Взвесь в околоплодных водах что такое: Вопрос-ответ

Содержание

Вопросы про внутриутробные инфекции: страница 1

Внутриутробное инфицирование плода через околоплодные воды, плаценту, пуповину. Вирусные заболевания во время беременности, хронические очаги инфекции в организме матери и др. На вопросы о внутриутробных инфекциях при беременности отвечают врачи медицинских клиник «Арт-Мед».

Беременность примерно 7 недель, не запланированная. Когда узнала о беременности, сдала анализы на ТОРЧ-инфекции, методом ПЦР обнаружили хламидиоз и уреаплазму. На сколько данные инфекции опасны для ребенка, не приведут ли они к патологиям в развитии, какова степень риска? Так же есть проблемы с шитовидной железой, тогда же сдала анализ(срок был 5-6 недель) на ТТГ, показало 6,64, сразу начала пить лекарства для ЩЖ, на данный момент ТТГ в норме, так же интересует, как данные перпараты могли повлиять на ребенка?

Наличие хламидиоза при беременности повышает риск внутриутробного инфицирования плода. Нарушение функции щитовидной железы при беременности оказывает на внутриутробное развитие плода гораздо более сильное неблагоприятное действие, чем прием препаратов. Более полный ответ Вы сможете получить после дообследования и на приеме наших специалистов.

Ребенок родился на 30-й неделе беременности. Жене сделали экстренное кесарево сечение. У малыша проблемы с животиком из-за внутриутробной инфекции. После месяца лечения, малыш начал кушать и усваивать, ему расширяли питание. Продлилось это пару недель, и у малыша опять появились проблемы с животом, и все вернулось на исходную. Врач сказал, вторая фаза инфекции. Как такое возможно?

Начнем с того, что ребенок недоношенный, соответственно, незрелый. То есть, ВСЕ его системы «незрелые» и функционально неполноценные. Степень незрелости тем выше, чем меньше срок беременности, на котором произошли роды. Поэтому, недоношенные дети – это не просто маленькие по весу дети. Это, в лучшем случае, — дети, глубоко уязвимые к трудностям внеутробной жизни. В худшем случае – не приспособленные вообще. Ни один врач, на момент рождения ребенка, не в состоянии сказать, как будет развиваться ребенок, и какую помощь он может потребовать. В Вашем случае, ребенок, в общем, адаптировался к внеутробной жизни. Но наличие внутриутробной инфекции – фактор очень агрессивный в отношении многих систем организма. Кишечник – одно из уязвимых мест большого числа доношенных детей, поскольку кишечная микрофлора и процессы переваривания пищи формируются только при грудном вскармливании. На ее формирование необходимо какое-то время. Недоношенным детям требуется гораздо больше времени. Расширение рациона детям – стрессовая ситуация для пищеварительного тракта любого ребенка. Если ребенок недоношенный, уже с «леченным» пищеварительным трактом – любое введение НОВОЙ пищи, в ЛЮБОМ количестве, требует наблюдения за состоянием ребенка. В Вашем случае, трудно сказать, до какого возраста малыша потребуется наблюдение за процессами пищеварения и соблюдение правильного питания. Любые эксперименты могут привести к «срыву». Не надо этого бояться! Ваш ребенок просто заслуживает внимания!

32 недели беременности, по УЗИ : маловодие (иаж 5), гиперплазия плаценты 44 мм, гидронефроз правой почки. После лечения по УЗИ — иаж 7, гиперплазия 50 мм, положили в стационар, сдала повторно на ИППП — отрицательно, лечение цефтриаксоном, витаминами, прошла озонотерапию. При каждом КТГ, допплере все показатели в норме, при выписке : иаж 6, толщина плаценты 37 мм. Сдала бакпосев из цервикального канала: обнаружили очень скудный рост золотистого стафилококка. Гинеколог сказала, что это не требует лечения. На 38 неделе по УЗИ: маловодие (иаж 6), гиперплазия плаценты 55 мм, у плода гиперэхогенный тонкий кишечник, петли толстого кишечника растянуты до 13 мм, эхопризнаки ВУИ. Мог ли стафилококк стать причиной всего этого, если у меня наблюдается только очень скудный рост?

Скорее всего – это недовыявленная аномалия кишечника у будущего ребёнка. Роль стафилококка маловероятна.

Мне 41г. беременность – 25-26 недель. В новогодние праздники заболела. Температура была 7 дней (поднималась по 4 раза в сутки до 38.5 — 38.7), спала только после приема антибиотиков, выписанных врачом (поставили диагноз пиелонефрит). Для снятия температуры принимала парацетамол, за 7 дней выпила – 20 таб парацетамола (500 мг). Может ли быть внутриутробное инфицирование плода при таком заболевании и опасен ли прием такого количества лекарства: 1. Парацетамол – 20 т за 7 дней. 2. Амоксиклав 1000 (1 т х 2 р в день) на 7 дней. 3. Лазолван по 1 т 3 р в день, 5 дней. 4. канефрон 2 др х 3 р в день, 10 дней. 5. Линекс 1 т х 3 р в день, 5 дней. 6. Виферон свечи – 2 р в день, 5 дней. 7. Мукалтин – 3 дня.

Пиелонефрит очень опасен и для Вас, и для плода. Назначенные Вам препараты не обладают тератогенным эффектом. В любом случае, лечение наносит гораздо меньший вред малышу, чем имеющаяся у Вас инфекция.

Вторая беременность, на сроке 12 недель, после сдачи крови, обнаружен цитомегаловирусная инфекция, на все задаваемые мной вопросы, мой врач отвечает — позднее полечим! Расскажите об этом вирусе, откуда он берется и чем опасен для плода и его развития, есть ли опасность, что ребенок родится с какими либо физическими или умственными отклонениями?

Скорее всего, у Вас обнаружен не вирус, а антитела к нему. Если это иммуноглобулины класса G, то опасности для плода нет. Если класса М – повышен риск микро- и гидроцефалии, поражения глаз. О самом вирусе непосредственно можете прочитать в интернете.

Мне 36 лет, у меня вторая беременность 18-19 недель. Страдаю генитальным герпесом в течении 20 лет. Обострения очень слабые, как правило, одна язвочка, которая проходит через 2 дня. Последнее обострение было непосредственно перед беременностью, лечилась Валтрексом и Вифероном. УЗИ в 12 недель в вашем центре отклонений не показало, оба скрининги хорошие. К краснухе, цитомегаловирусу и токсоплазмозу имеются Ig G, Ig М отсутствуют (анализ сдавала в самом начале беременности, ранее сдавала TORCH — инфекции 10 лет назад, также находили Ig G). В мазке ПЦР (сдавала за беременность 2 раза) герпеса и цитомегаловируса нет. Насколько это опасно для ребёнка? Сколько раз необходимо сдавать анализы на TORCH-инфекции за беременность?

Обострения генитального герпеса мало вредят малышу. Подробно об этом читайте в разделе «Медицинские публикации». Анализы на сифилис, ВИЧ и гепатиты В и С нужно сдавать раз в 3 месяца, остальные анализы пересдавать не стоит.

Околоплодные воды | Медицинский центр Аванта-Мед

В образовании и обмене околоплодных вод принимают активное участие все структуры единой системы «мать — плацента — плод».

Околоплодные воды: состав и функции

Материнский организм: амнион (клетки, выстилающие плодную оболочку).

Плод (почки плода в последние сроки беременности вырабатывают в сутки в среднем 600—800 мл мочи, которая выделяется в амниотическую полость, в то время как за 1 час в среднем плод заглатывает 20 мл вод; кожа плода до 24 недель беременности также участвует в обменных процессах вод, всасывая некоторое их количество, пока не происходит ее ороговение, после чего кожа становится непроницаемой для амниотической жидкости).

Состав околоплодных вод в течение беременности меняется. Если на ранних сроках амниотическая жидкость по своему химическому составу похожа на плазму (жидкую часть крови) матери, то уже к концу беременности в большом количестве содержит мочу плода. В околоплодных водах содержатся кислород, углекислый газ, электролиты, присутствующие в крови матери и плода, белки, липиды, углеводы, ферменты, гормоны, витамины, биологически активные вещества, фосфолипиды, факторы свертывания крови, эпителиальные клетки, слущенные с кожи плода, пушковые волосы, секреты сальных желез плода, капельки жира и т.д. Концентрация того или иного компонента околоплодных вод зависит от срока беременности.

Объем амниотической жидкости увеличивается к концу беременности, достигая максимального значения в 38 недель, затем, ближе к родам, он может несколько уменьшиться. В норме в 37—38 недель беременности объем околоплодных вод составляет 1000—1500 мл, притом что в 10 недель он был всего 30 мл, а в 18 недель — приблизительно 400 мл. При переношенной беременности отмечается уменьшение количества околоплодных вод, при различных патологиях беременности может происходить изменение объема как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения.

Околоплодные воды не только обеспечивают обмен веществ между плодом и матерью, но и выполняют функцию механической защиты, защищая плод от внешних воздействий, предохраняя также тело плода от сдавления стенками матки и являясь амортизатором в случаях падений мамы, то есть околоплодные воды сглаживают толчок или удар, передающийся плоду при ударах в живот или падениях. Безусловно, что «степень защиты» в этом случае не велика, то есть при ударах большой силы целостность плодного пузыря может нарушиться.

Плодный пузырь способствует раскрытию шейки матки в родах, играя роль гидравлического клина в первый период родов (в период раскрытия шейки матки). Он также защищает плод от инфицирования, являясь физиологическим барьером на пути распространения инфекции, которая может попасть в полость матки из влагалища и шейки матки.

Методы диагностики

Для диагностики течения беременности большое значение имеют количество, цвет, прозрачность околоплодных вод, их гормональный, биохимический, клеточный состав и т.д.

В арсенале врачей имеются различные методы диагностики:

  1. УЗИ.

    Большое внимание при УЗИ уделяется количеству околоплодных вод, так как выявлена зависимость между этим параметром и патологией беременности: переношенной беременностью, гестозом (он проявляется повышением артериального давления, отеками, наличием белка в моче), гипоксией плода (состоянием кислородного голода плода в утробе матери). Количество вод оценивается по размерам свободных участков околоплодных вод. При УЗИ можно также оценить гомогенность (однородность) околоплодных вод. Наличие взвеси в водах чаще всего свидетельствует об инфицировании.

  2. Амниоскопия.

    Это осмотр нижнего полюса плодного пузыря и околоплодных вод с помощью специального прибора, который вводится в канал шейки матки через влагалище. Такое исследование позволяет оценивать цвет околоплодных вод и их количество. При кислородной недостаточности плода околоплодные воды приобретают зеленый цвет из — за примеси мекония (первородного кала). Амниоскопию осуществляют, как правило, в конце беременности, когда шейка матки уже готовится к родам и может пропустить оптический аппарат — амниоскоп.

  3. Амниоцентез.

    Это пункция (прокол) плодного пузыря, целью которой является взятие околоплодных вод для диагностических исследований: биохимического, гормонального, иммунологического, цитологического, чтобы иметь представление о состоянии плода и определиться с дальнейшим ведением беременности.

    Амниоцентез делается под ультразвуковым контролем, через переднюю брюшную стенку или передний либо задний свод влагалища: место пункции выбирается исходя из расположения плаценты.

В норме околоплодные воды изливаются в первом периоде родов (до полного раскрытия шейки матки, но не раньше раскрытия шейки на 4 см). На высоте одной из схваток пузырь становится напряженным и разрывается. В результате изливаются передние воды, которые находятся между головкой плода и оболочками плодного пузыря. «Родился в рубашке», — говорят про детей, которые родились с целым плодным пузырем.

В современных условиях, если женщина рожает не дома, а в стационаре, такое очень редко встречается (исключение составляют стремительные роды), так как если раскрытие шейки матки полное, а пузырь еще цел, то акушеры сами вскрывают его: при рождении «в рубашке» плодные оболочки перекрывают доступ кислорода к плоду. Излитие вод до начала родовой деятельности считают дородовым или преждевременным, а если воды излились при регулярных схватках, но при недостаточном раскрытии шейки матки, говорят о раннем излитии вод. В этих случаях необходимо следить за длительностью безводного периода: она не должна превышать 12 часов, так как при длительном безводном промежутке увеличивается вероятность инфицирования плодных оболочек, матки, плода. Поэтому в случае излития околоплодных вод дома женщине необходимо немедленно ехать в родильный дом. При дородовом излитии околоплодных вод обычно создается глюкозо-витамино-гормональный фон; для этого внутривенно и внутримышечно вводят глюкозу, витамины, гормоны, подготавливающие родовые пути. Если схватки не начинаются, проводится родовозбуждение лекарственными препаратами внутривенно с помощью капельницы. В случае неэффективности такой терапии проводят операцию кесарева сечения.

Если подтекание околоплодных вод подтверждается, а схваток нет, врач решает вопрос о дальнейшем ведении беременности в зависимости от ее срока. До 34 недель акушеры делают все возможное для продления беременности, так как легкие плода незрелые и после родов у новорожденного могут обнаружиться дыхательные расстройства. Женщина находится под постоянным наблюдением (измеряется температура тела, проводится исследование содержания лейкоцитов в крови, клинический анализ крови, УЗИ, КТГ — исследование сердечной деятельности плода, исследование выделений из половых путей на инфекции), будущей маме назначается строгий постельный режим в стационарных условиях, при необходимости — антибактериальная терапия, препараты, ускоряющие созревание легких плода.

Если же нет условий для продления беременности, для профилактики и лечения дыхательных расстройств у новорожденных применяется сурфактант. При отсутствии признаков инфицирования и достаточном количестве вод в плодном пузыре по УЗИ, беременность можно продлевать до 34 недель. Если же в результате исследования обнаруживается, что матка плотно охватывает плод, а воды отсутствуют, ждать больше 2 недель нельзя даже при отсутствии признаков инфицирования. При сроке в 34 недели и больше при подтекании вод женщину готовят к предстоящим родам. Таким образом, околоплодные воды не только являются средой обитания малыша, но и помогают диагностировать различные проблемы в течении беременности.

Взвесь в околоплодных водах, причины мелкодисперсной взвеси в околоплодных водах

Причины взвеси в околоплодных водах

Взвесь в околоплодных водах, цвет жидкости, количество — все это очень важные показатели для врача, наблюдающего за беременностью пациентки. Что из себя представляет эта жидкость и какую роль играет во внутриутробном развитии? Об этом в нашей статье.

Околоплодные воды – это жидкость, которая окружает ребенка внутри плодного пузыря. Она имеет очень важные функции. Участвуя в обмене веществ плода, она еще и защищает его от внешних воздействий. Громкие звуки, удары – все это амниотическая жидкость притупляет, тем самым оберегает малыша от травм и создает комфортные условия. К тому же ни одна инфекция не подберется к плоду – внутри пузыря создаются стерильные условия.

В норме околоплодные воды не имеют цвета, прозрачны и имеют чуть сладкий запах. Иногда они окрашиваются в зеленоватый цвет. Связано это бывает с попаданием в них первородного кала малыша – мекония. При нормальном состоянии плода, выделение его должно произойти только после рождения ребенка. Если же меконий попадает в околоплодную жидкость внутри утробы, то можно говорить о наличии кислородного голодания малыша. Еще меконий может стать причиной развития пневмонии у ребенка.

При обнаружении подобного нарушения обычно назначаются препараты для поддержания кровоснабжения плаценты, либо, на достаточных для рождения сроках, стимулируется родовая деятельность.

Цвет околоплодных вод может быть розоватым, кровянистым. Это очень опасный признак. Если вы обнаруживаете подтекание такой жидкости, то можно предположить отслойку плаценты. В данном случае необходимо экстренное обращение в родильный дом. Там вам проведут ультразвуковое обследование и в зависимости от степени отслойки плаценты (если она есть) либо позволят родить естественным путем, либо экстренно прооперируют.

В целом в течение беременности состав и цвет околоплодных вод претерпевает некоторые изменения. В самом начале они слегка желтоватые, далее становятся прозрачными и светлыми. А к концу периода вынашивания — мутноватыми.

Осадок и мелкодесперсная взвесь в околоплодных водах представляют собой частички первородной смазки, пушковые волоски, которые отделились от кожицы малыша, клеточки его эпителия. Могут там оказаться и продукты жизнедеятельности. Все это причины взвеси в околоплодных водах. То есть данное явление совершенно нормально. И в большей степени характерно для окончания беременности. Потому что к этому периоду плацента выполняет свои функции уже недостаточно полноценно. И обновление вод происходит медленно. В то время как в начале и середине процесса развития беременности они сменяются каждые 3 часа. Амниотическая жидкость со взвесью — это современный врач даже не должен писать в заключении УЗИ. Важно при ультразвуковом обследовании определить количество вод.

Однако случается, что мутность амниотической жидкости является признаком внутриутробной инфекции или следствием инфекционного заболевания самой беременной женщины. Ребенок тогда может появиться на свет уже с конъюктивитом, пневмонией или различными высыпаниями на коже. При подозрении на инфекцию следует сдать анализы на ее идентификацию. И после постановки диагноза пройти лечение антибиотиками.

Для того чтобы оценить насколько мутные околоплодные воды при беременности, то есть поставить точный диагноз, можно использовать разные методики. Одной из самых безопасных является ультразвуковое исследование. Также возможно проведение амниоскопии, когда специальный прибор вводится через шейку матки и оценивает состояние вод, не повреждая пузырь. Это обследование нередко назначают для диагностики кислородной недостаточности у плода вследствие переношенной беременности. Существует еще и метод амниоцентеза – прокола пузыря обычно через брюшную стенку матери. Эта методика также позволяет определить хромосомный набор плода. Амниоцентез обычно назначается во втором триместре беременности при подозрении на генетические заболевания у ребенка.

Взвесь в околоплодных водах: причины и последствия

Девять месяцев беременности, несмотря на токсикоз, перепады настроения и боли в пояснице, являются одним из самых прекрасных и незабываемых периодов в жизни любой женщины. Будущие мамочки всегда очень волнуются по поводу здоровья своего малыша и с нетерпением ждут каждого приема в кабинете УЗИ, чтобы убедиться, что с ребенком все в норме и хотя бы через монитор компьютера посмотреть на него.

Абсолютно все мамочки стараются вникнуть в то, что говорит врач и пытаются понять, смысл всех этих терминов. Некоторым женщина в ходе обследования кроме основных параметров ребеночка приходится услышать, что в амниотической жидкости, окружающей малыша, обнаружена взвесь. Что представляет собой взвесь в околоплодных водах, каковы причины ее появления и опасно ли ее наличие для плода?

Какими должны быть околоплодные воды?

Как известно околоплодные воды, или как ее называют врачи, амниотическая жидкость – это жидкая среда, которая окружает будущего ребенка внутри плодной оболочки.

Околоплодная жидкость участвует в обмене веществ малыша, защищает его от инфекции, создавая стерильные условия обитания, оберегает от воздействия внешней среды. В норме она не имеет цвета, т.е. является абсолютно прозрачной, однако в некоторые периоды беременности может становиться желтоватой.

Если амниотическая жидкость приобрела розоватый или даже кровянистый цвет – это является очень опасным признаком и может свидетельствовать о том, что началась отслойка плаценты. В этом случае беременная в экстренном порядке помещается в отделение патологии, проводится ультразвуковое обследование, которое помогает определить степень отслойки плаценты.

Взвесь в водах: что это такое?

Иногда, под воздействием тех или иных факторов околоплодная жидкость мутнеет, и в ней появляются примеси. Взвесью, обнаруживаемой в околоплодных водах, называют растворенные в ней продукты жизнедеятельности плода.

Так называемая эховзвесь может состоять:

  1. из пушковых волос;
  2. слущенного эпителия;
  3. частичек сыровидной смазки, ее называют мелкодисперсной.

Подобные примеси в околоплодных водах чаще всего появляются на сроке беременности 32-34 недели и не оказывают существенного влияния на развитие плода.

  • Если же появляется в околоплодных водах мелкодисперсная взвесь на более ранних сроках, это может свидетельствовать о наличии внутриутробной инфекции или быть следствием инфекционной болезни самой беременной женщины. В данной ситуации малыш может родиться с пневмонией, конъюктивитом или высыпаниями на коже. Поэтому при малейшем подозрении на инфекцию назначается проведение анализов для ее идентификации и постановки диагноза с последующим обязательным прохождением курса лечения.
  • В некоторых случаях появление взвеси в околоплодных водах обусловлено повышенной концентрацией белка. Это считается нормальным явлением, своеобразной индивидуальной «конституцией» беременной женщины.
  • Кроме этого, взвесь в амниотической жидкости может быть представлена частичками первородного кала – мекония. Примесь данного «компонента» обнаруживается у 10% рожениц, родоразрешение которых произошло в положенный срок, у 40% женщин «переносивших» беременность.

Способы выявления и лечение

Для того чтобы определить есть ли взвесь в амниотической жидкости и насколько сильно она повлияла на их прозрачность проводится диагностика, при этом могут быть использованы различные методики, а именно:

  1. Ультразвуковое исследование – является наиболее безопасным и безболезненным методом;
  2. Амниоскопия – оценивание состояния околоплодных вод производится с помощью специального прибора, вводимого в шейку матки. Данный тип обследования часто назначается с целью определения наличия кислородной недостаточности плода из-за переношенной беременности;
  3. Амниоцентез – прокол пузыря чаще через брюшную стенку матери. Данная методика применяется во втором триместре беременности и кроме наличия эховзвеси в околоплодных водах позволяет определить каков хромосомный набор плода.

В том случае если по результатам одного из выше перечисленных исследований ставится заключение о наличии гиперэхогенной взвеси в околоплодных водах, какого либо лечения не требуется. В некоторых случаях для проведения профилактики развития гипоксии у плода может быть рекомендован прием препаратов Фобензим, Актовегин или Хофитол.

Если гипоксия плода уже имеет место быть, назначается прием препаратов разжижающих кровь, улучшающих кровоток в маточно-плацентарной системе и усиливающих обмен кислорода.

При этом состояние плода, а именно его сердцебиение, регулярность шевеления, прибавка веса и пр. держатся на постоянном контроле. В особо тяжелых случаях, когда состояние малыша стремительно ухудшается, прибегают к досрочному родоразрешению.

Материалы, размещённые на данной странице, носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Посетители сайта не должны использовать их в качестве медицинских рекомендаций. Определение диагноза и выбор методики лечения остаётся исключительной прерогативой вашего лечащего врача.

Взвесь в околоплодных водах

Беременность – один из самых прекрасных периодов в жизни женщины, который открывает новые грани ее личности, окрыляет и наполняет ее душу приятным теплом… Будущая мамочка каждый раз с нетерпением и волнением в груди ждет встречи со своим малышом, и пусть она пока проходит только через экран монитора в кабинете УЗИ. Внимательно вникая в каждое слово из уст доктора о состоянии плода, можно услышать: «Есть взвесь в околоплодных водах!». Что ж, получив такую информацию, не паникуем, а пытаемся разобраться в сложившейся ситуации.

Что за «зверь» – взвесь в водах?

Взвесями называются продукты жизнедеятельности плода (посторонние примеси), находящиеся в околоплодных водах. Это может быть слущенный эпителий, пушковые волосы, элементы сыровидной смазки (гиперэхогенная взвесь), которые относятся к мелкодисперсной взвеси. Такие примеси, в большинстве случаев, возникают на сроке 32-34 недели беременности, встречаются часто, практически не оказывают влияния на развитие плода и свидетельствуют о нормальном течении процесса вынашивания. Наличие же взвеси в конце беременности – признак ее перенашивания.

Взвесь в водах в более ранние сроки наряду с другими индивидуальными признаками может быть связана с наличием инфекции. Так, например, причиной этого может быть и уреаплазмоз. Даже не смотря на то, что уреаплазма неспособна преодолеть плаценту, прохождение новорожденного по родовым путям матери с таким заболеванием может быть чревато заболеванием половых органов у девочки, почек, кожи и глаз ребенка. Поэтому во втором и третьем триместрах обязательно необходимо пройти специальное лечение.

Ослабленный при беременности иммунитет и его неспособность противостоять инфекциям, в том числе вирусным, также с высокой степенью вероятности может приводить к появлению взвесей в околоплодных водах. Прием растительных иммуномоделирующих гомеопатических препаратов, назначенных доктором, будет поддерживать иммунитет, и возможно уже на следующем осмотре примесей в водах не будет.

Иногда в качестве взвеси может выступать повышенная концентрация белка в амниотической жидкости, что является нормальным явлением, так называемой индивидуальной «конституцией».

Что касается мекония – первородного кала, который вследствие внутриутробного отхождения также может относиться к взвесям (встречается в 10% всех родов и до 40% в случаях переношенной беременности), то здесь мнения относительно его влияния на плод разделяются. Одни представители медицины считают, что меконий в околоплодных водах является признаком внутриутробной гипоксии (кислородного голодания) плода, другие же доказывают, что связи между этими явлениями нет, а окрашивание вод меконием – лишь фактор для определения беременных в группу риска по недопущению мекониальной аспирации новорожденного.

Взвесь в околоплодных водах – лечение

Как правило, если ставится диагноз только «взвесь в околоплодных водах», лечение лекарственными препаратами не назначается. Для профилактики гипоксии плода, как фактора риска, рекомендуется принимать «Актовегин», «Хофитол», «Фобензим».

Поскольку взвесь, определенная методом УЗИ на любом сроке беременности, не является маркером ее ненормального течения, то в качестве дообследования и уточнения результата при подозрениях на хромосомные патологии, в случае предположения гипоксии (проверка мекониальной окраски вод) могут быть назначены следующие процедуры:

  • амниоцентез – пункция плодного пузыря;
  • амниоскопия – введение специального эндоскопического прибора в канал шейки матки через влагалище. Эта процедура противопоказана при подозрении на предлежание плаценты, кольпите, цервиците, в случае наличия других инфекционных процессов половых путей и угрозе прерывания беременности. Осложнения после амниоскопии, такие как преждевременное излитие амниотической жидкости, инфицирование, кровотечение маловероятны.

Таким образом, получив диагноз о наличии взвеси в водах при беременности, в первую очередь, нужно понять, что на время, пока будут проводиться дополнительное обследование и консультации опытных докторов по этому вопросу, реальным лекарством для малыша будет только ваше спокойствие.

 

взвесь в околоплодных водах

  1. Форум
  2. Архив
  3. Беременность

Открыть тему в окнах

  • Сегодня была на плановом узи, у меня 22 недели, нашли взвесь в околоплодных водах в умеренном количестве. Спросила что это врач говорит инфекция какая-то, а какая она сама не знает. На все инфекции сдавала анализы и в квд мазки сдавала ничего не обнаружено в обычном мазке единственное много палочки а какой не написано, врачиха говорит что молочница, прописала тержинан провставлять. Но что-то как то мне не спокойно две недели назад делали узи когда на сохранении с тонусом лежала в роддоме, там по узи все хорошо никаких взвесей не было, а теперь вот откуда и почему не понятно, что самое обидное врачиха пофигистка какая то просила направьте может еще сдать анализы какие она говорит я не знаю что еще сдать, и это говорит врач. И узи следующее гшоворит по плану в 32 недели, я вообще прифигела. Может кто знает очень это опасно и может это быть от молочницы и как на ребеночка влияет, и еще вот думаю а от тонуса взвесь может быть или нет?

  • Поищите в поиске, была недавно такая тема. Это не опасно, если нет инфекции, то либо это погрешность УЗи аппарата, либо последствия перенесенного простудного заболевания ОРЗ-например (как у меня).
    Тоже у меня находили, а через 4 недели все уже было чисто.

  • Не волнуйтесь вы, это никакая не инфекция. У меня так же было на узи у профессора… В 21 неделю взвесь в водах была как тополиный пух, т.е ее очень сильно было видно. Тоже написала врач-инфецирование плода. Потом попала к Воеводину, задала вопрос про взвеси. Ответил, что на сроке 20-24 недели это физиологическое явление, у ребенка идет процесс отшелушивания кожных покровов, иными словами-линька. И спросил: вам наверное сказали про инфицирование плода??? Отвечаю-да. На что он говорит: это говорит только об одном-об очень низком уровне специалиста, который вас смотрел. Так что не переживайте, это в пределах нормы, так и должно быть на этом сроке.

  • Спасибо вы меня немного успокоили, врачи на самом деле настолько безграмотны и невнимательны сейчас я лишний раз не хочу даже в свою жк ходить, теперь поеду платно только к хорошему специалисту делать узи. Впринципе я так поняла после 24 недель должно все пройти да? Может тогда попозже узи переделать и посмотреть что и как там?

  • Я примерно в 24 недели опять делала узи, но по другим показаниям, взвесей уже не было.

  • У меня была взвесь в 18-22 недели, тоже сказали инфекция, сдала кучу анализов крови и ПЦР — оказалась ЧИСТА как слеза младенца, надо мною даже смеялись в роддоме, что мол как это я умудрилась дожить до второго ребёнка и такая чистенькая. А врач в роддоме сказала, что в 22 недели это отходят частички эпителия, кожной смазки, в общем ерунда. Насчёт молочницы — кандида это было единственное что нашли в моём мазке тогда, но в низком титре и без внешних проявлений, так что никак не лечили.

ФАКТОРЫ РИСКА ВНУТРИУТРОБНОЙ ИНФЕКЦИИ ПРИ СВЕРХРАННИХ И РАННИХ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДАХ, ОСЛОЖНЕННЫХ РАЗРЫВОМ ОКОЛОПЛОДНЫХ ОБОЛОЧЕК | Шадеева

ФАКТОРЫ РИСКА ВНУТРИУТРОБНОЙ ИНФЕКЦИИ ПРИ СВЕРХРАННИХ И РАННИХ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДАХ, ОСЛОЖНЕННЫХ РАЗРЫВОМ ОКОЛОПЛОДНЫХ ОБОЛОЧЕК

Шадеева Ю.А., Гурьева В.А.

Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул, Россия 

ФАКТОРЫ РИСКА ВНУТРИУТРОБНОЙ ИНФЕКЦИИ ПРИ СВЕРХРАННИХ И РАННИХ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДАХ, ОСЛОЖНЕННЫХ РАЗРЫВОМ ОКОЛОПЛОДНЫХ ОБОЛОЧЕК

Цель исследования – выявление факторов риска внутриутробной инфекции (ВУИ) плода при пролонгировании сверхранних (22+0-27+6нед) и ранних (28+0-33+6нед) преждевременных родов (ПР), осложненных разрывом околоплодных оболочек.
Методы.
Изучены особенности течения беременности, родов и неонатальный период новорожденных у 160 пациенток с пролонгированием беременности, осложненной преждевременным разрывом околоплодных оболочек (ПРПО), на сроках гестации сверхранних и ранних ПР. Анализ номинальных данных выполнен с помощью вычисления показателя отношение шансов, пороговые значения высокого риска для количественных переменных рассчитаны с помощью ROC анализа.
Результаты.
У женщин при пролонгировании недоношенной беременности, осложненной ПРПО, установлено статистически значимое влияние на риск реализации ВУИ плода 21 фактора. В наибольшей степени риск повышают наличие ЗРП (ОШ = 17,4; 95% ДИ: 1,77-171,3), сочетание более 3-х УЗИ маркеров инфицирования со стороны плаценты, околоплодных вод и плода (ОШ = 7,19; 95% ДИ: 1,85-28,05), перенесенные во время настоящей беременности гестационный пиелонефрит (ОШ = 7,01; 95% ДИ: 2,48-19,81), обострение хронических очагов инфекции ЛОР органов (ОШ = 6,13; 95% ДИ: 2,14-17,5), длительно текущая угроза прерывания беременности (ОШ = 5,6; 95% ДИ: 2,4-12,7), бессимптомная бактериурия (ОШ = 5,3; 95% ДИ: 2,24-12,5). В меньшей степени риск повышают имевшие место во время настоящей беременности ИППП (хламидиоз, микплазмоз, уреаплазмоз) (ОШ = 4,34; 95% ДИ: 1,96-9,6), хронические воспалительные заболевания органов малого таза (ОШ = 3,71; 95% ДИ: 7-8,02), самопроизвольные аборты в анамнезе (ОШ = 3,7; 95% ДИ: 1,73-8,13), хронический пиелонефрит (ОШ = 3,6; 95% ДИ: 1,5-8,52), выраженное маловодие (ИАЖ ˂ 50 мм) (ОШ = 3,33; 95% ДИ: 1,52-7,28), ранний половой дебют (ОШ = 2,6; 95% ДИ: 1,07-6,51), хронические воспалительные заболевания ЛОР-органов (ОШ = 2,6; 95% ДИ: 1,1-6,3), 2 и более артифициальных аборта в анамнезе (ОШ = 2,2; 95% ДИ: 1,04-4,7), перенесенные во время беременности неспецифические вагиниты (ОШ = 2,5; 95% ДИ: 1,2-5,4), ОРВИ (ОШ = 2,5; 95% ДИ: 1,17-5,41), истмико-цервикальная недостаточность (ОШ = 2,3; 95% ДИ: 1,1-4,9).
Также в качестве факторов, повышающих риск возникновения ВУИ плода, установлены срок гестации на момент ПРПО менее 27,5 недель (чувствительность 89,2 %, специфичность – 77,2 %, AUC – 0,84), повышение концентрации в крови матери высокочувствительного С-реактивного белка более 6,33 мг/л (чувствительность 80,0 %, специфичность – 66,7 %, AUC – 0,75), повышение уровня ИЛ более 11,76 пг/мл (чувствительность 70,0 %, специфичность – 78,3 %, AUC – 0,69).
Вывод.
Установление факторов риска ВУИ плода при сверхранних и ранних преждевременных родах, индуцированных разрывом околоплодных оболочек, позволит осуществить персонифицированный подход для решения вопроса целесообразности пролонгирования беременности для снижения неблагоприятных перинатальных исходов, ассоциированных с инфекцией.

Ключевые слова: преждевременные роды; преждевременный разрыв околоплодных оболочек; внутриутробная инфекция; факторы риска 

Shadeeva Ju.A., Gurjeva V.A.

Altai State Medical University, Barnul, Russia

RISK FACTORS FOR INTRAUTERINE INFECTION IN EXTREMELY PRETERM AND VERY PRETERM BIRTH, COMPLICATED BY THE RUPTURE OF AMNIOTIC MEMBRANES

The purpose of the study was to identify risk factors for intrauterine infection (IUI) of the fetus during prolongation of extremely preterm (22+0-27+6 weeks) and very preterm (28+0-33+6 weeks) births (PB), complicated by the rupture of amniotic membranes.
Methods.
The course of pregnancy, delivery and the newborns’ neonatal period were studied in 160 patients with prolonged pregnancy complicated by premature rupture of amniotic membranes (PRAM) in extremely preterm and very preterm birth. The analysis of nominal data was performed by calculating the odds ratio; the high-risk thresholds for quantitative variables were calculated using ROC analysis.
Results.
A statistically significant effect of 21 factors to the risk of IUI of the fetus was found in women with prolonged premature pregnancy complicated by PRAM. The greatest risk resulted from the fetal growth restriction (OR = 17.4; 95% CI: 1.77-171.3), a combination of more than 3 ultrasound markers of infection affecting the placenta, amniotic fluid and fetus (OR = 7.19; 95% CI: 1.85-28.05), gestational pyelonephritis (OR = 7.01; 95% CI: 2.48-19.81), exacerbation of chronic ENT infection (OR = 6.13; 95% CI: 2.14-17.5), long-term threat of miscarriage (OR = 5.6; 95% CI: 2.4-12.7), asymptomatic bacteriuria (OR = 5.3; 95% CI: 2.24-12.5). The lesser risk was caused by STD occurred during pregnancy (chlamydia, mycoplasma, ureaplasma) (OR = 4.34; 95% CI: 1.96-9.6), chronic inflammatory diseases of the pelvic organs (OR = 3.71; 95% CI: 7-8.02), a history of miscarriages (OR = 3.7; 95% CI: 1.73-8.13), chronic pyelonephritis (OR = 3.6; 95% CI : 1.5-8.52), severe oligohydramnios (AFI ˂ 50 mm) (OR = 3.33; 95% CI: 1.52-7.28), early sexual debut (OR = 2.6; 95% CI: 1.07-6.51), chronic inflammatory ENT diseases (OR = 2.6; 95% CI: 1.1-6.3), history of 2 or more abortions (OR = 2.2; 95% CI: 1.04-4.7), nonspecific vaginitis occurred during pregnancy (OR = 2.5; 95% CI: 1.2-5.4), acute respiratory viral infections (OR = 2.5; 95% CI: 1.17-5.41), isthmic cervical insufficiency (OR = 2.3; 95% CI: 1.1-4.9). In addition, the factors increasing the risk of fetal IUI were the gestation period less than 27.5 weeks at the time of PRAM (sensitivity 89.2 %, specificity 77.2 %, AUC 0.84), increased concentration of highly sensitive C-reactive protein more than 6.33 mg/l in maternal blood (sensitivity 80.0 %, specificity 66.7 %, AUC 0.75), increased interleukin level over 11.76 pg/ml (sensitivity 70.0 %, specificity 78.3 %, AUC 0.69).
Conclusion.
Identifying the risk factors for IUI of the fetus in extremely preterm and very preterm birth induced by the rupture of amniotic membranes enables to apply personalized approach to determine the appropriateness of pregnancy prolongation to reduce adverse perinatal outcomes associated with infection.

Key words: preterm birth; premature rupture of amniotic membranes; intrauterine infection; risk factors 

Корреспонденцию адресовать:

ШАДЕЕВА Юлия Александровна
656038, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Юрина, д. 166а, ФГБОУ ВО АГМУ Минздрава России
Тел: 8 (3852) 68-96-22. E-mail: [email protected] 

Информация об авторах:

ШАДЕЕВА Юлия Александровна
ассистент, кафедра акушерства и гинекологии с курсом ДПО, ФГБОУ ВО АГМУ Минздрава России, г. Барнаул, Россия
E-mail: [email protected] 

ГУРЬЕВА Валентина Андреевна
доктор медицинских наук, профессор, кафедра акушерства и гинекологии с курсом ДПО, ФГБОУ ВО АГМУ Минздрава России, г. Барнаул, Россия
E-mail: [email protected]

Information about authors:

SHADEEVA Julia Alexandrovna
assistant, department of obstetrics and gynecology, Altai State Medical University, Barnaul, Russia
E-mail: [email protected] 

GURIEVA Valentina Andreyevna
doctor of medical sciences, professor, department of obstetrics and gynecology, Altai State Medical University, Barnaul, Russia
E-mail: [email protected]

Преждевременный разрыв плодных оболочек (ПРПО) является основной причиной преждевременных родов, достигая 70-92 % при экстремально недоношенной беременности [1, 2]. В 15-30 % случаев при этом развивается внутриутробная инфекция плода (ВУИ), с которой связаны внутрижелудочковые кровоизлияния и до 20 % случаев ранней неонатальной смертности [3]. У 5-15 % детей перенесших тяжелые формы врожденной инфекции в ближайшие 2 года, и в более поздние сроки развиваются серьезные нарушения здоровья, вплоть до ивалидизации: тяжелая энцефалопатия, дефекты слуха, зрения, детский церебральный паралич, отставание в умственном развитии [4, 5]. Выжидательная тактика при ПРПО в глубоко недоношенном сроке позволяет пролонгировать беременность до сроков, при которых достигается морфофункциональная зрелость плода, однако возникает необходимость объективной оценки состояния беременной, когда риск инфекции перевешивает риск осложнений, связанных с недоношенностью.
Традиционными методами антенатальной диагностики внутриутробного инфицирования являются такие инвазивные методы, как амниоцентез, кордоцентез, биопсия хориона или плаценты, однако использование этих методик ограничено из-за противопоказаний и осложнений беременности, в связи с чем приоритет отдается в пользу неинвазивных способов [6, 7]. В качестве предикторов ВУИ используются лабораторные тесты, такие как определение про- и противовоспалительных цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10, ФНОа), С-реактивного белка в крови женщин, ультразвуковые признаки инфицирования [8, 9]. Помимо этого, доказанными факторами риска ВУИ являются наличие у женщины хронических очагов инфекции и перенесенные во время гестации острые воспалительные и инфекционные процессы [10]. Значимость этих показателей каждого в отдельности обладает недостаточно высокой чувствительностью и специфичностью, что требует их сочетанного применения для повышения эффективности прогноза ВУИ.
Цель исследования –
обоснование факторов, определяющих риск ВУИ у беременных с ПРПО при сверхранних и ранних преждевременных родах. 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследование были включены 160 пациенток со сверхранними (22+0-27+6 недель) и ранними (28+0-33+6 недель) преждевременными родами, осложненными разрывом околоплодных оболочек, длительность безводного периода варьировала от 3-х до 38 суток.
Все беременные были разделены на 2 группы. Основную группу (I) составили 37 пациенток, родивших детей с внутриутробной инфекцией. В группу сравнения вошли 123 женщины без внутриутробной инфекции новорожденных.
В качестве оценочных критериев степени риска ВУИ использовали клинические факторы риска инфицирования, ультразвуковые маркеры ВУИ, провоспалительные цитокины (ИЛ-6, ИЛ-10, ФНОа) и высокочувствительный СРБ (hs-CRP). Лабораторные показатели провоспалительных цитокинов и hs-CRP определяли методом твердофазного иммуноферментного анализа на аппарате IMMULITE-2000 с помощью набора реагентов. Клинический диагноз врожденной инфекции новорожденных верифицировался по совокупности клинико-лабораторных и инструментальных изменений, отмеченных в первые 72 часа жизни, и патогистологического исследования последа.
Статистическая обработка материала проводилась с использованием пакета прикладных программ IBM SPPS Statistics, версия 21. Cравнение средних значений проводилось с помощью U-критерий Манна-Уитни. Качественные характеристики оценивалась при помощи критерия χ2. Критический уровень достоверности (р) принимался при значении менее 0,05. Отношение шансов (ОШ) и 95% доверительный интервал рассчитывались из четырехпольных таблиц сопряженности для каждого из наблюдений. Определение диагностического порога критериев риска, (высокого, низкого) проводили с помощью ROC-анализа. Для построения прогностической модели ВУИ использовался метод бинарной логистической регрессии. Разработка диагностической карты риска ВУИ проведена с помощью множественной линейной регрессии. 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСУЖДЕНИЕ

При изучении предикторов ВУИ установлен 21 фактор. Получены доказательства выраженной значимости 6 клинических факторов, полученных на основании изучения анамнестических данных (табл. 1). Максимальный риск увеличения ВУИ (в 3,7 раза) составили хронические воспалительные заболевания органов малого таза и самопроизвольные аборты в анамнезе (ОШ = 3,7; 95% ДИ 1,7-8,02; 1,73-8,13), такой же риск увеличения внутриутробного инфицирования (в 3,6 раза) представлял хронический пиелонефрит (ОШ = 3,6; 95% ДИ 1,5-8,52). В меньшей степени риск инфекции плодово-плацентарного комплекса (в 2,6 раза) был обусловлен наличием хронических воспалительных заболеваний ЛОР-органов и при раннем половом дебюте пациентки (ОШ = 2,6; 95% ДИ 1,1-6,3; 1,07-6,51), еще меньшая степень увеличения риска (в 2,2 раза) наблюдалась у пациенток с наличием 2-х и более артифициальных абортов (ОШ = 2,2; 95% ДИ 1,04-4,7). 

Таблица 1. Акушерско-гинекологический и соматический анамнез женщин групп сравнения
Table 1. Obstetric, gynecological and somatic history of women in comparison groups

Фактор

Наличие ВУИ плода

Отсутствие ВУИ плода

р

ОШ

95%ДИ

абс

%

абс

%

ВЗОМТ

21

56,8

32

26

˂ 0,001

3,7

1,7-8,02

Самопроизвольные аборты в анамнезе

19

51,4

27

22

0,001

3,7

1,73-8,13

Ранний половой дебют

30

81,1

76

61,8

0,03

2,6

1,07- 6,51

2 и более артифициальных абортов

17

45,9

34

27,6

0,036

2,2

1,04-4,7

Хронический пиелонефрит

13

35,1

16

13

0,002

3,6

1,5-8,52

Хронические воспалительные заболевания ЛОР органов

11

29,7

17

13,8

0,026

2,6

1,1-6,3

Примечание (Note): ВЗМОТ – хронические воспалительные заболевания органов малого таза (chronic pelvic inflammatory disease).

Анализ течения беременности позволил получить доказательства еще 8 значимых факторов риска ВУИ (табл. 2). Обострение различной хронической инфекции во время беременности представляло наибольший риск реализации ВУИ плода. Шанс риска ВУИ увеличивался в 7 раз у пациенток с гестационным пиелонефритом (ОШ = 7,01; 95% ДИ 2,48-19,81), почти такой же риск представляли обострения хронических воспалительных заболеваний ЛОР-органов (ОШ = 6,13; 95% ДИ 2,14-17,5) (табл. 2). Длительно текущая угроза прерывания беременности, которая чаще имела инфекционный генез, увеличивала риск в 5,6 раз (ОШ = 5,6; 95% ДИ 2,4-12,7), такой же риск увеличивала бессимптомная бактериурия (в 5,3 раз) (ОШ = 5,32; 95% ДИ 2,24-12,5), несколько меньшее увеличение риска (в 4,3 раза) наблюдалось при наличии ИППП (хламидиоз, микоплазмоз, уреаплазмоз) (ОШ = 4,34; 95% ДИ 1,96-9,6), в наименьшей степени риск отмечался при неспецифических вагинитах, ОРВИ (ОШ = 2,5; 95% ДИ 1,2-5,4; 1,17-5,41), истмико-цервикальной недостаточности (ОШ = 2,24; 95% ДИ 1,05-9,14). 

Таблица 2. Факторы риска ВУИ у женщин в группах сравнения во время настоящей беременности
Table 2. Risk factors for IUI in currently pregnant women from comparison groups

Фактор

Наличие ВУИ

Отсутствие ВУИ

р

ОШ

95% ДИ

абс

%

абс

%

Гестационный пиелонефрит

11

29,7

7

5,7

˂ 0,001

7,01

2,48-19,81

Обострение хр. воспалительных заболеваний ЛОР органов

10

27

7

5,7

˂ 0,001

6,13

2,14-17,5

Длительно текущая угроза прерывания беременности

27

73

40

32,5

˂ 0,001

5,6

2,4-12,7

Бессимптомная бактериурия

15

40,5

14

11,4

˂ 0,001

5,3

2,24-12,5

ИППП (хламидиоз, микоплазмоз, уреаплазмоз)

18

48,6

22

17,9

˂ 0,001

4,34

1,96-9,6

Неспецифический вагинит

23

62,2

48

39

0,013

2,5

1,2-5,4

ОРВИ

17

45,9

31

25,2

0,016

2,5

1,17-5,41

ИЦН

20

54,1

41

33,3

0,023

2,3

1,1-4,9

Примечание (Note): ИППП – инфекции передающиеся половым путем (sexually transmitted diseases), ОРВИ – острые респираторные вирусные инфекции (acute respiratory viral infections), ИЦН – истмикоцервикальная недостаточность (isthmic cervical insufficiency).

Все вышеперечисленные факторы обсуждаются как признанные маркеры ВУИ во многих литературных источниках [11, 12]. Факт наличия очагов острой или хронической инфекции у женщин с внутриутробным инфицированием плода свидетельствует о недостаточности специфических иммунологических механизмов защиты и неспецифических факторов резистентности у матери, а также является свидетельством наличия персистирующей инфекции.
Анализ риска ВУИ изучался также в зависимости от срока гестации на момент ПРПО и длительности безводного периода. Было доказано, что чем меньше срок гестации на момент излития вод, тем выше риск реализации ВУИ. Так, средний срок гестации, при котором произошло ПРПО у беременных с ВУИ, составил 28,25 недель, в группе сравнения он был большим почти на 2 недели (30,0 недель). Также доказано, что роды реализовались раньше при наличии ВУИ – средний срок родов (самопроизвольных и индуцированных) у пациенток с ВУИ пришелся на 29,00 недель, у женщин в группе сравнения он составил 30,5 недель (табл. 3). 

Таблица 3. Срок гестации и длительность безводного периода в зависимости от наличия ВУИ плода
Table 3. The gestational age and duration of the latency period, depending on the presence of IUI in the fetus

Показатели

Наличие ВУИ плода

Отсутствие ВУИ плода

Р

Me

Q1-Q3

Me

Q1-Q3

Срок гестации на момент ПРПО

28,25

26,0-30,0

30,0

27,0-32,0

< 0,001*

Срок гестации на момент родов

29,0

27,0-31,0

30,5

28,0-33,0

< 0,001*

Длительность безводного периода

72,0

9,5-180,0

72,0

12,0-168,0

0,773

Далее, с помощью расчета значений ROC кривых, были установлены пороги высокой и низкой степени риска реализации ВУИ плода в зависимости от срока гестации. Диагностический порог риска ВУИ на фоне ПРПО составил 27,5 недель. При сроке гестации на момент излития околоплодных вод равным или меньшим 27,5 недель прогнозируется высокий риск ВУИ, при сроке беременности на момент излития вод больше 27,5 недель предполагается низкий риск (чувствительность – 89,2 %, специфичность – 77,2 %, AUC – 0,84 ± 0,04 (95% ДИ: 0,72-0,89)).
Согласно данным ROC анализа, диагностический порог срока гестации на момент родов, при котором реализуется ВУИ, составил 28,5 недель. При этом роды, произошедшие на фоне ПРПО в 28,5 и менее недель, указывают на высокий риск ВУИ плода, при сроке более 28,5 недель наблюдается более низкий риск реализации ВУИ (чувствительность – 81,1 %, специфичность – 75,6 %, AUC – 0,81 ± 0,04 (95% ДИ: 0,77-0,91)).
Cогласно экспертной шкале оценок значений показателя AUC [13], оба теста соответствуют очень хорошей прогностической значимости, однако для показателя срока гестации на момент ПРПО предсказательная эффективность оказалась чуть выше, чем для показателя срока гестации на момент родов.
Большая частота ВУИ при меньшем сроке гестации доказана многими авторами [14, 15], что может быть обусловлено наличием в малом сроке свободного щелевидного пространства между decidua parietalis и decidua сapsularis, которое полностью исчезает к середине II триместра и создает условия инфицирования плода, помимо этого сам плод еще не способен локализовать воспалительный процесс [16].
Между тем, по нашим данным, продолжительность безводного периода не оказывала существенного влияния на риск реализации ВУИ плода. Данный факт можно объяснить тем, что причиной ПРПО при сверхранних и ранних преждевременных родах преимущественно является внутриутробная инфекция, а проводимая на фоне пролонгирования беременности антибактериальная терапия успешно подавляет рост и размножение микроорганизмов [17].
В качестве предикторов реализации ВУИ плода нами установлены одновременное сочетание ультразвуковых признаков инфицирования плаценты, околоплодных вод и плода, что повышало шансы реализации инфицирования внутриутробного в 7 раз (ОШ = 7,19: 95% ДИ1,85-28,05) (табл. 3). Использовались признанные маркеры инфицирования плаценты (утолщение плаценты, наличие множественных кальцинатов, расширение межворсинчатого пространства, опережение степени зрелости сроку гестации по P.A. Grannum), околоплодных вод (наличие взвеси, выраженное маловодие), внутриутробной инфекции плода (пиелоэктазия, расширение петель кишечника, гиперэхогенные фокусы в органах, вентрикуломегалия) [9]. В качестве мономаркеров ВУИ установлены задержка роста плода (ЗРП) и выраженное маловодие (ИАЖ ˂ 50 мм) (табл. 4). Максимально шансы развития ВУИ повышались при наличии ультразвуковых признаков задержки роста плода – в 17,4 раз (ОШ = 17,4; 95% ДИ 1,77-171,3). В меньшей степени шансы ВУИ возрастали при маловодии – в 3,33 раза (ОШ = 3,33; 95% ДИ 1,52-7,28). Полученные данные согласуются с результатами многих исследований, подтверждающих рассматриваемые ультразвуковые критерии в качестве предикторов ВУИ, при этом более высокая прогностическая значимость установлена при сочетании нескольких маркеров инфицирования [18]. 

Таблица 4. Ультразвуковые маркеры инфицирования фетоплацентарного комплекса
Table
4. Ultrasound markers of the infected fetoplacental complex

Фактор

Наличие ВУИ плода

Отсутствие ВУИ плода

р

ОШ

95% ДИ

абс

%

абс

%

ЗРП

10

27

6

4,9

0,014

17,4

1,77-171,3

Сочетание более 3-х УЗИ маркеров инфицирования со стороны плаценты, околоплодных вод и плода

27

73

22

17,9

0,004

7,19

1,85-28,05

ИАЖ ˂ 50 мм

17

45,9

25

20,3

0,002

3,33

1,52-7,28

Примечание (Note): ЗРП – задержка роста плода (fetal growth restriction), ИАЖ – индекс амниотической жидкости (amniotic fluid index). 

В качестве маркеров ВУИ плода изучались 4 лабораторных критерия (табл. 5). В качестве предикторов ВУИ можно использовать высокочувствительный С-реактивный белок (hs-CRP) и ИЛ-6 в крови женщин на момент ПРПО, показатели ИЛ-10 и ФНОа оказались неинформативными. 

Таблица 5. Лабораторные показатели провоспалительных цитокинов и высокочувствительного С- реактивного белка(hs-CRP) у женщин групп сравнения
Table 5. Laboratory parameters of pro-inflammatory cytokines and highly sensitive C-reactive protein (hs-CRP) in women from comparison groups

Показатель

Наличие ВУИ плода

Отсутствие ВУИ плода

p

Me

Q1-Q3

Me

Q1-Q3

hs-CRP, мг/л

6,86

6,28-8,16

5,99

5,21-7,58

0,013*

ИЛ-6, пг/мл

13,3

9,17-13,86

9,91

8,44-11,45

0,044*

ИЛ-10, пг/мл

7,98

5,86-10,29

7,43

5,11-9,22

0,322

ФНОα, пг/мл

5,23

3,94-6,32

3,54

3,07-5,18

0,069

  На основании ROC-анализа, в качестве порогового значения риска ВУИ установлен уровень hs-CRP, соответствующий 6,33 мг/л, при значении концентрации более этого уровня – риск ВУИ высокий, менее полученного значения – риск ВУИ низкий. Чувствительность составила 80,0 %, специфичность – 66,7 %, Для показателя ИЛ-6 диагностический порог составил 11,76 пг/мл, превышение уровня выше указанного соответствует высокому риску ВУИ, ниже указанного – низкому риску. Чувствительность теста составила 70,0 %, специфичность – 78,3 %.
Согласно экспертной шкале значений, предиктор ВУИ hs-CRP имел большую результативность при прогнозе ВУИ – AUC 0,75, что соответствует хорошей прогностической значимости теста, в то время как прогностическая ценность ИЛ-6, имела меньшее значение согласно экспертной шкале значений AUC 0,69, что соответствовало среднему качеству теста. Преимущество прогностической ценности hs-CRP может быть обусловлено тем, что, в отличие от короткоживущих цитокинов, для которых характерны значительные суточные колебания концентраций и локализованность в очаге поражения, уровни СРБ в крови достаточно стабильны из-за относительно длительного периода полувыведения [19]. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в результате проведенного исследования, у женщин при пролонгировании недоношенной беременности, осложненной ПРПО, установлено статистически значимое влияние на риск реализации ВУИ плода 21 фактора. В наибольшей степени риск повышают наличие ЗРП (ОШ = 17,4; 95% ДИ: 1,77-171,3), сочетание более 3-х УЗИ маркеров инфицирования со стороны плаценты, околоплодных вод и плода (ОШ = 7,19; 95% ДИ: 1,85-28,05), перенесенные во время настоящей беременности гестационный пиелонефрит (ОШ = 7,01; 95% ДИ: 2,48-19,81), обострение хронических очагов инфекции ЛОР-органов (ОШ = 6,13; 95% ДИ: 2,14-17,5), длительно текущая угроза прерывания беременности (ОШ = 5,6; 95% ДИ: 2,4-12,7), бессимптомная бактериурия (ОШ = 5,3; 95% ДИ: 2,24-12,5). В меньшей степени риск повышают имевшие место во время настоящей беременности ИППП (хламидиоз, микплазмоз, уреаплазмоз) (ОШ = 4,34; 95% ДИ: 1,96-9,6), хронические воспалительные заболевания органов малого таза (ОШ = 3,71; 95% ДИ: 7-8,02), самопроизвольные аборты в анамнезе (ОШ = 3,7; 95% ДИ: 1,73-8,13), хронический пиелонефрит (ОШ = 3,6; 95% ДИ: 1,5-8,52), выраженное маловодие (ИАЖ ˂ 50 мм) (ОШ = 3,33; 95% ДИ: 1,52-7,28), ранний половой дебют (ОШ = 2,6; 95% ДИ: 1,07-6,51), хронические воспалительные заболевания ЛОР-органов (ОШ = 2,6; 95% ДИ: 1,1-6,3), 2 и более артифициальных аборта в анамнезе (ОШ = 2,2; 95% ДИ: 1,04-4,7), перенесенные во время беременности неспецифические вагиниты (ОШ = 2,5; 95% ДИ: 1,2-5,4), ОРВИ (ОШ = 2,5; 95% ДИ: 1,17-5,41), истмико-цервикальная недостаточность (ОШ = 2,3; 95% ДИ: 1,1-4,9).
Также в качестве факторов, повышающих риск возникновения ВУИ плода, установлены срок гестации на момент ПРПО менее 27,5 недель (чувствительность – 89,2 %, специфичность – 77,2 %, AUC – 0,84), повышение концентрации в крови матери высокочувствительного С-реактивного белка более 6,33 мг/л (чувствительность – 80,0 %, специфичность – 66,7 %, AUC – 0,75), повышение уровня ИЛ более 11,76 пг/мл (чувствительность – 70,0 %, специфичность – 78,3 %, AUC – 0,69). 

ВЫВОДЫ

Установление факторов риска ВУИ плода при сверхранних и ранних преждевременных родах, индуцированных разрывом околоплодных оболочек, позволит осуществить персонифицированный подход для решения вопроса целесообразности пролонгирования беременности для снижения неблагоприятных перинатальных исходов, ассоциированных с инфекцией. 

ЛИТЕРАТУРА / REFERENCES:

1.      ACOG Committee on Practice Bulletins-Obstetrics, authors. Clinical management guidelines for obstetrician-gynecologists. (ACOG Practice Bulletin No. 80: premature rupture of membranes). Obstet Gynecol. 2007; 109: 1007-1019
2.      Shadeeva YuA, Guryeva VA, Evtushenko NV. Predicting the risk of premature rupture of the membranes at the gestational age of 22-34 weeks at the stage of pregnancy planning and in the early antenatal period. Vrach-aspirant. 2017; 80(1.1): 200-208. Russian (Шадеева Ю.А., Гурьева В.А., Евтушенко Н.В. Прогнозирование риска преждевременного разрыва плодных оболочек при сроке гестации 22-34 недели на этапе планирования беременности и в раннем антенатальном периоде //Врач-аспирант. 2017. Т. 80, № 1.1. С. 200-208)
3.      Orlova VS, Kalashnikova IV, Naberezhnev YuI. Approaches to manage premature pregnancy in premature amniotic fluid discharge. Belgorod State University Scientific Bulletin. Current issue (Medicine. Pharmacy). 2010; 6(87), no. 11: 13-21. Russian (Орлова В.С., Калашникова И.В., Набережнев Ю.И. Подходы к ведению недоношенной при преждевременном излитии околоплодных вод //Научные ведомости БелГУ. Серия: Медицина. Фармация. 2010; 6(87), вып. 11: 13-21)
4.      Tomlinson MS, Lu K, Stewart JR, Marsit CJ, O’Shea TM, Fry RC. Microorganisms in the placenta: links to early-life inflammation and neurodevelopment in children. Clin Microbiol Rev. 2019; 32(3). pii: e00103-18
5.      Levchenkova VD, Titarenko NYu, Batysheva TT, Chebanenko NV. Intrauterine infection as one of the causes of cerebral palsy. Detskaia i podrostkovaia reabilitatsia. 2017; 3(31): 14-21. Russian (Левченкова В.Д., Титаренко Н.Ю., Батышева Т.Т., Чебаненко Н.В. Внутриутробная инфекция как одна из причин детского церебрального паралича //Детская и подростковая реабилитация. 2017. № 3(31). С. 14-21)
6.      Kunze M, Klar M, Morfeld CA, Thorns B, Schild RL, Markfeld-Erol F et al. Cytokines in noninvasively obtained amniotic fluid as predictors of fetal inflammatory response syndrome. Am J of Obstetrics & Gynecology. 2016; 215(1): 96.e1-8
7.      Cobo T, Kacerovsky M, Jacobsson B. Noninvasive Sampling of the Intrauterine Environment in Women with Preterm Labor and Intact Membranes. Fetal Diagn Ther. 2018; 43(4): 241-249.

8.      Kim SA, Park KH, Lee SM. Non-Invasive Prediction of Histologic Chorioamnionitis in Women with Preterm Premature Rupture of Membranes. Yonsei Med J. 2016; 57(2): 461-468
9.      Nikulin LA, Boyko NV, Pomortsev AV, Kulagina MG. Echographic markers of intrauterine infection. Modern problems of science and education. 2009; 5: 53-64. Russian (Никулин Л.А., Бойко Н.В., Поморцев А.В., Кулагина М.Г. Эхографические маркеры внутриутробной инфекции //Современные проблемы науки и образования. 2009. № 5. С. 53-64)
10.    Tirskaya YuI, Belkova TN, Dolgikh TI, Rudakova EB, Shakina IA, Minakova EYu et al. Prediction of development of prenatal infection in pregnant women with high risk. Sibirskij medicinskij zhurnal (Irkutsk). 2011; 102(3): 65-69. Russian (Тирская Ю.И., Белкова Т.Н., Долгих Т.И., Рудакова Е.Б., Шакина И.А., Минакова Е.Ю. и др. Прогнозирование развития внутриутробной инфекции у беременных высокого риска //Сибирский медицинский журнал (Иркутск). 2011. Т. 102, № 3. С. 65-69)
11.    Dyadichkina OV, Radetskaya LE. Risk factors for the development of intrauterine infections. Dostizhenia Fundamentalnoi Klinicheskoi Meditsini I Farmatsii. Vitebsk, 2014. P. 151-152. http://elib.vsmu.by/handle/123/4150. Russian (Дядичкина О.В., Радецкая Л.Е. Факторы риска развития внутриутробных инфекций //Достижения фундаментальной, клинической медицины и фармации: матер. 69-й науч. сес. сотр. ун-та. Витебск, 2014. С. 151-152. http://elib.vsmu.by/handle/123/4150)
12.    Brown RG, Marchesi JR, Lee YS, Smith A, Lehne B, Kindinger LM et al. Vaginal dysbiosis increases risk of preterm fetal membrane rupture, neonatal sepsis and is exacerbated by erythromycin. BMC Med. 2018; 16(1):9
13.    Petri A, Sebin K. Visual medical statistics: textbook /editor VP Leonova. M.: GEOTAR-Media. 2015. 216 p. Russian (Петри А., Сэбин К. Наглядная медицинская статистика: уч. пособие /пер. с англ. под ред. В.П. Леонова. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. 216 с.)
14.    Horvath B, Lakatos F, Toth C, Bodecs T, Bodis J. Silent chorioamnionitis and associated pregnancy outcomes: a review of clinical data gathered over a 16-year period. J Perinat Med. 2014; 42(4): 441-447
15.    Palatnik A, Liu LY, Lee A, Yee LM. Predictors of early-onset neonatal sepsis or death among newborns born at < 32 weeks of gestation. J Perinatol. 2019; 39(7): 949-955
16.    Khamadyanov UR, Rusakova LA, Khamadyanova AU, Tikhonova TF, Khamadyanova SU, Galimov AI, Ivakha VI. Intrauterine infection of the fetus a modern view of the problem. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2013; 13(5): 16-20. Russian (Хамадьянов У.Р., Русакова Л.А., Хамадьянова А.У., Тихонова Т.Ф., Хамадьянова С.У., Галимов А.И., Иваха В.И. Внутриутробное инфицирование плода: современный взгляд на проблему //Российский вестник акушера-гинеколога. 2013. Т. 13, № 5. С. 16-20)
17.    Bond DM, Middleton P, Levett KM, van der Ham DP, Crowther CA, Buchanan SL, Morris J. Planned early birth versus expectant management for women with preterm prelabour rupture of membranes prior to 37 weeks’ gestation for improving pregnancy outcome. Cochrane Database Syst Rev. 2017; 3(3): CD004735
18.    Mazepkina IN. Possibilities for predicting the transformation of intrauterine infection into infectious and inflammatory diseases of the newborn: Abstr. dis. … cand. honey. sciences. Voronezh, 2013. 25 p. Russian (Мазепкина И.Н. Возможности прогнозирования перехода внутриутробного инфицирования в инфекционно-воспалительные заболевания новорожденных: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Воронеж, 2013. 25 с.)
19.    Minaev SV, Isaeva AV, Obedin AN, Bolotov YuN, Bochnyuk EA, Chintaeva LA, Gudiev ChG. C-reactive protein is the main marker of the dynamics of the course of acute inflammatory processes in clinical conditions. Medical News of the North Caucasus. 2011; (2): 95-99. Russian (Минаев С.В., Исаева А.В., Обедин А.Н., Болотов Ю.Н., Бочнюк Е.А., Чинтаева Л.А., Гудиев Ч.Г. С-реактивный белок – главный маркер динамики течения острых воспалительных процессов в клинических условиях //Медицинский вестник Северного Кавказа. 2011. № 2. С. 95-99)

Статистика просмотров

Загрузка метрик …

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.

Аллотрансплантат амниотической суспензии может быть эффективным консервативным методом лечения ОА коленного сустава

30 октября 2019 г.

1 мин чтения

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В СООБЩЕНИЯ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.Подписаться Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, повторите попытку позже. Если проблема не исчезнет, ​​обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Амниотическая суспензия аллотрансплантата может быть эффективным безоперационным лечением симптоматического остеоартрита коленного сустава, согласно недавно опубликованным результатам.

«Основная идея заключается в том, что аллотрансплантат амниотической суспензии (околоплодные воды плюс мембрана) является вариантом лечения остеоартрита коленного сустава», Андреас H. Gomoll, MD, рассказали Healio.com/Orthopedics . «Это было первое исследование, специально изучающее использование плацентарного продукта вслепую с рандомизацией против инъекций гиалуронана и физиологического раствора».

Исследователи идентифицировали 200 пациентов с ОА, которые были рандомизированы для получения аллотрансплантата амниотической суспензии, гиалуроновой кислоты (ГК) или физиологического раствора. Группы лечения сравнивали на предмет изменений по сравнению с исходным уровнем в результатах, сообщаемых пациентами, пятиуровневых EuroQoL-5D, KOOS, VAS, Tegner и числовых оценках единичной оценки.Неудачи лечения включали пациентов, сообщавших о неприемлемой боли через 3 месяца. От исходного уровня до 3 и 6 месяцев изменения в результатах, сообщаемых пациентами, сравнивались с полным статистическим анализом.

Результаты показали, что через 3 месяца 13,2% пациентов, получавших аллотрансплантат амниотической суспензии, сообщили о неприемлемой боли по сравнению с 68,8% пациентов, получавших HA, и 75% пациентов, получавших физиологический раствор. Значительно большее улучшение по сравнению с исходным уровнем общей боли, боли KOOS и показателей активности KOOS в повседневной жизни наблюдалось у пациентов, получивших аллотрансплантат амниотической суспензии, по сравнению с пациентами, получавшими HA, по результатам через 3 месяца, и по сравнению с обеими группами, согласно результатам в 6 мес.Через 3 и 6 месяцев у пациентов, которым вводили аллотрансплантат суспензии амниотической жидкости, по сравнению с пациентами, получавшими ГК и физиологический раствор, наблюдалось большее улучшение показателей симптомов KOOS.

Исследователи отметили, что набор критериев респондента Международного общества исследования остеоартрита в клинических испытаниях остеоартрита составил 69,1% для аллотрансплантата амниотической суспензии, 39,1% для HA и 42,6% для физиологического раствора. Значительное улучшение результатов, о которых сообщают пациенты, наблюдалось у пациентов, получивших аллотрансплантат амниотической суспензии.У этих пациентов также было меньше случаев неприемлемой боли, о которых сообщали пациенты, по сравнению с пациентами, получавшими ГК и физиологический раствор.

Гомолл сказал: «Будет проведено расширенное исследование, в котором будут представлены результаты до года, а также результаты инъекции [амниотической суспензии аллотрансплантата] ASA после неудачного предыдущего лечения другими инъекциями». — Моники Харамилло

Раскрытие информации s : Авторы не сообщают о раскрытии соответствующей финансовой информации.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В СООБЩЕНИЯ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей. Подписаться Нам не удалось обработать ваш запрос.Пожалуйста, повторите попытку позже. Если проблема не исчезнет, ​​обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Амниотический мешок — обзор

Исследование плаценты

Оболочки плода альпаки или ламы имеют диффузную эпителиохориальную микрокотиледонную плаценту, аналогичную таковой у лошади. Однако у альпаки или ламы амниотический мешок не полностью отделен от аллантоисной оболочки, и амниотический мешок и аллантохорион удаляются как одно целое.Кривая рождается покрытая четвертой мембраной (также называемой эпителием или эпидермальной мембраной ), что является уникальной характеристикой для этих видов. Считается, что эта мембрана обеспечивает скользкую поверхность для облегчения прохождения плода по родовым путям. Это также помогает сохранить новорожденного сухим.

Из плаценты следует опорожнить жидкость и взвесить. Нормальный вес плаценты обычно составляет от 9% до 12% от веса криа при рождении. Нормальный вес плаценты альпаки и ламы колеблется в пределах 0.От 6 до 1,6 кг [кг] и от 0,8 до 1,8 кг соответственно. В одном исследовании на 398 альпак средний вес плаценты составлял 876 ± 5,4 и 780 ± 32,3 грамма (г) для живых и мертвых криас, соответственно. 2 Те же авторы сообщили о значительном увеличении веса плаценты в возрасте от 6 до 9 лет с последующим уменьшением через 10 лет. Однако эффективность плаценты была выше в возрасте 6 лет и 11 лет. Вес плаценты в Северной Америке значительно больше и колеблется от 0,8 до 2 кг.Это также отражает значительно более высокий вес при рождении, наблюдаемый у альпак в Северной Америке.

Плаценту следует выложить ровно и осмотреть поверхность хориона на целостность и наличие повреждений (некроз, воспаление или волдыри). Следует проверить кончики рогов, так как там могут отсутствовать мелкие детали (Рисунок 26-3). Один из способов осмотреть всю поверхность плаценты — наполнить ее водой. Наличие волнистой линии вдоль бифуркации является нормальным явлением (рис. 26-4).Кончик рога — это область слабого развития ворсинок хориона (рис. 26-5). Следует взять образцы из подозрительных участков и отправить их на гистопатологию, особенно если кривая обнаруживает признаки сепсиса или аноксии. Начало шейки матки, как правило, не очень хорошо разграничено по сравнению с таковым у лошадей из-за небольшой плотной шейки матки во время беременности у верблюдов. Это отчетливо видно в некоторых случаях после выполнения кесарева сечения до разрыва хориоаллантоисного мешка. На поверхности хориона могут быть участки скопления или отека.Сильно отечная и перегруженная плацента обычно является признаком продолжительных родов или дистоции. Обесцвечивание может быть вызвано воспалительным процессом, но важно отличать его от автолиза.

После осмотра поверхности хориона плаценту можно перевернуть, чтобы исследовать амнион. В отличие от лошади, амнион нельзя раздвинуть и исследовать отдельно, так как он плотно прилегает к хориоаллантоисному мешку (рис. 26-6). Небольшие (от 1 до 3 миллиметров [мм] в диаметре) выступающие участки можно заметить на амнионе и пуповине (рис. 26-7).Это нормальные амниотические бляшки, не имеющие функционального значения. Однако большие бляшки требуют дальнейшего гистопатологического исследования. Васкуляризация амниона у верблюдовых не так заметна, как у лошадей, но может присутствовать. На аллантоисной поверхности могут присутствовать одиночные или множественные аллантоисные пузырьки (рис. 26-8). Они могут иметь размер от нескольких миллиметров до 4 или 5 см.

Гиппоманы (также называемые аллантоисными камнями ) часто присутствуют в аллантоисной полости.Их может быть от 1 до 4, а размер — от нескольких миллиметров до 4 см. Они мягкие и приплюснутые, цвет варьируется от желто-коричневого до темно-коричневого. Гиппоманы состоят из липидов, клеточного мусора, дегенерированных клеток крови и минерализованного материала.

Следует внимательно осмотреть пуповину на предмет каких-либо отклонений. Наиболее частыми аномалиями пуповины являются фунизит, отек или аномальное расширение вен (рис. 26-9). Остатки желточного мешка — частая находка.

Клинические и фундаментальные научные данные

Curr Rev Musculoskelet Med.2020 Apr; 13 (2): 148–154.

, 1 , 1 , 1 , 1 , 2 и 1

Хейли П. Хаддлстон

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский университет Раш Center, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Matthew R. Cohn

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Eric D. Haunschild

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 США

Стефани Э. Вонг

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Jack Farr

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, США

Адам Б.Янке

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раша, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, IN USA

Автор, отвечающий за переписку.Авторские права © Springer Science + Business Media, LLC, часть Springer Nature 2020 Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель обзора

Ортобиологические препараты, включая амниотические препараты, в последнее десятилетие вызывают повышенный интерес для лечения различных ортопедических состояний, включая остеоартрит. Однако использование биопрепаратов разнообразно и в настоящее время доступно при минимальном надзоре или регулировании. В этом обзоре будет оцениваться текущее состояние исследований, в которых используются амниотические продукты как in vitro, так и in vivo.

Недавние результаты

Производные амниотической ткани показали положительный эффект на животных моделях при различных состояниях. Клинические испытания ограничены с неоднозначными результатами, однако некоторые недавние исследования предлагают обоснование для продолжения исследований.

Резюме

Хотя амниотические продукты кажутся многообещающими в многочисленных исследованиях на животных, клинические испытания на людях все еще отсутствуют. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, играют ли амниотические продукты роль в лечении остеоартрита и других ортопедических патологий.

Ключевые слова: Хрящ, Остеоартрит, Аллотрансплантат амниотической суспензии, Амниотическая мембрана, Амниотическая жидкость

Введение

Использование биопрепаратов для внутрисуставных инъекций в последнее десятилетие набирает обороты в качестве возможного дополнительного лечения множества ортопедические условия. Разнообразные биологические продукты были разработаны с целью изменения цитокинов и клеточной среды сустава. Продукты, полученные из околоплодных вод, включая амниотические мембраны и продукты из околоплодных вод, являются одним из подтипов ортобиологических препаратов, которые исследуются как потенциальный вариант лечения путем усиления воспаления суставов и заживления.Амниотические оболочки (AM) первоначально использовались для лечения кожных заболеваний, таких как ожоги, язвы и раны. Их использование было впервые описано в 1909 году, когда Davis et al. [1] сообщили об использовании AM в качестве биологической повязки при дефектах кожи. Использование AM эволюционировало с течением времени и включает в себя множество применений для сложной регенерации тканей. AM использовался для лечения различных офтальмологических состояний, таких как поражения поверхности роговицы, отслоения сетчатки, а также как средство для регенерации лимбальных стволовых клеток [2, 3].Пластические хирурги и специалисты по ранам используют AM для лечения острых и хронических ран, в то время как хирурги стопы и голеностопного сустава отметили ускоренное заживление язв диабетической стопы и других медленно заживающих ран при использовании AM [4–7].

Исследования продуктов амниотического происхождения для регенерации тканей в ортопедии расширились в последние годы, в том числе для лечения подошвенного фасциита, заживления связок и сухожилий, патологии позвоночника, восстановления хрящей и остеоартрита. По состоянию на 2018 год было восемь коммерчески доступных продуктов амниотической мембраны, которые были изучены для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата (таблица) [8].В этой главе мы исследуем роль амниотических продуктов в ортопедии, исходя из функции амниотической мембраны in vivo, посредством текущих клинических исследований с использованием этого ортобиологического лечения.

Таблица 1

Доступные в настоящее время продукты с амниотической мембраной

alotic 9018 9018 alotic 9018 ioactive амниотическая суспензия аллотрансплантата
Продукт Производитель Подробные сведения
Clarix FLO Amniox Medical Mijia Пуповина Пуповина Пуповина Пуповина Дегидратированная мембрана амниона / хориона человека (dHACM)
PX50 Регенеративные технологии человека Частицы мембраны амниона и продукты, которые являются криоконсервированными
PalinGen Flow18 / SportFlow
Allogen ViVex Матричный аллотрансплантат, полученный из околоплодных вод
FloGraft Applied Biologics Аллотрансплантаты амниотической ткани
CryopCel
Affinity Organogensis Свежая амниотическая мембрана

Анатомия и функции

Плацента состоит из множества элементов как плода, так и матери.Элементы плода включают амнион, хорион, околоплодные воды и пуповину; клетки этого происхождения были исследованы на предмет их потенциального использования в регенеративной медицине.

Пуповина начинает формироваться через 4 недели и является основным каналом, по которому кровь плода получает кислород и выводит побочные продукты через материнский кровоток. Амнион и хорион вместе образуют плаценту, которая покрывает околоплодные воды и плод. Хорион формируется из цитотрофобластов и синциотрофобластов.В течение второй недели развития плода, когда бластоциста начинает имплантироваться в эндометрий матери, внешние слои бластоцисты образуют цитотрофобласт (внутренний слой) и синциотрофобласты (внешний слой). Ворсинки хориона, которые являются основным местом газообмена внутри матки, образованы цитотрофобластами, которые входят в слой синциотрофобластов и образуют ветвистые структуры, а затем цитотрофобласты и, в конечном итоге, мезенхимальная ткань вторгаются и остаются во внутренней части.

Амнион представляет собой тонкую внутреннюю поверхность плодной оболочки, приблизительно 0,02–0,05 мм толщиной, вступает в прямой контакт с околоплодными водами [2]. Он бессосудистый, аневральный и лимфатический, и получает питательные вещества путем диффузии. Он состоит из трех гистологических слоев, образованных из слоя трофобласта — эпителиального слоя, толстой базальной мембраны и бессосудистой мезенхимальной ткани — и состоит из двух типов клеток: амниотических эпителиальных клеток (АЭК) и амниотических мононуклеарных мезенхимальных клеток (рис.). Бессосудистый слой прилегает к хорионическому слою и может быть далее подразделен на три компонента: компактный слой, средний слой фибробластов и губчатый слой. Слой фибробластов содержит коллаген типа I, типа III, типа V и типа VI, что увеличивает механическую силу, которую этот слой может выдержать. Самый внешний губчатый слой назван так из-за его характерного губчатого вида на гистологии и из-за высокой концентрации протеогликанов и гликопротеинов. Средний слой амниотической мембраны — это базальная мембрана, которая служит барьером для камеры околоплодных вод.Его большая толщина и высокая концентрация коллагена типа IV, V и VII вместе с фибронектином и ламинином позволяют ему выполнять эту функцию. Внутренний аспект — это эпителиальный слой, который состоит из одноклеточного слоя кубовидных клеток с микроворсинками. Эти клетки участвуют в транспорте клеток и метаболически активны.

Структура амниотической мембраны

Функции амниотической мембраны включают обеспечение прочной мембраны для физической защиты плода, регулирование pH амниотической жидкости и секретирование различных клеточных сигнальных и биоактивных молекул.Функции этих молекул варьируются от противомикробного до противовоспалительного действия. Эти молекулы включают основной фактор роста фибробластов (bFGF), эпидермальный фактор роста (EGF), гиалуроновую кислоту (HA), интерлейкины (IL-1 и IL-10), бета-дефенсины, трансформирующий фактор роста B (TGF-beta), элафин. , человеческий лейкоцитарный антиген-G (HLA-G), матриксные металлопротеиназы (MMP), тканевые ингибиторы металлопротеиназ (TIMP) и тромбоцитарный фактор роста (PDGF) [9, 10]. Кроме того, амниотические ткани содержат противовоспалительные факторы, такие как антагонисты рецепторов IL-1 и IL-10, и регуляторы катаболических ферментов, такие как TIMP 1, 2, 3 и 4.Кроме того, было показано, что AM является мощным подавляющим регулятором передачи сигналов трансформирующего фактора роста бета (TGF-ß), который стимулирует рекрутирование фибробластов и макрофагов и стимулирует выработку коллагена [11].

Сбор и хранение

Амниотическая мембрана получена от доноров, перенесших неосложненное плановое кесарево сечение, поскольку это асептическая процедура по сравнению с вагинальными родами. После сбора амниотическая оболочка хранится в асептических условиях.Затем его промывают антибиотиками и противогрибковыми средствами. Его разделяют и затем хранят в виде криоконсервированной амниотической мембраны человека (CHAM) или в виде сухой амниотической мембраны человека (DHAM) [2]. Различия в приготовлении позволяют хранить DHAM при комнатной температуре, тогда как CHAM следует хранить при -80 ° C. Оба эти метода показали свою применимость в исследованиях, посвященных использованию амниотической мембраны в офтальмологических процедурах [12]. Кроме того, есть доступный продукт, который не подвергается обезвоживанию или замораживанию (хранится при температуре от 1 до 10 ° C), теоретически обеспечивающий те же преимущества, что и AM in vivo.

In vitro Investigations

AM был изучен как биологический каркас и как источник амниотических мезенхимальных стволовых клеток для регенерации хряща в ряде фундаментальных научных исследований и на моделях на животных [13 •]. В недавнем исследовании сравнивалась способность амниотических и жировых мезенхимальных стромальных клеток подвергаться хондрогенной и остеогенной дифференцировке в клеточных культурах и продуцировать хрящевой или минерализованный матрикс. Тополюк и др. [13 •] показали, что амнион человека содержит амниотические эпителиальные клетки и амниотические мезенхимальные стромальные клетки, которые приводят к большей экспрессии гена коллагена типа II и большему производству хрящевого внеклеточного матрикса, чем жировые мезенхимальные стромальные клетки.

Исследования хрящей и костей

Применение AM в инъекционной форме было протестировано в доклинических испытаниях на нескольких различных моделях животных. В предварительных исследованиях этот новый вид лечения показал многообещающие возможности для заживления связанных со спортом травм сухожилий, связок, мягких тканей, костей и хрящей. Wei et al. [14] обнаружили, что амниотические мезенхимные клетки человека с коллагеновым каркасом, помещенные в дефекты суставного хряща крысы, претерпевали морфологические изменения и приводили к отложению коллагена типа II после индукции хондрогенеза с помощью BMP-2.В другой модели на крысах Nogami et al. [15] изучали использование нового каркаса на основе внеклеточного матрикса (ЕСМ), полученного из амниотических мезенхимальных клеток, покрытого сополимерно-гликолевой кислотой (PLGA), для облегчения восстановления хряща. Каркасы ECM-PLGA помещали в костно-хрящевые дефекты в трохлеарной борозде коленей крысы и исследовали гистологически. Авторы обнаружили, что пациенты, получавшие этот каркас, продемонстрировали повышенную экспрессию мРНК коллагена II типа и индуцировали постепенную регенерацию тканей, что привело к лучшему восстановлению гиалинового хряща по сравнению с контролем.

На кроличьей модели дефектов медиального сустава бедра исследователи обнаружили, что применение бесклеточной амниотической мембраны человека для устранения дефектов значительно улучшило гистологическую градацию по сравнению с контролем, которая включала измерения хряща, целостности поверхности и анализ типов клеток [16 •] . В другом исследовании на модели кролика авторы использовали бесклеточный AM человека для нагрузки мезенхимальных стволовых клеток костного мозга (BM-MSC) на очаговые дефекты суставного хряща мыщелка бедренной кости диаметром 4 мм [17].Эту группу сравнивали с дефектами суставного хряща, обработанными только AM, и контрольной группой. Через 8 и 12 недель после операции гистологическое исследование кроликов, получавших BM-MSC + AM, содержало плотные хрящеподобные клетки, которые имели положительную окраску на коллаген типа II, которые не присутствовали в контроле или у кроликов, получавших только AM. Это предполагает необходимость дальнейших исследований по объединению различных ортобиологических препаратов для получения максимальной клинической пользы.

Недавно Tang et al. [18] исследовали влияние бесклеточной амниотической мембраны человека на костную регенерацию дефектов бедренной кости с использованием модели крыс Sprague-Dawley.Человеческие амниотические оболочки собирали и обрабатывали во время родов. Затем их вводили в стромальные клетки костного мозга (BMSC), с последующим анализом, демонстрирующим значительную пролиферацию и остеогенную дифференцировку BMSC. Были созданы двусторонние дефекты бедренной кости, при этом один дефект был покрыт амниотической оболочкой, а другой оставался открытым. Образцы собирали через 15 и 30 дней для гистологического анализа и ПЦР. Они обнаружили, что дефекты увеличения амниотической мембраны значительно улучшили регенерацию кости с ассоциированной активацией экспрессии гена CXC Chemokine Receptor 4 (CXCR-4), моноцитарного хемоаттрактантного белка-1 (MCP-1) и катепсина K (CatK), все это индуцировало рекрутирование клеток и ремоделирование костей.

Отсутствуют клинические испытания, изучающие влияние продуктов амниотического происхождения на пациентов с дефектами суставного хряща. В единственном идентифицированном исследовании на людях Андерсон и Суэйзи изучали использование амниотического аллотрансплантата человека во время артроскопии голеностопного сустава и микропереломов у пациентов с рассекающим остеохондритом таранной кости размером менее 2 см 2 [19]. В исследование был включен 101 пациент, 54 из которых перенесли аугментацию суспензионным аллотрансплантатом AM на основании предпочтений хирурга; пациенты не были скрыты от своего лечения.Они обнаружили, что по сравнению с контрольной группой у тех, кто лечился AM, наблюдалось большее улучшение показателей боли по ВАШ через 24 месяца по сравнению с контрольной группой. Кроме того, оценки Американского колледжа хирургов стопы и голеностопного сустава (ACFAS) были выше в группе трансплантатов через 3 месяца ( p <0,001), 12 месяцев ( p <0,001) и 24 месяца ( p < 0,001) послеоперационный.

Исследования остеоартрита

Остеоартрит (ОА) возникает в результате постепенной механической дегенерации суставного хряща и является основной причиной хронической инвалидности в США [20–22].Повышенные концентрации некоторых цитокинов синовиальной жидкости и их проводящих путей, включая IL-1α, IL-1β, IL-18, TNF-α и комплемент, были связаны с ухудшением тяжести ОА [23, 24]. Эти цитокины и простагландины играют важную роль, поскольку они увеличивают продукцию матриксных металлопротеиназ хондроцитами, которые способствуют процессу ремоделирования и способствуют деградации хряща. По мере того, как наше понимание патофизиологии ОА расширяется, растет интерес к терапевтическому использованию AM из-за его клеточных свойств.AM содержит множество противовоспалительных и антифибротических соединений, таких как антагонист рецептора интерлейкина 1 (IL-1RA) и IL-10, которые могут препятствовать прогрессированию и подавлять образование воспаления, ослабляя дегенерацию суставного хряща. Кроме того, AM способствует экспрессии ТИМП, ингибитора матриксной металлопротеиназы [11]. Матричные металлопротеазы представляют собой подтип эндопротеаз, которые разрушают различные субстраты, такие как протеогликаны и коллагены. Ингибирование этого пути с помощью ТИМП может предотвратить деградацию хряща.Благодаря всем этим свойствам AM может стать вариантом лечения остеоартрита.

Willett и его коллеги исследовали использование инъекционной формы обезвоженной амниотической / хорионической мембраны человека (dHACM) для лечения ОА у крыс [25]. Композицию получают путем девитализации и обезвоживания донорской плацентарной ткани, которая сохраняет эпителиальный и хорионный слои, а также тромбоцитарный фактор роста, фактор роста фибробластов, TGF-β и TIMP. Крысам выполняли рассечение медиального мениска для индукции ОА и после операции вводили dHACM или физиологический раствор.На 21 день не было различий в уровнях синовиальных цитокинов, и большинство исследованных цитокинов были ниже предела обнаружения. Однако равновесное разделение ионного контрастного вещества микро-КТ (EPIC-μCT), подтвержденного метода оценки дегенерации хряща, продемонстрировало, что пациенты, получавшие dHACM, показали более низкое ослабление хряща, что указывает на более высокое содержание протеогликана на медиальном плато большеберцовой кости по сравнению с контрольной группой. . В контроле также наблюдалось статистически значимое увеличение количества эрозий хряща (в среднем 2.8 ± 0,2) и высыпаний (2,4 ± 0,4) по сравнению с опытной группой (1,2 ± 0,37 эрозии, без высыпаний). Авторы пришли к выводу, что внутрисуставная инъекция dHACM может иметь терапевтический эффект на развитие ОА.

В другом исследовании на крысах с ОА, индуцированным через рассечение медиального мениска, авторы оценили, может ли внутрисуставная инъекция частиц амниотической мембраны и матрикса пуповины (AM / UC) замедлить прогрессирование ОА [26]. Через две недели после менискэктомии крысы получали инъекцию 50 мкг / мкл AM / UC, инъекцию 100 мкг / мкл AM / UC или инъекцию физиологического раствора.EPIC-μCT через 1 неделю показал общее ослабление разрушения хряща и увеличение объема и толщины хряща в обеих группах, получавших AM / UC, по сравнению с группой, получавшей физиологический раствор. Эта разница сохранялась только для группы с более высокими дозами AM / UC через 4 недели. Кроме того, гистологический анализ с использованием гистологических оценок Международного общества исследования остеоартрита (OARSI) продемонстрировал аналогичные результаты. Баллы OARSI через 1 неделю показали значительно меньшую дегенерацию хряща, кальцинированный хрящ и повреждение субхондральной кости для обеих введенных доз AM / UC по сравнению с контролем, тогда как только группа, получавшая более высокую дозу, показала значительные различия через 4 недели.

В недавнем исследовании на кроликах изучалось использование внутрисуставных инъекций липофилизированного AM для лечения ОА [27 •]. ОА был индуцирован инъекцией коллагеназы, и после того, как ОА был установлен, субъектам вводили состав AM в одно колено и физиологический раствор в противоположное колено. Значительные различия были отмечены через 3 и 6 недель, поскольку у тех, кому вводили липофилизированный AM, наблюдались кластеры клеток без нарушения целостности суставного хряща, в то время как в контрольных коленях наблюдались более выраженные фибрилляции, эрозии, трещины и меньшее окрашивание матрикса на основе подтвержденных оценок для морфологического и гистологического анализа. .Неопубликованные данные лечения аллотрансплантатом амниотической суспензии (ASA) на модели ОА у крыс (лечение йодацетатом натрия [MIA]) показали, что лечение ASA в течение 7 дней привело к улучшению болевых порогов и уменьшению отека и отвращения к весу по сравнению с физиологическим раствором и триамцинолон для инъекций. Кроме того, у группы, получавшей инъекцию ASA, были повышенные уровни IL-10 по сравнению с контрольной группой.

Опубликованы только два исследования на людях по использованию амниотических мембран для лечения остеоартрита.Они были выполнены с использованием криогенно-консервированного аллотрансплантата человеческой амниотической суспензии, содержащего человеческую амниотическую мембрану и клетки, полученные из амниотической жидкости человека [28]. Первое открытое проспективное пилотное исследование осуществимости было выполнено на шести пациентах с ОА коленного сустава 3 и 4 степени по Келлгрену-Лоуренсу с периодом наблюдения в течение 1 года. Авторы отметили отсутствие реакций в месте инъекции и никаких значительных изменений лейкоцитов в сыворотке, гематокрита, тромбоцитов, скорости оседания эритроцитов или С-реактивного белка.Через 1 год наблюдения наблюдалось среднее увеличение показателей исходов, о которых сообщали пациенты, включая оценку исходов травм коленного сустава и остеоартрита (KOOS) (с 43,4 до 70,2), шкалу Международного комитета по документации коленного сустава (IKDC) (с 41,7 до 63,4), и единая оценка числовой оценки (SANE) балл (от 51,3 до 85,8). Однако статистический анализ не проводился из-за ограниченного размера выборки, группы сравнения не было, а период наблюдения был ограничен 1 годом. Следовательно, из этих показателей результатов нельзя сделать никаких значимых выводов.

Второе исследование на людях было рандомизированным контрольным исследованием с 200 пациентами с остеоартритом 2–3 степени по KL, которые были рандомизированы на солевой раствор ( n = 68), гиалуроновую кислоту (HA ( n = 64)) или ASA. ) ( n = 68) инъекций. Показатели исхода, включая результаты, сообщаемые пациентами, и неприемлемые уровни боли оценивались через 3 и 6 месяцев после инъекции. Что касается показателей результатов, сообщаемых пациентами, у тех, кто получил инъекцию ASA, были значительно большие отклонения по шкале ВАШ, подшкале боли KOOS и подшкале повседневной жизни по шкале KOOS по сравнению с HA через 3 месяца и HA и физиологическим раствором через 6 месяцев.Кроме того, через 3 месяца у тех, кто получил инъекцию ASA, уровень неприемлемой боли был ниже (13,2%) по сравнению с HA (68,8%) и физиологическим раствором (75%). Это рандомизированное контрольное исследование предполагает, что ASA может быть полезным при безоперационном лечении остеоартрита. В будущем необходимы дополнительные рандомизированные исследования для дальнейшего понимания клинического использования амниотической ткани при ОА [29 ••].

Исследования травм сухожилий и тендинопатии

В нескольких исследованиях изучалось использование амниотических мембран в качестве вспомогательного средства при восстановлении сухожилий.В модели восстановления ахиллова сухожилия на крысах увеличение восстановления с помощью DHAM показало 0% повторного разрыва через 28 дней по сравнению с 20% в контроле. Те, к которым добавлялся DHAM, показали повышенную миграцию клеток к участкам восстановления и улучшенную организацию волокон сухожилий [30]. Demirkan et al. [31] сравнивали адгезию сухожилий на модели курицы, имитирующей повреждение сухожилия сгибателя зоны II. Восстановление после этих травм часто осложняется перитендинными спайками, которые приводят к ограниченному скольжению сухожилий и ограниченному диапазону движений.Они обнаружили, что нанесение амниотической мембраны на участки восстановления предотвращает адгезию сухожилий к окружающим тканям через 12 недель по сравнению с удалением и восстановлением только оболочки. Точно так же AM уменьшала тяжесть образования перитэндонической адгезии макроскопически и гистологически и приводила к большему активному и пассивному диапазону движений в аналогичной модели цыпленка [32]. Эти различия были более выражены при добавлении гиалуроновой кислоты для защиты от разрушения AM.

Используя модель крыс Sprague-Dawley, Kueckelhaus et al.[23] исследовали эффективность раствора клеточных цитокинов амниона (ACCS), полученного из мультипотентных клеток-предшественников амниона плаценты в геле карбоксиметилцеллюлозы (КМЦ) при заживлении разрывов ахиллова сухожилия. Сухожилия были разорваны и восстановлены в контрольной группе с использованием только шва Кесслера или в экспериментальной группе с ACCS при восстановлении швов Кесслера с усилением CMC. Механический и иммуногистохимический анализ проводился на сухожилиях, взятых через 1, 2, 4, 6 и 8 недель после операции.Они обнаружили, что в первые 2 и 4 недели усиленный ремонт имел более высокий предел прочности на разрыв, предел прочности на разрыв и предел текучести, что свидетельствует о положительном влиянии ACCS на раннее заживление. Однако через 8 недель после ремонта в контрольных группах значительно улучшилась прочность на растяжение и нагрузка до отказа по сравнению с группой, получавшей ACCS, что ставит под сомнение долгосрочные преимущества ACCS в увеличении CMC.

В 2013 году Lange-Consiglio et al. [24, 33] использовали модель лошади в двух испытаниях для оценки эффективности увеличения мезенхимальных стволовых клеток (AMSC), полученных из амниотической мембраны лошади, при повреждениях сухожилий и связок лошади.В первом испытании сравнивали эффективность инъекций AMSC под контролем УЗИ с BM-MSC во время травмы и наблюдали за лошадьми клинически в течение 2 лет. Они обнаружили, что по сравнению с BM-MSC травмы, обработанные AMSC, имели значительно меньшую частоту повторных травм (4% против 23%) и более быстрое возвращение к активности через 4–5 месяцев против 4–12 месяцев). В последующем исследовании они снова выявили улучшение показателей повторных травм и возвращение к активности без побочных эффектов, что свидетельствует об эффективности AMSC при лечении повреждений сухожилий и связок.

В пилотном исследовании десяти пациентов с различными травмами нижних конечностей (включая тендинит задней большеберцовой кости, тендинит малоберцовой кости, тендинит передней большеберцовой кости, травмы разгибателей стопы и подошвенной мускулатуры, а также тендинит ахиллова сухожилия) Lullove et al. [34] протестировали имеющийся в продаже аллотрансплантат текучего тканевого матрикса, полученный из соединительной ткани плаценты человека (PX50, Human Regenerative Technologies), на серии случаев из 10 пациентов. Примечательно, что это расследование не включало подробного описания состава продукта.Результаты продемонстрировали преимущество PX50: восемь из десяти участников сообщили об отсутствии боли по визуальной аналоговой шкале через 4 недели после инъекции, а все пациенты сообщили об отсутствии боли через 5 недель. Эти результаты ограничены небольшим количеством пациентов от одного врача, неоднородностью патологии и отсутствием контрольной группы, проходящей стандартное лечение для сравнения.

Также изучалось влияние продуктов, полученных из околоплодных вод, на другие сухожилия. Недавнее контролируемое многоцентровое исследование исходов сухожилий сгибателей зоны II у людей было проведено с использованием амниотической мембраны в качестве биологического барьера для охвата сухожилий сгибателей после первичной репарации [35].Результаты показали значительное увеличение проксимального межфалангового (PIP) и дистального межфалангового (DIP) диапазона движений и повышение показателей функциональных баллов «от отличного до хорошего» в группе AM по сравнению с контролем ( p <0,01) со средним значением 140,8 ° по сравнению с 123 ° и 84% против 43% на основе классификации Стрикленда и Глоговаца. Также были более высокие показатели общих осложнений в контрольной группе ( p = 0,007), которые включали повторный разрыв, эритему, зуд и экссудат, что привело авторов к выводу, что AM является безопасным и эффективным рассасывающимся материалом, который снижает образование адгезии.

Исследования подошвенного фасциита

Есть несколько клинических испытаний, изучающих влияние продуктов амниотического происхождения на лечение подошвенного фасцита. Хансельман и его коллеги провели рандомизированное контролируемое двойное слепое пилотное исследование по сравнению криоконсервированной амниотической мембраны человека (c-hAM) с инъекцией кортикостероидов для лечения подошвенного фасциита [36]. Пациенты получали инъекцию в начале и предлагали повторную инъекцию того же препарата при их первом 6-недельном наблюдении.Двадцать три пациента находились под наблюдением в течение 18 недель, которое включало шкалу боли по ВАШ и опросник состояния здоровья стопы (FHSQ), проверенный инструмент, который оценивает боль и функцию стопы, физическую активность и общее состояние здоровья. Они не обнаружили значительных различий между группами у пациентов, получавших одну инъекцию, а у пациентов, получивших 2 инъекции, наблюдалось большее улучшение показателей боли в стопе по шкале FHSQ у пациентов, получавших c-hAM, по сравнению с контрольной группой (66,3 против 32,5, соответственно; p = 0.011). Однако группа кортикостероидов показала значительно лучшую посадку обуви ( p = 0,024) и общее состояние здоровья ( p = 0,013) через 6 недель и лучшее субъективное улучшение через 12 недель ( p = 0,041) по сравнению с c-hAM.

В другом проспективном рандомизированном клиническом исследовании 45 пациентов авторы сравнили инъекции физиологического раствора (контроль) с инъекциями 0,5 и 1,25 куб. См mDHACM при подошвенном фасциите [37]. Через 8 недель наблюдения по шкале Американского общества ортопедов стопы и голеностопного сустава (AOFAS) показатели задней части стопы увеличились для тех, кто получал mDHACM (среднее улучшение по шкале AOFAS Hindfoot на 12.9 ± 16,9 балла для контроля по сравнению с 51,6 ± 10,1 и 53,3 ± 9,4 для 0,5 см и 1,25 см мДГАКМ, соответственно, оба p <0,001). Размеры выборки и последующее наблюдение за этими исследованиями ограничены, и результаты следует интерпретировать с осторожностью. Однако ни в одном из исследований не было замечено никаких неблагоприятных исходов, и они представляют ранние доказательства того, что продукты, полученные из околоплодных вод, могут быть полезными при лечении этого сложного состояния.

Заключение

Амниотические продукты были хорошо изучены для различных условий на животных моделях, и многие из этих исследований продемонстрировали превосходные лечебные и регенеративные эффекты.Учитывая различия в составе и содержании продуктов, полученных из околоплодных вод, очень важно понимать и сообщать об этих особенностях в исследованиях на животных и клинических испытаниях. Однако клинические испытания остаются крайне ограниченными как для лечения остеоартрита, так и для других ортопедических патологий. Дальнейшие исследования, включая крупные рандомизированные клинические испытания, необходимы для подтверждения предварительных результатов на животных моделях.

Соблюдение этических стандартов

Конфликт интересов

Хейли П. Хаддлстон, Мэтью Кон, Эрик Хауншильд и Стефани Э.Вонг заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Джек Фарр сообщает о поддержке исследований со стороны Active Implants, Arthrex, Inc., Episurf, Fidia Pharma, JRF Ortho, Moximed, Inc., Novartis, Inc., Organogenesis, Samumed, Vericel и ZimmerBiomet; оплачиваемый консультант Aesculap / B.Braun, Arthrex, Inc., Cartiheal, Cook Biotech, Inc., Exactech, Moximed, Inc., Organogenesis, Regentis, Samumed, Inc., Vericel и ZKR Orthopaedics, Inc.; роялти от Arthrex, Inc., Biopoly, LLC, Organogenesis, Springer и Thieme Medical Publishers, Inc.; акции / опционы на акции MedShape, Inc. и Ortho Regenerative Tech, Inc.; и назначения редакционной коллегии Американского журнала ортопедии и хрящей помимо представленных работ.

Адам Б. Янке сообщает о поддержке исследований со стороны компаний Arthrex, Inc., Organogenesis и Vericel; и оплачиваемый консультант JRF Ortho, Olympus, Patient IQ, Smith & Nephew и Sparta Biomedical.

Права человека и животных и информированное согласие

Все описанные исследования / эксперименты с участием людей или животных, выполненные авторами, были ранее опубликованы и соответствовали всем применимым этическим стандартам (включая Хельсинкскую декларацию и поправки к ней, стандарты институционального / национального исследовательского комитета, и международные / национальные / институциональные руководящие принципы).

Сноски

Эта статья является частью тематического сборника по стволовым клеткам в ортопедической хирургии

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​филиалах организаций.

Ссылки

Недавно опубликованные статьи, представляющие особый интерес, были отмечены как: • Важные • Важные

2. Малхотра К., Джайн А.К. Трансплантация амниотической мембраны человека: различные варианты ее использования в офтальмологии.Мировая трансплантация J. 2014; 4: 111–121. DOI: 10.5500 / wjt.v4.i2.111. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Капоросси Т., Де Анжелис Л., Пачини Б., Тартаро Р., Финоккио Л., Барка Ф. и др. Пробка из амниотической мембраны человека для лечения высокого миопического макулярного отверстия, связанного с отслоением сетчатки. Acta Ophthalmol. 2019. 10.1111 / aos.14174. [PubMed] 4. Шах А.П. Использование аллотрансплантатов амниотической мембраны в лечении нейропатических язв стопы. J Am Podiatr Med Assoc. 2014; 104: 198–202. DOI: 10.7547 / 0003-0538-104.2.198. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Свон Дж. Использование криоконсервированных частиц амниотической мембраны человека и ткани пуповины (AM / UC): исследование серии случаев для применения при заживлении хронических ран. Surg Technol Int. 2014; 25: 73–78. [PubMed] [Google Scholar] 6. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж. П., Янг Нью-Джерси, Джейкобс А.М., Зелен С.М. Использование асептически обработанного обезвоженного амниона и хорионной мембраны человека повышает вероятность и скорость заживления хронических язв диабетической стопы: проспективное рандомизированное многоцентровое клиническое исследование с участием 80 пациентов.Int Wound J. 2018; 15: 950–957. DOI: 10.1111 / iwj.12954. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж.П., Янг Нью-Джерси, Зелен CM. Асептически обработанная плацентарная мембрана улучшает заживление язв диабетической стопы. Пластиковый Reconstr Surg Glob Open. 2016; 4: e1095. DOI: 10.1097 / GOX.0000000000001095. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Султан А.А., Пьюцци Н.С., Мон-Массачусетс. Неоперационное применение матрикса плацентарной ткани при ортопедических спортивных травмах.Clin J Sport Med. 2018. 10.1097 / JSM.0000000000000684. [PubMed] 9. Hao Y, Ma DH, Hwang DG, Kim WS, Zhang F. Идентификация антиангиогенных и противовоспалительных белков в амниотической мембране человека. Роговица. 2000. 19: 348–352. DOI: 10.1097 / 00003226-200005000-00018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Koh JW, Shin YJ, Oh JY, Kim MK, Ko JH, Hwang JM, Wee WR, Lee JH. Экспрессия ТИМП в криоконсервированной и лиофилизированной амниотической мембране. Curr Eye Res. 2007. 32: 611–616. DOI: 10.1080 / 02713680701459441.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Беннетт Н.Т., Шульц Г.С. Факторы роста и заживление ран: биохимические свойства факторов роста и их рецепторов. Am J Surg. 1993; 165: 728–737. DOI: 10.1016 / s0002-9610 (05) 80797-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Дуа Х.С., Гомес Дж.А., Король А.Дж., Махараджан В.С. Амниотическая оболочка в офтальмологии. Surv Ophthalmol. 2004; 49: 51–77. DOI: 10.1016 / j.survophthal.2003.10.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Тополук Н., Хокинс Р., Токиш Дж., Меркури Дж.Амниотические мезенхимальные стромальные клетки демонстрируют преимущественную остеогенную и хондрогенную дифференцировку и повышенную продукцию матрикса по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками жировой ткани. Am J Sports Med. 2017; 45: 2637–2646. DOI: 10.1177 / 0363546517706138. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Вэй Дж. П., Навата М., Вакитани С., Каметани К., Ота М., Тода А. и др. Амниотические мезенхимальные клетки человека дифференцируются в хондроциты. Клонирование стволовых клеток. 2009; 11: 19–26. DOI: 10.1089 / кл.2008.0027. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15.Nogami M, Kimura T, Seki S, Matsui Y, Yoshida T, Koike-Soko C, Okabe M, Motomura H, Gejo R, Nikaido T. Бесклеточный каркас, покрытый внеклеточным матриксом человека, полученный из амниона, для восстановления хряща: в vitro и in vivo исследования. Tissue Eng Часть A. 2016; 22: 680–688. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2015.0285. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Zhang Z, Zeng L, Yang J, Guo L, Hou Q, Zhu F. Стволовые клетки, полученные из амниотических мембран, помогают восстанавливать костно-хрящевой дефект в несущей зоне у кроликов. Exp Ther Med. 2017; 14: 187–192.DOI: 10.3892 / etm.2017.4497. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Лю П.Ф., Го Л., Чжао Д.В., Чжан З.Дж., Кан К., Чжу Р.П., Юань XL. Изучение бесклеточной амниотической мембраны человека, нагружающей мезенхимальные стволовые клетки костного мозга при восстановлении дефекта суставного хряща у кроликов. Genet Mol Res. 2014; 13: 7992–8001. DOI: 10.4238 / 2014. 29 декабря 2014 г. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Тан К., Ву Дж, Сюн З, Джи И, Сунь Т., Го Х. Бесклеточная амниотическая мембрана человека: потенциальный остеоиндуктивный биоматериал для регенерации костей.J Biomater Appl. 2018; 32: 754–764. DOI: 10.1177 / 0885328217739753. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Андерсон Дж. Дж., Суэйзи З. Использование амниотического аллотрансплантата человека при рассекающем остеохондрите купола таранной кости: сравнение с аллотрансплантатами и без аллотрансплантатов в лодыжках, подвергшихся артроскопическому лечению. Surg Sci. 2015; 6: 412–417. DOI: 10.4236 / SS.2015.69059. [CrossRef] [Google Scholar] 20. Gerwin N, Hops C, Lucke A. Внутрисуставная доставка лекарств при остеоартрите. Adv Drug Deliv Rev. 2006; 58: 226–242. DOI: 10.1016 / j.адрес.2006.01.018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Беренбаум Ф. Остеоартроз как воспалительное заболевание (остеоартроз не остеоартроз!) Остеоартроз. Хрящ. 2013; 21: 16–21. DOI: 10.1016 / j.joca.2012.11.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Уордл Ф. Вовлечение подростков в игру. Ребенок сегодня. 1988; 17: 14–15. [PubMed] [Google Scholar] 23. Kueckelhaus M, Philip J, Kamel RA, Canseco JA, Hackl F, Kiwanuka E, et al. Длительное высвобождение раствора клеточных цитокинов, полученных из амниона, способствует заживлению ахиллова сухожилия у крыс.Эпластика. 2014; 14: e29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Lange-Consiglio A, Rossi D, Tassan S, Perego R, Cremonesi F, Parolini O. Кондиционированная среда из мультипотентных клеток-предшественников, полученных из амниотической мембраны лошади: иммуномодулирующая активность in vitro и первое клиническое применение при повреждениях сухожилий и связок in vivo. Stem Cells Dev. 2013; 22: 3015–3024. DOI: 10.1089 / scd.2013.0214. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Виллетт Нью-Джерси, Тот Т., Лин А.С., Моран С., Раджи И., Шридаран С., Стивенс Х.Й., Гулдберг РЭ.Внутрисуставная инъекция микронизированной дегидратированной мембраны амниона / хориона человека ослабляет развитие остеоартрита. Arthritis Res Ther. 2014; 16: R47. DOI: 10.1186 / ar4476. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Рейнс А.Л., Ши М.С., Чуа Л., Су К.В., Ценг С.К., О’Коннелл Дж. Эффективность твердых частиц амниотической мембраны и тканей пуповины в ослаблении разрушения хряща на модели остеоартрита. Tissue Eng Часть A. 2017; 23: 12–19. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2016.0088. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27.Марино-Мартинес И.А., Мартинес-Кастро АГ, Пенья-Мартинес В.М., Акоста-Оливо, Калифорния, Вилчес-Кавасос Ф., Гусман-Лопес А. и др. Внутрисуставная инъекция амниотической мембраны человека предотвращает повреждение хряща на модели остеоартрита. Exp Ther Med. 2019; 17: 11–16. DOI: 10.3892 / etm.2018.6924. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Вайнс Дж., Алипрантис А.О., Гомолл А.Х., Фарр Дж. Криоконсервированная амниотическая суспензия для лечения остеоартрита коленного сустава. J Knee Surg. 2015; 29: 443–450. DOI: 10.1055 / с-0035-1569481.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

29. •• Фарр Дж., Гомолл А.Х., Янке А.Б., Штраус Э.Дж., Моури К.С., Исследовательская группа ASA. Рандомизированное контролируемое простое слепое исследование, демонстрирующее превосходство инъекции аллотрансплантата амниотической суспензии над контролем гиалуроновой кислоты и физиологического раствора для модификации симптомов остеоартрита коленного сустава. J хирургия коленного сустава. 2019. 10.1055 / s-0039-1696672 В этом одинарном слепом рандомизированном контрольном исследовании изучалось влияние инъекций амниотической суспензии у пациентов с остеоартритом коленного сустава и было обнаружено, что пациенты, которые прошли это лечение, значительно улучшили результаты лечения и боль по сравнению с теми, кто перенесла инъекцию физиологического раствора или гиалуроновой кислоты.

30. МакКуиллинг Дж. П., Сандерс М., Польша Л., Сандерс М., Басадонна Дж., Уолдроп, Н. Э., Моури, К. К.. Обезвоженный амнион / хорион улучшает восстановление ахиллова сухожилия у животных с диабетом. Раны. 2019; 31: 19–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Демиркан Ф., Колакоглу Н., Херек О., Эркула Г. Использование амниотической мембраны при восстановлении сухожилий сгибателей: экспериментальная модель. Arch Orthop Trauma Surg. 2002; 122: 396–399. DOI: 10.1007 / s00402-002-0418-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Özgenel GY.Влияние комбинации гиалуроновой и амниотической мембран на формирование перитендиновых спаек после операции на сухожилиях сгибателей у кур. J Bone Joint Surg Br. 2004. 86: 301–307. DOI: 10.1302 / 0301-620x.86b2.14435. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Lange-Consiglio A, Tassan S, Corradetti B, Meucci A, Perego R, Bizzaro D, Cremonesi F. Изучение эффективности полученных из амниона по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками костного мозга при повреждениях сухожилий и связок лошадей. Цитотерапия.2013; 15: 1011–1020. DOI: 10.1016 / j.jcyt.2013.03.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Лю Ц., Бай Дж., Ю К., Лю Дж., Тиан С., Тян Д. Биологический амнион предотвращает адгезию сухожилий сгибателей в зоне II: контролируемое многоцентровое клиническое исследование. Biomed Res Int. 2019; 2354325. 10.1155 / 2019/2354325. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 36. Hanselman AE, Tidwell JE, Santrock RD. Инъекция криоконсервированной амниотической мембраны человека при подошвенном фасциите. Foot Ankle Int. 2015; 36: 151–158. DOI: 10.1177 / 1071100714552824. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37.Зелен С.М., Пока А., Эндрюс Дж. Проспективное, рандомизированное, слепое, сравнительное исследование инъекционного микронизированного дегидратированного аллотрансплантата амниотической / хорионической мембраны для подошвенного фасциита — технико-экономическое обоснование. Foot Ankle Int. 2013; 34: 1332–1339. DOI: 10.1177 / 1071100713502179. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

клинических и фундаментальных научных данных

Curr Rev Musculoskelet Med. 2020 Apr; 13 (2): 148–154.

, 1 , 1 , 1 , 1 , 2 и 1

Хейли П.Huddleston

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Мэтью Р. Кон

1 Отделение ортопедической хирургии , Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раша, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Eric D. Haunschild

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш , 1611 Вт.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Stephanie E. Wong

1 Отделение ортопедической хирургии, отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 США

Джек Фарр

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, IN США

Адам Б. Янке

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, США

Автор для корреспонденции Авторские права © Springer Science + Business Media, LLC, часть Springer Nature 2020 Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель обзора

Ортобиологические препараты, включая амниотические препараты, в последнее десятилетие вызывают повышенный интерес для лечения различных ортопедических состояний, включая остеоартрит. Однако использование биопрепаратов разнообразно и в настоящее время доступно при минимальном надзоре или регулировании. В этом обзоре будет оцениваться текущее состояние исследований, в которых используются амниотические продукты как in vitro, так и in vivo.

Недавние результаты

Производные амниотической ткани показали положительный эффект на животных моделях при различных состояниях.Клинические испытания ограничены с неоднозначными результатами, однако некоторые недавние исследования предлагают обоснование для продолжения исследований.

Резюме

Хотя амниотические продукты кажутся многообещающими в многочисленных исследованиях на животных, клинические испытания на людях все еще отсутствуют. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, играют ли амниотические продукты роль в лечении остеоартрита и других ортопедических патологий.

Ключевые слова: Хрящ, Остеоартрит, Аллотрансплантат амниотической суспензии, Амниотическая мембрана, Амниотическая жидкость

Введение

Использование биопрепаратов для внутрисуставных инъекций в последнее десятилетие набирает обороты в качестве возможного дополнительного лечения множества ортопедические условия.Разнообразные биологические продукты были разработаны с целью изменения цитокинов и клеточной среды сустава. Продукты, полученные из околоплодных вод, включая амниотические мембраны и продукты из околоплодных вод, являются одним из подтипов ортобиологических препаратов, которые исследуются как потенциальный вариант лечения путем усиления воспаления суставов и заживления. Амниотические оболочки (AM) первоначально использовались для лечения кожных заболеваний, таких как ожоги, язвы и раны. Их использование было впервые описано в 1909 году, когда Davis et al.[1] сообщили об использовании AM в качестве биологической повязки при дефектах кожи. Использование AM эволюционировало с течением времени и включает в себя множество применений для сложной регенерации тканей. AM использовался для лечения различных офтальмологических состояний, таких как поражения поверхности роговицы, отслоения сетчатки, а также как средство для регенерации лимбальных стволовых клеток [2, 3]. Пластические хирурги и специалисты по ранам используют AM для лечения острых и хронических ран, в то время как хирурги стопы и голеностопного сустава отметили ускоренное заживление язв диабетической стопы и других медленно заживающих ран при использовании AM [4–7].

Исследования продуктов амниотического происхождения для регенерации тканей в ортопедии расширились в последние годы, в том числе для лечения подошвенного фасциита, заживления связок и сухожилий, патологии позвоночника, восстановления хрящей и остеоартрита. По состоянию на 2018 год было восемь коммерчески доступных продуктов амниотической мембраны, которые были изучены для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата (таблица) [8]. В этой главе мы исследуем роль амниотических продуктов в ортопедии, исходя из функции амниотической мембраны in vivo, посредством текущих клинических исследований с использованием этого ортобиологического лечения.

Таблица 1

Доступные в настоящее время продукты с амниотической мембраной

alotic 9018 9018 alotic 9018 ioactive амниотическая суспензия аллотрансплантата
Продукт Производитель Подробные сведения
Clarix FLO Amniox Medical Mijia Пуповина Пуповина Пуповина Пуповина Дегидратированная мембрана амниона / хориона человека (dHACM)
PX50 Регенеративные технологии человека Частицы мембраны амниона и продукты, которые являются криоконсервированными
PalinGen Flow18 / SportFlow
Allogen ViVex Матричный аллотрансплантат, полученный из околоплодных вод
FloGraft Applied Biologics Аллотрансплантаты амниотической ткани
CryopCel
Affinity Organogensis Свежая амниотическая мембрана

Анатомия и функции

Плацента состоит из множества элементов как плода, так и матери.Элементы плода включают амнион, хорион, околоплодные воды и пуповину; клетки этого происхождения были исследованы на предмет их потенциального использования в регенеративной медицине.

Пуповина начинает формироваться через 4 недели и является основным каналом, по которому кровь плода получает кислород и выводит побочные продукты через материнский кровоток. Амнион и хорион вместе образуют плаценту, которая покрывает околоплодные воды и плод. Хорион формируется из цитотрофобластов и синциотрофобластов.В течение второй недели развития плода, когда бластоциста начинает имплантироваться в эндометрий матери, внешние слои бластоцисты образуют цитотрофобласт (внутренний слой) и синциотрофобласты (внешний слой). Ворсинки хориона, которые являются основным местом газообмена внутри матки, образованы цитотрофобластами, которые входят в слой синциотрофобластов и образуют ветвистые структуры, а затем цитотрофобласты и, в конечном итоге, мезенхимальная ткань вторгаются и остаются во внутренней части.

Амнион представляет собой тонкую внутреннюю поверхность плодной оболочки, приблизительно 0,02–0,05 мм толщиной, вступает в прямой контакт с околоплодными водами [2]. Он бессосудистый, аневральный и лимфатический, и получает питательные вещества путем диффузии. Он состоит из трех гистологических слоев, образованных из слоя трофобласта — эпителиального слоя, толстой базальной мембраны и бессосудистой мезенхимальной ткани — и состоит из двух типов клеток: амниотических эпителиальных клеток (АЭК) и амниотических мононуклеарных мезенхимальных клеток (рис.). Бессосудистый слой прилегает к хорионическому слою и может быть далее подразделен на три компонента: компактный слой, средний слой фибробластов и губчатый слой. Слой фибробластов содержит коллаген типа I, типа III, типа V и типа VI, что увеличивает механическую силу, которую этот слой может выдержать. Самый внешний губчатый слой назван так из-за его характерного губчатого вида на гистологии и из-за высокой концентрации протеогликанов и гликопротеинов. Средний слой амниотической мембраны — это базальная мембрана, которая служит барьером для камеры околоплодных вод.Его большая толщина и высокая концентрация коллагена типа IV, V и VII вместе с фибронектином и ламинином позволяют ему выполнять эту функцию. Внутренний аспект — это эпителиальный слой, который состоит из одноклеточного слоя кубовидных клеток с микроворсинками. Эти клетки участвуют в транспорте клеток и метаболически активны.

Структура амниотической мембраны

Функции амниотической мембраны включают обеспечение прочной мембраны для физической защиты плода, регулирование pH амниотической жидкости и секретирование различных клеточных сигнальных и биоактивных молекул.Функции этих молекул варьируются от противомикробного до противовоспалительного действия. Эти молекулы включают основной фактор роста фибробластов (bFGF), эпидермальный фактор роста (EGF), гиалуроновую кислоту (HA), интерлейкины (IL-1 и IL-10), бета-дефенсины, трансформирующий фактор роста B (TGF-beta), элафин. , человеческий лейкоцитарный антиген-G (HLA-G), матриксные металлопротеиназы (MMP), тканевые ингибиторы металлопротеиназ (TIMP) и тромбоцитарный фактор роста (PDGF) [9, 10]. Кроме того, амниотические ткани содержат противовоспалительные факторы, такие как антагонисты рецепторов IL-1 и IL-10, и регуляторы катаболических ферментов, такие как TIMP 1, 2, 3 и 4.Кроме того, было показано, что AM является мощным подавляющим регулятором передачи сигналов трансформирующего фактора роста бета (TGF-ß), который стимулирует рекрутирование фибробластов и макрофагов и стимулирует выработку коллагена [11].

Сбор и хранение

Амниотическая мембрана получена от доноров, перенесших неосложненное плановое кесарево сечение, поскольку это асептическая процедура по сравнению с вагинальными родами. После сбора амниотическая оболочка хранится в асептических условиях.Затем его промывают антибиотиками и противогрибковыми средствами. Его разделяют и затем хранят в виде криоконсервированной амниотической мембраны человека (CHAM) или в виде сухой амниотической мембраны человека (DHAM) [2]. Различия в приготовлении позволяют хранить DHAM при комнатной температуре, тогда как CHAM следует хранить при -80 ° C. Оба эти метода показали свою применимость в исследованиях, посвященных использованию амниотической мембраны в офтальмологических процедурах [12]. Кроме того, есть доступный продукт, который не подвергается обезвоживанию или замораживанию (хранится при температуре от 1 до 10 ° C), теоретически обеспечивающий те же преимущества, что и AM in vivo.

In vitro Investigations

AM был изучен как биологический каркас и как источник амниотических мезенхимальных стволовых клеток для регенерации хряща в ряде фундаментальных научных исследований и на моделях на животных [13 •]. В недавнем исследовании сравнивалась способность амниотических и жировых мезенхимальных стромальных клеток подвергаться хондрогенной и остеогенной дифференцировке в клеточных культурах и продуцировать хрящевой или минерализованный матрикс. Тополюк и др. [13 •] показали, что амнион человека содержит амниотические эпителиальные клетки и амниотические мезенхимальные стромальные клетки, которые приводят к большей экспрессии гена коллагена типа II и большему производству хрящевого внеклеточного матрикса, чем жировые мезенхимальные стромальные клетки.

Исследования хрящей и костей

Применение AM в инъекционной форме было протестировано в доклинических испытаниях на нескольких различных моделях животных. В предварительных исследованиях этот новый вид лечения показал многообещающие возможности для заживления связанных со спортом травм сухожилий, связок, мягких тканей, костей и хрящей. Wei et al. [14] обнаружили, что амниотические мезенхимные клетки человека с коллагеновым каркасом, помещенные в дефекты суставного хряща крысы, претерпевали морфологические изменения и приводили к отложению коллагена типа II после индукции хондрогенеза с помощью BMP-2.В другой модели на крысах Nogami et al. [15] изучали использование нового каркаса на основе внеклеточного матрикса (ЕСМ), полученного из амниотических мезенхимальных клеток, покрытого сополимерно-гликолевой кислотой (PLGA), для облегчения восстановления хряща. Каркасы ECM-PLGA помещали в костно-хрящевые дефекты в трохлеарной борозде коленей крысы и исследовали гистологически. Авторы обнаружили, что пациенты, получавшие этот каркас, продемонстрировали повышенную экспрессию мРНК коллагена II типа и индуцировали постепенную регенерацию тканей, что привело к лучшему восстановлению гиалинового хряща по сравнению с контролем.

На кроличьей модели дефектов медиального сустава бедра исследователи обнаружили, что применение бесклеточной амниотической мембраны человека для устранения дефектов значительно улучшило гистологическую градацию по сравнению с контролем, которая включала измерения хряща, целостности поверхности и анализ типов клеток [16 •] . В другом исследовании на модели кролика авторы использовали бесклеточный AM человека для нагрузки мезенхимальных стволовых клеток костного мозга (BM-MSC) на очаговые дефекты суставного хряща мыщелка бедренной кости диаметром 4 мм [17].Эту группу сравнивали с дефектами суставного хряща, обработанными только AM, и контрольной группой. Через 8 и 12 недель после операции гистологическое исследование кроликов, получавших BM-MSC + AM, содержало плотные хрящеподобные клетки, которые имели положительную окраску на коллаген типа II, которые не присутствовали в контроле или у кроликов, получавших только AM. Это предполагает необходимость дальнейших исследований по объединению различных ортобиологических препаратов для получения максимальной клинической пользы.

Недавно Tang et al. [18] исследовали влияние бесклеточной амниотической мембраны человека на костную регенерацию дефектов бедренной кости с использованием модели крыс Sprague-Dawley.Человеческие амниотические оболочки собирали и обрабатывали во время родов. Затем их вводили в стромальные клетки костного мозга (BMSC), с последующим анализом, демонстрирующим значительную пролиферацию и остеогенную дифференцировку BMSC. Были созданы двусторонние дефекты бедренной кости, при этом один дефект был покрыт амниотической оболочкой, а другой оставался открытым. Образцы собирали через 15 и 30 дней для гистологического анализа и ПЦР. Они обнаружили, что дефекты увеличения амниотической мембраны значительно улучшили регенерацию кости с ассоциированной активацией экспрессии гена CXC Chemokine Receptor 4 (CXCR-4), моноцитарного хемоаттрактантного белка-1 (MCP-1) и катепсина K (CatK), все это индуцировало рекрутирование клеток и ремоделирование костей.

Отсутствуют клинические испытания, изучающие влияние продуктов амниотического происхождения на пациентов с дефектами суставного хряща. В единственном идентифицированном исследовании на людях Андерсон и Суэйзи изучали использование амниотического аллотрансплантата человека во время артроскопии голеностопного сустава и микропереломов у пациентов с рассекающим остеохондритом таранной кости размером менее 2 см 2 [19]. В исследование был включен 101 пациент, 54 из которых перенесли аугментацию суспензионным аллотрансплантатом AM на основании предпочтений хирурга; пациенты не были скрыты от своего лечения.Они обнаружили, что по сравнению с контрольной группой у тех, кто лечился AM, наблюдалось большее улучшение показателей боли по ВАШ через 24 месяца по сравнению с контрольной группой. Кроме того, оценки Американского колледжа хирургов стопы и голеностопного сустава (ACFAS) были выше в группе трансплантатов через 3 месяца ( p <0,001), 12 месяцев ( p <0,001) и 24 месяца ( p < 0,001) послеоперационный.

Исследования остеоартрита

Остеоартрит (ОА) возникает в результате постепенной механической дегенерации суставного хряща и является основной причиной хронической инвалидности в США [20–22].Повышенные концентрации некоторых цитокинов синовиальной жидкости и их проводящих путей, включая IL-1α, IL-1β, IL-18, TNF-α и комплемент, были связаны с ухудшением тяжести ОА [23, 24]. Эти цитокины и простагландины играют важную роль, поскольку они увеличивают продукцию матриксных металлопротеиназ хондроцитами, которые способствуют процессу ремоделирования и способствуют деградации хряща. По мере того, как наше понимание патофизиологии ОА расширяется, растет интерес к терапевтическому использованию AM из-за его клеточных свойств.AM содержит множество противовоспалительных и антифибротических соединений, таких как антагонист рецептора интерлейкина 1 (IL-1RA) и IL-10, которые могут препятствовать прогрессированию и подавлять образование воспаления, ослабляя дегенерацию суставного хряща. Кроме того, AM способствует экспрессии ТИМП, ингибитора матриксной металлопротеиназы [11]. Матричные металлопротеазы представляют собой подтип эндопротеаз, которые разрушают различные субстраты, такие как протеогликаны и коллагены. Ингибирование этого пути с помощью ТИМП может предотвратить деградацию хряща.Благодаря всем этим свойствам AM может стать вариантом лечения остеоартрита.

Willett и его коллеги исследовали использование инъекционной формы обезвоженной амниотической / хорионической мембраны человека (dHACM) для лечения ОА у крыс [25]. Композицию получают путем девитализации и обезвоживания донорской плацентарной ткани, которая сохраняет эпителиальный и хорионный слои, а также тромбоцитарный фактор роста, фактор роста фибробластов, TGF-β и TIMP. Крысам выполняли рассечение медиального мениска для индукции ОА и после операции вводили dHACM или физиологический раствор.На 21 день не было различий в уровнях синовиальных цитокинов, и большинство исследованных цитокинов были ниже предела обнаружения. Однако равновесное разделение ионного контрастного вещества микро-КТ (EPIC-μCT), подтвержденного метода оценки дегенерации хряща, продемонстрировало, что пациенты, получавшие dHACM, показали более низкое ослабление хряща, что указывает на более высокое содержание протеогликана на медиальном плато большеберцовой кости по сравнению с контрольной группой. . В контроле также наблюдалось статистически значимое увеличение количества эрозий хряща (в среднем 2.8 ± 0,2) и высыпаний (2,4 ± 0,4) по сравнению с опытной группой (1,2 ± 0,37 эрозии, без высыпаний). Авторы пришли к выводу, что внутрисуставная инъекция dHACM может иметь терапевтический эффект на развитие ОА.

В другом исследовании на крысах с ОА, индуцированным через рассечение медиального мениска, авторы оценили, может ли внутрисуставная инъекция частиц амниотической мембраны и матрикса пуповины (AM / UC) замедлить прогрессирование ОА [26]. Через две недели после менискэктомии крысы получали инъекцию 50 мкг / мкл AM / UC, инъекцию 100 мкг / мкл AM / UC или инъекцию физиологического раствора.EPIC-μCT через 1 неделю показал общее ослабление разрушения хряща и увеличение объема и толщины хряща в обеих группах, получавших AM / UC, по сравнению с группой, получавшей физиологический раствор. Эта разница сохранялась только для группы с более высокими дозами AM / UC через 4 недели. Кроме того, гистологический анализ с использованием гистологических оценок Международного общества исследования остеоартрита (OARSI) продемонстрировал аналогичные результаты. Баллы OARSI через 1 неделю показали значительно меньшую дегенерацию хряща, кальцинированный хрящ и повреждение субхондральной кости для обеих введенных доз AM / UC по сравнению с контролем, тогда как только группа, получавшая более высокую дозу, показала значительные различия через 4 недели.

В недавнем исследовании на кроликах изучалось использование внутрисуставных инъекций липофилизированного AM для лечения ОА [27 •]. ОА был индуцирован инъекцией коллагеназы, и после того, как ОА был установлен, субъектам вводили состав AM в одно колено и физиологический раствор в противоположное колено. Значительные различия были отмечены через 3 и 6 недель, поскольку у тех, кому вводили липофилизированный AM, наблюдались кластеры клеток без нарушения целостности суставного хряща, в то время как в контрольных коленях наблюдались более выраженные фибрилляции, эрозии, трещины и меньшее окрашивание матрикса на основе подтвержденных оценок для морфологического и гистологического анализа. .Неопубликованные данные лечения аллотрансплантатом амниотической суспензии (ASA) на модели ОА у крыс (лечение йодацетатом натрия [MIA]) показали, что лечение ASA в течение 7 дней привело к улучшению болевых порогов и уменьшению отека и отвращения к весу по сравнению с физиологическим раствором и триамцинолон для инъекций. Кроме того, у группы, получавшей инъекцию ASA, были повышенные уровни IL-10 по сравнению с контрольной группой.

Опубликованы только два исследования на людях по использованию амниотических мембран для лечения остеоартрита.Они были выполнены с использованием криогенно-консервированного аллотрансплантата человеческой амниотической суспензии, содержащего человеческую амниотическую мембрану и клетки, полученные из амниотической жидкости человека [28]. Первое открытое проспективное пилотное исследование осуществимости было выполнено на шести пациентах с ОА коленного сустава 3 и 4 степени по Келлгрену-Лоуренсу с периодом наблюдения в течение 1 года. Авторы отметили отсутствие реакций в месте инъекции и никаких значительных изменений лейкоцитов в сыворотке, гематокрита, тромбоцитов, скорости оседания эритроцитов или С-реактивного белка.Через 1 год наблюдения наблюдалось среднее увеличение показателей исходов, о которых сообщали пациенты, включая оценку исходов травм коленного сустава и остеоартрита (KOOS) (с 43,4 до 70,2), шкалу Международного комитета по документации коленного сустава (IKDC) (с 41,7 до 63,4), и единая оценка числовой оценки (SANE) балл (от 51,3 до 85,8). Однако статистический анализ не проводился из-за ограниченного размера выборки, группы сравнения не было, а период наблюдения был ограничен 1 годом. Следовательно, из этих показателей результатов нельзя сделать никаких значимых выводов.

Второе исследование на людях было рандомизированным контрольным исследованием с 200 пациентами с остеоартритом 2–3 степени по KL, которые были рандомизированы на солевой раствор ( n = 68), гиалуроновую кислоту (HA ( n = 64)) или ASA. ) ( n = 68) инъекций. Показатели исхода, включая результаты, сообщаемые пациентами, и неприемлемые уровни боли оценивались через 3 и 6 месяцев после инъекции. Что касается показателей результатов, сообщаемых пациентами, у тех, кто получил инъекцию ASA, были значительно большие отклонения по шкале ВАШ, подшкале боли KOOS и подшкале повседневной жизни по шкале KOOS по сравнению с HA через 3 месяца и HA и физиологическим раствором через 6 месяцев.Кроме того, через 3 месяца у тех, кто получил инъекцию ASA, уровень неприемлемой боли был ниже (13,2%) по сравнению с HA (68,8%) и физиологическим раствором (75%). Это рандомизированное контрольное исследование предполагает, что ASA может быть полезным при безоперационном лечении остеоартрита. В будущем необходимы дополнительные рандомизированные исследования для дальнейшего понимания клинического использования амниотической ткани при ОА [29 ••].

Исследования травм сухожилий и тендинопатии

В нескольких исследованиях изучалось использование амниотических мембран в качестве вспомогательного средства при восстановлении сухожилий.В модели восстановления ахиллова сухожилия на крысах увеличение восстановления с помощью DHAM показало 0% повторного разрыва через 28 дней по сравнению с 20% в контроле. Те, к которым добавлялся DHAM, показали повышенную миграцию клеток к участкам восстановления и улучшенную организацию волокон сухожилий [30]. Demirkan et al. [31] сравнивали адгезию сухожилий на модели курицы, имитирующей повреждение сухожилия сгибателя зоны II. Восстановление после этих травм часто осложняется перитендинными спайками, которые приводят к ограниченному скольжению сухожилий и ограниченному диапазону движений.Они обнаружили, что нанесение амниотической мембраны на участки восстановления предотвращает адгезию сухожилий к окружающим тканям через 12 недель по сравнению с удалением и восстановлением только оболочки. Точно так же AM уменьшала тяжесть образования перитэндонической адгезии макроскопически и гистологически и приводила к большему активному и пассивному диапазону движений в аналогичной модели цыпленка [32]. Эти различия были более выражены при добавлении гиалуроновой кислоты для защиты от разрушения AM.

Используя модель крыс Sprague-Dawley, Kueckelhaus et al.[23] исследовали эффективность раствора клеточных цитокинов амниона (ACCS), полученного из мультипотентных клеток-предшественников амниона плаценты в геле карбоксиметилцеллюлозы (КМЦ) при заживлении разрывов ахиллова сухожилия. Сухожилия были разорваны и восстановлены в контрольной группе с использованием только шва Кесслера или в экспериментальной группе с ACCS при восстановлении швов Кесслера с усилением CMC. Механический и иммуногистохимический анализ проводился на сухожилиях, взятых через 1, 2, 4, 6 и 8 недель после операции.Они обнаружили, что в первые 2 и 4 недели усиленный ремонт имел более высокий предел прочности на разрыв, предел прочности на разрыв и предел текучести, что свидетельствует о положительном влиянии ACCS на раннее заживление. Однако через 8 недель после ремонта в контрольных группах значительно улучшилась прочность на растяжение и нагрузка до отказа по сравнению с группой, получавшей ACCS, что ставит под сомнение долгосрочные преимущества ACCS в увеличении CMC.

В 2013 году Lange-Consiglio et al. [24, 33] использовали модель лошади в двух испытаниях для оценки эффективности увеличения мезенхимальных стволовых клеток (AMSC), полученных из амниотической мембраны лошади, при повреждениях сухожилий и связок лошади.В первом испытании сравнивали эффективность инъекций AMSC под контролем УЗИ с BM-MSC во время травмы и наблюдали за лошадьми клинически в течение 2 лет. Они обнаружили, что по сравнению с BM-MSC травмы, обработанные AMSC, имели значительно меньшую частоту повторных травм (4% против 23%) и более быстрое возвращение к активности через 4–5 месяцев против 4–12 месяцев). В последующем исследовании они снова выявили улучшение показателей повторных травм и возвращение к активности без побочных эффектов, что свидетельствует об эффективности AMSC при лечении повреждений сухожилий и связок.

В пилотном исследовании десяти пациентов с различными травмами нижних конечностей (включая тендинит задней большеберцовой кости, тендинит малоберцовой кости, тендинит передней большеберцовой кости, травмы разгибателей стопы и подошвенной мускулатуры, а также тендинит ахиллова сухожилия) Lullove et al. [34] протестировали имеющийся в продаже аллотрансплантат текучего тканевого матрикса, полученный из соединительной ткани плаценты человека (PX50, Human Regenerative Technologies), на серии случаев из 10 пациентов. Примечательно, что это расследование не включало подробного описания состава продукта.Результаты продемонстрировали преимущество PX50: восемь из десяти участников сообщили об отсутствии боли по визуальной аналоговой шкале через 4 недели после инъекции, а все пациенты сообщили об отсутствии боли через 5 недель. Эти результаты ограничены небольшим количеством пациентов от одного врача, неоднородностью патологии и отсутствием контрольной группы, проходящей стандартное лечение для сравнения.

Также изучалось влияние продуктов, полученных из околоплодных вод, на другие сухожилия. Недавнее контролируемое многоцентровое исследование исходов сухожилий сгибателей зоны II у людей было проведено с использованием амниотической мембраны в качестве биологического барьера для охвата сухожилий сгибателей после первичной репарации [35].Результаты показали значительное увеличение проксимального межфалангового (PIP) и дистального межфалангового (DIP) диапазона движений и повышение показателей функциональных баллов «от отличного до хорошего» в группе AM по сравнению с контролем ( p <0,01) со средним значением 140,8 ° по сравнению с 123 ° и 84% против 43% на основе классификации Стрикленда и Глоговаца. Также были более высокие показатели общих осложнений в контрольной группе ( p = 0,007), которые включали повторный разрыв, эритему, зуд и экссудат, что привело авторов к выводу, что AM является безопасным и эффективным рассасывающимся материалом, который снижает образование адгезии.

Исследования подошвенного фасциита

Есть несколько клинических испытаний, изучающих влияние продуктов амниотического происхождения на лечение подошвенного фасцита. Хансельман и его коллеги провели рандомизированное контролируемое двойное слепое пилотное исследование по сравнению криоконсервированной амниотической мембраны человека (c-hAM) с инъекцией кортикостероидов для лечения подошвенного фасциита [36]. Пациенты получали инъекцию в начале и предлагали повторную инъекцию того же препарата при их первом 6-недельном наблюдении.Двадцать три пациента находились под наблюдением в течение 18 недель, которое включало шкалу боли по ВАШ и опросник состояния здоровья стопы (FHSQ), проверенный инструмент, который оценивает боль и функцию стопы, физическую активность и общее состояние здоровья. Они не обнаружили значительных различий между группами у пациентов, получавших одну инъекцию, а у пациентов, получивших 2 инъекции, наблюдалось большее улучшение показателей боли в стопе по шкале FHSQ у пациентов, получавших c-hAM, по сравнению с контрольной группой (66,3 против 32,5, соответственно; p = 0.011). Однако группа кортикостероидов показала значительно лучшую посадку обуви ( p = 0,024) и общее состояние здоровья ( p = 0,013) через 6 недель и лучшее субъективное улучшение через 12 недель ( p = 0,041) по сравнению с c-hAM.

В другом проспективном рандомизированном клиническом исследовании 45 пациентов авторы сравнили инъекции физиологического раствора (контроль) с инъекциями 0,5 и 1,25 куб. См mDHACM при подошвенном фасциите [37]. Через 8 недель наблюдения по шкале Американского общества ортопедов стопы и голеностопного сустава (AOFAS) показатели задней части стопы увеличились для тех, кто получал mDHACM (среднее улучшение по шкале AOFAS Hindfoot на 12.9 ± 16,9 балла для контроля по сравнению с 51,6 ± 10,1 и 53,3 ± 9,4 для 0,5 см и 1,25 см мДГАКМ, соответственно, оба p <0,001). Размеры выборки и последующее наблюдение за этими исследованиями ограничены, и результаты следует интерпретировать с осторожностью. Однако ни в одном из исследований не было замечено никаких неблагоприятных исходов, и они представляют ранние доказательства того, что продукты, полученные из околоплодных вод, могут быть полезными при лечении этого сложного состояния.

Заключение

Амниотические продукты были хорошо изучены для различных условий на животных моделях, и многие из этих исследований продемонстрировали превосходные лечебные и регенеративные эффекты.Учитывая различия в составе и содержании продуктов, полученных из околоплодных вод, очень важно понимать и сообщать об этих особенностях в исследованиях на животных и клинических испытаниях. Однако клинические испытания остаются крайне ограниченными как для лечения остеоартрита, так и для других ортопедических патологий. Дальнейшие исследования, включая крупные рандомизированные клинические испытания, необходимы для подтверждения предварительных результатов на животных моделях.

Соблюдение этических стандартов

Конфликт интересов

Хейли П. Хаддлстон, Мэтью Кон, Эрик Хауншильд и Стефани Э.Вонг заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Джек Фарр сообщает о поддержке исследований со стороны Active Implants, Arthrex, Inc., Episurf, Fidia Pharma, JRF Ortho, Moximed, Inc., Novartis, Inc., Organogenesis, Samumed, Vericel и ZimmerBiomet; оплачиваемый консультант Aesculap / B.Braun, Arthrex, Inc., Cartiheal, Cook Biotech, Inc., Exactech, Moximed, Inc., Organogenesis, Regentis, Samumed, Inc., Vericel и ZKR Orthopaedics, Inc.; роялти от Arthrex, Inc., Biopoly, LLC, Organogenesis, Springer и Thieme Medical Publishers, Inc.; акции / опционы на акции MedShape, Inc. и Ortho Regenerative Tech, Inc.; и назначения редакционной коллегии Американского журнала ортопедии и хрящей помимо представленных работ.

Адам Б. Янке сообщает о поддержке исследований со стороны компаний Arthrex, Inc., Organogenesis и Vericel; и оплачиваемый консультант JRF Ortho, Olympus, Patient IQ, Smith & Nephew и Sparta Biomedical.

Права человека и животных и информированное согласие

Все описанные исследования / эксперименты с участием людей или животных, выполненные авторами, были ранее опубликованы и соответствовали всем применимым этическим стандартам (включая Хельсинкскую декларацию и поправки к ней, стандарты институционального / национального исследовательского комитета, и международные / национальные / институциональные руководящие принципы).

Сноски

Эта статья является частью тематического сборника по стволовым клеткам в ортопедической хирургии

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​филиалах организаций.

Ссылки

Недавно опубликованные статьи, представляющие особый интерес, были отмечены как: • Важные • Важные

2. Малхотра К., Джайн А.К. Трансплантация амниотической мембраны человека: различные варианты ее использования в офтальмологии.Мировая трансплантация J. 2014; 4: 111–121. DOI: 10.5500 / wjt.v4.i2.111. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Капоросси Т., Де Анжелис Л., Пачини Б., Тартаро Р., Финоккио Л., Барка Ф. и др. Пробка из амниотической мембраны человека для лечения высокого миопического макулярного отверстия, связанного с отслоением сетчатки. Acta Ophthalmol. 2019. 10.1111 / aos.14174. [PubMed] 4. Шах А.П. Использование аллотрансплантатов амниотической мембраны в лечении нейропатических язв стопы. J Am Podiatr Med Assoc. 2014; 104: 198–202. DOI: 10.7547 / 0003-0538-104.2.198. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Свон Дж. Использование криоконсервированных частиц амниотической мембраны человека и ткани пуповины (AM / UC): исследование серии случаев для применения при заживлении хронических ран. Surg Technol Int. 2014; 25: 73–78. [PubMed] [Google Scholar] 6. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж. П., Янг Нью-Джерси, Джейкобс А.М., Зелен С.М. Использование асептически обработанного обезвоженного амниона и хорионной мембраны человека повышает вероятность и скорость заживления хронических язв диабетической стопы: проспективное рандомизированное многоцентровое клиническое исследование с участием 80 пациентов.Int Wound J. 2018; 15: 950–957. DOI: 10.1111 / iwj.12954. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж.П., Янг Нью-Джерси, Зелен CM. Асептически обработанная плацентарная мембрана улучшает заживление язв диабетической стопы. Пластиковый Reconstr Surg Glob Open. 2016; 4: e1095. DOI: 10.1097 / GOX.0000000000001095. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Султан А.А., Пьюцци Н.С., Мон-Массачусетс. Неоперационное применение матрикса плацентарной ткани при ортопедических спортивных травмах.Clin J Sport Med. 2018. 10.1097 / JSM.0000000000000684. [PubMed] 9. Hao Y, Ma DH, Hwang DG, Kim WS, Zhang F. Идентификация антиангиогенных и противовоспалительных белков в амниотической мембране человека. Роговица. 2000. 19: 348–352. DOI: 10.1097 / 00003226-200005000-00018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Koh JW, Shin YJ, Oh JY, Kim MK, Ko JH, Hwang JM, Wee WR, Lee JH. Экспрессия ТИМП в криоконсервированной и лиофилизированной амниотической мембране. Curr Eye Res. 2007. 32: 611–616. DOI: 10.1080 / 02713680701459441.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Беннетт Н.Т., Шульц Г.С. Факторы роста и заживление ран: биохимические свойства факторов роста и их рецепторов. Am J Surg. 1993; 165: 728–737. DOI: 10.1016 / s0002-9610 (05) 80797-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Дуа Х.С., Гомес Дж.А., Король А.Дж., Махараджан В.С. Амниотическая оболочка в офтальмологии. Surv Ophthalmol. 2004; 49: 51–77. DOI: 10.1016 / j.survophthal.2003.10.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Тополук Н., Хокинс Р., Токиш Дж., Меркури Дж.Амниотические мезенхимальные стромальные клетки демонстрируют преимущественную остеогенную и хондрогенную дифференцировку и повышенную продукцию матрикса по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками жировой ткани. Am J Sports Med. 2017; 45: 2637–2646. DOI: 10.1177 / 0363546517706138. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Вэй Дж. П., Навата М., Вакитани С., Каметани К., Ота М., Тода А. и др. Амниотические мезенхимальные клетки человека дифференцируются в хондроциты. Клонирование стволовых клеток. 2009; 11: 19–26. DOI: 10.1089 / кл.2008.0027. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15.Nogami M, Kimura T, Seki S, Matsui Y, Yoshida T, Koike-Soko C, Okabe M, Motomura H, Gejo R, Nikaido T. Бесклеточный каркас, покрытый внеклеточным матриксом человека, полученный из амниона, для восстановления хряща: в vitro и in vivo исследования. Tissue Eng Часть A. 2016; 22: 680–688. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2015.0285. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Zhang Z, Zeng L, Yang J, Guo L, Hou Q, Zhu F. Стволовые клетки, полученные из амниотических мембран, помогают восстанавливать костно-хрящевой дефект в несущей зоне у кроликов. Exp Ther Med. 2017; 14: 187–192.DOI: 10.3892 / etm.2017.4497. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Лю П.Ф., Го Л., Чжао Д.В., Чжан З.Дж., Кан К., Чжу Р.П., Юань XL. Изучение бесклеточной амниотической мембраны человека, нагружающей мезенхимальные стволовые клетки костного мозга при восстановлении дефекта суставного хряща у кроликов. Genet Mol Res. 2014; 13: 7992–8001. DOI: 10.4238 / 2014. 29 декабря 2014 г. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Тан К., Ву Дж, Сюн З, Джи И, Сунь Т., Го Х. Бесклеточная амниотическая мембрана человека: потенциальный остеоиндуктивный биоматериал для регенерации костей.J Biomater Appl. 2018; 32: 754–764. DOI: 10.1177 / 0885328217739753. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Андерсон Дж. Дж., Суэйзи З. Использование амниотического аллотрансплантата человека при рассекающем остеохондрите купола таранной кости: сравнение с аллотрансплантатами и без аллотрансплантатов в лодыжках, подвергшихся артроскопическому лечению. Surg Sci. 2015; 6: 412–417. DOI: 10.4236 / SS.2015.69059. [CrossRef] [Google Scholar] 20. Gerwin N, Hops C, Lucke A. Внутрисуставная доставка лекарств при остеоартрите. Adv Drug Deliv Rev. 2006; 58: 226–242. DOI: 10.1016 / j.адрес.2006.01.018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Беренбаум Ф. Остеоартроз как воспалительное заболевание (остеоартроз не остеоартроз!) Остеоартроз. Хрящ. 2013; 21: 16–21. DOI: 10.1016 / j.joca.2012.11.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Уордл Ф. Вовлечение подростков в игру. Ребенок сегодня. 1988; 17: 14–15. [PubMed] [Google Scholar] 23. Kueckelhaus M, Philip J, Kamel RA, Canseco JA, Hackl F, Kiwanuka E, et al. Длительное высвобождение раствора клеточных цитокинов, полученных из амниона, способствует заживлению ахиллова сухожилия у крыс.Эпластика. 2014; 14: e29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Lange-Consiglio A, Rossi D, Tassan S, Perego R, Cremonesi F, Parolini O. Кондиционированная среда из мультипотентных клеток-предшественников, полученных из амниотической мембраны лошади: иммуномодулирующая активность in vitro и первое клиническое применение при повреждениях сухожилий и связок in vivo. Stem Cells Dev. 2013; 22: 3015–3024. DOI: 10.1089 / scd.2013.0214. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Виллетт Нью-Джерси, Тот Т., Лин А.С., Моран С., Раджи И., Шридаран С., Стивенс Х.Й., Гулдберг РЭ.Внутрисуставная инъекция микронизированной дегидратированной мембраны амниона / хориона человека ослабляет развитие остеоартрита. Arthritis Res Ther. 2014; 16: R47. DOI: 10.1186 / ar4476. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Рейнс А.Л., Ши М.С., Чуа Л., Су К.В., Ценг С.К., О’Коннелл Дж. Эффективность твердых частиц амниотической мембраны и тканей пуповины в ослаблении разрушения хряща на модели остеоартрита. Tissue Eng Часть A. 2017; 23: 12–19. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2016.0088. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27.Марино-Мартинес И.А., Мартинес-Кастро АГ, Пенья-Мартинес В.М., Акоста-Оливо, Калифорния, Вилчес-Кавасос Ф., Гусман-Лопес А. и др. Внутрисуставная инъекция амниотической мембраны человека предотвращает повреждение хряща на модели остеоартрита. Exp Ther Med. 2019; 17: 11–16. DOI: 10.3892 / etm.2018.6924. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Вайнс Дж., Алипрантис А.О., Гомолл А.Х., Фарр Дж. Криоконсервированная амниотическая суспензия для лечения остеоартрита коленного сустава. J Knee Surg. 2015; 29: 443–450. DOI: 10.1055 / с-0035-1569481.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

29. •• Фарр Дж., Гомолл А.Х., Янке А.Б., Штраус Э.Дж., Моури К.С., Исследовательская группа ASA. Рандомизированное контролируемое простое слепое исследование, демонстрирующее превосходство инъекции аллотрансплантата амниотической суспензии над контролем гиалуроновой кислоты и физиологического раствора для модификации симптомов остеоартрита коленного сустава. J хирургия коленного сустава. 2019. 10.1055 / s-0039-1696672 В этом одинарном слепом рандомизированном контрольном исследовании изучалось влияние инъекций амниотической суспензии у пациентов с остеоартритом коленного сустава и было обнаружено, что пациенты, которые прошли это лечение, значительно улучшили результаты лечения и боль по сравнению с теми, кто перенесла инъекцию физиологического раствора или гиалуроновой кислоты.

30. МакКуиллинг Дж. П., Сандерс М., Польша Л., Сандерс М., Басадонна Дж., Уолдроп, Н. Э., Моури, К. К.. Обезвоженный амнион / хорион улучшает восстановление ахиллова сухожилия у животных с диабетом. Раны. 2019; 31: 19–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Демиркан Ф., Колакоглу Н., Херек О., Эркула Г. Использование амниотической мембраны при восстановлении сухожилий сгибателей: экспериментальная модель. Arch Orthop Trauma Surg. 2002; 122: 396–399. DOI: 10.1007 / s00402-002-0418-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Özgenel GY.Влияние комбинации гиалуроновой и амниотической мембран на формирование перитендиновых спаек после операции на сухожилиях сгибателей у кур. J Bone Joint Surg Br. 2004. 86: 301–307. DOI: 10.1302 / 0301-620x.86b2.14435. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Lange-Consiglio A, Tassan S, Corradetti B, Meucci A, Perego R, Bizzaro D, Cremonesi F. Изучение эффективности полученных из амниона по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками костного мозга при повреждениях сухожилий и связок лошадей. Цитотерапия.2013; 15: 1011–1020. DOI: 10.1016 / j.jcyt.2013.03.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Лю Ц., Бай Дж., Ю К., Лю Дж., Тиан С., Тян Д. Биологический амнион предотвращает адгезию сухожилий сгибателей в зоне II: контролируемое многоцентровое клиническое исследование. Biomed Res Int. 2019; 2354325. 10.1155 / 2019/2354325. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 36. Hanselman AE, Tidwell JE, Santrock RD. Инъекция криоконсервированной амниотической мембраны человека при подошвенном фасциите. Foot Ankle Int. 2015; 36: 151–158. DOI: 10.1177 / 1071100714552824. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37.Зелен С.М., Пока А., Эндрюс Дж. Проспективное, рандомизированное, слепое, сравнительное исследование инъекционного микронизированного дегидратированного аллотрансплантата амниотической / хорионической мембраны для подошвенного фасциита — технико-экономическое обоснование. Foot Ankle Int. 2013; 34: 1332–1339. DOI: 10.1177 / 1071100713502179. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

клинических и фундаментальных научных данных

Curr Rev Musculoskelet Med. 2020 Apr; 13 (2): 148–154.

, 1 , 1 , 1 , 1 , 2 и 1

Хейли П.Huddleston

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Мэтью Р. Кон

1 Отделение ортопедической хирургии , Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раша, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Eric D. Haunschild

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш , 1611 Вт.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Stephanie E. Wong

1 Отделение ортопедической хирургии, отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 США

Джек Фарр

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, IN США

Адам Б. Янке

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, США

Автор для корреспонденции Авторские права © Springer Science + Business Media, LLC, часть Springer Nature 2020 Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель обзора

Ортобиологические препараты, включая амниотические препараты, в последнее десятилетие вызывают повышенный интерес для лечения различных ортопедических состояний, включая остеоартрит. Однако использование биопрепаратов разнообразно и в настоящее время доступно при минимальном надзоре или регулировании. В этом обзоре будет оцениваться текущее состояние исследований, в которых используются амниотические продукты как in vitro, так и in vivo.

Недавние результаты

Производные амниотической ткани показали положительный эффект на животных моделях при различных состояниях.Клинические испытания ограничены с неоднозначными результатами, однако некоторые недавние исследования предлагают обоснование для продолжения исследований.

Резюме

Хотя амниотические продукты кажутся многообещающими в многочисленных исследованиях на животных, клинические испытания на людях все еще отсутствуют. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, играют ли амниотические продукты роль в лечении остеоартрита и других ортопедических патологий.

Ключевые слова: Хрящ, Остеоартрит, Аллотрансплантат амниотической суспензии, Амниотическая мембрана, Амниотическая жидкость

Введение

Использование биопрепаратов для внутрисуставных инъекций в последнее десятилетие набирает обороты в качестве возможного дополнительного лечения множества ортопедические условия.Разнообразные биологические продукты были разработаны с целью изменения цитокинов и клеточной среды сустава. Продукты, полученные из околоплодных вод, включая амниотические мембраны и продукты из околоплодных вод, являются одним из подтипов ортобиологических препаратов, которые исследуются как потенциальный вариант лечения путем усиления воспаления суставов и заживления. Амниотические оболочки (AM) первоначально использовались для лечения кожных заболеваний, таких как ожоги, язвы и раны. Их использование было впервые описано в 1909 году, когда Davis et al.[1] сообщили об использовании AM в качестве биологической повязки при дефектах кожи. Использование AM эволюционировало с течением времени и включает в себя множество применений для сложной регенерации тканей. AM использовался для лечения различных офтальмологических состояний, таких как поражения поверхности роговицы, отслоения сетчатки, а также как средство для регенерации лимбальных стволовых клеток [2, 3]. Пластические хирурги и специалисты по ранам используют AM для лечения острых и хронических ран, в то время как хирурги стопы и голеностопного сустава отметили ускоренное заживление язв диабетической стопы и других медленно заживающих ран при использовании AM [4–7].

Исследования продуктов амниотического происхождения для регенерации тканей в ортопедии расширились в последние годы, в том числе для лечения подошвенного фасциита, заживления связок и сухожилий, патологии позвоночника, восстановления хрящей и остеоартрита. По состоянию на 2018 год было восемь коммерчески доступных продуктов амниотической мембраны, которые были изучены для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата (таблица) [8]. В этой главе мы исследуем роль амниотических продуктов в ортопедии, исходя из функции амниотической мембраны in vivo, посредством текущих клинических исследований с использованием этого ортобиологического лечения.

Таблица 1

Доступные в настоящее время продукты с амниотической мембраной

alotic 9018 9018 alotic 9018 ioactive амниотическая суспензия аллотрансплантата
Продукт Производитель Подробные сведения
Clarix FLO Amniox Medical Mijia Пуповина Пуповина Пуповина Пуповина Дегидратированная мембрана амниона / хориона человека (dHACM)
PX50 Регенеративные технологии человека Частицы мембраны амниона и продукты, которые являются криоконсервированными
PalinGen Flow18 / SportFlow
Allogen ViVex Матричный аллотрансплантат, полученный из околоплодных вод
FloGraft Applied Biologics Аллотрансплантаты амниотической ткани
CryopCel
Affinity Organogensis Свежая амниотическая мембрана

Анатомия и функции

Плацента состоит из множества элементов как плода, так и матери.Элементы плода включают амнион, хорион, околоплодные воды и пуповину; клетки этого происхождения были исследованы на предмет их потенциального использования в регенеративной медицине.

Пуповина начинает формироваться через 4 недели и является основным каналом, по которому кровь плода получает кислород и выводит побочные продукты через материнский кровоток. Амнион и хорион вместе образуют плаценту, которая покрывает околоплодные воды и плод. Хорион формируется из цитотрофобластов и синциотрофобластов.В течение второй недели развития плода, когда бластоциста начинает имплантироваться в эндометрий матери, внешние слои бластоцисты образуют цитотрофобласт (внутренний слой) и синциотрофобласты (внешний слой). Ворсинки хориона, которые являются основным местом газообмена внутри матки, образованы цитотрофобластами, которые входят в слой синциотрофобластов и образуют ветвистые структуры, а затем цитотрофобласты и, в конечном итоге, мезенхимальная ткань вторгаются и остаются во внутренней части.

Амнион представляет собой тонкую внутреннюю поверхность плодной оболочки, приблизительно 0,02–0,05 мм толщиной, вступает в прямой контакт с околоплодными водами [2]. Он бессосудистый, аневральный и лимфатический, и получает питательные вещества путем диффузии. Он состоит из трех гистологических слоев, образованных из слоя трофобласта — эпителиального слоя, толстой базальной мембраны и бессосудистой мезенхимальной ткани — и состоит из двух типов клеток: амниотических эпителиальных клеток (АЭК) и амниотических мононуклеарных мезенхимальных клеток (рис.). Бессосудистый слой прилегает к хорионическому слою и может быть далее подразделен на три компонента: компактный слой, средний слой фибробластов и губчатый слой. Слой фибробластов содержит коллаген типа I, типа III, типа V и типа VI, что увеличивает механическую силу, которую этот слой может выдержать. Самый внешний губчатый слой назван так из-за его характерного губчатого вида на гистологии и из-за высокой концентрации протеогликанов и гликопротеинов. Средний слой амниотической мембраны — это базальная мембрана, которая служит барьером для камеры околоплодных вод.Его большая толщина и высокая концентрация коллагена типа IV, V и VII вместе с фибронектином и ламинином позволяют ему выполнять эту функцию. Внутренний аспект — это эпителиальный слой, который состоит из одноклеточного слоя кубовидных клеток с микроворсинками. Эти клетки участвуют в транспорте клеток и метаболически активны.

Структура амниотической мембраны

Функции амниотической мембраны включают обеспечение прочной мембраны для физической защиты плода, регулирование pH амниотической жидкости и секретирование различных клеточных сигнальных и биоактивных молекул.Функции этих молекул варьируются от противомикробного до противовоспалительного действия. Эти молекулы включают основной фактор роста фибробластов (bFGF), эпидермальный фактор роста (EGF), гиалуроновую кислоту (HA), интерлейкины (IL-1 и IL-10), бета-дефенсины, трансформирующий фактор роста B (TGF-beta), элафин. , человеческий лейкоцитарный антиген-G (HLA-G), матриксные металлопротеиназы (MMP), тканевые ингибиторы металлопротеиназ (TIMP) и тромбоцитарный фактор роста (PDGF) [9, 10]. Кроме того, амниотические ткани содержат противовоспалительные факторы, такие как антагонисты рецепторов IL-1 и IL-10, и регуляторы катаболических ферментов, такие как TIMP 1, 2, 3 и 4.Кроме того, было показано, что AM является мощным подавляющим регулятором передачи сигналов трансформирующего фактора роста бета (TGF-ß), который стимулирует рекрутирование фибробластов и макрофагов и стимулирует выработку коллагена [11].

Сбор и хранение

Амниотическая мембрана получена от доноров, перенесших неосложненное плановое кесарево сечение, поскольку это асептическая процедура по сравнению с вагинальными родами. После сбора амниотическая оболочка хранится в асептических условиях.Затем его промывают антибиотиками и противогрибковыми средствами. Его разделяют и затем хранят в виде криоконсервированной амниотической мембраны человека (CHAM) или в виде сухой амниотической мембраны человека (DHAM) [2]. Различия в приготовлении позволяют хранить DHAM при комнатной температуре, тогда как CHAM следует хранить при -80 ° C. Оба эти метода показали свою применимость в исследованиях, посвященных использованию амниотической мембраны в офтальмологических процедурах [12]. Кроме того, есть доступный продукт, который не подвергается обезвоживанию или замораживанию (хранится при температуре от 1 до 10 ° C), теоретически обеспечивающий те же преимущества, что и AM in vivo.

In vitro Investigations

AM был изучен как биологический каркас и как источник амниотических мезенхимальных стволовых клеток для регенерации хряща в ряде фундаментальных научных исследований и на моделях на животных [13 •]. В недавнем исследовании сравнивалась способность амниотических и жировых мезенхимальных стромальных клеток подвергаться хондрогенной и остеогенной дифференцировке в клеточных культурах и продуцировать хрящевой или минерализованный матрикс. Тополюк и др. [13 •] показали, что амнион человека содержит амниотические эпителиальные клетки и амниотические мезенхимальные стромальные клетки, которые приводят к большей экспрессии гена коллагена типа II и большему производству хрящевого внеклеточного матрикса, чем жировые мезенхимальные стромальные клетки.

Исследования хрящей и костей

Применение AM в инъекционной форме было протестировано в доклинических испытаниях на нескольких различных моделях животных. В предварительных исследованиях этот новый вид лечения показал многообещающие возможности для заживления связанных со спортом травм сухожилий, связок, мягких тканей, костей и хрящей. Wei et al. [14] обнаружили, что амниотические мезенхимные клетки человека с коллагеновым каркасом, помещенные в дефекты суставного хряща крысы, претерпевали морфологические изменения и приводили к отложению коллагена типа II после индукции хондрогенеза с помощью BMP-2.В другой модели на крысах Nogami et al. [15] изучали использование нового каркаса на основе внеклеточного матрикса (ЕСМ), полученного из амниотических мезенхимальных клеток, покрытого сополимерно-гликолевой кислотой (PLGA), для облегчения восстановления хряща. Каркасы ECM-PLGA помещали в костно-хрящевые дефекты в трохлеарной борозде коленей крысы и исследовали гистологически. Авторы обнаружили, что пациенты, получавшие этот каркас, продемонстрировали повышенную экспрессию мРНК коллагена II типа и индуцировали постепенную регенерацию тканей, что привело к лучшему восстановлению гиалинового хряща по сравнению с контролем.

На кроличьей модели дефектов медиального сустава бедра исследователи обнаружили, что применение бесклеточной амниотической мембраны человека для устранения дефектов значительно улучшило гистологическую градацию по сравнению с контролем, которая включала измерения хряща, целостности поверхности и анализ типов клеток [16 •] . В другом исследовании на модели кролика авторы использовали бесклеточный AM человека для нагрузки мезенхимальных стволовых клеток костного мозга (BM-MSC) на очаговые дефекты суставного хряща мыщелка бедренной кости диаметром 4 мм [17].Эту группу сравнивали с дефектами суставного хряща, обработанными только AM, и контрольной группой. Через 8 и 12 недель после операции гистологическое исследование кроликов, получавших BM-MSC + AM, содержало плотные хрящеподобные клетки, которые имели положительную окраску на коллаген типа II, которые не присутствовали в контроле или у кроликов, получавших только AM. Это предполагает необходимость дальнейших исследований по объединению различных ортобиологических препаратов для получения максимальной клинической пользы.

Недавно Tang et al. [18] исследовали влияние бесклеточной амниотической мембраны человека на костную регенерацию дефектов бедренной кости с использованием модели крыс Sprague-Dawley.Человеческие амниотические оболочки собирали и обрабатывали во время родов. Затем их вводили в стромальные клетки костного мозга (BMSC), с последующим анализом, демонстрирующим значительную пролиферацию и остеогенную дифференцировку BMSC. Были созданы двусторонние дефекты бедренной кости, при этом один дефект был покрыт амниотической оболочкой, а другой оставался открытым. Образцы собирали через 15 и 30 дней для гистологического анализа и ПЦР. Они обнаружили, что дефекты увеличения амниотической мембраны значительно улучшили регенерацию кости с ассоциированной активацией экспрессии гена CXC Chemokine Receptor 4 (CXCR-4), моноцитарного хемоаттрактантного белка-1 (MCP-1) и катепсина K (CatK), все это индуцировало рекрутирование клеток и ремоделирование костей.

Отсутствуют клинические испытания, изучающие влияние продуктов амниотического происхождения на пациентов с дефектами суставного хряща. В единственном идентифицированном исследовании на людях Андерсон и Суэйзи изучали использование амниотического аллотрансплантата человека во время артроскопии голеностопного сустава и микропереломов у пациентов с рассекающим остеохондритом таранной кости размером менее 2 см 2 [19]. В исследование был включен 101 пациент, 54 из которых перенесли аугментацию суспензионным аллотрансплантатом AM на основании предпочтений хирурга; пациенты не были скрыты от своего лечения.Они обнаружили, что по сравнению с контрольной группой у тех, кто лечился AM, наблюдалось большее улучшение показателей боли по ВАШ через 24 месяца по сравнению с контрольной группой. Кроме того, оценки Американского колледжа хирургов стопы и голеностопного сустава (ACFAS) были выше в группе трансплантатов через 3 месяца ( p <0,001), 12 месяцев ( p <0,001) и 24 месяца ( p < 0,001) послеоперационный.

Исследования остеоартрита

Остеоартрит (ОА) возникает в результате постепенной механической дегенерации суставного хряща и является основной причиной хронической инвалидности в США [20–22].Повышенные концентрации некоторых цитокинов синовиальной жидкости и их проводящих путей, включая IL-1α, IL-1β, IL-18, TNF-α и комплемент, были связаны с ухудшением тяжести ОА [23, 24]. Эти цитокины и простагландины играют важную роль, поскольку они увеличивают продукцию матриксных металлопротеиназ хондроцитами, которые способствуют процессу ремоделирования и способствуют деградации хряща. По мере того, как наше понимание патофизиологии ОА расширяется, растет интерес к терапевтическому использованию AM из-за его клеточных свойств.AM содержит множество противовоспалительных и антифибротических соединений, таких как антагонист рецептора интерлейкина 1 (IL-1RA) и IL-10, которые могут препятствовать прогрессированию и подавлять образование воспаления, ослабляя дегенерацию суставного хряща. Кроме того, AM способствует экспрессии ТИМП, ингибитора матриксной металлопротеиназы [11]. Матричные металлопротеазы представляют собой подтип эндопротеаз, которые разрушают различные субстраты, такие как протеогликаны и коллагены. Ингибирование этого пути с помощью ТИМП может предотвратить деградацию хряща.Благодаря всем этим свойствам AM может стать вариантом лечения остеоартрита.

Willett и его коллеги исследовали использование инъекционной формы обезвоженной амниотической / хорионической мембраны человека (dHACM) для лечения ОА у крыс [25]. Композицию получают путем девитализации и обезвоживания донорской плацентарной ткани, которая сохраняет эпителиальный и хорионный слои, а также тромбоцитарный фактор роста, фактор роста фибробластов, TGF-β и TIMP. Крысам выполняли рассечение медиального мениска для индукции ОА и после операции вводили dHACM или физиологический раствор.На 21 день не было различий в уровнях синовиальных цитокинов, и большинство исследованных цитокинов были ниже предела обнаружения. Однако равновесное разделение ионного контрастного вещества микро-КТ (EPIC-μCT), подтвержденного метода оценки дегенерации хряща, продемонстрировало, что пациенты, получавшие dHACM, показали более низкое ослабление хряща, что указывает на более высокое содержание протеогликана на медиальном плато большеберцовой кости по сравнению с контрольной группой. . В контроле также наблюдалось статистически значимое увеличение количества эрозий хряща (в среднем 2.8 ± 0,2) и высыпаний (2,4 ± 0,4) по сравнению с опытной группой (1,2 ± 0,37 эрозии, без высыпаний). Авторы пришли к выводу, что внутрисуставная инъекция dHACM может иметь терапевтический эффект на развитие ОА.

В другом исследовании на крысах с ОА, индуцированным через рассечение медиального мениска, авторы оценили, может ли внутрисуставная инъекция частиц амниотической мембраны и матрикса пуповины (AM / UC) замедлить прогрессирование ОА [26]. Через две недели после менискэктомии крысы получали инъекцию 50 мкг / мкл AM / UC, инъекцию 100 мкг / мкл AM / UC или инъекцию физиологического раствора.EPIC-μCT через 1 неделю показал общее ослабление разрушения хряща и увеличение объема и толщины хряща в обеих группах, получавших AM / UC, по сравнению с группой, получавшей физиологический раствор. Эта разница сохранялась только для группы с более высокими дозами AM / UC через 4 недели. Кроме того, гистологический анализ с использованием гистологических оценок Международного общества исследования остеоартрита (OARSI) продемонстрировал аналогичные результаты. Баллы OARSI через 1 неделю показали значительно меньшую дегенерацию хряща, кальцинированный хрящ и повреждение субхондральной кости для обеих введенных доз AM / UC по сравнению с контролем, тогда как только группа, получавшая более высокую дозу, показала значительные различия через 4 недели.

В недавнем исследовании на кроликах изучалось использование внутрисуставных инъекций липофилизированного AM для лечения ОА [27 •]. ОА был индуцирован инъекцией коллагеназы, и после того, как ОА был установлен, субъектам вводили состав AM в одно колено и физиологический раствор в противоположное колено. Значительные различия были отмечены через 3 и 6 недель, поскольку у тех, кому вводили липофилизированный AM, наблюдались кластеры клеток без нарушения целостности суставного хряща, в то время как в контрольных коленях наблюдались более выраженные фибрилляции, эрозии, трещины и меньшее окрашивание матрикса на основе подтвержденных оценок для морфологического и гистологического анализа. .Неопубликованные данные лечения аллотрансплантатом амниотической суспензии (ASA) на модели ОА у крыс (лечение йодацетатом натрия [MIA]) показали, что лечение ASA в течение 7 дней привело к улучшению болевых порогов и уменьшению отека и отвращения к весу по сравнению с физиологическим раствором и триамцинолон для инъекций. Кроме того, у группы, получавшей инъекцию ASA, были повышенные уровни IL-10 по сравнению с контрольной группой.

Опубликованы только два исследования на людях по использованию амниотических мембран для лечения остеоартрита.Они были выполнены с использованием криогенно-консервированного аллотрансплантата человеческой амниотической суспензии, содержащего человеческую амниотическую мембрану и клетки, полученные из амниотической жидкости человека [28]. Первое открытое проспективное пилотное исследование осуществимости было выполнено на шести пациентах с ОА коленного сустава 3 и 4 степени по Келлгрену-Лоуренсу с периодом наблюдения в течение 1 года. Авторы отметили отсутствие реакций в месте инъекции и никаких значительных изменений лейкоцитов в сыворотке, гематокрита, тромбоцитов, скорости оседания эритроцитов или С-реактивного белка.Через 1 год наблюдения наблюдалось среднее увеличение показателей исходов, о которых сообщали пациенты, включая оценку исходов травм коленного сустава и остеоартрита (KOOS) (с 43,4 до 70,2), шкалу Международного комитета по документации коленного сустава (IKDC) (с 41,7 до 63,4), и единая оценка числовой оценки (SANE) балл (от 51,3 до 85,8). Однако статистический анализ не проводился из-за ограниченного размера выборки, группы сравнения не было, а период наблюдения был ограничен 1 годом. Следовательно, из этих показателей результатов нельзя сделать никаких значимых выводов.

Второе исследование на людях было рандомизированным контрольным исследованием с 200 пациентами с остеоартритом 2–3 степени по KL, которые были рандомизированы на солевой раствор ( n = 68), гиалуроновую кислоту (HA ( n = 64)) или ASA. ) ( n = 68) инъекций. Показатели исхода, включая результаты, сообщаемые пациентами, и неприемлемые уровни боли оценивались через 3 и 6 месяцев после инъекции. Что касается показателей результатов, сообщаемых пациентами, у тех, кто получил инъекцию ASA, были значительно большие отклонения по шкале ВАШ, подшкале боли KOOS и подшкале повседневной жизни по шкале KOOS по сравнению с HA через 3 месяца и HA и физиологическим раствором через 6 месяцев.Кроме того, через 3 месяца у тех, кто получил инъекцию ASA, уровень неприемлемой боли был ниже (13,2%) по сравнению с HA (68,8%) и физиологическим раствором (75%). Это рандомизированное контрольное исследование предполагает, что ASA может быть полезным при безоперационном лечении остеоартрита. В будущем необходимы дополнительные рандомизированные исследования для дальнейшего понимания клинического использования амниотической ткани при ОА [29 ••].

Исследования травм сухожилий и тендинопатии

В нескольких исследованиях изучалось использование амниотических мембран в качестве вспомогательного средства при восстановлении сухожилий.В модели восстановления ахиллова сухожилия на крысах увеличение восстановления с помощью DHAM показало 0% повторного разрыва через 28 дней по сравнению с 20% в контроле. Те, к которым добавлялся DHAM, показали повышенную миграцию клеток к участкам восстановления и улучшенную организацию волокон сухожилий [30]. Demirkan et al. [31] сравнивали адгезию сухожилий на модели курицы, имитирующей повреждение сухожилия сгибателя зоны II. Восстановление после этих травм часто осложняется перитендинными спайками, которые приводят к ограниченному скольжению сухожилий и ограниченному диапазону движений.Они обнаружили, что нанесение амниотической мембраны на участки восстановления предотвращает адгезию сухожилий к окружающим тканям через 12 недель по сравнению с удалением и восстановлением только оболочки. Точно так же AM уменьшала тяжесть образования перитэндонической адгезии макроскопически и гистологически и приводила к большему активному и пассивному диапазону движений в аналогичной модели цыпленка [32]. Эти различия были более выражены при добавлении гиалуроновой кислоты для защиты от разрушения AM.

Используя модель крыс Sprague-Dawley, Kueckelhaus et al.[23] исследовали эффективность раствора клеточных цитокинов амниона (ACCS), полученного из мультипотентных клеток-предшественников амниона плаценты в геле карбоксиметилцеллюлозы (КМЦ) при заживлении разрывов ахиллова сухожилия. Сухожилия были разорваны и восстановлены в контрольной группе с использованием только шва Кесслера или в экспериментальной группе с ACCS при восстановлении швов Кесслера с усилением CMC. Механический и иммуногистохимический анализ проводился на сухожилиях, взятых через 1, 2, 4, 6 и 8 недель после операции.Они обнаружили, что в первые 2 и 4 недели усиленный ремонт имел более высокий предел прочности на разрыв, предел прочности на разрыв и предел текучести, что свидетельствует о положительном влиянии ACCS на раннее заживление. Однако через 8 недель после ремонта в контрольных группах значительно улучшилась прочность на растяжение и нагрузка до отказа по сравнению с группой, получавшей ACCS, что ставит под сомнение долгосрочные преимущества ACCS в увеличении CMC.

В 2013 году Lange-Consiglio et al. [24, 33] использовали модель лошади в двух испытаниях для оценки эффективности увеличения мезенхимальных стволовых клеток (AMSC), полученных из амниотической мембраны лошади, при повреждениях сухожилий и связок лошади.В первом испытании сравнивали эффективность инъекций AMSC под контролем УЗИ с BM-MSC во время травмы и наблюдали за лошадьми клинически в течение 2 лет. Они обнаружили, что по сравнению с BM-MSC травмы, обработанные AMSC, имели значительно меньшую частоту повторных травм (4% против 23%) и более быстрое возвращение к активности через 4–5 месяцев против 4–12 месяцев). В последующем исследовании они снова выявили улучшение показателей повторных травм и возвращение к активности без побочных эффектов, что свидетельствует об эффективности AMSC при лечении повреждений сухожилий и связок.

В пилотном исследовании десяти пациентов с различными травмами нижних конечностей (включая тендинит задней большеберцовой кости, тендинит малоберцовой кости, тендинит передней большеберцовой кости, травмы разгибателей стопы и подошвенной мускулатуры, а также тендинит ахиллова сухожилия) Lullove et al. [34] протестировали имеющийся в продаже аллотрансплантат текучего тканевого матрикса, полученный из соединительной ткани плаценты человека (PX50, Human Regenerative Technologies), на серии случаев из 10 пациентов. Примечательно, что это расследование не включало подробного описания состава продукта.Результаты продемонстрировали преимущество PX50: восемь из десяти участников сообщили об отсутствии боли по визуальной аналоговой шкале через 4 недели после инъекции, а все пациенты сообщили об отсутствии боли через 5 недель. Эти результаты ограничены небольшим количеством пациентов от одного врача, неоднородностью патологии и отсутствием контрольной группы, проходящей стандартное лечение для сравнения.

Также изучалось влияние продуктов, полученных из околоплодных вод, на другие сухожилия. Недавнее контролируемое многоцентровое исследование исходов сухожилий сгибателей зоны II у людей было проведено с использованием амниотической мембраны в качестве биологического барьера для охвата сухожилий сгибателей после первичной репарации [35].Результаты показали значительное увеличение проксимального межфалангового (PIP) и дистального межфалангового (DIP) диапазона движений и повышение показателей функциональных баллов «от отличного до хорошего» в группе AM по сравнению с контролем ( p <0,01) со средним значением 140,8 ° по сравнению с 123 ° и 84% против 43% на основе классификации Стрикленда и Глоговаца. Также были более высокие показатели общих осложнений в контрольной группе ( p = 0,007), которые включали повторный разрыв, эритему, зуд и экссудат, что привело авторов к выводу, что AM является безопасным и эффективным рассасывающимся материалом, который снижает образование адгезии.

Исследования подошвенного фасциита

Есть несколько клинических испытаний, изучающих влияние продуктов амниотического происхождения на лечение подошвенного фасцита. Хансельман и его коллеги провели рандомизированное контролируемое двойное слепое пилотное исследование по сравнению криоконсервированной амниотической мембраны человека (c-hAM) с инъекцией кортикостероидов для лечения подошвенного фасциита [36]. Пациенты получали инъекцию в начале и предлагали повторную инъекцию того же препарата при их первом 6-недельном наблюдении.Двадцать три пациента находились под наблюдением в течение 18 недель, которое включало шкалу боли по ВАШ и опросник состояния здоровья стопы (FHSQ), проверенный инструмент, который оценивает боль и функцию стопы, физическую активность и общее состояние здоровья. Они не обнаружили значительных различий между группами у пациентов, получавших одну инъекцию, а у пациентов, получивших 2 инъекции, наблюдалось большее улучшение показателей боли в стопе по шкале FHSQ у пациентов, получавших c-hAM, по сравнению с контрольной группой (66,3 против 32,5, соответственно; p = 0.011). Однако группа кортикостероидов показала значительно лучшую посадку обуви ( p = 0,024) и общее состояние здоровья ( p = 0,013) через 6 недель и лучшее субъективное улучшение через 12 недель ( p = 0,041) по сравнению с c-hAM.

В другом проспективном рандомизированном клиническом исследовании 45 пациентов авторы сравнили инъекции физиологического раствора (контроль) с инъекциями 0,5 и 1,25 куб. См mDHACM при подошвенном фасциите [37]. Через 8 недель наблюдения по шкале Американского общества ортопедов стопы и голеностопного сустава (AOFAS) показатели задней части стопы увеличились для тех, кто получал mDHACM (среднее улучшение по шкале AOFAS Hindfoot на 12.9 ± 16,9 балла для контроля по сравнению с 51,6 ± 10,1 и 53,3 ± 9,4 для 0,5 см и 1,25 см мДГАКМ, соответственно, оба p <0,001). Размеры выборки и последующее наблюдение за этими исследованиями ограничены, и результаты следует интерпретировать с осторожностью. Однако ни в одном из исследований не было замечено никаких неблагоприятных исходов, и они представляют ранние доказательства того, что продукты, полученные из околоплодных вод, могут быть полезными при лечении этого сложного состояния.

Заключение

Амниотические продукты были хорошо изучены для различных условий на животных моделях, и многие из этих исследований продемонстрировали превосходные лечебные и регенеративные эффекты.Учитывая различия в составе и содержании продуктов, полученных из околоплодных вод, очень важно понимать и сообщать об этих особенностях в исследованиях на животных и клинических испытаниях. Однако клинические испытания остаются крайне ограниченными как для лечения остеоартрита, так и для других ортопедических патологий. Дальнейшие исследования, включая крупные рандомизированные клинические испытания, необходимы для подтверждения предварительных результатов на животных моделях.

Соблюдение этических стандартов

Конфликт интересов

Хейли П. Хаддлстон, Мэтью Кон, Эрик Хауншильд и Стефани Э.Вонг заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Джек Фарр сообщает о поддержке исследований со стороны Active Implants, Arthrex, Inc., Episurf, Fidia Pharma, JRF Ortho, Moximed, Inc., Novartis, Inc., Organogenesis, Samumed, Vericel и ZimmerBiomet; оплачиваемый консультант Aesculap / B.Braun, Arthrex, Inc., Cartiheal, Cook Biotech, Inc., Exactech, Moximed, Inc., Organogenesis, Regentis, Samumed, Inc., Vericel и ZKR Orthopaedics, Inc.; роялти от Arthrex, Inc., Biopoly, LLC, Organogenesis, Springer и Thieme Medical Publishers, Inc.; акции / опционы на акции MedShape, Inc. и Ortho Regenerative Tech, Inc.; и назначения редакционной коллегии Американского журнала ортопедии и хрящей помимо представленных работ.

Адам Б. Янке сообщает о поддержке исследований со стороны компаний Arthrex, Inc., Organogenesis и Vericel; и оплачиваемый консультант JRF Ortho, Olympus, Patient IQ, Smith & Nephew и Sparta Biomedical.

Права человека и животных и информированное согласие

Все описанные исследования / эксперименты с участием людей или животных, выполненные авторами, были ранее опубликованы и соответствовали всем применимым этическим стандартам (включая Хельсинкскую декларацию и поправки к ней, стандарты институционального / национального исследовательского комитета, и международные / национальные / институциональные руководящие принципы).

Сноски

Эта статья является частью тематического сборника по стволовым клеткам в ортопедической хирургии

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​филиалах организаций.

Ссылки

Недавно опубликованные статьи, представляющие особый интерес, были отмечены как: • Важные • Важные

2. Малхотра К., Джайн А.К. Трансплантация амниотической мембраны человека: различные варианты ее использования в офтальмологии.Мировая трансплантация J. 2014; 4: 111–121. DOI: 10.5500 / wjt.v4.i2.111. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Капоросси Т., Де Анжелис Л., Пачини Б., Тартаро Р., Финоккио Л., Барка Ф. и др. Пробка из амниотической мембраны человека для лечения высокого миопического макулярного отверстия, связанного с отслоением сетчатки. Acta Ophthalmol. 2019. 10.1111 / aos.14174. [PubMed] 4. Шах А.П. Использование аллотрансплантатов амниотической мембраны в лечении нейропатических язв стопы. J Am Podiatr Med Assoc. 2014; 104: 198–202. DOI: 10.7547 / 0003-0538-104.2.198. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Свон Дж. Использование криоконсервированных частиц амниотической мембраны человека и ткани пуповины (AM / UC): исследование серии случаев для применения при заживлении хронических ран. Surg Technol Int. 2014; 25: 73–78. [PubMed] [Google Scholar] 6. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж. П., Янг Нью-Джерси, Джейкобс А.М., Зелен С.М. Использование асептически обработанного обезвоженного амниона и хорионной мембраны человека повышает вероятность и скорость заживления хронических язв диабетической стопы: проспективное рандомизированное многоцентровое клиническое исследование с участием 80 пациентов.Int Wound J. 2018; 15: 950–957. DOI: 10.1111 / iwj.12954. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж.П., Янг Нью-Джерси, Зелен CM. Асептически обработанная плацентарная мембрана улучшает заживление язв диабетической стопы. Пластиковый Reconstr Surg Glob Open. 2016; 4: e1095. DOI: 10.1097 / GOX.0000000000001095. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Султан А.А., Пьюцци Н.С., Мон-Массачусетс. Неоперационное применение матрикса плацентарной ткани при ортопедических спортивных травмах.Clin J Sport Med. 2018. 10.1097 / JSM.0000000000000684. [PubMed] 9. Hao Y, Ma DH, Hwang DG, Kim WS, Zhang F. Идентификация антиангиогенных и противовоспалительных белков в амниотической мембране человека. Роговица. 2000. 19: 348–352. DOI: 10.1097 / 00003226-200005000-00018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Koh JW, Shin YJ, Oh JY, Kim MK, Ko JH, Hwang JM, Wee WR, Lee JH. Экспрессия ТИМП в криоконсервированной и лиофилизированной амниотической мембране. Curr Eye Res. 2007. 32: 611–616. DOI: 10.1080 / 02713680701459441.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Беннетт Н.Т., Шульц Г.С. Факторы роста и заживление ран: биохимические свойства факторов роста и их рецепторов. Am J Surg. 1993; 165: 728–737. DOI: 10.1016 / s0002-9610 (05) 80797-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Дуа Х.С., Гомес Дж.А., Король А.Дж., Махараджан В.С. Амниотическая оболочка в офтальмологии. Surv Ophthalmol. 2004; 49: 51–77. DOI: 10.1016 / j.survophthal.2003.10.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Тополук Н., Хокинс Р., Токиш Дж., Меркури Дж.Амниотические мезенхимальные стромальные клетки демонстрируют преимущественную остеогенную и хондрогенную дифференцировку и повышенную продукцию матрикса по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками жировой ткани. Am J Sports Med. 2017; 45: 2637–2646. DOI: 10.1177 / 0363546517706138. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Вэй Дж. П., Навата М., Вакитани С., Каметани К., Ота М., Тода А. и др. Амниотические мезенхимальные клетки человека дифференцируются в хондроциты. Клонирование стволовых клеток. 2009; 11: 19–26. DOI: 10.1089 / кл.2008.0027. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15.Nogami M, Kimura T, Seki S, Matsui Y, Yoshida T, Koike-Soko C, Okabe M, Motomura H, Gejo R, Nikaido T. Бесклеточный каркас, покрытый внеклеточным матриксом человека, полученный из амниона, для восстановления хряща: в vitro и in vivo исследования. Tissue Eng Часть A. 2016; 22: 680–688. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2015.0285. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Zhang Z, Zeng L, Yang J, Guo L, Hou Q, Zhu F. Стволовые клетки, полученные из амниотических мембран, помогают восстанавливать костно-хрящевой дефект в несущей зоне у кроликов. Exp Ther Med. 2017; 14: 187–192.DOI: 10.3892 / etm.2017.4497. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Лю П.Ф., Го Л., Чжао Д.В., Чжан З.Дж., Кан К., Чжу Р.П., Юань XL. Изучение бесклеточной амниотической мембраны человека, нагружающей мезенхимальные стволовые клетки костного мозга при восстановлении дефекта суставного хряща у кроликов. Genet Mol Res. 2014; 13: 7992–8001. DOI: 10.4238 / 2014. 29 декабря 2014 г. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Тан К., Ву Дж, Сюн З, Джи И, Сунь Т., Го Х. Бесклеточная амниотическая мембрана человека: потенциальный остеоиндуктивный биоматериал для регенерации костей.J Biomater Appl. 2018; 32: 754–764. DOI: 10.1177 / 0885328217739753. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Андерсон Дж. Дж., Суэйзи З. Использование амниотического аллотрансплантата человека при рассекающем остеохондрите купола таранной кости: сравнение с аллотрансплантатами и без аллотрансплантатов в лодыжках, подвергшихся артроскопическому лечению. Surg Sci. 2015; 6: 412–417. DOI: 10.4236 / SS.2015.69059. [CrossRef] [Google Scholar] 20. Gerwin N, Hops C, Lucke A. Внутрисуставная доставка лекарств при остеоартрите. Adv Drug Deliv Rev. 2006; 58: 226–242. DOI: 10.1016 / j.адрес.2006.01.018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Беренбаум Ф. Остеоартроз как воспалительное заболевание (остеоартроз не остеоартроз!) Остеоартроз. Хрящ. 2013; 21: 16–21. DOI: 10.1016 / j.joca.2012.11.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Уордл Ф. Вовлечение подростков в игру. Ребенок сегодня. 1988; 17: 14–15. [PubMed] [Google Scholar] 23. Kueckelhaus M, Philip J, Kamel RA, Canseco JA, Hackl F, Kiwanuka E, et al. Длительное высвобождение раствора клеточных цитокинов, полученных из амниона, способствует заживлению ахиллова сухожилия у крыс.Эпластика. 2014; 14: e29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Lange-Consiglio A, Rossi D, Tassan S, Perego R, Cremonesi F, Parolini O. Кондиционированная среда из мультипотентных клеток-предшественников, полученных из амниотической мембраны лошади: иммуномодулирующая активность in vitro и первое клиническое применение при повреждениях сухожилий и связок in vivo. Stem Cells Dev. 2013; 22: 3015–3024. DOI: 10.1089 / scd.2013.0214. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Виллетт Нью-Джерси, Тот Т., Лин А.С., Моран С., Раджи И., Шридаран С., Стивенс Х.Й., Гулдберг РЭ.Внутрисуставная инъекция микронизированной дегидратированной мембраны амниона / хориона человека ослабляет развитие остеоартрита. Arthritis Res Ther. 2014; 16: R47. DOI: 10.1186 / ar4476. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Рейнс А.Л., Ши М.С., Чуа Л., Су К.В., Ценг С.К., О’Коннелл Дж. Эффективность твердых частиц амниотической мембраны и тканей пуповины в ослаблении разрушения хряща на модели остеоартрита. Tissue Eng Часть A. 2017; 23: 12–19. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2016.0088. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27.Марино-Мартинес И.А., Мартинес-Кастро АГ, Пенья-Мартинес В.М., Акоста-Оливо, Калифорния, Вилчес-Кавасос Ф., Гусман-Лопес А. и др. Внутрисуставная инъекция амниотической мембраны человека предотвращает повреждение хряща на модели остеоартрита. Exp Ther Med. 2019; 17: 11–16. DOI: 10.3892 / etm.2018.6924. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Вайнс Дж., Алипрантис А.О., Гомолл А.Х., Фарр Дж. Криоконсервированная амниотическая суспензия для лечения остеоартрита коленного сустава. J Knee Surg. 2015; 29: 443–450. DOI: 10.1055 / с-0035-1569481.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

29. •• Фарр Дж., Гомолл А.Х., Янке А.Б., Штраус Э.Дж., Моури К.С., Исследовательская группа ASA. Рандомизированное контролируемое простое слепое исследование, демонстрирующее превосходство инъекции аллотрансплантата амниотической суспензии над контролем гиалуроновой кислоты и физиологического раствора для модификации симптомов остеоартрита коленного сустава. J хирургия коленного сустава. 2019. 10.1055 / s-0039-1696672 В этом одинарном слепом рандомизированном контрольном исследовании изучалось влияние инъекций амниотической суспензии у пациентов с остеоартритом коленного сустава и было обнаружено, что пациенты, которые прошли это лечение, значительно улучшили результаты лечения и боль по сравнению с теми, кто перенесла инъекцию физиологического раствора или гиалуроновой кислоты.

30. МакКуиллинг Дж. П., Сандерс М., Польша Л., Сандерс М., Басадонна Дж., Уолдроп, Н. Э., Моури, К. К.. Обезвоженный амнион / хорион улучшает восстановление ахиллова сухожилия у животных с диабетом. Раны. 2019; 31: 19–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Демиркан Ф., Колакоглу Н., Херек О., Эркула Г. Использование амниотической мембраны при восстановлении сухожилий сгибателей: экспериментальная модель. Arch Orthop Trauma Surg. 2002; 122: 396–399. DOI: 10.1007 / s00402-002-0418-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Özgenel GY.Влияние комбинации гиалуроновой и амниотической мембран на формирование перитендиновых спаек после операции на сухожилиях сгибателей у кур. J Bone Joint Surg Br. 2004. 86: 301–307. DOI: 10.1302 / 0301-620x.86b2.14435. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Lange-Consiglio A, Tassan S, Corradetti B, Meucci A, Perego R, Bizzaro D, Cremonesi F. Изучение эффективности полученных из амниона по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками костного мозга при повреждениях сухожилий и связок лошадей. Цитотерапия.2013; 15: 1011–1020. DOI: 10.1016 / j.jcyt.2013.03.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Лю Ц., Бай Дж., Ю К., Лю Дж., Тиан С., Тян Д. Биологический амнион предотвращает адгезию сухожилий сгибателей в зоне II: контролируемое многоцентровое клиническое исследование. Biomed Res Int. 2019; 2354325. 10.1155 / 2019/2354325. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 36. Hanselman AE, Tidwell JE, Santrock RD. Инъекция криоконсервированной амниотической мембраны человека при подошвенном фасциите. Foot Ankle Int. 2015; 36: 151–158. DOI: 10.1177 / 1071100714552824. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37.Зелен С.М., Пока А., Эндрюс Дж. Проспективное, рандомизированное, слепое, сравнительное исследование инъекционного микронизированного дегидратированного аллотрансплантата амниотической / хорионической мембраны для подошвенного фасциита — технико-экономическое обоснование. Foot Ankle Int. 2013; 34: 1332–1339. DOI: 10.1177 / 1071100713502179. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

клинических и фундаментальных научных данных

Curr Rev Musculoskelet Med. 2020 Apr; 13 (2): 148–154.

, 1 , 1 , 1 , 1 , 2 и 1

Хейли П.Huddleston

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Мэтью Р. Кон

1 Отделение ортопедической хирургии , Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раша, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Eric D. Haunschild

1 Отделение ортопедической хирургии, Отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш , 1611 Вт.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

Stephanie E. Wong

1 Отделение ортопедической хирургии, отделение спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 США

Джек Фарр

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, IN США

Адам Б. Янке

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W.Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

1 Отделение ортопедической хирургии, Отдел спортивной медицины, Медицинский центр Университета Раш, 1611 W. Harrison St, Suite 300, Chicago, IL 60612 USA

2 Центр сохранения коленного сустава и восстановления хряща, ОртоИнди, Индианаполис, США

Автор для корреспонденции Авторские права © Springer Science + Business Media, LLC, часть Springer Nature 2020 Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель обзора

Ортобиологические препараты, включая амниотические препараты, в последнее десятилетие вызывают повышенный интерес для лечения различных ортопедических состояний, включая остеоартрит. Однако использование биопрепаратов разнообразно и в настоящее время доступно при минимальном надзоре или регулировании. В этом обзоре будет оцениваться текущее состояние исследований, в которых используются амниотические продукты как in vitro, так и in vivo.

Недавние результаты

Производные амниотической ткани показали положительный эффект на животных моделях при различных состояниях.Клинические испытания ограничены с неоднозначными результатами, однако некоторые недавние исследования предлагают обоснование для продолжения исследований.

Резюме

Хотя амниотические продукты кажутся многообещающими в многочисленных исследованиях на животных, клинические испытания на людях все еще отсутствуют. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, играют ли амниотические продукты роль в лечении остеоартрита и других ортопедических патологий.

Ключевые слова: Хрящ, Остеоартрит, Аллотрансплантат амниотической суспензии, Амниотическая мембрана, Амниотическая жидкость

Введение

Использование биопрепаратов для внутрисуставных инъекций в последнее десятилетие набирает обороты в качестве возможного дополнительного лечения множества ортопедические условия.Разнообразные биологические продукты были разработаны с целью изменения цитокинов и клеточной среды сустава. Продукты, полученные из околоплодных вод, включая амниотические мембраны и продукты из околоплодных вод, являются одним из подтипов ортобиологических препаратов, которые исследуются как потенциальный вариант лечения путем усиления воспаления суставов и заживления. Амниотические оболочки (AM) первоначально использовались для лечения кожных заболеваний, таких как ожоги, язвы и раны. Их использование было впервые описано в 1909 году, когда Davis et al.[1] сообщили об использовании AM в качестве биологической повязки при дефектах кожи. Использование AM эволюционировало с течением времени и включает в себя множество применений для сложной регенерации тканей. AM использовался для лечения различных офтальмологических состояний, таких как поражения поверхности роговицы, отслоения сетчатки, а также как средство для регенерации лимбальных стволовых клеток [2, 3]. Пластические хирурги и специалисты по ранам используют AM для лечения острых и хронических ран, в то время как хирурги стопы и голеностопного сустава отметили ускоренное заживление язв диабетической стопы и других медленно заживающих ран при использовании AM [4–7].

Исследования продуктов амниотического происхождения для регенерации тканей в ортопедии расширились в последние годы, в том числе для лечения подошвенного фасциита, заживления связок и сухожилий, патологии позвоночника, восстановления хрящей и остеоартрита. По состоянию на 2018 год было восемь коммерчески доступных продуктов амниотической мембраны, которые были изучены для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата (таблица) [8]. В этой главе мы исследуем роль амниотических продуктов в ортопедии, исходя из функции амниотической мембраны in vivo, посредством текущих клинических исследований с использованием этого ортобиологического лечения.

Таблица 1

Доступные в настоящее время продукты с амниотической мембраной

alotic 9018 9018 alotic 9018 ioactive амниотическая суспензия аллотрансплантата
Продукт Производитель Подробные сведения
Clarix FLO Amniox Medical Mijia Пуповина Пуповина Пуповина Пуповина Дегидратированная мембрана амниона / хориона человека (dHACM)
PX50 Регенеративные технологии человека Частицы мембраны амниона и продукты, которые являются криоконсервированными
PalinGen Flow18 / SportFlow
Allogen ViVex Матричный аллотрансплантат, полученный из околоплодных вод
FloGraft Applied Biologics Аллотрансплантаты амниотической ткани
CryopCel
Affinity Organogensis Свежая амниотическая мембрана

Анатомия и функции

Плацента состоит из множества элементов как плода, так и матери.Элементы плода включают амнион, хорион, околоплодные воды и пуповину; клетки этого происхождения были исследованы на предмет их потенциального использования в регенеративной медицине.

Пуповина начинает формироваться через 4 недели и является основным каналом, по которому кровь плода получает кислород и выводит побочные продукты через материнский кровоток. Амнион и хорион вместе образуют плаценту, которая покрывает околоплодные воды и плод. Хорион формируется из цитотрофобластов и синциотрофобластов.В течение второй недели развития плода, когда бластоциста начинает имплантироваться в эндометрий матери, внешние слои бластоцисты образуют цитотрофобласт (внутренний слой) и синциотрофобласты (внешний слой). Ворсинки хориона, которые являются основным местом газообмена внутри матки, образованы цитотрофобластами, которые входят в слой синциотрофобластов и образуют ветвистые структуры, а затем цитотрофобласты и, в конечном итоге, мезенхимальная ткань вторгаются и остаются во внутренней части.

Амнион представляет собой тонкую внутреннюю поверхность плодной оболочки, приблизительно 0,02–0,05 мм толщиной, вступает в прямой контакт с околоплодными водами [2]. Он бессосудистый, аневральный и лимфатический, и получает питательные вещества путем диффузии. Он состоит из трех гистологических слоев, образованных из слоя трофобласта — эпителиального слоя, толстой базальной мембраны и бессосудистой мезенхимальной ткани — и состоит из двух типов клеток: амниотических эпителиальных клеток (АЭК) и амниотических мононуклеарных мезенхимальных клеток (рис.). Бессосудистый слой прилегает к хорионическому слою и может быть далее подразделен на три компонента: компактный слой, средний слой фибробластов и губчатый слой. Слой фибробластов содержит коллаген типа I, типа III, типа V и типа VI, что увеличивает механическую силу, которую этот слой может выдержать. Самый внешний губчатый слой назван так из-за его характерного губчатого вида на гистологии и из-за высокой концентрации протеогликанов и гликопротеинов. Средний слой амниотической мембраны — это базальная мембрана, которая служит барьером для камеры околоплодных вод.Его большая толщина и высокая концентрация коллагена типа IV, V и VII вместе с фибронектином и ламинином позволяют ему выполнять эту функцию. Внутренний аспект — это эпителиальный слой, который состоит из одноклеточного слоя кубовидных клеток с микроворсинками. Эти клетки участвуют в транспорте клеток и метаболически активны.

Структура амниотической мембраны

Функции амниотической мембраны включают обеспечение прочной мембраны для физической защиты плода, регулирование pH амниотической жидкости и секретирование различных клеточных сигнальных и биоактивных молекул.Функции этих молекул варьируются от противомикробного до противовоспалительного действия. Эти молекулы включают основной фактор роста фибробластов (bFGF), эпидермальный фактор роста (EGF), гиалуроновую кислоту (HA), интерлейкины (IL-1 и IL-10), бета-дефенсины, трансформирующий фактор роста B (TGF-beta), элафин. , человеческий лейкоцитарный антиген-G (HLA-G), матриксные металлопротеиназы (MMP), тканевые ингибиторы металлопротеиназ (TIMP) и тромбоцитарный фактор роста (PDGF) [9, 10]. Кроме того, амниотические ткани содержат противовоспалительные факторы, такие как антагонисты рецепторов IL-1 и IL-10, и регуляторы катаболических ферментов, такие как TIMP 1, 2, 3 и 4.Кроме того, было показано, что AM является мощным подавляющим регулятором передачи сигналов трансформирующего фактора роста бета (TGF-ß), который стимулирует рекрутирование фибробластов и макрофагов и стимулирует выработку коллагена [11].

Сбор и хранение

Амниотическая мембрана получена от доноров, перенесших неосложненное плановое кесарево сечение, поскольку это асептическая процедура по сравнению с вагинальными родами. После сбора амниотическая оболочка хранится в асептических условиях.Затем его промывают антибиотиками и противогрибковыми средствами. Его разделяют и затем хранят в виде криоконсервированной амниотической мембраны человека (CHAM) или в виде сухой амниотической мембраны человека (DHAM) [2]. Различия в приготовлении позволяют хранить DHAM при комнатной температуре, тогда как CHAM следует хранить при -80 ° C. Оба эти метода показали свою применимость в исследованиях, посвященных использованию амниотической мембраны в офтальмологических процедурах [12]. Кроме того, есть доступный продукт, который не подвергается обезвоживанию или замораживанию (хранится при температуре от 1 до 10 ° C), теоретически обеспечивающий те же преимущества, что и AM in vivo.

In vitro Investigations

AM был изучен как биологический каркас и как источник амниотических мезенхимальных стволовых клеток для регенерации хряща в ряде фундаментальных научных исследований и на моделях на животных [13 •]. В недавнем исследовании сравнивалась способность амниотических и жировых мезенхимальных стромальных клеток подвергаться хондрогенной и остеогенной дифференцировке в клеточных культурах и продуцировать хрящевой или минерализованный матрикс. Тополюк и др. [13 •] показали, что амнион человека содержит амниотические эпителиальные клетки и амниотические мезенхимальные стромальные клетки, которые приводят к большей экспрессии гена коллагена типа II и большему производству хрящевого внеклеточного матрикса, чем жировые мезенхимальные стромальные клетки.

Исследования хрящей и костей

Применение AM в инъекционной форме было протестировано в доклинических испытаниях на нескольких различных моделях животных. В предварительных исследованиях этот новый вид лечения показал многообещающие возможности для заживления связанных со спортом травм сухожилий, связок, мягких тканей, костей и хрящей. Wei et al. [14] обнаружили, что амниотические мезенхимные клетки человека с коллагеновым каркасом, помещенные в дефекты суставного хряща крысы, претерпевали морфологические изменения и приводили к отложению коллагена типа II после индукции хондрогенеза с помощью BMP-2.В другой модели на крысах Nogami et al. [15] изучали использование нового каркаса на основе внеклеточного матрикса (ЕСМ), полученного из амниотических мезенхимальных клеток, покрытого сополимерно-гликолевой кислотой (PLGA), для облегчения восстановления хряща. Каркасы ECM-PLGA помещали в костно-хрящевые дефекты в трохлеарной борозде коленей крысы и исследовали гистологически. Авторы обнаружили, что пациенты, получавшие этот каркас, продемонстрировали повышенную экспрессию мРНК коллагена II типа и индуцировали постепенную регенерацию тканей, что привело к лучшему восстановлению гиалинового хряща по сравнению с контролем.

На кроличьей модели дефектов медиального сустава бедра исследователи обнаружили, что применение бесклеточной амниотической мембраны человека для устранения дефектов значительно улучшило гистологическую градацию по сравнению с контролем, которая включала измерения хряща, целостности поверхности и анализ типов клеток [16 •] . В другом исследовании на модели кролика авторы использовали бесклеточный AM человека для нагрузки мезенхимальных стволовых клеток костного мозга (BM-MSC) на очаговые дефекты суставного хряща мыщелка бедренной кости диаметром 4 мм [17].Эту группу сравнивали с дефектами суставного хряща, обработанными только AM, и контрольной группой. Через 8 и 12 недель после операции гистологическое исследование кроликов, получавших BM-MSC + AM, содержало плотные хрящеподобные клетки, которые имели положительную окраску на коллаген типа II, которые не присутствовали в контроле или у кроликов, получавших только AM. Это предполагает необходимость дальнейших исследований по объединению различных ортобиологических препаратов для получения максимальной клинической пользы.

Недавно Tang et al. [18] исследовали влияние бесклеточной амниотической мембраны человека на костную регенерацию дефектов бедренной кости с использованием модели крыс Sprague-Dawley.Человеческие амниотические оболочки собирали и обрабатывали во время родов. Затем их вводили в стромальные клетки костного мозга (BMSC), с последующим анализом, демонстрирующим значительную пролиферацию и остеогенную дифференцировку BMSC. Были созданы двусторонние дефекты бедренной кости, при этом один дефект был покрыт амниотической оболочкой, а другой оставался открытым. Образцы собирали через 15 и 30 дней для гистологического анализа и ПЦР. Они обнаружили, что дефекты увеличения амниотической мембраны значительно улучшили регенерацию кости с ассоциированной активацией экспрессии гена CXC Chemokine Receptor 4 (CXCR-4), моноцитарного хемоаттрактантного белка-1 (MCP-1) и катепсина K (CatK), все это индуцировало рекрутирование клеток и ремоделирование костей.

Отсутствуют клинические испытания, изучающие влияние продуктов амниотического происхождения на пациентов с дефектами суставного хряща. В единственном идентифицированном исследовании на людях Андерсон и Суэйзи изучали использование амниотического аллотрансплантата человека во время артроскопии голеностопного сустава и микропереломов у пациентов с рассекающим остеохондритом таранной кости размером менее 2 см 2 [19]. В исследование был включен 101 пациент, 54 из которых перенесли аугментацию суспензионным аллотрансплантатом AM на основании предпочтений хирурга; пациенты не были скрыты от своего лечения.Они обнаружили, что по сравнению с контрольной группой у тех, кто лечился AM, наблюдалось большее улучшение показателей боли по ВАШ через 24 месяца по сравнению с контрольной группой. Кроме того, оценки Американского колледжа хирургов стопы и голеностопного сустава (ACFAS) были выше в группе трансплантатов через 3 месяца ( p <0,001), 12 месяцев ( p <0,001) и 24 месяца ( p < 0,001) послеоперационный.

Исследования остеоартрита

Остеоартрит (ОА) возникает в результате постепенной механической дегенерации суставного хряща и является основной причиной хронической инвалидности в США [20–22].Повышенные концентрации некоторых цитокинов синовиальной жидкости и их проводящих путей, включая IL-1α, IL-1β, IL-18, TNF-α и комплемент, были связаны с ухудшением тяжести ОА [23, 24]. Эти цитокины и простагландины играют важную роль, поскольку они увеличивают продукцию матриксных металлопротеиназ хондроцитами, которые способствуют процессу ремоделирования и способствуют деградации хряща. По мере того, как наше понимание патофизиологии ОА расширяется, растет интерес к терапевтическому использованию AM из-за его клеточных свойств.AM содержит множество противовоспалительных и антифибротических соединений, таких как антагонист рецептора интерлейкина 1 (IL-1RA) и IL-10, которые могут препятствовать прогрессированию и подавлять образование воспаления, ослабляя дегенерацию суставного хряща. Кроме того, AM способствует экспрессии ТИМП, ингибитора матриксной металлопротеиназы [11]. Матричные металлопротеазы представляют собой подтип эндопротеаз, которые разрушают различные субстраты, такие как протеогликаны и коллагены. Ингибирование этого пути с помощью ТИМП может предотвратить деградацию хряща.Благодаря всем этим свойствам AM может стать вариантом лечения остеоартрита.

Willett и его коллеги исследовали использование инъекционной формы обезвоженной амниотической / хорионической мембраны человека (dHACM) для лечения ОА у крыс [25]. Композицию получают путем девитализации и обезвоживания донорской плацентарной ткани, которая сохраняет эпителиальный и хорионный слои, а также тромбоцитарный фактор роста, фактор роста фибробластов, TGF-β и TIMP. Крысам выполняли рассечение медиального мениска для индукции ОА и после операции вводили dHACM или физиологический раствор.На 21 день не было различий в уровнях синовиальных цитокинов, и большинство исследованных цитокинов были ниже предела обнаружения. Однако равновесное разделение ионного контрастного вещества микро-КТ (EPIC-μCT), подтвержденного метода оценки дегенерации хряща, продемонстрировало, что пациенты, получавшие dHACM, показали более низкое ослабление хряща, что указывает на более высокое содержание протеогликана на медиальном плато большеберцовой кости по сравнению с контрольной группой. . В контроле также наблюдалось статистически значимое увеличение количества эрозий хряща (в среднем 2.8 ± 0,2) и высыпаний (2,4 ± 0,4) по сравнению с опытной группой (1,2 ± 0,37 эрозии, без высыпаний). Авторы пришли к выводу, что внутрисуставная инъекция dHACM может иметь терапевтический эффект на развитие ОА.

В другом исследовании на крысах с ОА, индуцированным через рассечение медиального мениска, авторы оценили, может ли внутрисуставная инъекция частиц амниотической мембраны и матрикса пуповины (AM / UC) замедлить прогрессирование ОА [26]. Через две недели после менискэктомии крысы получали инъекцию 50 мкг / мкл AM / UC, инъекцию 100 мкг / мкл AM / UC или инъекцию физиологического раствора.EPIC-μCT через 1 неделю показал общее ослабление разрушения хряща и увеличение объема и толщины хряща в обеих группах, получавших AM / UC, по сравнению с группой, получавшей физиологический раствор. Эта разница сохранялась только для группы с более высокими дозами AM / UC через 4 недели. Кроме того, гистологический анализ с использованием гистологических оценок Международного общества исследования остеоартрита (OARSI) продемонстрировал аналогичные результаты. Баллы OARSI через 1 неделю показали значительно меньшую дегенерацию хряща, кальцинированный хрящ и повреждение субхондральной кости для обеих введенных доз AM / UC по сравнению с контролем, тогда как только группа, получавшая более высокую дозу, показала значительные различия через 4 недели.

В недавнем исследовании на кроликах изучалось использование внутрисуставных инъекций липофилизированного AM для лечения ОА [27 •]. ОА был индуцирован инъекцией коллагеназы, и после того, как ОА был установлен, субъектам вводили состав AM в одно колено и физиологический раствор в противоположное колено. Значительные различия были отмечены через 3 и 6 недель, поскольку у тех, кому вводили липофилизированный AM, наблюдались кластеры клеток без нарушения целостности суставного хряща, в то время как в контрольных коленях наблюдались более выраженные фибрилляции, эрозии, трещины и меньшее окрашивание матрикса на основе подтвержденных оценок для морфологического и гистологического анализа. .Неопубликованные данные лечения аллотрансплантатом амниотической суспензии (ASA) на модели ОА у крыс (лечение йодацетатом натрия [MIA]) показали, что лечение ASA в течение 7 дней привело к улучшению болевых порогов и уменьшению отека и отвращения к весу по сравнению с физиологическим раствором и триамцинолон для инъекций. Кроме того, у группы, получавшей инъекцию ASA, были повышенные уровни IL-10 по сравнению с контрольной группой.

Опубликованы только два исследования на людях по использованию амниотических мембран для лечения остеоартрита.Они были выполнены с использованием криогенно-консервированного аллотрансплантата человеческой амниотической суспензии, содержащего человеческую амниотическую мембрану и клетки, полученные из амниотической жидкости человека [28]. Первое открытое проспективное пилотное исследование осуществимости было выполнено на шести пациентах с ОА коленного сустава 3 и 4 степени по Келлгрену-Лоуренсу с периодом наблюдения в течение 1 года. Авторы отметили отсутствие реакций в месте инъекции и никаких значительных изменений лейкоцитов в сыворотке, гематокрита, тромбоцитов, скорости оседания эритроцитов или С-реактивного белка.Через 1 год наблюдения наблюдалось среднее увеличение показателей исходов, о которых сообщали пациенты, включая оценку исходов травм коленного сустава и остеоартрита (KOOS) (с 43,4 до 70,2), шкалу Международного комитета по документации коленного сустава (IKDC) (с 41,7 до 63,4), и единая оценка числовой оценки (SANE) балл (от 51,3 до 85,8). Однако статистический анализ не проводился из-за ограниченного размера выборки, группы сравнения не было, а период наблюдения был ограничен 1 годом. Следовательно, из этих показателей результатов нельзя сделать никаких значимых выводов.

Второе исследование на людях было рандомизированным контрольным исследованием с 200 пациентами с остеоартритом 2–3 степени по KL, которые были рандомизированы на солевой раствор ( n = 68), гиалуроновую кислоту (HA ( n = 64)) или ASA. ) ( n = 68) инъекций. Показатели исхода, включая результаты, сообщаемые пациентами, и неприемлемые уровни боли оценивались через 3 и 6 месяцев после инъекции. Что касается показателей результатов, сообщаемых пациентами, у тех, кто получил инъекцию ASA, были значительно большие отклонения по шкале ВАШ, подшкале боли KOOS и подшкале повседневной жизни по шкале KOOS по сравнению с HA через 3 месяца и HA и физиологическим раствором через 6 месяцев.Кроме того, через 3 месяца у тех, кто получил инъекцию ASA, уровень неприемлемой боли был ниже (13,2%) по сравнению с HA (68,8%) и физиологическим раствором (75%). Это рандомизированное контрольное исследование предполагает, что ASA может быть полезным при безоперационном лечении остеоартрита. В будущем необходимы дополнительные рандомизированные исследования для дальнейшего понимания клинического использования амниотической ткани при ОА [29 ••].

Исследования травм сухожилий и тендинопатии

В нескольких исследованиях изучалось использование амниотических мембран в качестве вспомогательного средства при восстановлении сухожилий.В модели восстановления ахиллова сухожилия на крысах увеличение восстановления с помощью DHAM показало 0% повторного разрыва через 28 дней по сравнению с 20% в контроле. Те, к которым добавлялся DHAM, показали повышенную миграцию клеток к участкам восстановления и улучшенную организацию волокон сухожилий [30]. Demirkan et al. [31] сравнивали адгезию сухожилий на модели курицы, имитирующей повреждение сухожилия сгибателя зоны II. Восстановление после этих травм часто осложняется перитендинными спайками, которые приводят к ограниченному скольжению сухожилий и ограниченному диапазону движений.Они обнаружили, что нанесение амниотической мембраны на участки восстановления предотвращает адгезию сухожилий к окружающим тканям через 12 недель по сравнению с удалением и восстановлением только оболочки. Точно так же AM уменьшала тяжесть образования перитэндонической адгезии макроскопически и гистологически и приводила к большему активному и пассивному диапазону движений в аналогичной модели цыпленка [32]. Эти различия были более выражены при добавлении гиалуроновой кислоты для защиты от разрушения AM.

Используя модель крыс Sprague-Dawley, Kueckelhaus et al.[23] исследовали эффективность раствора клеточных цитокинов амниона (ACCS), полученного из мультипотентных клеток-предшественников амниона плаценты в геле карбоксиметилцеллюлозы (КМЦ) при заживлении разрывов ахиллова сухожилия. Сухожилия были разорваны и восстановлены в контрольной группе с использованием только шва Кесслера или в экспериментальной группе с ACCS при восстановлении швов Кесслера с усилением CMC. Механический и иммуногистохимический анализ проводился на сухожилиях, взятых через 1, 2, 4, 6 и 8 недель после операции.Они обнаружили, что в первые 2 и 4 недели усиленный ремонт имел более высокий предел прочности на разрыв, предел прочности на разрыв и предел текучести, что свидетельствует о положительном влиянии ACCS на раннее заживление. Однако через 8 недель после ремонта в контрольных группах значительно улучшилась прочность на растяжение и нагрузка до отказа по сравнению с группой, получавшей ACCS, что ставит под сомнение долгосрочные преимущества ACCS в увеличении CMC.

В 2013 году Lange-Consiglio et al. [24, 33] использовали модель лошади в двух испытаниях для оценки эффективности увеличения мезенхимальных стволовых клеток (AMSC), полученных из амниотической мембраны лошади, при повреждениях сухожилий и связок лошади.В первом испытании сравнивали эффективность инъекций AMSC под контролем УЗИ с BM-MSC во время травмы и наблюдали за лошадьми клинически в течение 2 лет. Они обнаружили, что по сравнению с BM-MSC травмы, обработанные AMSC, имели значительно меньшую частоту повторных травм (4% против 23%) и более быстрое возвращение к активности через 4–5 месяцев против 4–12 месяцев). В последующем исследовании они снова выявили улучшение показателей повторных травм и возвращение к активности без побочных эффектов, что свидетельствует об эффективности AMSC при лечении повреждений сухожилий и связок.

В пилотном исследовании десяти пациентов с различными травмами нижних конечностей (включая тендинит задней большеберцовой кости, тендинит малоберцовой кости, тендинит передней большеберцовой кости, травмы разгибателей стопы и подошвенной мускулатуры, а также тендинит ахиллова сухожилия) Lullove et al. [34] протестировали имеющийся в продаже аллотрансплантат текучего тканевого матрикса, полученный из соединительной ткани плаценты человека (PX50, Human Regenerative Technologies), на серии случаев из 10 пациентов. Примечательно, что это расследование не включало подробного описания состава продукта.Результаты продемонстрировали преимущество PX50: восемь из десяти участников сообщили об отсутствии боли по визуальной аналоговой шкале через 4 недели после инъекции, а все пациенты сообщили об отсутствии боли через 5 недель. Эти результаты ограничены небольшим количеством пациентов от одного врача, неоднородностью патологии и отсутствием контрольной группы, проходящей стандартное лечение для сравнения.

Также изучалось влияние продуктов, полученных из околоплодных вод, на другие сухожилия. Недавнее контролируемое многоцентровое исследование исходов сухожилий сгибателей зоны II у людей было проведено с использованием амниотической мембраны в качестве биологического барьера для охвата сухожилий сгибателей после первичной репарации [35].Результаты показали значительное увеличение проксимального межфалангового (PIP) и дистального межфалангового (DIP) диапазона движений и повышение показателей функциональных баллов «от отличного до хорошего» в группе AM по сравнению с контролем ( p <0,01) со средним значением 140,8 ° по сравнению с 123 ° и 84% против 43% на основе классификации Стрикленда и Глоговаца. Также были более высокие показатели общих осложнений в контрольной группе ( p = 0,007), которые включали повторный разрыв, эритему, зуд и экссудат, что привело авторов к выводу, что AM является безопасным и эффективным рассасывающимся материалом, который снижает образование адгезии.

Исследования подошвенного фасциита

Есть несколько клинических испытаний, изучающих влияние продуктов амниотического происхождения на лечение подошвенного фасцита. Хансельман и его коллеги провели рандомизированное контролируемое двойное слепое пилотное исследование по сравнению криоконсервированной амниотической мембраны человека (c-hAM) с инъекцией кортикостероидов для лечения подошвенного фасциита [36]. Пациенты получали инъекцию в начале и предлагали повторную инъекцию того же препарата при их первом 6-недельном наблюдении.Двадцать три пациента находились под наблюдением в течение 18 недель, которое включало шкалу боли по ВАШ и опросник состояния здоровья стопы (FHSQ), проверенный инструмент, который оценивает боль и функцию стопы, физическую активность и общее состояние здоровья. Они не обнаружили значительных различий между группами у пациентов, получавших одну инъекцию, а у пациентов, получивших 2 инъекции, наблюдалось большее улучшение показателей боли в стопе по шкале FHSQ у пациентов, получавших c-hAM, по сравнению с контрольной группой (66,3 против 32,5, соответственно; p = 0.011). Однако группа кортикостероидов показала значительно лучшую посадку обуви ( p = 0,024) и общее состояние здоровья ( p = 0,013) через 6 недель и лучшее субъективное улучшение через 12 недель ( p = 0,041) по сравнению с c-hAM.

В другом проспективном рандомизированном клиническом исследовании 45 пациентов авторы сравнили инъекции физиологического раствора (контроль) с инъекциями 0,5 и 1,25 куб. См mDHACM при подошвенном фасциите [37]. Через 8 недель наблюдения по шкале Американского общества ортопедов стопы и голеностопного сустава (AOFAS) показатели задней части стопы увеличились для тех, кто получал mDHACM (среднее улучшение по шкале AOFAS Hindfoot на 12.9 ± 16,9 балла для контроля по сравнению с 51,6 ± 10,1 и 53,3 ± 9,4 для 0,5 см и 1,25 см мДГАКМ, соответственно, оба p <0,001). Размеры выборки и последующее наблюдение за этими исследованиями ограничены, и результаты следует интерпретировать с осторожностью. Однако ни в одном из исследований не было замечено никаких неблагоприятных исходов, и они представляют ранние доказательства того, что продукты, полученные из околоплодных вод, могут быть полезными при лечении этого сложного состояния.

Заключение

Амниотические продукты были хорошо изучены для различных условий на животных моделях, и многие из этих исследований продемонстрировали превосходные лечебные и регенеративные эффекты.Учитывая различия в составе и содержании продуктов, полученных из околоплодных вод, очень важно понимать и сообщать об этих особенностях в исследованиях на животных и клинических испытаниях. Однако клинические испытания остаются крайне ограниченными как для лечения остеоартрита, так и для других ортопедических патологий. Дальнейшие исследования, включая крупные рандомизированные клинические испытания, необходимы для подтверждения предварительных результатов на животных моделях.

Соблюдение этических стандартов

Конфликт интересов

Хейли П. Хаддлстон, Мэтью Кон, Эрик Хауншильд и Стефани Э.Вонг заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Джек Фарр сообщает о поддержке исследований со стороны Active Implants, Arthrex, Inc., Episurf, Fidia Pharma, JRF Ortho, Moximed, Inc., Novartis, Inc., Organogenesis, Samumed, Vericel и ZimmerBiomet; оплачиваемый консультант Aesculap / B.Braun, Arthrex, Inc., Cartiheal, Cook Biotech, Inc., Exactech, Moximed, Inc., Organogenesis, Regentis, Samumed, Inc., Vericel и ZKR Orthopaedics, Inc.; роялти от Arthrex, Inc., Biopoly, LLC, Organogenesis, Springer и Thieme Medical Publishers, Inc.; акции / опционы на акции MedShape, Inc. и Ortho Regenerative Tech, Inc.; и назначения редакционной коллегии Американского журнала ортопедии и хрящей помимо представленных работ.

Адам Б. Янке сообщает о поддержке исследований со стороны компаний Arthrex, Inc., Organogenesis и Vericel; и оплачиваемый консультант JRF Ortho, Olympus, Patient IQ, Smith & Nephew и Sparta Biomedical.

Права человека и животных и информированное согласие

Все описанные исследования / эксперименты с участием людей или животных, выполненные авторами, были ранее опубликованы и соответствовали всем применимым этическим стандартам (включая Хельсинкскую декларацию и поправки к ней, стандарты институционального / национального исследовательского комитета, и международные / национальные / институциональные руководящие принципы).

Сноски

Эта статья является частью тематического сборника по стволовым клеткам в ортопедической хирургии

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​филиалах организаций.

Ссылки

Недавно опубликованные статьи, представляющие особый интерес, были отмечены как: • Важные • Важные

2. Малхотра К., Джайн А.К. Трансплантация амниотической мембраны человека: различные варианты ее использования в офтальмологии.Мировая трансплантация J. 2014; 4: 111–121. DOI: 10.5500 / wjt.v4.i2.111. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Капоросси Т., Де Анжелис Л., Пачини Б., Тартаро Р., Финоккио Л., Барка Ф. и др. Пробка из амниотической мембраны человека для лечения высокого миопического макулярного отверстия, связанного с отслоением сетчатки. Acta Ophthalmol. 2019. 10.1111 / aos.14174. [PubMed] 4. Шах А.П. Использование аллотрансплантатов амниотической мембраны в лечении нейропатических язв стопы. J Am Podiatr Med Assoc. 2014; 104: 198–202. DOI: 10.7547 / 0003-0538-104.2.198. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Свон Дж. Использование криоконсервированных частиц амниотической мембраны человека и ткани пуповины (AM / UC): исследование серии случаев для применения при заживлении хронических ран. Surg Technol Int. 2014; 25: 73–78. [PubMed] [Google Scholar] 6. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж. П., Янг Нью-Джерси, Джейкобс А.М., Зелен С.М. Использование асептически обработанного обезвоженного амниона и хорионной мембраны человека повышает вероятность и скорость заживления хронических язв диабетической стопы: проспективное рандомизированное многоцентровое клиническое исследование с участием 80 пациентов.Int Wound J. 2018; 15: 950–957. DOI: 10.1111 / iwj.12954. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. ДиДоменико Л.А., Оргилл Д.П., Галиано Р.Д., Серена Т.Е., Картер М.Дж., Кауфман Дж.П., Янг Нью-Джерси, Зелен CM. Асептически обработанная плацентарная мембрана улучшает заживление язв диабетической стопы. Пластиковый Reconstr Surg Glob Open. 2016; 4: e1095. DOI: 10.1097 / GOX.0000000000001095. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Султан А.А., Пьюцци Н.С., Мон-Массачусетс. Неоперационное применение матрикса плацентарной ткани при ортопедических спортивных травмах.Clin J Sport Med. 2018. 10.1097 / JSM.0000000000000684. [PubMed] 9. Hao Y, Ma DH, Hwang DG, Kim WS, Zhang F. Идентификация антиангиогенных и противовоспалительных белков в амниотической мембране человека. Роговица. 2000. 19: 348–352. DOI: 10.1097 / 00003226-200005000-00018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Koh JW, Shin YJ, Oh JY, Kim MK, Ko JH, Hwang JM, Wee WR, Lee JH. Экспрессия ТИМП в криоконсервированной и лиофилизированной амниотической мембране. Curr Eye Res. 2007. 32: 611–616. DOI: 10.1080 / 02713680701459441.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Беннетт Н.Т., Шульц Г.С. Факторы роста и заживление ран: биохимические свойства факторов роста и их рецепторов. Am J Surg. 1993; 165: 728–737. DOI: 10.1016 / s0002-9610 (05) 80797-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Дуа Х.С., Гомес Дж.А., Король А.Дж., Махараджан В.С. Амниотическая оболочка в офтальмологии. Surv Ophthalmol. 2004; 49: 51–77. DOI: 10.1016 / j.survophthal.2003.10.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Тополук Н., Хокинс Р., Токиш Дж., Меркури Дж.Амниотические мезенхимальные стромальные клетки демонстрируют преимущественную остеогенную и хондрогенную дифференцировку и повышенную продукцию матрикса по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками жировой ткани. Am J Sports Med. 2017; 45: 2637–2646. DOI: 10.1177 / 0363546517706138. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Вэй Дж. П., Навата М., Вакитани С., Каметани К., Ота М., Тода А. и др. Амниотические мезенхимальные клетки человека дифференцируются в хондроциты. Клонирование стволовых клеток. 2009; 11: 19–26. DOI: 10.1089 / кл.2008.0027. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15.Nogami M, Kimura T, Seki S, Matsui Y, Yoshida T, Koike-Soko C, Okabe M, Motomura H, Gejo R, Nikaido T. Бесклеточный каркас, покрытый внеклеточным матриксом человека, полученный из амниона, для восстановления хряща: в vitro и in vivo исследования. Tissue Eng Часть A. 2016; 22: 680–688. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2015.0285. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Zhang Z, Zeng L, Yang J, Guo L, Hou Q, Zhu F. Стволовые клетки, полученные из амниотических мембран, помогают восстанавливать костно-хрящевой дефект в несущей зоне у кроликов. Exp Ther Med. 2017; 14: 187–192.DOI: 10.3892 / etm.2017.4497. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Лю П.Ф., Го Л., Чжао Д.В., Чжан З.Дж., Кан К., Чжу Р.П., Юань XL. Изучение бесклеточной амниотической мембраны человека, нагружающей мезенхимальные стволовые клетки костного мозга при восстановлении дефекта суставного хряща у кроликов. Genet Mol Res. 2014; 13: 7992–8001. DOI: 10.4238 / 2014. 29 декабря 2014 г. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Тан К., Ву Дж, Сюн З, Джи И, Сунь Т., Го Х. Бесклеточная амниотическая мембрана человека: потенциальный остеоиндуктивный биоматериал для регенерации костей.J Biomater Appl. 2018; 32: 754–764. DOI: 10.1177 / 0885328217739753. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Андерсон Дж. Дж., Суэйзи З. Использование амниотического аллотрансплантата человека при рассекающем остеохондрите купола таранной кости: сравнение с аллотрансплантатами и без аллотрансплантатов в лодыжках, подвергшихся артроскопическому лечению. Surg Sci. 2015; 6: 412–417. DOI: 10.4236 / SS.2015.69059. [CrossRef] [Google Scholar] 20. Gerwin N, Hops C, Lucke A. Внутрисуставная доставка лекарств при остеоартрите. Adv Drug Deliv Rev. 2006; 58: 226–242. DOI: 10.1016 / j.адрес.2006.01.018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Беренбаум Ф. Остеоартроз как воспалительное заболевание (остеоартроз не остеоартроз!) Остеоартроз. Хрящ. 2013; 21: 16–21. DOI: 10.1016 / j.joca.2012.11.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Уордл Ф. Вовлечение подростков в игру. Ребенок сегодня. 1988; 17: 14–15. [PubMed] [Google Scholar] 23. Kueckelhaus M, Philip J, Kamel RA, Canseco JA, Hackl F, Kiwanuka E, et al. Длительное высвобождение раствора клеточных цитокинов, полученных из амниона, способствует заживлению ахиллова сухожилия у крыс.Эпластика. 2014; 14: e29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Lange-Consiglio A, Rossi D, Tassan S, Perego R, Cremonesi F, Parolini O. Кондиционированная среда из мультипотентных клеток-предшественников, полученных из амниотической мембраны лошади: иммуномодулирующая активность in vitro и первое клиническое применение при повреждениях сухожилий и связок in vivo. Stem Cells Dev. 2013; 22: 3015–3024. DOI: 10.1089 / scd.2013.0214. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Виллетт Нью-Джерси, Тот Т., Лин А.С., Моран С., Раджи И., Шридаран С., Стивенс Х.Й., Гулдберг РЭ.Внутрисуставная инъекция микронизированной дегидратированной мембраны амниона / хориона человека ослабляет развитие остеоартрита. Arthritis Res Ther. 2014; 16: R47. DOI: 10.1186 / ar4476. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Рейнс А.Л., Ши М.С., Чуа Л., Су К.В., Ценг С.К., О’Коннелл Дж. Эффективность твердых частиц амниотической мембраны и тканей пуповины в ослаблении разрушения хряща на модели остеоартрита. Tissue Eng Часть A. 2017; 23: 12–19. DOI: 10.1089 / ten.TEA.2016.0088. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27.Марино-Мартинес И.А., Мартинес-Кастро АГ, Пенья-Мартинес В.М., Акоста-Оливо, Калифорния, Вилчес-Кавасос Ф., Гусман-Лопес А. и др. Внутрисуставная инъекция амниотической мембраны человека предотвращает повреждение хряща на модели остеоартрита. Exp Ther Med. 2019; 17: 11–16. DOI: 10.3892 / etm.2018.6924. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Вайнс Дж., Алипрантис А.О., Гомолл А.Х., Фарр Дж. Криоконсервированная амниотическая суспензия для лечения остеоартрита коленного сустава. J Knee Surg. 2015; 29: 443–450. DOI: 10.1055 / с-0035-1569481.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

29. •• Фарр Дж., Гомолл А.Х., Янке А.Б., Штраус Э.Дж., Моури К.С., Исследовательская группа ASA. Рандомизированное контролируемое простое слепое исследование, демонстрирующее превосходство инъекции аллотрансплантата амниотической суспензии над контролем гиалуроновой кислоты и физиологического раствора для модификации симптомов остеоартрита коленного сустава. J хирургия коленного сустава. 2019. 10.1055 / s-0039-1696672 В этом одинарном слепом рандомизированном контрольном исследовании изучалось влияние инъекций амниотической суспензии у пациентов с остеоартритом коленного сустава и было обнаружено, что пациенты, которые прошли это лечение, значительно улучшили результаты лечения и боль по сравнению с теми, кто перенесла инъекцию физиологического раствора или гиалуроновой кислоты.

30. МакКуиллинг Дж. П., Сандерс М., Польша Л., Сандерс М., Басадонна Дж., Уолдроп, Н. Э., Моури, К. К.. Обезвоженный амнион / хорион улучшает восстановление ахиллова сухожилия у животных с диабетом. Раны. 2019; 31: 19–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Демиркан Ф., Колакоглу Н., Херек О., Эркула Г. Использование амниотической мембраны при восстановлении сухожилий сгибателей: экспериментальная модель. Arch Orthop Trauma Surg. 2002; 122: 396–399. DOI: 10.1007 / s00402-002-0418-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Özgenel GY.Влияние комбинации гиалуроновой и амниотической мембран на формирование перитендиновых спаек после операции на сухожилиях сгибателей у кур. J Bone Joint Surg Br. 2004. 86: 301–307. DOI: 10.1302 / 0301-620x.86b2.14435. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Lange-Consiglio A, Tassan S, Corradetti B, Meucci A, Perego R, Bizzaro D, Cremonesi F. Изучение эффективности полученных из амниона по сравнению с мезенхимальными стромальными клетками костного мозга при повреждениях сухожилий и связок лошадей. Цитотерапия.2013; 15: 1011–1020. DOI: 10.1016 / j.jcyt.2013.03.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Лю Ц., Бай Дж., Ю К., Лю Дж., Тиан С., Тян Д. Биологический амнион предотвращает адгезию сухожилий сгибателей в зоне II: контролируемое многоцентровое клиническое исследование. Biomed Res Int. 2019; 2354325. 10.1155 / 2019/2354325. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 36. Hanselman AE, Tidwell JE, Santrock RD. Инъекция криоконсервированной амниотической мембраны человека при подошвенном фасциите. Foot Ankle Int. 2015; 36: 151–158. DOI: 10.1177 / 1071100714552824. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37.Зелен С.М., Пока А., Эндрюс Дж. Проспективное, рандомизированное, слепое, сравнительное исследование инъекционного микронизированного дегидратированного аллотрансплантата амниотической / хорионической мембраны для подошвенного фасциита — технико-экономическое обоснование. Foot Ankle Int. 2013; 34: 1332–1339. DOI: 10.1177 / 1071100713502179. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Аллотрансплантат амниотической суспензии модулирует воспаление в модели остеоартрита с болью у крыс

Аллотрансплантат амниотической суспензии модулирует воспаление в модели остеоартрита с болью у крыс — Russell Health

Присоединяйтесь к нашей программе лечения тканей человека.Присоединяйся сейчас

Авторизоваться Зарегистрироваться

Создайте свою учетную запись на портале заказа услуг Russell Health

Главная страница / Исследования / Аллотрансплантат амниотической суспензии модулирует воспаление в модели остеоартрита у крыс

Амниотическая суспензия аллотрансплантата модулирует воспаление в модели остеоартрита у крыс

Автор: Russell Health, Inc.

Organogenesis Inc., Бирмингем, Алабама. Киммерлинг, Келли и др. al

Хирургическое применение амниотической ткани в ортопедической хирургии

Продолжай читать

Трансплантация амниотической мембраны как дополнение к медикаментозной терапии острых ожогов глаз

Продолжай читать

Амниотическая мембрана: новый материал для регенерации и ремонта

Продолжай читать

Инновационное средство от выпадения волос с использованием околоплодных вод

Продолжай читать
Тканевая терапия человека

Бесклеточные тканевые аллотрансплантаты с минимальными манипуляциями используются для лечения широкого спектра заболеваний и, как было показано, помогают организму повысить его способность к самовосстановлению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *