применения средств контроля опасности свинца — женщины, которые наносили вред свинцовой краске, создавали свинцовую пыль или и то, и другое, или проводили время в такой домашней обстановке.

  • Потребление загрязненной свинцом питьевой воды — женщины, в домах которых есть свинцовые трубы или источники со свинцом.

  • Имеющие в анамнезе предыдущее воздействие свинца или свидетельства повышенного содержания свинца в организме — женщины, у которых может быть высокое содержание свинца в организме в результате воздействия в прошлом, особенно те, у которых наблюдается дефицит определенных основных питательных веществ (кальция или железа).

  • Проживание с кем-то, у кого определен повышенный уровень свинца — с женщинами, которые могут подвергаться воздействию вместе с ребенком, близким другом или другим родственником, живущим в той же среде.

Изменено из Центров по контролю и профилактике заболеваний.Руководство по выявлению и контролю воздействия свинца на беременных и кормящих женщин. Атланта (Джорджия): CDC; 2010. Доступно по адресу: http://www.cdc.gov/nceh/lead/publications/leadandpregnancy2010.pdf. Проверено 7 марта 2012 г.

Lactation

Женщины с факторами риска повышенного уровня свинца Вставка 1, которые не проходили обследование во время беременности, должны пройти обследование в послеродовом периоде, если они планируют кормить грудью. Следует поощрять начало грудного вскармливания в послеродовом периоде у женщин с уровнем свинца в крови менее 40 мкг / дл.Женщине с подтвержденным уровнем свинца в крови 40 мкг / дл или выше не следует начинать грудное вскармливание, и ей следует рекомендовать сцеживать и выбрасывать грудное молоко до тех пор, пока уровень свинца в крови не снизится до менее 40 мкг / дл. Измерения содержания свинца в крови следует повторять каждые 1-2 недели после выявления и устранения источника воздействия. При уровнях свинца в материнской крови 5–39 мкг / дл грудное вскармливание следует начинать и сопровождать последовательным тестированием уровней свинца в крови младенцев для отслеживания тенденций.Если уровень свинца в крови младенца превышает 5 мкг / дл, грудное вскармливание следует прекратить до тех пор, пока уровень свинца в крови матери не снизится. Если внешний источник не идентифицирован, а уровень свинца в крови матери превышает 20 мкг / дл, а уровень свинца в крови младенца составляет 5 мкг / дл или более, следует подозревать грудное молоко в качестве источника и временного прерывания грудного вскармливания до тех пор, пока мать не станет источником свинца. Следует учитывать снижение уровня свинца в крови.

Помимо устранения источника воздействия свинца на мать и ребенка, было изучено несколько вмешательств в области питания.Добавки кальция (1200 мг в день) были связаны с 5-10% снижением уровня свинца в грудном молоке у женщин в течение периода лактации 31 32 33 34, что позволяет предположить, что добавление кальция также может быть стратегией вмешательства для снижения содержания свинца в грудном молоке. как из текущих, так и из ранее накопленных источников. Среди женщин в послеродовом периоде повышенное потребление витамина С также было связано со снижением уровня свинца в грудном молоке.


Выводы и рекомендации

  • Регулярное тестирование крови на свинец у всех беременных женщин не рекомендуется.

  • Оценка риска воздействия свинца должна проводиться при самом раннем контакте с беременными или кормящими женщинами, а анализ крови на свинец должен проводиться, если выявлен единственный фактор риска. Вставка 1.

  • Повышенные уровни свинца во время беременности были связано с гестационной гипертензией, самопроизвольным абортом, низкой массой тела при рождении и нарушением нервного развития.

  • Известно, что пренатальное воздействие свинца оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье матери и новорожденных в широком диапазоне уровней свинца в материнской крови.

  • Беременных женщин с уровнем свинца в крови 5 мкг / дл или выше следует лечить следующим образом:

    • Следует определить источники воздействия свинца.

    • Женщинам следует проконсультироваться по вопросам предотвращения дальнейшего воздействия и получить конкретные рекомендации по питанию в отношении добавок кальция и железа, поскольку эти стратегии могут снизить уровень свинца в них.

    • Подтверждающий и последующий анализ крови на свинец следует проводить в соответствии с рекомендованными графиками CDC, таблица 1.

  • Женщин с подтвержденным уровнем свинца в крови 45 мкг / дл или более следует лечить после консультации с клиницистами, имеющими опыт лечения токсичности свинца и беременности с высоким риском.

  • Следует поощрять начало грудного вскармливания в послеродовом периоде у женщин с уровнем свинца в крови менее 40 мкг / дл.

  • Кормящей женщине с подтвержденным уровнем свинца в крови 40 мкг / дл или выше следует рекомендовать сцеживать и отказываться от грудного молока до тех пор, пока уровень свинца в ее крови не снизится до менее 40 мкг / дл.

  • Если внешний источник не идентифицирован, а уровень свинца в крови матери превышает 20 мкг / дл, а уровень свинца в крови младенца составляет 5 мкг / дл или более, следует подозревать грудное молоко как источник и временное прекращение следует рассмотреть возможность кормления грудью до тех пор, пока уровень свинца в крови матери не снизится.

Авторские права, август 2012 г., Американский колледж акушеров и гинекологов, 409 12th Street, SW, PO Box 96920, Washington, DC 20090-6920.Все права защищены. Никакая часть этой публикации не может быть воспроизведена, сохранена в поисковой системе, размещена в Интернете или передана в любой форме и любыми средствами, электронными, механическими, путем фотокопирования, записи или иными способами, без предварительного письменного разрешения издателя. Запросы на разрешение на изготовление фотокопий следует направлять по адресу: Центр защиты авторских прав, 222 Rosewood Drive, Danvers, MA 01923, (978) 750-8400.

ISSN 1074-861X

Скрининг на свинец во время беременности и кормления грудью.Заключение Комитета № 533. Американский колледж акушеров и гинекологов. Акушерский гинекол 2012; 120: 416–20.

Продольное исследование факторов риска до беременности и беременности, связанных с дородовыми и послеродовыми симптомами депрессии: данные взросления в Новой Зеландии

  • Остин, М. -П, Прист, SR, Салливан, Э.А., и Кокрейн Сотрудничество (2008 г.). Антенатальная психосоциальная оценка для снижения перинатальной заболеваемости психическим здоровьем .Нью-Йорк: Вили.

    Google Scholar

  • Банти, С., Маури, М., Оппо, А., Борри, К., Рамбелли, К., Рамаччиотти, Д., и Кассано, Г. Б. (2011). С третьего месяца беременности до 1 года послеродового периода. Распространенность, частота, рецидивы и новые проявления депрессии. Результаты исследования Отделения исследования и скрининга перинатальной депрессии. Комплексная психиатрия, 52 (4), 343–351.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Барбер, К.С. (2009). Перинатальная психиатрическая помощь в Новой Зеландии: обещание начала. New Zealand Journal of Psychology, 38 , 32–38.

    Google Scholar

  • Бек, К. Т. (2001). Предикторы послеродовой депрессии. Обновление. Медсестринское дело, 50 (5), 275–285.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Беннетт, Х.А., Эйнарсон, А., Таддио, А., Корен, Г., и Эйнарсон, Т. Р. (2004). Распространенность депрессии во время беременности: систематический обзор. Акушерство и гинекология, 103 (4), 698–709.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Боуэн, А., Боуэн, Р., Батт, П., Рахман, К., и Мухаджарин, Н. (2012). Модели депрессии и лечение у беременных и послеродовых. Канадский журнал психиатрии, 57 (3), 161–167.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Цанкорур, В.С., Абас, М., Берксун, О., и Стюарт, Р. (2015). Социальная поддержка, частота и стойкость депрессии между дородовыми и послеродовыми осмотрами в Турции: когортное исследование. BMJ Open, 5 , e006456.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Чанг, Т. К. Х., Лау, Т. К., Ип, А. С. К., Чиу, Х. Ф. К., и Ли, Д. Т. С. (2001). Антенатальная депрессивная симптоматология связана с неблагоприятными акушерскими и неонатальными исходами. Психосоматическая медицина, 63 , 830–834.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Коэн С., Камарк Т. и Мермельштейн Р. (1983). Глобальный показатель воспринимаемого стресса. Journal of Health Social Behavior, 24 , 385–396.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Кокс, Дж. Л., Чепмен, Г., Мюррей, Д., и Джонс, П.(1996). Валидация Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии (EPDS) у непостнатальных женщин. Журнал аффективных расстройств, 39 , 185–189.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Кокс, Дж. Л., Холден, Дж. М., и Саговски, Р. (1987). Выявление послеродовой депрессии. Разработка Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии из 10 пунктов. Британский журнал психиатрии, 150 (6), 782–786.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Дейли, А. Дж., Фостер, Л., Лонг, Г., Палмер, К., Робинсон, О., Уолмсли, Х., и Уорд, Р. (2015). Эффективность упражнений для профилактики и лечения антенатальной депрессии: систематический обзор с метаанализом. BJOG: Международный журнал акушерства и гинекологии, 122 (1), 57–62.

    CAS Статья Google Scholar

  • Деннис, К.Л. и Доусвелл Т. (2013). Психосоциальные и психологические вмешательства для предотвращения послеродовой депрессии. Кокрановская база данных систематических обзоров (онлайн), 28 (2), CD001134.

    Google Scholar

  • Данст, К. Дж., Дженкинс, В., и Триветт, К. М. (1984). Шкала поддержки семьи: надежность и обоснованность. Журнал индивидуального, семейного и общественного благополучия, 1 , 45–52.

    Google Scholar

  • Эванс, Дж., Херон, Дж., Франкомб, Х., Оке, С., & Голдинг, Дж. (2001). Когортное исследование депрессивного настроения во время беременности и после родов. Британский медицинский журнал, 323 (7307), 257–260.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Гао, В., Патерсон, Дж., Эбботт, М., Картер, С., Юситини, Л., и Макдональд-Сандборн, Г. (2010). Влияние текущего и прошлого насилия со стороны интимного партнера на психическое здоровье и поведение матери через 2 года после родов: данные исследования семей тихоокеанских островов. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии, 44 (2), 174–182.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Гэвин, Н. И., Гейнс, Б. Н., Лор, К. Н., Мельцер-Броуди, С., Гартленер, Г., и Суинсон, Т. (2005). Перинатальная депрессия: систематический обзор распространенности и заболеваемости. Акушерство и гинекология 106 (5, часть 1), 1071.

    Статья PubMed Google Scholar

  • Хаас, Дж.С., Джексон, Р. А., Фуэнтес-Аффлик, Э., Стюарт, А. Л., Дин, М. Л., Браварски, П., и Эскобар, Г. Дж. (2005). Изменения состояния здоровья женщины во время и после беременности. Журнал общей внутренней медицины: Официальный журнал Общества исследований и образования в области первичной внутренней медицины, 20 (1), 45–51.

    Артикул Google Scholar

  • Halbreich, U., & Karkun, S. (2006). Межкультурное и социальное разнообразие распространенности послеродовой депрессии и депрессивных симптомов. Журнал аффективных расстройств, 91 (2–3), 97–111.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Hein, A., Rauh, C., Engel, A., Haberle, L., Dammer, U., Voigt, F., Fasching, PA, Faschingbauer, F., Burger, P., Beckmann, MW, Корнхубер, J., & Goecke, TW (2014). Социально-экономический статус и депрессия во время и после беременности во Франконских исследованиях по оценке материнского здоровья (FRAMES). Архив акушерства и гинекологии, 289 (4), 755–763.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Ховард, Л. М., Молино, Э., Деннис, К. Л., Рошат, Т., Стейн, А., и Милграм, Дж. (2014). Перинатальное психическое здоровье 1: Непсихотические психические расстройства в перинатальном периоде. Lancet, 384 , 1775–1788.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Имран Н. и Хайдер И. И. (2010). Скрининг дородовой депрессии в Пакистане: факторы риска и влияние на акушерские и неонатальные исходы. Азиатско-Тихоокеанская психиатрия, 2 (1), 26–32.

    Артикул Google Scholar

  • Кесслер, Р. К., Чжао, С., Блейзер, Д. Г., Шварц, М. (1997). Распространенность, корреляты и течение малой депрессии и большой депрессии в национальном обследовании коморбидности. Журнал аффективных расстройств, 45 , 19–30.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Ким Ю.-K., Hur, J. -W., Kim, K. -H., Oh, K. -S., & Shin, Y. -C. (2008). Прогнозирование послеродовой депрессии по социально-демографическим, акушерским и психологическим факторам: проспективное исследование. Психиатрия и клиническая неврология , 62 (3): 331–340.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Лэмб, Ю. Н., Томпсон, Дж. М., Мерфи, Р., Уолл, К., Кирк, И. Дж., Морган, А. Р. и др. (2014). Воспринимаемый стресс во время беременности и полиморфизм катехол- O -метилтрансферазы (COMT) rs165599 влияют на IQ детей. Познание, 132 (3), 461–470. DOI: 10.1016 / j.cognition.2014.05.009.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Ланкастер, К. А., Голд, К. Дж., Флинн, Х. А., Ю, Х., Маркус, С. М., и Дэвис, М. М. (2010). Факторы риска депрессивных симптомов во время беременности: систематический обзор. Американский журнал акушерства и гинекологии, 202 (1), 5–14.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Мелби, Дж.Н., Конгер, Р. Д., Бук, Р., Рутер, М., Люси, Л., Репински, Д. и др. (1993). Шкала оценки взаимодействия семьи Айовы (4-е изд.). Руководство по кодированию. Эймс, Университет штата Айова, Институт социальных и поведенческих исследований.

  • Милгром, Дж. И Джеммилл, А. У. (2014). Скрининг перинатальной депрессии. Передовая практика и исследования в области клинического акушерства и гинекологии , 28 , 13–23.

    Артикул Google Scholar

  • Министерство здравоохранения.(2003). Инструментарий районного совета здравоохранения: физическая активность. Веллингтон: Министерство здравоохранения Новой Зеландии.

    Google Scholar

  • Morton, SMB, Atatoa Carr, PE, Grant, CC, Lee, AC, Bandara, DK, Mohal, J., Kinloch, J., Schmidt, JM, Hedges, MR, Ivory, VC, Kingi, TK , Лян, Р., Перес, Л. М., Петерсон, Э. Р., Прайор, Дж. Э., Риз, Э., Робинсон, Э. М., Уолди, К. Э. и Уолл, К. (2012). Растем в Новой Зеландии: продольное исследование новозеландских детей и их семей.Отчет 2: Теперь мы родились. Окленд: взросление в Новой Зеландии

    Google Scholar

  • Мортон, С. М. Б., Рамке, Дж., Кинлох, Дж., Грант, К. К., Ататоа Карр, П., Лисон, Х., Ли, А. С., и Робинсон, Э. (2015). Выравнивание когорты «Расти в Новой Зеландии» со всеми новорожденными в Новой Зеландии. Журнал общественного здравоохранения Австралии и Новой Зеландии, 39 (1), 82–87.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Национальный институт здравоохранения и клинического совершенства.(2014). Дородовое и послеродовое психическое здоровье. Клиническое ведение и руководство по обслуживанию . Лондон: Национальный институт здоровья и клинического мастерства.

    Google Scholar

  • New Zealand Gazette. (2007). http://www.health.govt.nz/system/files/documents/publications/s88-primary-maternity-services-notice-gazetted-2007.pdf.

  • О’Хара, М. В., Суэйн, А. М. (1996). Частота и риск послеродовой депрессии — метаанализ. Международное обозрение психиатрии, 8 , 37–54.

    Артикул Google Scholar

  • Оной, Дж. М., Геберт, Д., Морланд, Л., Мацу, К., и Райт, Т. (2009). Посттравматическое стрессовое расстройство и психическое здоровье в послеродовом периоде в выборке женщин с кавказских, азиатских и тихоокеанских островов. Архив психического здоровья женщин, 12 (6), 393–400.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Прайор, Дж.Э. (2004). Приемные семьи и устойчивость. Заключительный отчет. Подготовлено для Центра социальных исследований и оценки / Te Pokapū Rangahau Arotaki Hapori. Центр Роя Маккензи по изучению семей, Веллингтон, Университет Виктории, .

  • Рич-Эдвардс, Дж. У., Клейнман, К., Абрамс, А., Харлоу, Б. Л., Маклафлин, Т. Дж., Джоффе, Х. и Гиллман, М. В. (2006). Социально-демографические предикторы антенатальных и послеродовых депрессивных симптомов у женщин в медицинской групповой практике. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения, 60 (3), 221–227.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Робертсон, Э., Грейс, С., Уоллингтон, Т., и Стюарт, Д. Э. (2004). Факторы дородового риска послеродовой депрессии: синтез недавней литературы. Психиатрия больницы общего профиля, 26 (4), 289–295.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Шмид, В., Джонсон, М., Найду, Н., Остин, М. П., Матти, С., Кемп, Л. и др. (2013). Материнское психическое здоровье в Австралии и Новой Зеландии: обзор лонгитюдных исследований. Женщины и рождение: журнал Австралийского колледжа акушерок, 26 (3), 167–178.

    Артикул Google Scholar

  • Сайдботтом, А. К., Хеллерстедт, В. Л., Харрисон, П. А., и Хеннрикус, Д. (2014). Изучение пренатальных и послеродовых депрессивных симптомов у женщин, обслуживаемых городскими общинными медицинскими центрами. Архивы женского психического здоровья, 17 , 27–40.

    Артикул Google Scholar

  • Сликерман, Р. Ф., Томпсон, Дж., Уолди, К., Мерфи, Р., и Митчелл, Э. А. (2014). Материнский стресс во время беременности связан с депрессией от умеренной до тяжелой у 11-летних детей. Acta Paediatrica . DOI: 10.1111 / apa.12787.

    PubMed Google Scholar

  • Статистическое управление Новой Зеландии.(2004). Отчет об оценке этнической принадлежности . Веллингтон: Статистическое управление Новой Зеландии

    Google Scholar

  • Тейченн, М., и Йорк, Р. (2013). Физическая активность, малоподвижный образ жизни и послеродовые депрессивные симптомы: обзор. Американский журнал профилактической медицины, 45 (2), 217–227.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Томпсон Дж.М. Д., Сонуга-Барке, Э. Дж., Морган, А. Р., Корнфорт, К., Фергюсон, Л. Р., Митчелл, Э. А., и Уолди, К. Э. (2012). Катехол- O -метилтрансфераза (COMT) Val158Met полиморфизм смягчает влияние антенатального стресса на поведенческие проблемы. Медицина развития и детская неврология, 54 (2), 148–154.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Туррелл, Г., Кавана, А., & Субраманиан, С.В. (2006). Различия в показателях смертности по регионам в Тасмании (Австралия): вклад неблагоприятного социально-экономического положения, социального капитала и географической удаленности. Health & place, 12 (3), 291–305.

    Артикул Google Scholar

  • Андервуд, Л., Уолди, К. Э., Петерсон, Э. Р., Д’Суза, С., и Мортон, С. М. Б. (2016). Обзор продольных исследований антенатальной и послеродовой депрессии. Архив психического здоровья женщин, 19 (5), 711–720.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Уолди, К. Э., Петерсон, Э. Р., Д’Суза, С., Андервуд, Л., Прайор, Дж. Э., Карр, П. А., Грант, К., и Мортон, С. М. Б. (2015). Симптомы депрессии во время беременности: данные взросления в Новой Зеландии. Журнал аффективных расстройств, 186 , 66–73.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Уэр, Дж.Э., Косински М. и Келлер С. К. (1994). SF-36 Сводные шкалы физического и психического здоровья: руководство пользователя . Бостон, Массачусетс: Институт здоровья.

    Google Scholar

  • Распространенность и факторы риска внутрипеченочного холестаза у населения Китая

  • 1.

    Kawakita, T. et al. Предикторы неблагоприятных неонатальных исходов при внутрипеченочном холестазе беременности. Am. J. Obstet Gynecol. 213 (570), e1 – e8 (2015).

    Google Scholar

  • 2.

    Джоши, Д., Джеймс, А., Квалья, А., Вестбрук, Р. Х. и Хенеган, М. А. Заболевание печени при беременности. Ланцет 375 , 594–605 (2010).

    PubMed Google Scholar

  • 3.

    Ли, Н. М. и Брэди, К. В. Болезнь печени при беременности. World J. Gastroenterol. 15 , 897–906 (2009).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Williamson, C. & Geenes, V. Внутрипеченочный холестаз беременных. Акушерство. Гинеколь. 124 , 120–133 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 5.

    Диксон П. Х. и Уильямсон К. Молекулярная генетика внутрипеченочного холестаза беременных. Акушерство. Med. 1 , 65–71 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Geenes, V. et al. Связь тяжелого внутрипеченочного холестаза беременности с неблагоприятными исходами беременности: проспективное популяционное исследование случай-контроль. Гепатология 59 , 1482–1491 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7.

    Кондрацкене Дж. et al. Предикторы преждевременных родов у пациенток с внутрипеченочным холестазом беременности. World J. Gastroenterol. 13 , 6226–6230 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Гланц, А., Маршалл, Х. У. и Маттссон, Л. А. Внутрипеченочный холестаз беременности: взаимосвязь между уровнем желчной кислоты и частотой осложнений у плода. Гепатология 40 , 467–474 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 9.

    Ovadia, C. et al. Связь неблагоприятных перинатальных исходов внутрипеченочного холестаза беременности с биохимическими маркерами: результаты метаанализов совокупных и индивидуальных данных пациенток. Ланцет 393 , 899–909 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10.

    Di Mascio, D. et al. Перинатальная смерть от уровня желчных кислот при внутрипеченочном холестазе беременности: систематический обзор. J. Matern. Фетальный. Неонатальный. Med. 19 , 1–9 (2019).

    Google Scholar

  • 11.

    Zhang, Y. et al. Дефицит переносчика желчных кислот у матери способствует смерти новорожденного. Нат. Commun. 6 , 8186 (2015).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Chen, W. et al. Обетихолевая кислота защищает от индуцированного гестационным холестазом ограничения внутриутробного развития плода у мышей. Оксид. Med. Клетка. Longev. 2019 , 7419249 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Herrera, C.A. et al. Перинатальные исходы, связанные с внутрипеченочным холестазом беременности. J. Matern. Фетальный. Неонатальный. Med. 31 , 1913–1920 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 14.

    Puljic, A. et al. Риск младенческой и внутриутробной смерти через каждую дополнительную неделю выжидательной тактики при внутрипеченочном холестазе беременности по гестационному возрасту. Am. J. Obstet. Гинеколь. 212 (667), e1-5 (2015).

    Google Scholar

  • 15.

    Chappell, L.C. et al. Урсодезоксихолевая кислота по сравнению с плацебо у женщин с внутрипеченочным холестазом беременности (PITCHES): рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет 394 , 849–860 (2019).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Викстрём Шемер, Э. А. et al. Внутрипеченочный холестаз беременности и рака, иммуноопосредованных и сердечно-сосудистых заболеваний: популяционное когортное исследование. J. Hepatol. 63 , 456–461 (2015).

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 17.

    Маршалл, Х. У., Викстрём Шемер, Э., Людвигссон, Дж. Ф. и Стефанссон, О. Внутрипеченочный холестаз при беременности и связанное с ним гепатобилиарное заболевание: популяционное когортное исследование. Гепатология 58 , 1385–1391 (2013).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 18.

    Martineau, M., Raker, C., Powrie, R. & Williamson, C. Внутрипеченочный холестаз во время беременности связан с повышенным риском гестационного диабета. Eur. J. Obstet. Гинеколь. Репродукция. Биол. 176 , 80–85 (2014).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Martineau, M. G. et al. Метаболический профиль внутрипеченочного холестаза при беременности связан с нарушением толерантности к глюкозе, дислипидемией и ускоренным ростом плода. Уход за диабетом 38 , 243–248 (2015).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Raz, Y. et al. Тяжелый внутрипеченочный холестаз во время беременности является фактором риска преэклампсии при одноплодной и многоплодной беременности. Am. J. Obstet. Гинеколь. 213 (395), e1-8 (2015).

    Google Scholar

  • 21.

    Смит Д. и Руд К. М. Внутрипеченочный холестаз беременных. Clin. Акушерство. Гинеколь. 63 , 134–151 (2020).

    PubMed Google Scholar

  • 22.

    Гинес В. и Уильямсон К. Внутрипеченочный холестаз беременных. World J. Gastroenterol. 15 , 2049–2066 (2009).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 23.

    Шемер, Э. У., Маршалл, Х. У., Людвигссон, Дж. Ф. и Стефанссон, О. Внутрипеченочный холестаз беременности и связанные с ним неблагоприятные исходы беременности и плода: 12-летнее популяционное когортное исследование. BJOG 120 , 717–723 (2013).

    Google Scholar

  • 24.

    Ge, X. et al. Внутрипеченочный холестаз беременности и исходы плода: проспективное когортное исследование при рождении. Чжунхуа. Лю.Син. Bing. Сюэ. Za. Чжи. 37 , 187–191 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 25.

    Jin, W. Y. et al. Связь между липидным профилем матери и осложнениями беременности и перинатальными исходами: популяционное исследование из Китая. BMC. Беременность Роды 16 , 60 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 26.

    Хафиз М., Ансари А., Парвин С., Саламат А. и Айджаз А. Частота внутрипеченочного холестаза беременных в Пенджабе, Пакистан: исследование в одном центре. J. Pak. Med. Доц. 66 , 203–206 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 27.

    Reyes, H. et al. Распространенность внутрипеченочного холестаза у беременных в Чили. Ann Intern. Med. 88 , 487–493 (1978).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 28.

    Озкан С., Джейлан Ю., Озкан О. В. и Йилдирим С. Обзор сложной клинической проблемы: внутрипеченочный холестаз беременных. World J. Gastroenterol. 21 , 7134–7141 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Allen, A. M. et al. Эпидемиология заболеваний печени, характерных только для беременности, в сообществе США: популяционное исследование. Clin. Гастроэнтерол.Гепатол. 14 , 287-94.e1–2 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 30.

    Ли, Р. Х., Гудвин, Т. М., Гринспун, Дж. И Инцерпи, М. Распространенность внутрипеченочного холестаза при беременности в преимущественно латинском населении Лос-Анджелеса. J. Perinatol. 26 , 527–532 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31.

    Кастрюля, L., Фу, З., Инь, П. и Чен, Д. Существующие ранее медицинские расстройства как факторы риска преэклампсии: поисковое исследование случай-контроль. Гипертензии. Беременность 38 , 245–251 (2019).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 32.

    Халил А., Сингелаки А., Маиз Н., Зиневич Ю. и Николаидес К. Х. Материнский возраст и неблагоприятный исход беременности: когортное исследование. Ультразвуковой акушер. Гинеколь. 42 , 634–644 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 33.

    Schummers, L. et al. Различия во взаимосвязи между возрастом матери при первых родах и исходами беременности в зависимости от расы матери: популяционное когортное исследование в США. BMJ. Открыть 9 , e033697 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Кларамонте Ньето, М., Мелер Баррабес, Э., Гарсия Мартинес, С., Гутьеррес Прат, М. и Серра Зантоп, Б. Влияние старения на исходы акушерства: определение преклонного возраста матери в Барселоне. BMC. Беременность Роды 19 , 342 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Chen, Y.H. et al. Факторы, влияющие на гестационный дефицит витамина D и его связь с повышенным риском преждевременных родов у населения Китая. Sci. Отчет 8 , 3608 (2018).

    ADS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36.

    Ламмерт Ф., Маршалл Х. У., Гланц А. и Матерн С. Внутрипеченочный холестаз беременных: молекулярный патогенез, диагностика и лечение. J. Hepatol. 33 , 1012–1021 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 37.

    Crocenzi, F. A. et al. Эстрадиол-17бета-D-глюкуронид индуцирует эндоцитарную интернализацию Bsep у крыс. Am. J. Physiol. Гастроинтест. Liver Physiol. 285 , G449 – G459 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Abu-Hayyeh, S. et al. Прогностический и механистический потенциал сульфатов прогестерона при внутрипеченочном холестазе беременных и зуде беременных. Гепатология 63 , 1287–1298 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 39.

    Gonzalez, M.C. et al. Внутрипеченочный холестаз при беременности двойней. J. Hepatol. 9 , 84–90 (1989).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 40.

    Du, Q. et al. Профили экспрессии плацентарных генов внутрипеченочного холестаза при беременности показывают участие множества молекулярных путей в формировании кровеносных сосудов и воспалении. BMC Med. Геном. 7 , 42 (2014).

    Google Scholar

  • 41.

    Dixon, P.H. et al. Вклад вариантных аллелей ABCB11 в предрасположенность к внутрипеченочному холестазу беременных. Кишечник 58 , 537–544 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Zhou, J. et al. Связь между полиморфизмом насоса экспорта желчных солей и внутрипеченочным холестазом предрасположенности к беременности: метаанализ исследований случай-контроль. Gynecol. Эндокринол. 35 , 179–183 (2019).

    PubMed Google Scholar

  • 43.

    Chen, Y.H. et al. Недостаточный вес до беременности и ожирение положительно связаны с младенцами, не достигшими гестационного возраста, в китайском населении. Sci. Отчетность 9 , 15544 (2019).

    ADS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 44.

    Li, L. et al. Непрерывная связь общего уровня желчных кислот с риском рождения маленьких детей в гестационном возрасте. Sci. Отчетность 10 , 9257 (2020).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Снижение шевеления плода: практический подход в условиях первичной медико-санитарной помощи

    Занна Франкс

    Рэйчел Найтингейл

    Общие сведения

    Связь между воспринимаемым снижением шевеления плода (DFM) и неблагоприятными исходами во время беременности широко признана.Тем не менее, в условиях общей врачебной практики, которая является общей первой точкой обращения для беременных женщин, отсутствуют рекомендации по надлежащему ведению DFM.

    Цель / с

    В этой статье рассматриваются текущие данные о женщинах, обращающихся с DFM, и предлагается соответствующее ведение в условиях сообщества и показания для направления в больницу.

    Обсуждение

    Восприятие DFM матерями — это частая причина, по которой женщины обращаются к своему лечащему врачу.Женщины, неоднократно обращавшиеся с DFM, подвергаются повышенному риску неблагоприятных перинатальных исходов, включая смерть плода, задержку внутриутробного развития плода (IUFGR) или преждевременные роды. Обследование женщин с DFM должно включать тщательный сбор анамнеза, осмотр и аускультацию сердца плода, кардиотокографию (КТГ) и УЗИ по показаниям.

    Почему снижение подвижности плода значительно?

    Все врачи, оказывающие помощь беременным женщинам, должны понимать окружающие факторы потенциальной беременности и исходы, связанные со снижением подвижности плода (DFM).Они перечислены в Таблица 1 . 1–4

    Таблица 1. Факторы и исходы беременности, связанные со снижением шевеления плода

    Факторы беременности, связанные с DFM

    Результаты, связанные с DFM

    • Ограничение роста плода
    • Маленький для гестационного возраста
    • Плацентарная недостаточность
    • Олигогидрамнион
    • Угроза преждевременных родов
    • Переливание крови плода
    • Внутриутробные инфекции
    • Врожденный порок
    • Преждевременные роды
    • Перинатальная черепно-мозговая травма
    • Нарушение развития нервной системы
    • Низкая масса тела при рождении
    • Низкая оценка по шкале Апгар
    • Гипогликемия
    • Кесарево сечение
    • Индукция труда
    • Смерть плода
    • Смерть новорожденных

    В частности, DFM ассоциируется с повышенным риском перинатальной смерти (включая гибель плода и новорожденного). 2 Несмотря на успехи в акушерской помощи и снижение перинатальной смертности в странах с высоким уровнем доходов, показатели внутриутробной смертности в течение последнего десятилетия оставались неизменными. 5 В Австралии текущий уровень внутриутробной смертности составляет 7,4 на 1000 рождений, а коэффициент неонатальной смертности составляет 2,9 на 1000 рождений. Уровень перинатальной смертности среди аборигенов или жителей островов Торресова пролива составляет 20,1 на 1000 рождений. Поэтому беременным женщинам следует рекомендовать сообщать о DFM, поскольку признание и лечение могут предоставить возможность предотвратить неблагоприятные исходы.

    Нормальные шевеления плода

    Нормальные движения плода можно определить как 10 или более движений плода за 2 часа, которые женщина ощущает, когда она лежит на боку и сосредотачивается на движении, 2–4,6 , что может быть воспринято как «любой дискретный толчок» , трепетать, свистеть или катиться ». 1 Эмбриональные движения обеспечивают уверенность в целостности центральной нервной и опорно-двигательного аппарата. 1 Большинство беременных женщин сообщают о движениях плода к 20 неделе беременности. 1

    Среднее количество движений, воспринимаемых в срок, составляет 31 в час, в диапазоне от 16 до 45, самый длинный период между движениями составляет 50-75 минут. 1 Циклы сна, при которых шевеления плода могут отсутствовать, обычно длятся 20–40 минут и редко превышают 90 минут. 1 По мере созревания плода количество движений и характер движений будут меняться. 1 Женщин следует информировать о DFM во время дородовых посещений, а также предоставлять устную и письменную информацию. 2,4

    Восприятие движения

    Шевеление плода — субъективный показатель, в основном оцениваемый по материнскому восприятию. 1–2,6 Исследования показали, что существует корреляция 37–88% между восприятием матери и ультразвуком. 1 Множественные факторы могут снизить восприятие движений, включая раннюю беременность, уменьшенный объем околоплодных вод, состояние сна плода, ожирение, переднюю плаценту (до 28 недель беременности), курение и недоношенность. 4 Различные наркотики, включая алкоголь, бензодиазепины, метадон и другие опиоиды, а также курение сигарет могут вызывать временное подавление движений плода. 1,2 Некоторые женщины, обращающиеся с DFM, объясняют, что они были «слишком заняты, чтобы чувствовать шевеления плода». Известно, что женщины воспринимают меньше движений, когда они стоят или сидят, по сравнению с лежанием или сосредоточением внимания на движениях. 1 Принято считать, что холодные напитки или поесть чего-нибудь сладкого будет стимулировать движения плода, но нет никаких доказательств того, что что-либо из этого повлияет на движения. 1,2,4

    Кик-карты, которые исторически использовались для отслеживания движений плода, в настоящее время не рекомендуются. 1,2,4 Фактически, значительная материнская тревога и ненужное вмешательство (например, индукция родов и кесарево сечение) были приписаны использованию динамических карт. 3,4 Если есть неопределенность в отношении воспринимаемого DFM после 28 недель беременности, женщинам следует посоветовать лечь на левый бок и сосредоточиться на движениях плода в течение 2 часов. Если они не чувствуют 10 или более дискретных движений в течение 2 часов, им следует немедленно связаться со своим лечащим врачом. 1 Тем не менее, беспокойство матери по поводу снижения шевеления плода требует оценки, даже если ситуация не соответствует ранее заявленному определению DFM. 2–4

    Управление DFM

    Если женщина обратилась к терапевту с предполагаемой DFM, ей в конечном итоге потребуется направление в больницу, если оценка отражает DFM. 3 Однако в первичной медико-санитарной помощи можно использовать следующие элементы.

    История

    Сюда должны входить: 1,2

    • время с момента появления DFM
    • какие-либо движения плода не ощущались — можно ли отнести DFM к тому, что он слишком занят, чтобы чувствовать движения?
    • предыдущие серии DFM
    • известное ограничение внутриутробного развития (ЗВУР), плацентарная недостаточность или врожденная аномалия
    • материнские факторы, такие как наличие гипертонии, диабета, курения, крайнего возраста, первородство, ожирение, расовые или этнические факторы риска
    • предыдущих акушерских нежелательных явлений.

    Экзамен

    Это должно включать:

    • измерение высоты симфиза – дна дна живота и пальпация живота, 1 , которое следует занести в медицинскую карту беременности и сравнить с предыдущими измерениями 1,2,4
    • аускультация сердца плода с допплеровским фетальным монитором для определения жизнеспособности.

    Если обследование в норме и история не отражает DFM, дальнейшая оценка на данном этапе не показана. 1,4 ( Рисунок 1 ).Если DFM в анамнезе и жизнеспособность подтверждена при аускультации допплерографии, следует выполнить КТГ и направление в больницу. Если КТГ недоступна в учреждении первичной медико-санитарной помощи, женщину с историей, соответствующей DFM, следует направить в больницу для проведения КТГ. Если сердцебиение плода не выслушивается при допплеровской аускультации, необходимо срочное направление в больницу и ультразвуковое исследование. 1

    Рисунок 1.Диаграмма замедленного движения плода
    КТГ, кардиотокография; DFM, снижение шевеления плода; ЧСС — частота сердечных сокращений плода; FMH, кровотечение из матери и плода; IUFD, внутриутробная гибель плода; IUFGR, задержка внутриутробного развития плода; УЗИ, УЗИ; FMH, кровотечение у плода

    Кардиотокография (КТГ)

    КТГ необходимо проводить не менее 20 минут. Нормальная КТГ представляет собой здоровый плод с нормально функционирующей вегетативной системой. КТГ-мониторинг в условиях DFM оказался полезным при скрининге беременностей как с низким, так и с высоким риском.В недавнем нерандомизированном норвежском исследовании 3014 женщин с DFM, 97,5% женщин были оценены с помощью КТГ, а 3,2% представлений были ненормальными. 4 КТГ — действенный инструмент скрининга в условиях DFM, поскольку аномальный паттерн ЧСС плода (FHR) может быть связан с плохими результатами. 4

    УЗИ

    Ультразвуковое обследование следует рассмотреть у любой женщины с DFM с аномальной КТГ, стойким восприятием DFM матерью или при подозрении на IUGR.Одна из практических моделей, основанная на норвежском исследовании, предполагает, что КТГ и УЗИ следует проводить в течение 2 часов после обращения, если женщины не сообщают об отсутствии движений плода. 7 Это потребует немедленного направления в больницу из общины. Если движения уменьшены, исследование рекомендует провести КТГ и УЗИ в течение 12 часов. Такой подход увеличил количество выполняемых ультразвуковых исследований более чем в два раза, но уменьшил количество последующих консультаций и искусственных родов. 7 Результаты этого исследования были значительными, поскольку было продемонстрировано снижение перинатальной смертности. 7

    В качестве ориентира рекомендуется проводить УЗИ в течение 24 часов при наличии показаний. Однако, если КТГ отклоняется от нормы и нельзя отложить ультразвуковое обследование, его следует ускорить, поскольку может быть показано немедленное родоразрешение. 1,3 Ультразвуковая оценка должна включать окружность живота и / или предполагаемый вес плода для выявления ЗВУР и оценку объема околоплодных вод. Если морфология плода еще не изучена, целесообразно включить ее в ультразвуковое исследование. 1,2,4 В настоящее время данные свидетельствуют о том, что добавление допплеровских исследований не дает никаких дополнительных преимуществ. 2,6,7

    Биофизический профиль (ДПП) — это наблюдаемая связь между гипоксией и ЧСС, движениями плода и тонусом плода. BPP как исследование благополучия плода при беременностях с высоким риском в настоящее время не поддерживается рандомизированными контролируемыми исследованиями. 1 Кокрановский систематический обзор ДГП при беременностях с высоким риском включал пять исследований; однако только два исследования включали женщин с DFM.Обзор пришел к выводу, что тестирование BPP было «связано с вероятным увеличением числа случаев кесарева сечения и отсутствием улучшения неонатального исхода». 1

    Рекомендация выполнять ультразвуковое обследование у женщин с DFM основана на доказательствах того, что ультразвуковое исследование полезно для выявления состояний, способствующих DFM. 4

    Кровоизлияние у плода

    Исследование кровотечения у плода и матери, например, тест Клейхауэра-Бетке, следует рассмотреть, если обнаружена аномальная КТГ, но УЗИ показывает нормальный плод. 2,3 Эта рекомендация основана на доказательствах того, что примерно в 4% случаев внутриутробной смерти и 0,04% неонатальных смертей наблюдается значительное кровотечение у плода. 8 Клинические факторы риска не являются хорошим предиктором вероятности массивного FMH. Возможно, что DFM — единственная история, предполагающая наличие FMH. 3,8

    Сводка

    70% беременностей с одним эпизодом DFM продолжаются здоровыми беременностями. Женщины, у которых нормальное обследование и возобновившиеся движения после презентации и истории болезни подозрительны на DFM, должны всегда проходить повторную оценку, если у них возникают повторные эпизоды. 1 Представление для DFM должно побудить к проверке предрасполагающих факторов, обследованию, КТГ и УЗИ. Ранние роды — это вариант для DFM, который можно рассматривать в определенных ситуациях, когда риски для матери и ребенка были должным образом взвешены. 2–4,6

    Конкурирующие интересы: Нет.
    Происхождение и экспертная оценка: Не поручено, внешняя экспертная оценка.

    Список литературы

    1. Королевский колледж акушеров и гинекологов.Уменьшение шевеления плода. Руководство RCOG Green-top № 57. Лондон: RCOG, 2011. Доступно на www.rcog.org.uk/files/rcog-corp/GTG57RFM25022011.pdf [доступ 24 июля 2014 г.].
    2. Hofmeyr GJ, Novikova N. Ведение сообщенного уменьшения шевеления плода для улучшения исходов беременности. Кокрановская база данных Syst Rev 2012; 4: CD009148.
    3. Flenady V, Macphail J, Gardener G, et al. Выявление и лечение снижения шевеления плода в Австралии и Новой Зеландии: обзор акушерской практики.Aust N Z J Obstet Gynaecol 2009; 49: 358–63.
    4. Preston S, Mahomed K, Chadha Y, et al. от Союза мертворожденных Австралии и Новой Зеландии (ANZSA). Руководство по клинической практике по ведению женщин, сообщающих об уменьшении шевеления плода. 1-е изд. Брисбен: ANZSA, 2010.
    5. Smith GC, Fretts RC. Мертворождение. Ланцет 2007; 370: 1715–25.
    6. Frøen JF, Heazell AE, Tveit JV, Saastad E, Fretts RC, Flenady V. Оценка движения плода. Семин Перинатол 2008; 32: 243–46.
    7. TveitJV, Saastad E, Stray-Pedersen B и др. Уменьшение числа поздних мертворождений за счет введения информации и рекомендаций по движениям плода — улучшение клинического качества. BMC Беременность и роды 2009; 9:32.
    8. Здоровье Нового Южного Уэльса. Материнство — снижение шевеления плода в третьем триместре. Сидней: Здоровье Нового Южного Уэльса, 2011 г.

    Переписка [email protected]

    Открытие или сохранение файлов

    Файлы на веб-сайте можно открывать, загружать и сохранять на свой компьютер или устройство.

    Чтобы открыть, щелкните ссылку, ваш компьютер или устройство попытается открыть файл с помощью совместимого программного обеспечения.

    Чтобы сохранить файл, щелкните ссылку правой кнопкой мыши или щелкните ссылку и выберите «Сохранить как …». Следуйте подсказкам, чтобы выбрать место.

    Типы файлов

    PDF Большинство документов на веб-сайте RACGP имеют формат Portable Document Format (PDF). Эти файлы будут иметь «PDF» в скобках вместе с размером файла для загрузки. Чтобы открыть файл PDF, вам потребуется совместимое программное обеспечение, такое как Adobe Reader.Если у вас его нет, вы можете бесплатно загрузить Adobe Reader.

    DOC Некоторые документы на этом сайте представлены в формате Microsoft Word. Они будут иметь «DOC» в скобках вместе с размером файла для загрузки. Для просмотра этих документов вам понадобится программа, которая может читать формат Microsoft Word. Если у вас ничего нет, вы можете бесплатно скачать MS Word Viewer.

    MP3 Большинство веб-браузеров воспроизводят аудио в формате MP3 в браузере

    Венозная тромбоэмболия во время беременности — Американский семейный врач

    1.Снег V, Казим А, Барри П., и другие., для Американского колледжа врачей, Группа Американской академии семейных врачей по тромбозу глубоких вен / легочной эмболии. Ведение венозной тромбоэмболии: руководство по клинической практике Американского колледжа врачей и Американской академии семейных врачей. Энн Интерн Мед. . 2007; 146 (3): 204–210 ….

    2. Чанг Дж., Элам-Эванс ЛД, Берг CJ, и другие.Эпиднадзор за смертностью, связанной с беременностью, США, 1991–1999 гг. MMWR Surveill Summ . 2003. 52 (2): 1–8.

    3. Сегал Дж.Б., Streiff MB, Hofmann LV, Торнтон К, Бас EB. Ведение венозной тромбоэмболии: систематический обзор практических рекомендаций [опубликованные исправления опубликованы в Ann Intern Med. 2007; 146 (5): 396]. Энн Интерн Мед. . 2007. 146 (3): 211–222.

    4. Heit JA, Коббервиг CE, Джеймс А.Х., Петтерсон TM, Бейли К.Р., Мелтон LJ.Тенденции частоты венозной тромбоэмболии во время беременности или в послеродовом периоде: 30-летнее популяционное исследование. Энн Интерн Мед. . 2005. 143 (10): 697–706.

    5. Зац РБ, Герхард А, Scharf RE. Прогнозирование, профилактика и лечение венозных тромбоэмболических заболеваний при беременности. Семенной тромб Hemost . 2003. 29 (2): 143–154.

    6. Нельсон-Пирси С. Тромбопрофилактика во время беременности, родов и после родов через естественные родовые пути.Королевский колледж акушеров и гинекологов, 2004 год. 37. http://www.rcog.org.uk/resources/Public/pdf/Thromboprophylaxis_no037.pdf. По состоянию на 23 февраля 2008 г.

    7. Blanco-Molina A, Трухильо-Сантос Дж., Criado J, и другие., для исследователей RIETE. Венозная тромбоэмболия во время беременности или в послеродовом периоде: данные реестра RIETE. Тромб Гемост . 2007. 97 (2): 186–190.

    8. Deneux-Tharaux C, Кармона Э, Бувье-Колле MH, Брерт Г.Послеродовая материнская смертность и кесарево сечение. Акушерский гинекол . 2006. 108 (3 pt 1): 541–548.

    9. Робертсон Л., Ву О, Лангхорн П., и другие., для исследования «Тромбоз: риск и экономическая оценка скрининга на тромбофилию» (TREATS). Тромбофилия при беременности: систематический обзор. Br J Haematol . 2006. 132 (2): 171–196.

    10. Американский колледж акушеров и гинекологов.Тромбоэмболия при беременности. Бюллетень практики ACOG № 19. Obstet Gynecol . 2000. 96 (2): 1–10.

    11. Faught W, Гарнер П., Джонс Джи, Айви Б. Изменения уровня протеина C и протеина S при нормальной беременности. Am J Obstet Gynecol . 1995. 172 (1 п.1): 147–150.

    12. Грир И.А., Томсон А.Дж. Тромбоэмболическая болезнь при беременности и в послеродовом периоде: неотложная помощь. Руководящие принципы и комитет по аудиту Королевского колледжа акушеров и гинекологов, 2007 г.Рекомендация № 28. http://www.rcog.org.uk/resources/Public/pdf/green_top_28_thromboembolic_minorrevision.pdf. По состоянию на 23 февраля 2008 г.

    13. Gerhardt A, Шарф RE, Zotz RB. Влияние гемостатических факторов риска на индивидуальную вероятность тромбоза во время беременности и в послеродовой период. Тромб Гемост . 2003. 90 (1): 77–85.

    14. Friederich PW, Сансон Би Джей, Симиони П., и другие. Частота связанной с беременностью венозной тромбоэмболии у женщин с дефицитом антикоагулянтного фактора: значение для профилактики [исправления опубликованы в Ann Intern Med.1997; 127 (12): 1138 и Ann Intern Med. 1997, 126 (10): 835]. Энн Интерн Мед. . 1996. 125 (12): 955–960.

    15. Американский колледж акушеров и гинекологов. Антифосфолипидный синдром: Практический бюллетень ACOG № 68. Obstet Gynecol . 2005; 106 (5 pt 1): 1113–1121.

    16. Герман РБ, Goodwin TM, Люн Б, Бирн Дж. Д., Хетумуми Р., Монторо М. Частота, клинические характеристики и сроки объективно диагностированной венозной тромбоэмболии во время беременности. Акушерский гинекол . 1999; 94 (5 pt 1): 730–734.

    17. Гинзберг Ю.С., Грир I, Хирш Дж. Использование антитромботических средств при беременности. Сундук . 2001; 119 (1 доп.): 122С – 131С.

    18. Урбано, FL. Знак Хоманса в диагностике тромбоза глубоких вен. Врач госпиталя. Март 2001: 22–24. http://www.jcomjournal.com/pdf/hp_mar01_homan.pdf. По состоянию на 23 февраля 2008 г.

    19. Qaseem A, Снег V, Барри П., и другие., для Объединенной группы Американской академии семейных врачей / Американского колледжа врачей по тромбозу глубоких вен / легочной эмболии. Текущий диагноз венозной тромбоэмболии в первичной медико-санитарной помощи: руководство по клинической практике Американской академии семейных врачей и Американского колледжа врачей. Энн Интерн Мед. . 2007. 146 (6): 454–458.

    20. Михилс Дж. Дж., Фрейбургер Г, ван дер Грааф Ф, Янссен М, Оортвейн W, Ван Бик Э.Стратегии безопасного и эффективного исключения и диагностики тромбоза глубоких вен путем последовательного использования клинической оценки, тестирования d-димера и компрессионного ультразвукового исследования. Семенной тромб Hemost . 2000. 26 (6): 657–667.

    21. Морс М. Установление нормального диапазона уровней d-димера во время беременности для помощи в диагностике тромбоэмболии легочной артерии и тромбоза глубоких вен. Дж. Тромб Гемост . 2004. 2 (7): 1202–1204.

    22. Francalanci I, Comeglio P, Алессандрелло Лиотта А, и другие.Уровни d-димера в плазме крови при нормальной беременности, измеренные с помощью специального ELISA. Int J Clin Lab Res . 1997. 27 (1): 65–67.

    23. Канне JP, Лалани Т.А. Роль компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии при тромбозе глубоких вен и тромбоэмболии легочной артерии. Тираж . 2004; 109 (12 приложение 1): 115–121.

    24. ТЦ Кривак, Zorn KK. Венозная тромбоэмболия в акушерстве и гинекологии. Акушерский гинекол .2007. 109 (3): 761–777.

    25. Рой П.М., Коломбе I, Durieux P, Chatellier G, Сорс Н, Мейер Г. Систематический обзор и метаанализ стратегий диагностики подозрения на тромбоэмболию легочной артерии. BMJ . 2005; 331 (7511): 259.

    26. Мэтьюз С. Краткое сообщение: визуализация тромбоэмболии легочной артерии во время беременности: какой протокол визуализации является наиболее подходящим? Br J Радиол . 2006. 79 (941): 441–444.

    27. Quiroz R, Кучер Н, Zou KH, и другие. Клиническая валидность отрицательного результата компьютерной томографии у пациентов с подозрением на тромбоэмболию легочной артерии: систематический обзор. ЯМА . 2005; 293 (16): 2012–2017.

    28. Штейн П.Д., Вудард П.К., Weg JG, и другие. Пути диагностики острой тромбоэмболии легочной артерии: рекомендации исследователей PIOPED II. Ам Дж. Мед . 2006. 119 (12): 1001–1002.

    29. Винер-Мурам ХТ, Бун Дж. М., Коричневый HL, Дженнингс С.Г., Маби WC, Lombardo GT. Легочная эмболия у беременных: доза облучения плода при спиральной компьютерной томографии. Радиология . 2002. 224 (2): 487–492.

    30. Дойл Н.М., Рамирес М.М., Мастробаттиста Ю.М., Монга М, Вагнер Л.К., Гарднер МО. Диагностика тромбоэмболии легочной артерии: анализ экономической эффективности. Am J Obstet Gynecol .2004. 191 (3): 1019–1023.

    31. Чан В.С., Рэй JG, Мюррей С, Коади GE, Коутс G, Ginsberg JS. Подозрение на тромбоэмболию легочной артерии при беременности: клинические проявления, результаты сканирования легких и последующие исходы для матери и ребенка Arch Intern Med . 2002. 162 (10): 1170–1175.

    32. Бейтс С.М., Грир И.А., Хирш Дж, Ginsberg JS. Использование антитромботических средств во время беременности: Седьмая конференция ACCP по антитромботической и тромболитической терапии. Сундук . 2004; 126 (3 доп.): 627С – 644С.

    33. Пильный М, Sandmann W, Лютер Б, и другие. Тромбоз глубоких вен при беременности и после родов: показания и результаты тромбэктомии. J Vasc Surg . 2003. 37 (3): 528–532.

    34. Донг Б, Jirong Y, Лю Г, Ван Цюй, Ву Т. Тромболитическая терапия тромбоэмболии легочной артерии. Кокрановская база данных Syst Rev . 2006; (2): CD004437.

    35. Грир И.А., Нельсон-Пирси К. Низкомолекулярные гепарины для тромбопрофилактики и лечения венозной тромбоэмболии у беременных: систематический обзор безопасности и эффективности. Кровь . 2005. 106 (2): 401–407.

    36. van Dongen CJ, van den Belt AA, Принс М.Х., Лицензирование AW. Фиксированная доза подкожного низкомолекулярного гепарина по сравнению с скорректированной дозой нефракционированного гепарина при венозной тромбоэмболии. Кокрановская база данных Syst Rev .2004; (4): CD001100.

    37. Рихтер С, Зицманн Дж., Ланг П, Weitzel H, Хуч А, Хуч Р. Экскреция низкомолекулярного гепарина с грудным молоком. Бр. Дж. Клин Фармакол . 2001. 52 (6): 708–710.

    38. Шульман С, Райдин А.С., Линдмаркер П, Карлссон А, Lärfars G, Никол П, и другие. Сравнение шести недель и шести месяцев пероральной антикоагулянтной терапии после первого эпизода венозной тромбоэмболии. N Engl J Med . 1995. 332 (25): 1661–1665.

    39. Büller HR, Аньелли Дж., Корпус РД, Hyers TM, Принс М.Х., Раскоб Г.Е. Антитромботическая терапия при венозной тромбоэмболической болезни: Седьмая конференция ACCP по антитромботической и тромболитической терапии [опубликованные поправки опубликованы в Chest. 2005; 127 (1): 416]. Сундук . 2004; 126 (3 доп.): 401С – 428С.

    40. Шульман С, Гранквист С, Holström M, и другие.Продолжительность пероральной антикоагулянтной терапии после второго эпизода тромбоэмболии. Продолжительность группы по исследованию пробных антикоагулянтов. N Engl J Med . 1997. 336 (6): 393–398.

    41. Рамин С.М., Рамин К.Д., Gilstrap LC. Антикоагулянты и тромболитики при беременности. Семин Перинатол . 1997. 21 (2): 149–153.

    42. Ворота S, Броклхерст П., Davis LJ. Профилактика венозных тромбоэмболических заболеваний при беременности и в раннем послеродовом периоде. Кокрановская база данных Syst Rev . 2002; (2): CD001689.

    43. Kent N, Leduc L, Кран J, и другие. Профилактика и лечение венозной тромбоэмболии (ВТЭ) в акушерстве. J SOGC . 2000. 22 (9): 736–749.

    44. Якобсен А.Ф., Дролсум А, Клоу NE, Даль Г.Ф., Qvigstad E, Sandset PM. Тромбоз глубоких вен после планового кесарева сечения. Тромб Рес . 2004. 113 (5): 283–288.

    45. Quiñones JN, Джеймс Д. Н., Стамилио Д.М., Клири К.Л., Macones GA. Тромбопрофилактика после кесарева сечения: анализ решения. Акушерский гинекол . 2005. 106 (4): 733–740.

    46. Амарагири С.В., Лис Т.А. Эластичные компрессионные чулки для профилактики тромбоза глубоких вен. Кокрановская база данных Syst Rev . 2000; (3): CD001484.

    47. Casele H, Гробман В.А. Экономическая эффективность тромбопрофилактики с прерывистой пневмокомпрессией при кесаревом сечении. Акушерский гинекол . 2006. 108 (3 pt 1): 535–540.

    Безопасен ли массаж во время беременности? | Ваша беременность имеет значение

    Тяжелый живот. Болит спина. Эмоциональные американские горки. Добро пожаловать на беременность! Многие женщины спрашивают, является ли массаж безопасным способом избавиться от этих физических и психических факторов стресса. Ответ: в целом да.

    Было доказано, что лечебный массаж во время беременности дает много преимуществ, включая чувство благополучия, улучшенное расслабление и лучший сон.Но определенные техники и триггерные точки в организме могут вызвать схватки и преждевременные роды, поэтому поиск опыта жизненно важен. Пренатальный массаж является специализированной сертификацией, и массажисты, практикующие его, получают расширенное образование в области безопасных методов для беременных.

    Перед тем, как назначить массаж, обратитесь к врачу и следуйте специальным рекомендациям, чтобы защитить себя и своего ребенка. Я пригласила Бриджетт Янг, массажиста, которая также является будущей мамой, поделиться своими мыслями о том, что следует учитывать, и о преимуществах дородового массажа.

    Рекомендации по массажу для беременных

    Я занимаюсь массажем много лет, хотя у меня нет сертификата по пренатальному массажу. Я полностью понимаю преимущества массажа, когда я становлюсь клиентом, а не поставщиком! Однако не всем беременным рекомендуется.

    Два сценария, в которых беременной женщине следует тщательно обдумать процедуру массажа

    1. Женщины в первом триместре беременности

    Американская ассоциация беременных утверждает, что женщины могут начать массаж в любой момент беременности.Однако многие специалисты по пренатальному массажу не принимают клиентов до второго триместра беременности. Первый триместр связан с повышенным риском выкидыша, и некоторые терапевты обеспокоены тем, что усиление кровотока во время массажа может быть вредным.

    Во-вторых, в теле есть точки давления, которые, как считается, вызывают сокращения или потенциально вызывают роды. Из-за этого многим специалистам по пренатальному массажу требуется разрешение врача для работы с женщинами в первом триместре беременности.

    2. Женщины с определенными заболеваниями

    Массажная терапия задействует систему кровообращения, что может изменить кровоток в организме и потенциально повлиять на определенные состояния здоровья. Если у вас есть какие-либо из следующих проблем, поговорите со своим врачом, прежде чем делать пренатальный массаж на любом этапе беременности:

    • Высокое кровяное давление, которое не контролируется лекарствами
    • Проблемы при беременности с высоким риском, такие как врожденные пороки сердца или преэклампсия
    • Недавняя травма или операция
    • Недавняя трансплантация органов

    На что обращать внимание в массажном кабинете

    Беременным женщинам следует обратить внимание на несколько конкретных деталей при выборе массажиста:

    • Магазин гигиены: Убедитесь, что Магазин чистый, без грязи и сажи.Заболевание может легко возникнуть во время беременности, если вы вступите в контакт с микробами или вирусами.
    • Сертификат дородового массажа: ознакомьтесь с меню услуг офиса и спросите, предлагает ли он конкретно пренатальный массаж. Вы также можете найти терапевтов в Интернете по их имени или номеру лицензии, чтобы проверить их лицензию и квалификацию.
    • Правильное оборудование и методы. Беременная женщина может испытывать головокружение или повышенное кровяное давление, если слишком долго лежит на животе или спине.В офисах, специализирующихся на пренатальном массаже, женщины обычно лежат на боку, опираясь на подушки, или используют столы с вырезами, где их животы могут отдыхать. Также важно, чтобы терапевт знал, какие эфирные масла или лосьоны можно использовать во время беременности, поскольку многие из них обладают обезболивающими и успокаивающими свойствами. Не все считаются безопасными.

    Советы для приятного массажа

    Первое, что я говорю своим клиентам, — это стараться не чувствовать себя неловко.Хороший массажист не склонен к осуждению. Терапевту будет плевать (и, вероятно, даже не заметит), если вы какое-то время не брили ноги или прибавили в весе во время беременности. Массажисты видят человеческое тело так, как художник видит холст. Наша цель — помочь вам почувствовать меньше боли и больше расслабиться. В этой связи ваша конфиденциальность очень важна. Профессиональный массажист никогда не попросит вас обнажить больше тела, чем вам удобно. Если по какой-либо причине вы чувствуете себя не в своей тарелке, сразу же сообщите об этом терапевту.

    И, наконец, перед приемом важно выпить много жидкости. Беременным женщинам в любом случае требуется дополнительный прием жидкости, поэтому выпейте несколько дополнительных стаканов воды до и после приема.

    Безопасно получать до недели дородового массажа, если у вас нет состояния, которое могло бы подвергнуть вас или вашего ребенка риску. Позвоните по телефону 214-645-8300 или запишитесь на прием к врачу онлайн, чтобы обсудить ваши личные факторы риска или получить разрешение на сеанс дородового массажа.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *